Сергей Мороз. Ракетный автомобиль Blue Flame. США

12
0

Сергей Мороз. Ракетный автомобиль Blue Flame. США

Статья с канала Сергея Мороза на яндекс-дзене.

Авторское предисловие: Эту машину я впервые увидел на картинке еще в давние времена в разделе «Наш автомузей» журнала «Техника – Молодежи», и тогда она произвела на меня сильнейшее впечатление. Еще бы – она проехалась со скоростью тысяч километров в час! Тогда это был абсолютный мировой рекорд. С тех пор я хотя и не интересовался историей автомобилей плотно, но все же не упускал возможности почитать об этом то ли ракетном автомобиле, то ли автомобильной ракете для собственного удовольствия. И вот теперь удалось увидеть его в Музее техники в Зинсхайме в Германии. Красивый болид, на который стоит взглянуть!/

Называется эта знаменитая машина Blue Flame – «Голубое Пламя».

Американский рекордный скоростной ракетный автомобиль «Блу Флэйм» – коронное украшение коллекции Музея техники в Зинсхайме в Германии. Фото: С.Г. Мороз

Американский рекордный скоростной ракетный автомобиль «Блу Флэйм» – коронное украшение коллекции Музея техники в Зинсхайме в Германии. Фото: С.Г. Мороз

В прочитанных статьях разной степени компетентности я увидел два противоположных мнения. Первое, бросившееся в глаза в то время, когда стала модной альтернативная точка зрения на все подряд (не важно, правильная ли, главное – чтобы не так как у людей!), заключалась в том, что это вообще не автомобиль! Авторы таких публикаций утверждали, что к этому классу транспортных средств относятся только те, что приводятся в движение путем передачи крутящего момента от установленных на них двигателей к движителю, то есть к колесам. А на «Голубом Пламени» этого нет!

Как и положено ракетомобилю, двигатель на этой машине ракетный. Работает он на природном газе и кислороде с добавкой для розжига перекиси водорода. Хранится все это в сжиженном виде в средней части удлиненного корпуса автомобиля (чуть было не написал «ракеты») у его центра масс и поступает в камеру сгорания и в жидком и в газообразном состоянии сразу. Компоненты топлива используются и для охлаждения двигателя, после чего подаются в камеру сгорания под давлением, которое водитель регулирует сам, меняя тягу силовой установки по необходимости. Номинальную ее величину 22500 фунтов силы (10200 кгс), что соответствует мощности 58 тысяч лошадиных сил, этот ЖРД развивает в течение 20 секунд.

Такая тяга сравнима с двигателем типичного сверхзвукового истребителя тех времен, но тот на полосе разгоняется максимум до 350…400 км/ч, а потом – колеса в воздух! Здесь же надо были шины, которые выдержали бы движение по треку со скоростью до 700 миль в час – это 1125 км/ч! Их заказали лучшему американскому производителю «резины» компании «Гудьир», которая делала ее не только для автопрома, но и на самолеты. Кстати, и самолеты сами по себе она тоже строила, так что толк в скорости понимала.

Шасси рекордного скоростного автомобиля «Блу Флэйм» четырехколесное, но передняя пара поставлена вплотную друг к другу, а задняя широко раздвинута, образуя с передней, по сути, даже не трапецию, а почти треугольник. Фото: С.Г. Мороз

Шасси рекордного скоростного автомобиля «Блу Флэйм» четырехколесное, но передняя пара поставлена вплотную друг к другу, а задняя широко раздвинута, образуя с передней, по сути, даже не трапецию, а почти треугольник. Фото: С.Г. Мороз

Машина на полной скорости должна была идти только по прямой и задача водителя заключалась в удержании выбранного направления. Но это не означало отсутствие проблем с устойчивостью, которые могли создать не только малейшая разность трения о поверхность «дороги» на правых и левых колесах, но и воздушные нагрузки. Обтекание быстродвижущегося объекта в непосредственной близости с поверхностью земли происходит совсем не так, как в свободном пространстве. А на тех скоростях, на которых собирались ездить, на каких-то участках корпуса и шасси даже на дозвуковой скорости могли возникать местные сверхзвуковые течения с образованием скачков уплотнения – «конусов Маха», которые создают дополнительные труднопредсказуемые нагрузки.

Шасси «Голубого пламени» имеет сравнительно большую базу, что длинный корпус позволяет, и состоит из поставленных вплотную друг с другом на общей оси двух широких колес малого диаметра в носу машины («в передней части» просто язык не поворачивается сказать!) и двух колес чуть меньшей ширины и большего диаметра в хвостовой части на пирамидальных рамах из труб. Чтобы не «кувыркнуться ненароком», они были широко разнесены и со своими колесами, по моему мнению, «вносили наибольший вклад» в общее вредное аэродинамическое сопротивление, возникающее при движении в среде воздуха и зависящее от скорости в квадрате – если она растет вдвое, то сопротивление подскакивает в четыре раза.

Задние колеса ракетомобиля «Блу Флэйм» установлены на мощных пирамидальных рамах из труб и наверное дают львиную долю аэродинамического сопротивления машины. Может быть, их и стоило закрыть обтекателями, но и в таком виде шасси «Голубого Пламени» свою задачу выполнило. Фото: С.Г. Мороз

Задние колеса ракетомобиля «Блу Флэйм» установлены на мощных пирамидальных рамах из труб и наверное дают львиную долю аэродинамического сопротивления машины. Может быть, их и стоило закрыть обтекателями, но и в таком виде шасси «Голубого Пламени» свою задачу выполнило. Фото: С.Г. Мороз

Корпус машины сделан как у самолета или ракеты. В авиации такая конструкция называется «полумонокок» – она состоит из силового набора поперечных шпангоутов, продольных стрингеров и местных усилений, но основную нагрузку берет на себя «надетая» поверх него работающая обшивка. Она в большинстве мест образует замкнутый контур, а вырезы подкреплены окантовками.

Сечение корпуса в носовой части слегка некруглое. Поскольку сцепление шин колес с шоссе ракетомобилю даже вредно, его форму выбрали так, что обтекающий поток чуть «приподнимал» носовую часть, а вектор тяги двигателя наоборот – прижимал ее. Так достигли баланса между минимальным сопротивлением качения колес и требованием продольной устойчивости машины – ее «взлет» неминуемо закончился бы катастрофой. Рожденный ездить летать не должен!

Форма носовой части корпуса (так и хочется сказать – фюзеляжа!) «Голубого Пламени» подобрана из расчета баланса сил веса, тяги и аэродинамических так, чтобы сопротивление машины было наименьшим возможным, и устойчивость достигалась. Фото: С.Г. Мороз

Форма носовой части корпуса (так и хочется сказать – фюзеляжа!) «Голубого Пламени» подобрана из расчета баланса сил веса, тяги и аэродинамических так, чтобы сопротивление машины было наименьшим возможным, и устойчивость достигалась. Фото: С.Г. Мороз

Кабина с остекленным «фонарем» (прошу прощения у автомобилистов за чуждую им терминологию) самолетного типа находится за баками в задней части корпуса и переходит в контейнер тормозного парашюта, над которым возвышается большой стреловидный киль – главное средство обеспечения курсовой и боковой устойчивости. Он тоже сделан как на самолете, разве что без руля направления.

Рекордный скоростной автомобиль «Блу Флэйм» сделан во многом как самолет – и снаружи, и внутри. Фото: С.Г. Мороз

Рекордный скоростной автомобиль «Блу Флэйм» сделан во многом как самолет – и снаружи, и внутри. Фото: С.Г. Мороз

Скажу честно, после всего прочитанного у меня остались «незакрытыми» два важных вопроса, которые я как-то недосмотрел. А в Музее техники в Зинсхайме ввиду ценности этого экспоната он огражден так, что в кабину не заглянешь.

Первый – это управление. Как и чем мог пилот «Голубого пламени» рулить, если не в обычном для автомобиля понимании этого слова, то хотя бы для выдерживания трассы? Судя по всему, задние колеса не поворачиваются, а передние если и да – то на очень малый угол.

Второй не до конца ясный момент – как мерились те показания скорости, что отображались водителю в кабине? В носовой части установлена трубка Пито, приемник воздушного давления, который как раз это и делает. Но обычно у самолетного ПВД диапазон более-менее корректной работы меньше 1000 км/ч, потому их на борту больше одного для разных скоростей, да и как это устройство будет работать у самой поверхности земли? В любом случае, один датчик скорости на машине есть – но единственный ли? А потом ПВД в авиации не только для замера скорости используется…

Носовую часть американского ракетомобиля «Блу Флэйм» украшает приемник воздушного давления, служащий на самолете для измерения скорости относительно обтекающего его воздуха. Фото: С.Г. Мороз

Носовую часть американского ракетомобиля «Блу Флэйм» украшает приемник воздушного давления, служащий на самолете для измерения скорости относительно обтекающего его воздуха. Фото: С.Г. Мороз

На левом колесе установлен агрегат, которого нет на правом – может быть, это просто тахометр, например, индукционный, не добавляющий сопротивления на оси вращения? С его помощью тоже можно померить скорость.

Наконец, на задней кромке киля укреплен какой-то датчик с двумя пластиковыми крышечками. Мне показалось, что он похож на доплеровский измеритель скорости, который как раз и имеет чаще всего две антенны – передающую и приемную и по сдвигу частоты излученного и принятого отраженного от чего-либо сигнала тоже скорость можно померить, причем довольно точно.

Рекордный скоростной автомобиль «Блу Флэйм» – вид крупным планом на задние колеса шасси и киль с чем-то похожим на тахометр (на левом колесе) и доплеровский измеритель скорости на задней кромке киля. Фото: С.Г. Мороз

Рекордный скоростной автомобиль «Блу Флэйм» – вид крупным планом на задние колеса шасси и киль с чем-то похожим на тахометр (на левом колесе) и доплеровский измеритель скорости на задней кромке киля. Фото: С.Г. Мороз

«Блу Флэйм» не был первым ракетомобилем, но он должен был взять заветный рубеж скорости в тысячу километров в час. Ради такого красивого числа можно даже забыть, что в США традиционно все меряют в милях («дикий народ, дети гор!», как сказано в одном кино), и вот чтобы преодолеть этот символический барьер, Рей Дэсмен, Ричард Келлер и Пит Фарсуорт основали компанию «Риэкшн Дэйнемикс».

Попробовав свои силы на ракетном дрегстере Х-1, они взялись за новую работу. Спонсором и научным консультантом выступил Институт газовых технологий при Американской ассоциации газодобытчиков, а субподрядчиком, ответственным за производство двигателя и ряда механизмов машины по документации разработчика стала фирма «Гэлекси Манифекчеринг». И вот общими усилиями аппарат готов!

Наконец, машину привезли на гоночную трассу, оборудованную на ровном, как стол, высохшем соляном озере Бонневиль в штате Юта и 23 октября 1970 года момент истины наступил. Водитель (нет-нет, конечно же, пилот!) Гэри Габелич (дублером его был назначен Джерард Бреннен, но он не пригодился) прокатился с ветерком, разогнавшись до скорости, чуть-чуть превысившей заветную тысячу километров в час.

Все обставили, как следует. Спидвей Бонневиль был оборудован для проведения заезда и с точки зрения безопасности, и для хронометража на базах одна миля и один километр, присутствовали и комиссары Международной автомобильной федерации, которых ничуть не смутило отсутствие привода на колеса. Само слово «автомобиль» означает транспортное средство, которое движется само за счет энергии, производимой своим двигателем и какая разница, каким способом она преобразуется в движущую силу?!

Уполномоченные лица зафиксировали, что на базе в 1 милю (1,609 км) Габеличу удалось выдержать среднюю скорость 622,407 миль в час (именно это число написали потом на борту машины) или 1001,667 км/ч, а на находящейся в конце трека километровой базе она достигла 630,388 миль или 1014,511 километров в час. Барьер был взят! Среднее ускорение превысило 5 «же», то есть оно вдавливало пилота в спинку кресла с силой, в пять раз превышающей вес его тела.

Но вот трек промелькнул за килем, ракетный двигатель смолк, с громким хлопком вышел вытяжной, а за ним и основной тормозной парашют…

Рекордный скоростной автомобиль «Блу Флэйм» заканчивал свой пробег выпуском тормозного парашюта – на этом снимке мы видим маленький вытяжной, основной еще в своем контейнере. Фото: С.Г. Мороз

Рекордный скоростной автомобиль «Блу Флэйм» заканчивал свой пробег выпуском тормозного парашюта – на этом снимке мы видим маленький вытяжной, основной еще в своем контейнере. Фото: С.Г. Мороз

Рекорд Габелича продержался почти 13 лет, пока его не перекрыл Ричард Нобль на машине «Траст-2» с авиационным турбореактивным двигателем с форсажной камерой Роллс-Ройс RB.146 «Эвон» Mk.302C, пройдя 4 октября 1983 г. одну милю со средней скоростью 1019,468 км/ч. Ненамного больше!

Наконец, 15 октября 1997 г. Эндрю Грин на «Траст Сьюпер Соник Кар» с двумя двухконтурными двигателями Роллс-Ройс «Спей» Mk.205 (а это, между прочим, как в cиловой установке сверхзвукового истребителя «Фантом» в варианте F-4K/M для Королевских ВВС Великобритании) достиг средней скорости на базе в одну милю, равной 763,035 миль или 1227,985 километров в час. Это соответствует числу Маха, равному для уровня моря 1,002. С учетом реальной точности измерений можно говорить о том, что автомобиль Thrust SST не превысил, а лишь достиг скорости звука, тем не менее, после бурных дебатов Международный совет мотоспорта постановил: звуковой барьер самобеглой повозкой взят!

По этому поводу спорят до сих пор, но темы статьи это все же не касается, а для нас ясно одно: первым тысячекилометровую отметку скорости на суше преодолел ракетный автомобиль «Блу Флэйм», которым теперь всяк желающий может полюбоваться в Музее техники в Зинсхайме. Это действительно красивая машина!

За установленным в зале Музея техники в Зинсхайме рекордным скоростным автомобилем «Блу Флэйм» фото с Гэри Габеличем, уходящим вдаль – его рекорд продержится почти 13 лет. Фото: С.Г. Мороз

За установленным в зале Музея техники в Зинсхайме рекордным скоростным автомобилем «Блу Флэйм» фото с Гэри Габеличем, уходящим вдаль – его рекорд продержится почти 13 лет. Фото: С.Г. Мороз

источник: https://zen.yandex.ru/media/id/61daa8b791170771f95258bd/raketnyi-avtomobil-blu-fleim-627f3284dcb2600a95d877cb?&

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare