Сергей Махов. Весна народов

11
0
Сергей Махов. Весна народов

Сергей Махов. Весна народов

Статья с канала Сергея Махова (George Rooke) на яндекс-дзене.

И опять про XIX век.

Причины «Весны народов», про которые вам не расскажут в учебниках.

Обычно упоминают про что? Типа просветители разбудили Генеральные Штаты, те в свою очередь -Учредительное собрание, далее Французская революция, и потому уже революционная и якобинская зараза расползлась по странам и весям. Все красиво, просто, рационально.

К сожалению, реальность никогда не была простой. Например, как ответить на вопрос — почему в 1814 году вся Европа (в случае той же Пруссии — вообще весь народ) встала в едином порыве против Наполеона, а в 1848-м его уже возводили на пьедестал те, кто в молодости воевал против него?

У нас, в странах бывшего СССР, есть такое понятие — «шестидесятники» Ну то бишь люди, жившие в 1960-е годы, когда началась хрущовская оттепель, и т.п. Типа свобода, мир, Битлз, дружба, жвачка. Так вот, в XIX веке было другое понятие — «génération quarante-huitarde» (поколение 1848-го), то есть поколение опьяненных надеждой и жаждущих свободы, равенства и братства.

Так почему же прокатилась эта череда революций?В этом журнале мы много говорили об этом, но попробуем еще раз, и затронем те факты, которые ранее не упоминали.

И вот вам факт первый. С 1800 по 1848 годы население Европы по разным странам возросло на 25-45%. На 1800 год в Европе жило 195 млн человек. В Германии 27 млн во Франции 25 млн. В Италии 19 млн.

На 1848 год население Европы составляло 272 млн человек. Во Франции 36 млн., в Австрии 36 млн., в Германии — 33 млн., в Италии — 24 миллиона (оттуда много уехало).

Проблема была в том, что вот этот прирост населения — он произошел почти исключительно в городах. И вот это молодое и городское население столкнулось с беспрецедентным кризисом, сопровождавшимся безработицей, нехваткой продовольствия и бедностью. Грубо говоря, рост товаропроизводства и продуктов не поспевал за ростом населения.

Вы уже чуете? Суете запах приближающегося звездеца?

Собственно, это потерянное поколение 1848-го года конечно же думать не любило, и с удовольствием пополнило ряды сторонников всяческих Мадзини, Кошутов, и прочих Ледрю-Ролленов.

А что же власти стран?

О, это отдельная тема.

Частью стран был взят курс на запрет всего и вся (вспомним те же Карлсбадские декреты Австрии и Германии). Часть стран просто дико колбасило (эталонный пример — Франция). А часть… просто тихонько сидела и смотрела на приближающийся звездец.

Нет, честно, я не вспомню ни одной тогдашней страны, которая осознала бы проблему перенаселения и попыталась ее как-то решить.

Далее, из-за перенаселения, пошли «голодные сороковые» годы — ну возросшее количество населения и природные катаклизмы спровоцировали голод даже во вполне себе сытой Италии.

Что и спровоцировало первую революцию — она произошла на Сицилии, 12 января 1848 года. Через месяц в Турине и Флоренции произошли волнения. Ну а потом рванула Франция (конец февраля). 2 марта новый министр иностранных дел Франции Ламартин обнародовал меморандум, разосланный своим дипломатическим агентам, в котором заверял иностранные державы, хотя и с некоторой двусмысленностью, в том, что в молодой республике царит мир. Он сделал это, чтобы избежать отправки против нее армии (все помнили 1814-1815 годы), но также добавил, что договоры 1815 года больше не актуальны и Франция их соблюдать не будет. Но…

Поскольку в Париже кипятком ссали от реакции Николая I, Ламартин тайно призвал итальянцев, молдаван и валахов восстать. Мол, тогда России будет не до Парижу.

Пример революции во Франции вызвал натуральную волну восстаний. Кстати, именно в тот момент была произнесена фраза, которую наши квасные патриоты приписывают Екатерине II, но на самом деле она была сказана именно по поводу революций 1848 года, и сказана она была многоопытным дипломатом Клеменсом Меттернихом: «Когда Париж чихает, Европа простужается».

В Австрийской империи поднялись Будапешт и Прага. Либеральные требования сочетались со стремлением к национальному освобождению. Венгры и чехи призвали к независимости и выборам нового парламента, а в июне последний даже организовал первый панславянский конгресс за освобождение «от тирании Габсбургов» всех славян империи. В свою очередь восстали Дунайские княжества и Трансильвания на границе Австрийской и Османской империй. Польша снова стремилась освободиться от русского, австрийского и прусского господства.

Далее вспыхнули Германия и Италия. Пыталась восстать и Польша. Только Россия и Англия остались совершенно незатронуты движением, хотя… русские эмигранты старались. И в случае России это на первый взгляд странно, поскольку там население возросло за период 1800-1850 годов с 38 миллионов до 68 миллионов человек, то есть почти в два раза. Но! Этот рост населения был сельским, а не городским. И, грубо говоря, «все находились при деле».

Да-да, крепостное право, помимо очевидных минусов, тогда сыграло в плюс. Это на заметку тем, кто видит либо черное, либо белое. Жизнь и явления жизни чаще всего — «50 оттенков серого».

В 1849 году произошел откат. Почти все восстания были подавлены, сами революционеры (прежде всего Мадзини) показали себя теми еще ублюдками (пример Римской республики), а потом и вовсе передрались между собой на национальной почве (тут можно вспомнить венгров с их делением населения на титульную нацию и остальных унтерменшей).

Опыт 1848 года оставил у многих его сторонников чувство несостоятельности и бессилия. В Италии выражение «fare un Quarantotto» («организовать 48-й год») вошло в обиход в смысле действия, не имеющей никакой цели. Международный конгресс мира в Париже в августе 1849 г. был чередой высокопарных речей, окрашенных последним пламенем романтизма, таких как речь Виктора Гюго о «Соединенных Штатах Европы», но ни к чему конкретному не привел. Уходит ощущение революции, естественно сформированной идеалами, но неспособной их защитить и воплотить в реальность. Таким образом, идеалисты, задумавшие революции, уступили место фанатикам. Но уже на подходе были проходимцы, которые решили использовать эти революционные порывы себе на благо, и произвести революции сверху — речь о Кавуре и Бисмарке.

Ну и на сладкое. Хотя отметились в подавлении революций все, главным виновником в глазах революционеров стал… Николай I. Ну потому шо, жука такая, не восстал, и помог в Венгрии подавить революцию.

Правда фразу про жандарма Европы придумали позже. Изначально герцен «жандармом Европы» называл… австрийского императора Франца.

Сергей Махов. Весна народов

источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5abc934c9e29a229f18dbd4a/vesna-narodov-62568290b4b9ba78941fdba9?&

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare