Сергей Махов. Морские суеверия англичан и французов

13
0
Сергей Махов. Морские суеверия англичан и французов

Сергей Махов. Морские суеверия англичан и французов

Статья Сергея Махова с сайта FITZROY.

Содержание:

Кролик на корабле — это к несчастью!

Не так давно у нас состоялся ликбез по морским татуировкам. Давайте сегодня затронем ещё одну тему, которая нам поможет понять мышление и сознание моряков в парусную эпоху, да и сейчас тоже. Речь у нас пойдёт о суевериях.

«Иона» королевского флота

Для начала — цитата:

«Моряки, находящиеся в постоянной милости стихий, часто испытывают потребность в религиозных изображениях на своём теле, дабы успокоить эти гневные силы, вызывающие штормы и крушения вдали от дома».

Силы природы и стихии, будь то шторм, безветрие, большие волны и т. п., напасти внушали морякам страх, почтение, ужас и даже благоговение. Поэтому разум человеческий искал в бессознательном какую-то логику или высшие силы. Отсюда и растут все корни матросских суеверий.

Пройдёмся по примерам таких суеверий, поделив оные по странам. Ибо некоторые суеверия являлись общими для всего морского сообщества, а некоторые — только для моряков отдельных государств.

Первыми у нас впереди по курсу — Англия и Иона. Пророк Иона известен нам из Библии и знаменит тем, что его, по велению Божию, проглотил кит. Пробыл Иона во чреве кита три дня и три ночи.

Пророк Иона

Пророк Иона

У моряков Иона приобрел довольно специфическое значение: моряк или пассажир, которому фатально не везёт на море — и он готов утянуть с собой всех соседей в морскую пучину. Самым известным «Ионой» в Royal Navy считается капитан Годфри Герберт. Судите сами.

В 1908 году Герберт был старпомом на подлодке А‑4. Эта лодка в Соленте едва не погибла во время первых экспериментов по подводной связи, буквально чудом сумев выброситься на поверхность посредством аварийного всплытия.

1914 год, Герберт — командир подлодки D‑5. Около Гарвича лодка налетела на мину. В момент взрыва Герберт находился не в центральном посту, а на ограждении рубки лодки, что позволило ему и ещё 4 членам экипажа спастись. Остальные 19 подводников D‑5 погибли.

Через месяц Герберт вышел в море в качестве офицера связи на французской субмарине Archimède, считавшейся экспериментальной, поскольку она была оснащена… паровой поршневой машиной. В Гельголандской бухте у лодки возникли проблемы с котлом правого борта — началось активное засоление котельной воды. Вдобавок категорически отказалась опускаться дымовая труба, что полностью лишило Archimède возможности погружаться. «Вишенкой на торте» стал надвигающийся шторм. Только Провидение помогло экспериментальной подлодке доползти обратно до Гарвича.

В конце 1915 года Герберт снова стал командиром подлодки. На сей раз — британской E‑22. В апреле 1916 года находившуюся в надводном положении E‑22 торпедировала немецкая подлодка UB-18. «Иона» спасся.

Наконец в том же 1916‑м Герберта назначили командиром новейшей эскадренной подводной лодки К‑13, ради достижения высокой надводной скорости оснащённой паровыми турбинами. 29 января 1917 года во время испытательного погружения механики лодки забыли закрыть вентиляционные клапаны паровых турбин. Забортная вода немедленно хлынула в кормовой отсек, и К‑13 камнем упала на дно. Поднять «тринадцатую» на поверхность спасателям удалось только 31 января. Большая часть экипажа подлодки сумела выжить. Впрочем, как и командир подлодки.

После инцидента с К‑13 Годфри Герберт решил более не испытывать судьбу и подался служить на надводные корабли, став командиром флотилии противолодочных траулеров.

Подводная лодка типа K

Подводная лодка типа K

Пятница 13‑е и не только

Суеверие № 2 — неудачные дни. Разумеется, самым неудачным днём для начала плавания считалась пятница, ну и 13 число. А уж если эти два дня совпадали…

В качестве иллюстрации такого суеверия напомню шуточную историю из XIX века про HMS Friday (Корабль Его Величества «Пятница»), которую в обязательном порядке бывалые морские волки пересказывали впервые поднявшимся на борт салагам. Мол, чтобы рассеять все страхи моряков касательно пятницы 13-го, в Британском адмиралтействе заложили линейный корабль III ранга HMS Friday. Естественно, заложили в пятницу. В пятницу же и спустили на воду. Первый выход в море был назначен, конечно же, опять на пятницу, да ещё и на 13 число. Командовал новым вымпелом Royal Navy Джеймс Фрайдей (то бишь — Джеймс Пятница). В назначенный час корабль покинул порт, и… больше HMS Friday никто не видел.

Вся эта история являлась, конечно, выдумкой, но — очень показательной.

Отдельно стоит упомянуть 2 (15) февраля, Сретение. Моряки считали, что выход в море именно в Сретение может закончиться катастрофой. Дело в том, что, согласно Библии, Иисус в этот день призывает к искуплению грехов. А значит, в море 2 (15) февраля могут выходить только законченные грешники. С понятным для них результатом.

Свист у моряков — это также плохая примета. Если для нас привычна пословица «Не свисти — денег не будет», то моряки считают, что свистом можно накликать на себя шквалистый ветер.

Чёрный кот. Если для нас, сухопутных жителей, чёрный кот означает несчастье, то для британских моряков — удачу. Заиметь на борту чёрного кота — значит обеспечить себе большие призовые выплаты и счастливое возвращение домой. Суеверие появилось во времена правления королевы Елизаветы I, когда лорд-адмирал Говард приказал на всех королевских кораблях держать по чёрному коту для борьбы с крысами и мышами. Почему именно по чёрному? Да потому, что если сбежит, то найти и отличить «своего» котяру от «чужого» будет достаточно легко!

Уинстон Черчилль на борту линкора «Принц Уэльский» и талисман корабля, кот Блэки

Уинстон Черчилль на борту линкора «Принц Уэльский» и талисман корабля, кот Блэки

Мария, священник, верёвка

Но что мы всё про англичан да про англичан? Давайте упомянем про их злейших врагов и конкурентов — французов. Итак, la belle France.

Французские моряки называют морские суеверия словом empech, что можно перевести как «что-то, что мешает нормальному, логичному течению событий».

Empech номер раз: кролик на корабле — это к несчастью.

«Как так?», — воскликнете вы. — «Почему милый кролик — предвестник несчастья?»

Дело в том, что раньше сетки и крепления грузов делали из пеньки, а кролики любят пеньку грызть. Кроме того, пространство между досками корабельной обшивки забивалось паклей, которую кролики тоже любили «понадкусывать». То есть оставленный без присмотра коллектив кроликов при определённом стечении обстоятельств действительно имел шанс утопить судно.

Ещё одно франко-морское суеверие — при крещении корабля его церковное наименование должно содержать имя Мари (Marie). О том, откуда возникло такое суеверие, историки спорят до сих пор. Кто-то указывает на близкое звучание со словом «морской» (marine). Другие участники дискуссии упирают на то, что в Нормандии и Бретани — главных кузницах кадров французского флота — первой родившейся девочке всегда давали имя Мари, а корабль — он и первенец, и девочка (изначально во французском языке писалось la navre, то есть судно было женского рода, потом уже трансформировавшись в род мужской — le navre).

Нельзя произносить на борту слово «священник» (Le prêtre), это к несчастью. Судя по всему, традиция ведёт свое начало с религиозных войн, когда гугеноты и их противники крайне зажигательно выясняли друг с другом вопрос, какой во Франции священник настоящий, а какой — не совсем. В конце концов, чтобы уйти от подобных споров, священников на французском флоте начали называть просто и незатейливо — кабестанами (Cabestan).

Прикуривать трубку, сигару или сигарету от свечи — к несчастью. Это суеверие имеет хорошо известную историю. Дело в том, что Бретонская ассоциация госпитальеров-спасателей (Hospitaliers-Sauveteurs bretons), созданная в 1873 году, не имела членских взносов и финансово обеспечивала содержание своего аппарата за счёт продажи спичек. Таким образом, прикурить от свечи — это значит лишить госпитальеров пожертвований.

Ну и последнее в этой статье, но далеко не последнее из существующих, суеверие французских моряков. На корабле нельзя использовать слово «верёвка» (Corde). Родилось это суеверие в годы Великой французской революции, так как «на верёвках вешают мятежников». То есть называйте трос флиннами, такелажем, снастями и т. п., но только не верёвкой. Единственное исключение — это верёвка в колоколе. Здесь — без проблем, ибо «тут верёвка приговорена Богом!»

источник: https://fitzroymag.com/right-place/morskie-sueveriya/

Подписаться
Уведомить о
2 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare