×
0
0

Кристофер Левин, Решающие битвы 19-го века (Cambridge University Press,1996)

Сражение за Плевну.

Когда 22-го июля Осман-паша прибыл в Плевну, он увидел, что турецкие войска, направленные туда после поражения в Систове, уже строят укрепления вокруг города. Военный министр Хусейн Авни-паша, приказал турецким войскам готовиться к обороне Плевны, давая время другим армиям в Румелии сосредоточиться. Он был обеспокоен опытом предыдущего сражения, доказавшего, что даже хорошо защищенные позиции могли быть захвачены решительным и изобретательным противником. Однако попытки России воспользоваться результатами успешного сражения и захватить ключевые перевалы в Балканских горах, потерпели неудачу. Несмотря на этот небольшой успех, общая стратегическая картина выглядела мрачно для турок. Если русские смогут относительно быстро захватить Плевну и Софию, то они разгромят турецкие армии поодиночке, после чего направятся прямо к почти беззащитному Константинополю, прикрытием которому будут только Балканские горы. Оставалась надежда на вмешательство Британии, с целью предотвратить такое развитие событий, но пока реакция английского правительства была отнюдь не обнадеживающей.

Тем не менее, Осман-паша торопил своих солдат, стараясь успеть укрепить Плевну. Он хорошо изучил опыт Гражданской войны в США, а также недавней франко-прусской войны, и был убежден, что хорошо спланированная оборона сможет остановить штурм путем причинения больших потерь атакующим войскам. Хотя некоторые из его офицеров были обеспокоены тем, что их положение напоминало то, в каком оказался Базен, когда он решил обороняться в Меце, уроки истории, которыми руководствовался Осман, уже давали ему преимущество над французским генералом. Турецкие разведчики сообщили, что русские задерживаются, так как хотят переправить сразу все свои войска через Дунай, что было хорошей новостью для Османа. В течение всего лишь недели, большая часть укреплений вокруг Плевны была в основном завершена, подвиг, который удивил даже самого Осман-пашу. Защитники города были хорошо обеспечены пищей, водой и миллионами патронов, и, несмотря на предыдущие неудачи турок в войне, не слишком мрачно оценивали свои шансы в предстоящей битве.

29 июля, передовые русские отряды начали тревожить защитников Плевны. Они оставались по большей части за пределами дальности стрельбы турецких винтовок, и, конечно, не могли использовать свои собственные. За исключением нескольких выстрелов по укреплениям, день в основном прошел мирно — большинство турецких солдат играли в нарды в укрытиях, а не находились на своих местах. Русские стрелки, однако, сделали свою работу — в ту же ночь, они сообщили великому князю Николаю Николаевичу об эффективности турецкой обороны. Большинство более опытных штабных офицеров рекомендовали окружить Плевну до начала штурма. Тем не менее, Николай понимал необходимость уничтожения армии Осман-паши как можно быстрее, прежде чем другие турецкие армии, концентрирующиеся в Румелии, смогут прийти ему на помощь. Поэтому он назначил лобовой штурм турецких позиций на следующее утро.

Около 70 000 человек армии Николая были готовы к наступлению наутро 31-го июля. Ночью прошел дождь, который превратил большую часть земли на подступах к городу в непролазную грязь. Тем не менее, Николай ожидал, что его солдаты, известные своей стойкостью, справятся с неблагоприятными условиями и смогут захватить турецкие оборонительные линии. Атака началась около 8 утра, с ожесточенного обстрела русской артиллерией внешней линии турецкой обороны. Однако, из-за добросовестно вырытых  турками траншей, их огонь оказался малоэффективным. После тридцати минутной бомбардировки, русская пехота двинулась вперед. Только теперь, Николай увидел, как хорошо Осман подготовил город к обороне. Когда русская пехота двинулась к турецким окопам, она попала под испепеляющий огонь турецких винтовок и артиллерии. Турецкие пушки, новейшие казнозарядные орудия Круппа приобретенные в Германии, разорвали русские линии, осыпаемые вдобавок пулями турецких пехотинцев с их магазинными винтовками. Русские солдаты уверяли после боя, что турецкие пули сыпались дождем, и что плотности огня подобного этому они никогда раньше не видели. Многие пытались присесть на корточки, но в чистом поле не было никаких укрытий. Первая русская атака была отбита в течение всего одного лишь часа.

Николай, уже начиная понимать, что ситуация становится неконтролируемой, приказал произвести еще одну атаку. На этот раз, самым решительным солдатам под командованием Михаила Скобелева, удалось достигнуть некоторых из турецких оборонительных линий. Ввиду появившейся возможности прорвать турецкую оборону к Скобелеву были отправлены большие подкрепления, но, почти сразу после того как он захватил турецкие окопы, его силы подверглись турецкой контратаке. Один русский стрелок писал о турках: «Они напали на нас, как дикие псы, с яростью, которая привела меня, как и всю нашу роту, в ужас». К тому времени, когда подошли подкрепления посланные Николаем, они были встречены солдатами Скобелева, бегущими в ужасе от турок, которые вновь заняли свои окопы и стреляли по ним. Николай, видя, что день потерян, приказал прекратить штурм. Турки победили, оправдав оборонительную стратегию Осман-паши. Осман получил поздравления из Константинополя от султана, а журналисты уже отправляли телеграммы о провале русского наступления в редакции газет Европы и всего остального мира.

Турки потеряли около 3000 человек в этот день, причем около половины из них во время атаки Скобелева. Но при этом почти 14 000 убитых или раненых русских остались на подступах к турецким траншеям. Совершенно неожиданно турецкие парламентеры, прибывшие в штаб Николая, предложили русским перемирие, чтобы они могли вынести своих убитых и раненых. Это резко контрастирует с дальнейшим ходом войны, которая с обеих сторон характеризовалась зверствами по отношению раненым и надругательствами над убитыми.

 

Вторая Плевна.

Первая Плевна было шоком и для России, и для всего мира в целом. Большие потери, понесенные русскими, а также тот факт, что их наступление было остановлено, вызвали панику на мировых биржах. Рубль потерял пятую часть своей стоимости уже через три дня после битвы, а русским пришлось срочно посылать дополнительные войска на театр военных действий. Еще хуже было то, что доблестная турецкая оборона вызвала потепление общественного мнения в различных европейских странах, особенно в Великобритании, по отношению к Османской империи. Именно по этой причине, турецкое правительство начало смотреть в будущее с гораздо большим оптимизмом. Русская армия была деморализована, а две крупнейших армии в Румелии вскоре должны были встретиться в Софии, объединившись в 90000 армию, которая могла соединиться с Осман-пашой и начать активные действия против русских. В ожидании этих действий Хусейн Авни-паша и султан Абдул-Хамид II отправились в Софию, чтобы возглавить там войска.

Турецкие послы в европейских столицах, таких как Лондон, Париж и Берлин, уже сообщали, что ненависть, испытываемая к османам после резни учиненной в Болгарии, начинает уступать чувству восхищения тем, что уступающие численно турки успешно отбили атаки русских. Корреспонденты западных газет устремились к Плевне, чтобы освещать дальнейшую оборону города. После ряда бесед с европейскими послами в Константинополе, Мидхат-паша мог надеяться, что сочувствие Запада может смениться прямым вмешательством, если военное счастье вновь улыбнется туркам, и призвал Осман-пашу обороняться до последнего. Русские уже знали, что новые турецкие армии начали собирать в Софии, но у них еще не было ни малейшего представления об их численности. Великий князь Николай Николаевич послал отряд из 20 000 человек к городу Луковит, расположенному между Плевной и Софией, для того, чтобы воспрепятствовать попыткам усилить гарнизон Плевны.

Уверенный, что его фланги защищены еще некоторое время, Николай планировал новый штурм Плевны, намереваясь атаковать более разумно в этот раз. С утра была проведена разведка боем, имеющая целью найти слабые места в обороне противника и к полудню, Николай уже имел подробную информацию. Хотя турецкая оборона оказалась в значительной степени адекватна задаче, в ней было найдено несколько слабых мест. Николай решил, что эти слабые места были ключом к Плевне, но он не знал то, что Осман-паша также определил эти слабые места, и послал к ним подкрепления.

Удар главных сил русских начался около 2 часов пополудни 15 августа. Николай послал своих самых опытных и умелых солдат прорвать выявленные слабые стороны, в то время как остальная часть армии вела перестрелку с лучшей защитил части османской армии. Бой начался удачно для русских, и им удалось захватить часть внешних окопов противника. Николай сразу же послал конницу, чтобы усилить их, приказав артиллерии вести подавляющий огонь по остальной части турецкой армии. Битва велась в тесноте, и по жестокости напоминала битву при Кызыл-Тепе больше чем любая другая на европейском театре. Однако, когда русские были прорвались к внутренней линии траншей, измученные солдаты были встречены свежими силами Осман-паши. Первая атака русских была отражена, и они были не в состоянии начать новую.

Схватка в траншеях перешла в штыковой бой, но русские были отброшены. Боевые действия продолжались еще в течение часа, и в итоге внешняя линия окопов была вновь занята турками. Но сюрпризы Осман-паши еще не закончились. Его артиллерия молчала в течение большей части боя, но он сосредоточил ее неподалеку от места готовящейся русской атаки. Когда русские солдаты побежали, на них обрушился сильнейший огонь турецких пушек. После этого Осман-паша решил начать полномасштабную контратаку. Турецкая конница при поддержке свежих пехотных сил атаковала фланг русской армии. К несчастью для русских, их резервы уже были истрачены на атаку турецких траншей и их находящиеся на флангах войска оказались лишены всякой поддержки. Понеся тяжелые потери от турецкой артиллерии и стрелкового оружия, они сумели отбить турецкую атаку штыками.

Этот день стал огромной неудачей для Николая. Его лучшие части были сильно потрепаны, и моральный дух его войск был подавлен большими потерями. Он потерял 23 000 человек убитыми и ранеными, и мог утешиться только тем, что противник потерял 12 000. На этот раз, Осман не позволил русским собрать своих мертвых, и они остались на поле боя. Относительно большие потери турок исчерпали все запасы милосердия Османа, который в телеграмме к Хусейн Авни-паше, находящемуся в Софии, где он собирал вновь образованную "Румелийскую армию", требовал скорейших подкреплений, необходимых для отражения нового русского штурма. На подходе к Николаю были около 50 000 свежих солдат, 20 000 из которых являлись румынами, так как Румыния вступила в войну, в обмен на обещание ей Бессарабии и всей Добруджи. Николай разработал новую стратегию в свете этого. Он хорошо знал, что силы Осман-паши уменьшились, и что он был отрезан от подкреплений. Как надеялся Николай войска, оборонявшие его ​​фланг у Луковита, смогут сдерживать главные силы турецкой армии достаточно времени для того, чтобы он мог полностью окружить Плевну и произвести решающий штурм.

С полумесяцем над нами. Часть 4.

Турецкая оборона редута под Плевной.

Подписаться
Уведомить о
7 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare
Adblock
detector