0
0

По просьбе уважаемого коллеги Бороды, я начал перевод АИ Nassirisimo «С полумесяцем над нами» (Альтернативная история Османской империи).

http://www.alternatehistory.com/discussion/showthread.php?t=271993

 

С полумесяцем над нами. Часть 1.

1.

Константинополь: 15 июня 1876.

Этот день был слишком длинным для Хасана. Он был освобожден из тюрьмы рано утром, по небрежности тюремщиков. Единственное, о чем он мог думать теперь, была месть. Он уже пересек Пролив и вернулся обратно, пытаясь найти человека, которого считал ответственным за свою погубленную жизнь, а также за смерть своего друга и политического покровителя. Проходя по узким переулкам Константинополя, он проверил, удобно ли лежит его револьвер, которым он надеялся отомстить и себя, и за своего дорогого друга. После всего, что случилось, он не мог позволить такому пустяку, как застрявший в кармане пистолет, остановить его.

После нескольких минут ходьбы через лабиринт улиц, таких характерных для этого города, он достиг довольно большого дома, принадлежащего Мидхат-паше, где как он узнал, намечалась встреча высокопоставленных политиков. "Хорошо", подумал Хасан. "Может быть, мне удастся прикончить сразу нескольких из этих ублюдков". Привратник был очень общительным африканцем, хлипкое телосложение которого мало подходило для службы охранника. Он впустил Хасана, сообщив ему, что Мидхат в данный момент недоступен, так как сама встреча проходит в доме при закрытых дверях. Он сделал это, помня, что Хасан был высокопоставленным придворным, и, не зная, что тот был выпущен из тюрьмы слишком рано в нарушение приказа Мидхата. Двор дома заполняла толпа офицеров пьющих чай и выкуривающих невероятное количество сигарет. Увидев нескольких знакомых офицеров, Хасан решил подождать вместе с ними.

Темы разговоров офицеров были самые разнообразные. Особенно оживленный спор шел о недавнем убийстве свергнутого султана Абдул-Азиза между офицером по имени Ахмет, и другим, чье имя было неизвестно Хасану.

 "Абдул-Азиз был глупцом. Он впустую тратил огромные деньги на свои гребаные дворцы и бесполезный флот, и в то же время позволял христианам бунтовать в Румелии". Услышав, что его покойного друга и покровителя оскорбляют, Хасан пришел в бешенство, но прежде чем он успел что-либо сказать, другой офицер ответил Ахмету.

 "Бунты он действительно не подавил. Но вы обвиняете его и в вызвавшем их голоде? И, во всяком случае, Абдул-Азиз не забывал об армии. Как вы думаете, благодаря кому мы получили новейшее оружие? А что касается "самоубийства", то я уверен, что ему помогли".

 "А скажите, кому было нужно его убивать? Он уже не был у власти и, как я слышал, был вполне доволен своей новой жизнью".

Разговор продолжался в течение еще некоторого времени, постепенно сведясь к более нейтральной теме, но, несмотря дружескую беседу, не изменил намерения Хасана свершить свою месть. Около полуночи, во время горячего спора о полезности или вредности участия башибузуков в усмирении мятежных деревень, Хасан воспользовался суматохой, чтобы подняться наверх. Верхний этаж дома выглядел пустым, и он пошел по комнатам, ища людей. Через некоторое время, он сумел найти дверь в приемную Мидхата, но ее охранял человек, по имени Селим, с которым он был знаком. Хасан умолял его: "Мой друг, я отправляюсь в Багдад утром и у меня есть дело величайшей важности, которое нужно обсудить с министром Хусейном".

"Человек, которого ты ищешь, бейэфенди, очень занят, я боюсь, что независимо от того, насколько срочно ваше дело, он не выйдет, пока встреча не закончится»,

 «Но встреча может продлиться до утра, а у меня нет времени ждать, пожалуйста, попросите его выйти ко мне на несколько минут?"

Тем не менее, Селим отвечал, что военный министр не может отлучиться с совещания  даже на секунду, и назойливые просьбы Хасана начали его все больше раздражать.

Уговоры продолжались и, наконец, Селим взревел: "Он не выйдет к вам пока встреча не закончится, проклятый сын осла!"

Хасан, поняв, что его план мести может оказаться невыполнимым, решил попытаться прорваться силой. Однако Селим, явно был сильнее его, и началась шумная возня, которая привлекла внимание некоторых офицеров во дворе. Хасан увидел, что они поднимаются с пистолетами в руках, и выхватил свой собственный. Он успел выстрелить только один раз, прежде чем оружие выбили у него из рук, но все, но все чего он смог достичь — это простелить плечо Селима. Хасан понимал, что теперь вернется обратно в тюрьму, и на этот раз, он не будет отпущен на поруки после всего одного дня заключения. Он все же увидел своих несостоявшихся жертв, когда Хусейн Авни и Мидхат-паша вышли из комнаты, привлеченные шумом. Хасан завыл от ярости, что он подошел к ним так близко, но не сумел отомстить за себя и своего обожаемого, убитого султана Абдул-Азиза.

Мидхат и Хусейн выглядели несколько озадаченными происходящим. Селим был ранен, но им уже занимался один из охранников. Хасан, который, как полагал Мидхат, должен был все еще находиться в тюрьме, пытался вырваться из рук сразу пяти офицеров, скрутивших его. Наконец, когда Хусейн понял, что они имеют дело с предотвращенным покушения на кого-то из присутствовавших на совещании, он приказал отправить Хасана обратно в тюрьму с приказом "никогда не выпускать". Хотя и Мидхат-паша и Хусейн Авни были потрясены случившимся, оба остались живы и здоровы. Хусейн Авни фыркнувший: "Хотя это был замысел безумца, я вижу, что его исход был благополучен для нас", был чрезмерно возбужден, ведь он только что избежал смерти. Тем не менее, никто не мог предвидеть, насколько предотвращение этог покушения изменит ход истории.

(Продолжение)

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare