Русско-турецкая война 1877–1878 годов: новое морское оружие

15
9
Русско-турецкая война 1877–1878 годов: новое морское оружие

Русско-турецкая война 1877–1878 годов: новое морское оружие

Статья Владислава Гончарова с сайта WARSPOT.

Содержание:

В ходе кампании 1877 года борьбу за море выиграл русский флот – он смог прикрыть свои берега и сохранил основные коммуникации. В то же время турки, имевшие многократное численное превосходство, не смогли надежно защитить даже мореплавание у собственных берегов, а успех их операций у Кавказского побережья оказался временным. Однако войны выигрываются не обороной и защитой коммуникаций, а наступательными действиями – к ним и намеревалось перейти русское флотское командование. Не имея возможности противостоять туркам в классическом морском бою, русские решили использовать новейшее корабельное оружие – мины.

Рождение минных катеров

К 70-м годам XIX века морские мины разделялись на неподвижные и подвижные. Первые ставились под водой на якоре на определенной глубине и взрывались либо от собственного ударного взрывателя, либо по электрическому кабелю с берега. Впервые они были применены в Крымской войне, активно использовались в ходе гражданской войны в США и используются до сих пор без принципиальных изменений.

Подвижные мины требовали носителя – небольшого катера, который бил в борт вражеского корабля длинным шестом с подвешенной к нему миной, либо подводил к противнику мину на буксире. В России эксперименты с минными катерами начались в 1862 году, когда генерал-майор барон Е. Б. Тизенгаузен предложил конструкцию шестовой мины, названную им «минным тараном». Мина с зарядом в полтора пуда взрывчатки на шесте длиной 15 м испытывалась на канонерской лодке «Опыт» – ею была подорвана стоявшая на якоре шхуна «Метеор». В 1868 году в отчете комиссии адмирала Е. В. Путятина, проводившей испытания шестовых мин, уже говорилось о необходимости «безотлагательно… разработать вопрос о применении у нас подводных мин к миноносным судам». К середине 1870-х годов на вооружении русского флота состояло около десяти типов шестовых мин с зарядом от 3,2 до 182 кг артиллерийского пороха. Такими минами предполагалось вооружать самые различные корабли – от малых катеров до канонерок и даже крейсеров.

Первый специальный минный катер, предназначенный для действий шестовыми минами, был построен в Англии в 1873 году – он имел водоизмещение в 7,5 т и огромную по тем временам скорость в 15 узлов. В России подобные катера начали заказываться заводу Берда с осени 1876 года, в преддверии войны с Турцией – они вооружались как шестовыми минами, так и буксируемыми минами-«крылатками». Последние были менее надежны и более сложны в использовании, но несколько безопаснее, так как не требовали подводить катер вплотную к цели.

Самодвижущаяся мина Уайтхеда

Главным недостатком подвижных мин оставалось крайне небольшое расстояние для атаки, делавшее корабли-носители этого оружия чрезвычайно уязвимыми не только для артиллерии, но даже для ружейного огня. Это подталкивало к созданию мины, способной достичь вражеского корабля самостоятельно. Такое оружие разрабатывалось в разных странах, но наибольшего успеха достиг английский инженер Роберт Уайтхед, работавший в мастерских австрийского порта Фиуме – ему первому удалось создать надежное и технологичное гидростатическое устройство, позволявшее мине устойчиво двигаться на заранее заданной глубине.

«Рыбовидное торпедо» Лупписа-Уайтхеда впервые было испытано в Австрии в 1868 году. Годом позже патент на производство самодвижущихся мин купила Англия, в 1872 году партию этого оружия приобрела Франция, в 1873 году – Италия и Германия. В России адмирал А. А. Попов настаивал на завершении разработки отечественной самодвижущейся мины системы И. Ф. Александровского, поэтому контракт с Уайтхедом был заключен лишь в марте 1876 года. До конца года в Россию были поставлены первые три партии торпед (20 штук), в 1877 году – еще 55 экземпляров, в 1878 году – 25. Новое оружие было очень дорогим, поэтому для войны с Турцией его… попросту не выдали.

Минные катера отправляются на Дунай

В конце 1876 года началась массовая отправка на Дунай минных катеров – они должны были действовать только шестовыми и буксируемыми минами. От железной дороги катера приходилось доставлять на подводах, поэтому на Нижний Дунай они прибыли только к началу боевых действий (в середине апреля), а на Среднем Дунае их сосредоточение завершилось в начале июня. Из состава Балтийского и Черноморского флотов были выделены специальные отряды моряков (Балтийский – 445 человек, Черноморский – 200 человек), предназначенные для укомплектования Дунайской речной флотилии. Уже в ноябре 1876 года оба отряда были отправлены в Кишинев в распоряжение командующего русской армией в Бессарабии.

Турки держали на Дунае сильную Дунайскую эскадру под командованием адмирала Мехмет Арифа-паши, основу которой составляли башенные броненосные корветы «Лютф-ю Джелиль» и «Хивз-ур Рахман», стоявшие в Тулче. Это были крупные мореходные корабли водоизмещением по 2540 т, защищенные броневым поясом толщиной до 140 мм. Каждый из них нес по два 229-мм и два 178-мм дульнозарядных орудия, а также одну 120-мм казнозарядную пушку.

Кроме того, здесь находились малые речные мониторы «Хизбер» и «Сейфи» (404 т, по два 120-мм дульнозарядных орудия), а также пять бронированных канонерок типа «Фетх-уль-Ислам» (335 т, по два 150-мм дульнозарядных орудия). Оба монитора и канонерка «Семендире» стояли в порту Сулин в самом устье Дуная, остальные корабли размещались выше по реке: в Мачине – колесные пароходы «Килиджи Али» и «Аркадион», в Габрово – бронированная канонерка «Фетх-уль-Ислам», деревянная канонерка «Аккия» и колесный пароход «Хайредан». В Силистрии стоял колесный пароход «Ислахат», в Рущуке – бронированные канонерки «Бопортлен» и «Искодра», деревянные канонерские лодки «Варна» и «Шефкет-Нума». В Видине находились бронированная канонерка «Подгорице», железная канонерка «Сунна» и колесный пароход «Нусретие». Кроме того, в Дунайской эскадре имелось 9 транспортных пароходов и два десятка мелких судов.

Однотипный с «Сейфи» турецкий речной монитор «Хизбер», 1875 год. B. Langensiepen, A. Guleryuz, J. Cooper. The Ottoman Steam Navy 1828–1923

Однотипный с «Сейфи» турецкий речной монитор «Хизбер», 1875 год. B. Langensiepen, A. Guleryuz, J. Cooper. The Ottoman Steam Navy 1828–1923

Главным недостатком турецких кораблей было отсутствие горизонтального бронирования – лишь мониторы типа «Хизбер» в дополнение к 76-мм борту несли 32-мм броневую палубу.

Основные базы турецкой эскадры находились в Сулинском гирле и Мачинском рукаве Дуная – вне видимости русских наблюдателей с левого берега реки. Вместе с Дунайской армией Абдулкерима Надир-паши и цепью крепостей эскадра должна была помешать русским и румынским войскам форсировать Дунай и вторгнуться в Добруджу и Болгарию. Таким образом, успех сухопутной кампании целиком зависел от победы в речной войне.

Начало минной войны

Боевые действия начались 12 (по новому стилю – 24) апреля 1877 года, когда русские войска вступили в Румынию, формально вассальную османскому султану. К середине мая была занята почти вся территория Румынии по левому берегу Дуная.

Турки не собирались защищать северный берег Дуная, но сама линия реки по границе с Болгарией прикрывалась цепью мощных крепостей: Видин, Никопол, Рущук, Туртукай, Силистра. Главным местом переправы была назначена Зимница, лежащая между Никополом и Рущуком – сюда были стянуты основные силы русской армии. Помощь в форсировании реки оказывала Дунайская речная флотилия, основу которой составили переброшенные по суше паровые катера, вооруженные шестовыми либо буксируемыми минами.

Общий ход боевых действий на европейском театре русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Морской атлас. Том III военно-исторический. Часть первая

Общий ход боевых действий на европейском театре русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Морской атлас. Том III военно-исторический. Часть первая

Одновременно в нижнем течении Дуная против Добруджи действовал Нижнедунайский отряд в составе 14-го пехотного корпуса. Еще в апреле для его поддержки был сформирован и переброшен по морю в Килийское гирло Черноморский отряд судов в составе 4 паровых минных катеров, 2 буксирных пароходов, приспособленных для постановки мин («Взрыв» и «Заграждение»), а также румынских судов: одной канонерской лодки, двух вооруженных пароходов и одного парового катера.

Уже в ночь с 17 на 18 (с 29 на 30) апреля Черноморский отряд в составе парохода «Заграждение» и нескольких гребных шлюпок под командой капитан-лейтенанта Беклешева поставил у Рени (в устье реки Прут) первое минное заграждение из 9 автоматических и 12 гальваноударных мин. 18 (30) апреля два паровых катера из состава отряда поставили на реке Серет ниже Браилова заграждение из 9 гальваноударных мин. Днем 18 (30) апреля отряд с катеров и гребных шлюпок поставил на реке Серет перед Барбошским железнодорожным мостом минное заграждение из 5 гальванических мин в одну линию (позже оно было усилено второй линией). Для прикрытия заграждений на левом берегу Дуная устанавливались крупнокалиберные полевые батареи.

Первые победы русских

29 апреля (11 мая) произошло одно из самых ярких событий той войны. Из низовьев Мачинского рукава вышли несколько турецких кораблей во главе с броненосцем «Лютф-ю Джелиль». Вскоре они вступили в перестрелку с русскими полевыми батареями у Браилова. В ходе перестрелки снаряд 229-мм полевой мортиры попал в незащищенную палубу турецкого броненосца. На корабле взорвались погреба, и он почти мгновенно затонул, а турецкая эскадра спешно укрылась в Мачинском рукаве. Это случайное попадание произвело огромное впечатление на русских моряков – 229-мм мортиры были сочтены настолько эффективным оружием, что ими пытались вооружать даже броненосец «Петр Великий».

Турецкий броненосный корвет «Лютф-ю Джелиль». Журнал «Морская кампания». 2011, №2

Турецкий броненосный корвет «Лютф-ю Джелиль». Журнал «Морская кампания». 2011, №2

Однако корабли в контролировавшемся турками Мачинском рукаве все еще представляли серьезную опасность, поэтому 4 (16) мая отряд Дунайской флотилии в составе минных катеров «Ксения» (командир – лейтенант Шестаков), «Джигит» (командир – мичман Персин) и «Царевна» (командир – мичман Баль) вместе с пятью гребными шлюпками под огнем турецких судов выставил в нижней части Мачинского рукава (выше Браилова) заграждение из 32 гальванических мин в две линии. 12 (24) мая русские корабли произвели демонстративную постановку – на глазах у турок сбрасывали в воду на выходе из Мачинского рукава мешки с песком.

Минный катер «Ксения». Журнал «Морская кампания». 2011, №1

Минный катер «Ксения». Журнал «Морская кампания». 2011, №1

В ночь с 13 на 14 (с 25 на 26) мая русские моряки одержали первую победу. Отряд в составе четырех минных катеров («Царевич», «Ксения», «Джигит» и «Царевна») вышел из Браилова в Мачинский рукав, чтобы атаковать место стоянки турецких судов. У Мачина катера обнаружили стоящий на середине реки монитор «Сейфи», а левее него – броненосную канонерку «Фетх-уль-Ислам» и вооруженный пароход «Килиджи Али». Катера развернулись в две колонны и под огнем противника атаковали вражеские корабли. «Царевич» ударил монитор шестовой миной в кормовую часть правого борта, а «Ксения» – в левый борт под башню. После второго взрыва «Сейфи» быстро затонул.

Потопление монитора «Сейфи» у Мачина в ночь с 13 на 14 мая 1877 года. Морской атлас. Том III военно-исторический. Часть первая

Потопление монитора «Сейфи» у Мачина в ночь с 13 на 14 мая 1877 года. Морской атлас. Том III военно-исторический. Часть первая

27 мая (8 июня) отряд судов в составе румынской канонерки «Великий князь Николай», а также минных катеров «Царевич» и «Ксения», вышедший из Гура-Яломицы к занятому турками Гирсову (ныне – румынский город Хиршова), встретил здесь турецкий монитор и атаковал его. Монитор счел за лучшее отступить, а катера преследовали его вплоть до Гирсова с целью определить зону огня турецкой береговой артиллерии, после чего вернулись назад. На следующий день те же корабли и катер «Джигит» обнаружили в верхней части Мачинского рукава две турецкие канонерки, которые сразу же отступили, открыв вход в рукав. После этого русские катера поставили в верховьях Мачинского рукава минное заграждение.

Из-за весеннего паводка форсирование Дуная было намечено на середину июля. Подготовка к операции началась за месяц: с 7 по 11 (с 19 по 23) июня по обе стороны от места намеченной переправы (между Систово и Никополом) были выставлены минные заграждения. При этом 8 (20) июня отряд под командованием капитана 1-го ранга М. Д. Новикова в составе 10 паровых катеров встретил у Парапан турецкий военный пароход «Эреклик», шедший со стороны Рущука. Пароход открыл по катерам и шлюпкам с минами картечный огонь и в ответ был атакован катером «Шутка» (командир – мичман Нилов). Атака прошла неудачно – пулями были перебиты электрические проводники к заряду шестовой мины, и она не взорвалась, даже ударившись о борт корабля. Решив не испытывать судьбу, «Эреклик» развернулся и ушел к Рущуку. В результате этой операции турецкие корабли оказались разделены и заперты в своих базах (Рущуке и Никополе). Интересно, что на «Шутке» в качестве волонтера находился художник В. В. Верещагин, получивший в бою 8 июня пулевое ранение.

Минный катер «Шутка». Журнал «Морская кампания». 2011, №1

Минный катер «Шутка». Журнал «Морская кампания». 2011, №1

11 (23) июня во время постановки катерами Верхнедунайского отряда мин у Фламунды из Никополя вышел турецкий монитор «Подгорице». Катера «Мина» (командир – гардемарин Аренс) и «Шутка» пытались атаковать его, но были отбиты картечным и ружейным огнем; монитор также повернул обратно.

12 (24) июня на фарватере у Корабии (выше Никопола) гребными катерами капитана 1-го ранга М. Д. Новикова было выставлено еще одно заграждение из 23 гальваноударных мин в две линии, а с 13 по 15 (с 25 по 27) июня заграждение у Фламунды усилили еще одной линией из 36 мин.

Форсирование Дуная

Первым начал действия Нижнедунайский отряд, имевший целью отвлечь внимание турок от направления главного удара. Рано утром 10 (22) июня русские войска начали переправу через Дунай у Галаца и Браилова, где Дунай резко поворачивает к Черному морю. При этом отряд в составе канонерской лодки «Великий князь Николай», катеров «Царевна» и «Птичка» совершил отвлекающий выход к турецким батареям. В итоге Галацкий отряд (два полка) успешно переправился через Дунай, занял Буджак и овладел Буджакскими высотами.

У Браилова в этот день переправлялись основные силы 11-го корпуса Циммермана. 11 (23) июня катера «Царевич» (командир – лейтенант Шестаков), «Птичка» (командир – мичман Аркас) и «Царевна» (командир – мичман Баль) произвели разведку у Мачина и обнаружили, что город оставлен турками. 13 (25) июня корпус Циммермарна занял Галац, 14 (26) – Тулчу и Исакчу, 15 (27) – Браилов. 26 июня (8 июля) ударом с севера был занят Гирсов, после чего весь Мачинский рукав оказался под контролем русских. К началу июля русские войска заняли всю Северную Добруджу, выйдя к линии Чернаводе–Констанца. Турецкая Дунайская эскадра оказалась блокирована в устье Дуная – труднодоступном районе между Килийским и Сулинским гирлами.

Боевые действия на Дунае в 1877 году. Морской атлас. Том III военно-исторический. Часть первая

Боевые действия на Дунае в 1877 году. Морской атлас. Том III военно-исторический. Часть первая

В ночь с 14 на 15 (с 26 на 27) июня основные силы русских начали переправу через Дунай у Зимницы напротив города Систова. Первым на железных гребных понтонах реку форсировал отряд генерала М. И. Драгомирова. Турки имели в месте переправы около 4000 человек и не смогли оказать серьезного сопротивления – все их силы были отвлечены на другие участки и оборону крепостей. Из Никопола к переправе вышел турецкий корабль (по некоторым данным, броненосный корвет «Хивз-ур Рахман»), но демонстрация атаки катеров «Петр Великий», «Опыт» и «Генерал-Адмирал» заставила его повернуть назад.

К исходу 15 (27) июня на южный берег Дуная было переправлено уже 30 000 человек. Началась постройка понтонного моста через остров Ада, которую удалось завершить через три дня. Еще через две недели все четыре русских корпуса уже находились на болгарском берегу.

Переправа русских войск через Дунай у Зимницы и ее обеспечение. Морской атлас. Том III военно-исторический. Часть первая

Переправа русских войск через Дунай у Зимницы и ее обеспечение. Морской атлас. Том III военно-исторический. Часть первая

В ночь с 16 на 17 (с 28 на 29) июня заграждение у Парапан на главном фарватере Дуная было усилено еще 25 минами, выставленными в шахматном порядке. Теперь турецкие корабли не имели шансов прорваться из Рущука вверх по Дунаю. 18 (30) июня команда гвардейских саперов с гребных шлюпок выставила у острова Вардин заграждение из 42 гальванических мин в три линии, а 19 июня (1 июля) заграждение у Фламунды было усилено постановкой со шлюпок новых мин. В эти дни русскую флотилию постигла и первая неудача: 17 (29) июня у Турну-Северина пароход «Ада» был настигнут турецким монитором и затоплен командой во избежание захвата.

23 июня (5 июля) была взята Бяла, еще через два дня – Тырново. 2 (14) июля русские войска вышли на Ханкиойский перевал, 5 (17) июля заняли Шипкинский перевал. Корпус генерал-лейтенанта Н. П. Криденера приступил к осаде крепости Никопол – утром 3 (15) июля русские войска начали бомбардировку, а днем заняли несколько редутов, прикрывавших крепость. Штурм был намечен на следующий день, но так и не начался – рано утром 4 (16) июля турецкий гарнизон выбросил белый флаг. В тот же день на реке Осьма у Никопола были обнаружены частично поврежденные полевой артиллерией речные канонерки «Подгорице» и «Искодра» с выведенными из строя котлами. Канонерки были отремонтированы, включены в состав русской Дунайской флотилии и переименованы в «Никополь» и «Систово».

Турецкая речная бронированная канонерская лодка «Фетх-уль-Ислам». К этому же типу принадлежали «Искодра» и «Подгорице». Журнал «Морская кампания». 2011, №2

Турецкая речная бронированная канонерская лодка «Фетх-уль-Ислам». К этому же типу принадлежали «Искодра» и «Подгорице». Журнал «Морская кампания». 2011, №2

Бои в низовьях Дуная и завершение кампании

С этого момента турецкая флотилия на Дунае была рассечена на три части: выше Никопола; на участке от Рущука до Силистры (выше Чернаводе); в низовьях реки (Сулинском гирле). Даже сохранившие боеспособность турецкие корабли более не представляли существенной опасности. 9 (21) июля русский отряд (канонерка «Великий князь Николай», катера «Царевич» и «Птичка») вышел из Чернаводе вверх по Дунаю для разведки местоположения отступавших к Силистрии войск противника и у деревни Буджаки вел бой с вражескими судами; по донесениям экипажей, от огня 10-фунтового носового орудия канонерки на турецком корабле, опознанном как монитор, возник пожар.

После этого активность речных флотилий окончательно переместилась в низовья Дуная, где турки имели наиболее сильные корабли, а главное – выход в море через Сулин. Здесь русским требовалось как минимум запереть противника в гирлах, не давая ему подняться выше, а при возможности – атаковать врага и лишить его ударной силы. Для этой цели 28 июля (9 августа) в помощь Нижнедунайскому отряду из Одессы в Килийское гирло прибыла флотилия капитан-лейтенанта Дикова, державшего флаг на вооруженном пароходе «Опыт». 12 (24) августа «Опыт» при поддержке четырех минных катеров поставил на входе в Георгиевское гирло заграждение из 20 гальванических мин в две линии.

В начале сентября отряд Дикова был усилен пришедшими из Одессы судами – шхуной «Ворон», пароходом «Сестрица» и тремя минными катерами. 27 сентября (октября) Диков попытался атаковать Сулин, расположенный в самом устье рукава, а с суши прикрытый плавнями и болотами. Пароход «Опыт», вооруженные паровые шхуны «Ворон», «Утка» и «Лебедь», а также мортирная баржа спустились по Сулинскому гирлу до третьей мили, где ночью катерами было поставлено минное заграждение. Навстречу им вышли пароход «Картал» и канонерская лодка «Сунне». Огонь шхуны «Ворон» (900 т, три 153-мм пушки) вынудил «Картал» отойти к Сулину, а канонерка «Сунне» (200 т, 4 пушки) наскочила на мины и затонула. Отряд Дикова прошел еще дальше и вступил в перестрелку с броненосцами «Хивз-ур Рахман» и «Мукадем-и Хаир». В 13:00 из-за наползшего тумана бой был прекращен, и отряд Дикова отошел вверх по реке.

Бой отряда Дикова у Сулина 27–28 сентября 1877 года. Морской атлас. Том III военно-исторический. Часть первая

Бой отряда Дикова у Сулина 27–28 сентября 1877 года. Морской атлас. Том III военно-исторический. Часть первая

На следующий день отряд Дикова вновь спустился к Сулину и, прикрываясь минным заграждением, вступил в перестрелку с двумя турецкими мониторами. «Хивз-ур Рахман» получил попадание 153-мм снаряда со шхуны «Ворон» и отошел, после него к устью Дуная отступил и «Мукадем-и Хаир».

На этом попытки штурмовать Сулин из верховьев Дуная прекратились. В январе 1878 года пришедший из Одессы отряд Чихачева сделал неудачную попытку атаковать Сулин с моря, однако стратегического значения это уже не имело – турецкий флот бездействовал.

В среднем течении Дуная боевые столкновения также носили эпизодический характер. Так, 2 (14) октября отряд лейтенанта Дубасова в составе канонерки «Опыт» и четырех минных катеров попытался сжечь шестью брандерами турецкие суда у Силистрии – единственный случай применения брандеров в эту войну. Один брандер был пущен по течению на сторожевой турецкий пароход, но безрезультатно. 30 ноября (12 декабря) монитор «Никополь» вел перестрелку с тремя турецкими судами у острова Мечка возле Рущука, а также обстреливал расположение вражеских войск.

«Великий князь Константин» – носитель минных катеров

Вооруженный пароход «Великий князь Константин» (в прошлом – один из лучших лайнеров Российского общества пароходства и торговли) стал самым активным русским крейсером войны 1877–1878 годов. Огромная заслуга в этом принадлежала его командиру – лейтенанту (позднее – капитану 2-го ранга) С. О. Макарову, впоследствии знаменитому адмиралу и кораблестроителю.

Однако Макаров, назначенный на эту должность 13 (25) декабря 1876 года и лично занимавшийся переоборудованием «Константина», мечтал превратить его в настоящий ударный корабль, способный бороться не только с транспортами, но и с турецкими броненосцами. По его мнению, главным оружием крейсера должны были стать четыре минных катера – «Чесма», «Синоп», «Наварин» и «Минер». Три последних являлись обычными судовыми катерами, а «Чесма» отличалась быстроходностью, развивая скорость в 12 узлов (вдвое больше, чем остальные). Вооруженные шестовыми и буксируемыми минами, катера Макарова должны были атаковать турецкие корабли в гаванях и на рейдах, куда их доставлял мореходный «Константин».

Пароход «Великий князь Константин». Журнал «Морская кампания». 2011, №1

Пароход «Великий князь Константин». Журнал «Морская кампания». 2011, №1

Увы, первая атака на Батумском рейде в ночь с 28 на 29 апреля (с 10 на 11 мая) оказалась неудачной: «Чесма» смогла подвести буксируемую мину под корму турецкой яхты «Султание», но не сработал электрический запал. Ровно через месяц катера с «Константина» пытались атаковать турецкие корабли на Сулинском рейде, но не смогли форсировать боновые заграждения; буксируемая мина «Чесмы» вообще запуталась в этом заграждении. В итоге в атаку вышли только две более крупные и быстроходные миноноски №1 и №2 (водоизмещением в 6 и 24 т, куплены перед самой войной в Англии и Дании соответственно). Обе они смогли взорвать свои мины у борта броненосного корвета «Иджалие» – увы, слишком рано, так что турецкий корабль не пострадал. Миноноска №1 получила повреждения от ружейного и картечного огня и затонула, весь ее экипаж попал в плен.

Следующая попытка атаки минными катерами имела место вечером 11 (23) августа в бухте Сухум-Кале. К этому времени турки уже защищали все свои порты и якорные стоянки бонами, но русские моряки использовали новую тактику: катер «Синоп» подвел свою мину под заграждение и взорвал ее, после чего «Наварин» и «Минер» вошли в гавань и атаковали буксируемыми минами турецкий корабль, оказавший броненосным корветом «Ассар-и Тевфик». Одна из мин взорвалась у борта, броненосец получил подводную пробоину, но остался на плаву и был отведен для ремонта в Батум.

Макарову стало ясно, что и шестовые, и тем более буксируемые мины – оружие крайне ненадежное. Если на реках с их узкими фарватерами мины еще имели шансы на успех, то в открытом море оказались совершенно бессильны. Угнаться за мореходным кораблем катер не мог, то есть, атаковать врага можно было только в гаванях, защищенных бонами, сторожевыми кораблями и артиллерией. В этих условиях шансы минного катера приблизиться к жертве вплотную становились призрачными. Таким образом, требовалось оружие, способное поразить врага с расстояния хотя бы в несколько десятков метров – самодвижущаяся мина. Такие мины в России уже были, и Макаров, в сентябре 1877 года произведенный в капитаны 2-го ранга, приложил все усилия для их получения. Новым оружием были оснащены катера «Синоп» и «Чесма». «Синоп» тащил плотик с миной на буксире, при атаке подтягивал его к борту и наводился корпусом. На «Чесме» же под килем была устроена деревянная труба, в которую и помещалась мина Уайтхеда.

Торпеды вступают в бой

Первая атака самодвижущимися минами состоялась 15 (27) декабря 1877 года. Поздно вечером «Великий князь Константин» подошел к Батумском рейду и спустил катера на воду. Боновое заграждение «Чесма» и «Синоп» преодолели успешно, ни за что не зацепившись. В темноте южной ночи у берега были обнаружены три мачты, и моряки решили, что это большой трехмачтовый корабль, стоящий бортом к берегу. В действительности это были три броненосца, стоявшие в ряд кормой к берегу. Выпущенные торпеды прошли между ними и выскочили на берег – позднее турки заявили, что обнаружили их невзорвавшимися и даже объявили их заводские номера. Однако по донесениям команд катеров, один взрыв все-таки произошел – возможно, одна из торпед ударилась о якорную цепь и разломилась надвое, боевая часть упала на дно и взорвалась, а хвостовик с винтами пошел дальше.

Неудача не обескуражила Макарова. В следующий выход к Кавказскому побережью он решил снова атаковать корабли у Батума. В ночь с 13 на 14 (с 25 на 26) января 1878 года «Чесма» и «Синоп» вновь проникли на Батумский рейд. Здесь стояло множество судов, в том числе, три броненосца, но рейд освещался луной, а команды катеров были строго проинструктированы атаковать наверняка. Поэтому в качестве жертв они выбрали отдельно стоявшее сторожевое судно и выпустили в него торпеды с дистанции 30–40 сажен (64–85 м). Обе торпеды попали в цель, судно взорвалось и быстро затонуло, при этом погибли 23 турецких матроса.

Позднее выяснилось, что торпедами потоплена маленькая канонерская лодка «Интибах» водоизмещением в 163 т, вооруженная тремя 18-фунтовыми дульнозарядными пушками. Большого военного значения потопленный корабль не имел, зато взрыв на Батумском рейде стал символическим завершающим аккордом войны: 19 (31) января в Адрианополе было подписано перемирие.

Турецкая канонерская лодка «Интибах». Журнал «Морская кампания». 2011, №2

Турецкая канонерская лодка «Интибах». Журнал «Морская кампания». 2011, №2

Русско-турецкая война 1877–1878 годов не была первым конфликтом, в котором активно применялись мины, но она впервые продемонстрировала, что это оружие может стать решающим в морской войне – этому способствовала и пассивность турецкого флота. В итоге это привело к некоторому преувеличению возможностей минных катеров как средства, способного нейтрализовать превосходство противника в крупных кораблях. Именно с 1878 года во всем мире началось массовое строительство носителей торпедного оружия – миноносок и миноносцев.

Источники и литература

      1. Морской атлас. Том III военно-исторический. Часть первая. ГШ ВМФ,1959
      2. Морской атлас. Том III военно-исторический. Часть первая. Описания к картам. ГШ ВМФ,1959
      3. Боевая летопись русского флота: Хроника важнейших событий военной истории русского флота с IX в. по 1917 г. М.: Воениздат, 1948
      4. Н. В. Скрицкий. Корсары России. М.: Центрполиграф, 2007
      5. В. Чубинский. Об участии моряков в войне с Турциею 1877–1878 гг. СПб, 1899
      6. В. Г. Андриенко. Круглые суда адмирала Попова. СПб: Гангут, 1994
      7. Уильям Аллен, Павел Муратов. Битвы за Кавказ. История войн на турецко-кавказском фронте. 1828–1921. М.: Центрполиграф, 2016
      8. Журнал «Морская кампания». 2007, №1
      9. Журнал «Морская кампания». 2007, №2
      10. В. В. Яровой. Пароход «Великий князь Константин» // Журнал «Гангут», 2001, №21
      11. B. Langensiepen, A. Guleryuz, J. Cooper. The Ottoman Steam Navy 1828–1923. Conway Maritime Press, 1995

источник: https://warspot.ru/10071-russko-turetskaya-voyna-1877-1878-godov-novoe-morskoe-oruzhie

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare