Рождение мифа. История боёв за Стонн

1
0

Для многих любителей истории Второй мировой войны и военной техники бой во французской деревеньке Стонн 15 мая 1940 г. запомнился (либо вообще стал известен) благодаря одному примечательному эпизоду, когда артиллеристы 14-й (противотанковой) роты полка «Grossdeutschland» подбили три французских танка В1 bis, поразив их в самое уязвимое место — жалюзи для выпуска воздуха, обдувающего радиаторы системы охлаждения двигателя. Обширные фрагменты рапорта командира роты приводятся в книгах «The Blitzkrieg Legend» Фризера (Karl-Heinz Frieser) и в первом томе «The History of the Panzerkorps «Grossdeutschland» Хелмута Шпетера (Helmuth Spaeter), служа документальным подтверждением уязвимости В1 bis для снарядов немецкой 3,7-cm противотанковой пушки.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

Однако имеет смысл сопоставить немецкий рапорт со свидетельствами других участников, в первую очередь, с французской стороны. Попробуем разобраться, что же происходило утром 15 мая 1940 г., когда полк «Grossdeutschland» при поддержке танков 10-й танковой дивизии начал наступление на Стонн.

Французы зафиксировали начало немецкой атаки в 4:10. Около 5 ч утра на въезде в Стонн были подбиты три танка Pz.Kpfw.IV из 7-й роты 8-го танкового полка 10-й танковой дивизии. Уцелевшие танки укрылись за поворотом дороги, но спустя небольшой промежуток времени возобновили атаку. Оставшиеся в распоряжении немцев после первой атаки два Pz.Kpfw.IV, шедшие в голове колонны, повернули налево, в сторону дороги, ведущей в Ла Берлиер (La Berliere). Взвод легких Pz.Kpfw.II беспрепятственно въехал в Стонн, так как французская противотанковая пушка уже сменила позицию.

Одновременно 1-й батальон пехотного полка «Grossdeutschland» атаковал Стонн, но залег под пулеметным огнем французского 1-го батальона 67-го пехотного полка 3-й DIM (моторизованной пехотной дивизии). Двигаясь по главной улице, немецкие легкие танки попали под обстрел двух бронемашин AMD Р178 из состава 6-й GRDI (Groupe de Reconnaissance de Division d’lnfanterie — разведывательной группы пехотной дивизии)и 25-мм противотанковой пушки из состава взвода CRME (Compagnie Regimentaire de Mitrailleuses et d’Engins — полковой механизированной роты противотанковых пушек) 67-го полка.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

В результате скоротечного боя немцы вывели из строя замаскированный за дверью конюшни Р178 младшего лейтенанта (sous-lieutenant) Хаберера (Haberer). Рядовой Мартино (Martineau), единственный оставшийся невредимым член экипажа, вывел бронемашину с тяжело раненым командиром и убитым водителем в расположение своих войск. Позже на въезде в деревню Ле Гранд-Армуаз (Les Grandes Armoises) французы оставили при отступлении Р178 (регистрационный номер 18031). Возможно, это и была машина Хаберера. Была подбита и вторая Р 178 (№18030): два члена экипажа, Амель (Hamel) и Савьяр (Saviard), погибли сразу, командир машины, сержант (marechal-des-logis) Делетуаль (Deletoille), был тяжело ранен. Оба командира бронемашин скончались от полученных ранений через несколько дней. Согласно воспоминаниям младшего лейтенанта Салаберри (Salaberry), командира противотанкового взвода из 6-й GRDI, немцы потеряли в этом столкновении два танка.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

Тем временем гренадеры «Grossdeutschland», воспользовавшись паникой в рядахфран-цузов, обнаруживших в своем тылу немецкие танки, мелкими группами стали просачиваться в северную часть Стонна. Бой переместился в район главной улицы. Осколком снаряда был убит капитан Пупар (Poupard), возглавлявший эскадрон мотоциклистов 6-й GRDI. Один из уцелевших Pz.Kpfw.ll, не доезжая до конца главной улицы, повернул налево в районе церкви и выехал на юго-западную окраину Стонна. Танк обстрелял из пушки и пулемета (не добившись попадания) позицию 25-мм противотанковый пушки из взвода Салаберри и скрылся за домами. В это время второй батальон полка «Grossdeutschland» обошел Стонн с востока вдоль подножия холма «Сахарная голова» (Pain de Sucre) и атаковал французов. Примерно в 5:30 французы под угрозой полного окружения оставили деревню.

Салаберри получил приказ отступить из Стонна вместе со взводом мотоциклистов, но в 300 м южнее деревни его остановил капитан из пехотного полка, который приказал им занять оборону. Одну пушку установили за оградой фруктового сада, рядом с дорогой, ведущей из Стонна в Ле Гранд-Армуаз, примерно в 400 м к югу от водонапорной башни, вторую — на 100 м правее. Пехота отступала слева и справа от огневой позиции. Вскоре на ней остались пехотный капитан, капитан Рено (Renault), Салаберри с его двумя расчетами противотанковых пушек и командир взвода мотоциклистов лейтенант Гурда (Gourdain) с шестью мотоциклистами и двумя пулеметами — всего около 15 человек. Перед ними в районе водонапорной башни еще осталась небольшая группа французских солдат, но основные силы уже отступили к высоте 299.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

Внезапно из деревни выехал французский легкий артиллерийский трехосный колесный тягач Laffly S15. Найдя это подозрительным, Салаберри приказал открыть огонь. Грузовик загорелся, водитель выпрыгнул в кювет. В это время на окраине Стонна показались немцы, по которым был открыт огонь. Затем из деревни выдвинулся немецкий «большой танк», открывший огонь из пушки и пулемета. Он быстро оказался в мертвом пространстве для пушки Салаберри и въехал в зону обстрела всего в 30—35 м от позиции. Салаберри приказал открыть огонь. После двух или трех попаданий танк остановился и задымил. Но потребовалось еще 5—6 выстрелов, чтобы экипаж покинул танк. Гурда, позиция которого находилась на другой стороне дороги, видел, как три танкиста выпрыгнули из танка. Затем из танка показались языки огня, и он взорвался. Вскоре из Стонна появился второй танк, который был также подбит. Следовавший за ним третий танк вернулся в деревню.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

Эпизод уничтожения второго немецкого танка описан в воспоминаниях бывшего командира 2-го взвода 3-й роты 1-го батальона 67-го пехотного полка младшего лейтенанта Марселя Дюсотой (Marcel Dusautoy). Его рота занимала оборону на левом западном фланге батальона, напротив зарослей, покрывающих возвышенность Гранд Кот (Grande Cote). На их участке сначала было спокойно, и они только слышали постепенно перемещающиеся к югу звуки боя в Стонне. Внезапно на западной окраине Стонна появился взвод младшего лейтенанта Вилько (Vilcot) из первой роты их батальона. Пехотинцы залегли на лугу, находящемся южнее улицы Стонна, отходящей в западном направлении от дороги, ведущей в Ле Гранд-Армуаз. Показался немецкий танк. Он остановился и стал неторопливо поочередно расстреливать французских солдат, пытавшихся укрыться в траве, Дюсотой видел, как дернулось тело его товарища Вилько, слишком заметного в офицерской форме. Взвод Дюсотой в бессилии наблюдал эту бойню, которая, к счастью, продолжалась недолго. В танк ударил снаряд 25-мм орудия, он загорелся и взорвался. Успевший выскочить экипаж расстреляли французские пехотинцы.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

Примерно в 5:30 немцы вышли на южную окраину деревни и двинулись вдоль дороги на Ле Гранд-Армуаз. Их передовые группы быстро достигли высоты 299, находящейся примерно в одном километре на юго-запад от их первоначального рубежа атаки. Капитан Фреде (Fredet), командир CRME 67-го полка, КП которого находился западнее Стонна, сообщил об этом на полковой КП в Ле Гранд-Армуаз, куда только что прибыл командир пехотных подразделений 3-й DIM полковник Бьюссон (Buisson). В Стонн была направлена 1-я рота 45-го ББТ (батальона боевых танков — Bataillon de Chars de Combat) под командыванием капитана Пети (Petit), которой предстояло преодолеть несколько километров, отделяющих Ле Гранд-Армуаз от поля боя. Согласно воспоминаниям генерала жандармерии Бонарди (Воnаrdi), в мае 1940 г. служившего лейтенантом технической части в 45-м ББТ (который был сформирован жандармерией), накануне из танков батальонного взвода восполнения потерь (section de remplacement) был организован и отдан под его команду импровизированный сверхштатный взвод, который направили на усиление 1-й роты. Штатно рота ББТ состояла из четырех взводов по три танка и вместе с танком командира роты насчитывала 13 боевых машин. Поэтому усиленная 1-я рота 45-го ББТ утром 15 мая должна была иметь 16 танков.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

В 5:45 1-я рота атаковала противника без артиллерийской поддержки. Под пулеметным огнем французская пехота сразу залегла и не последовала за танками. В первом эшелоне наступающим на левом фланге взводом командовал Рикебуш (Ryckebusch), взводом в центре — Шамбер (Chambert), справа — младший лейтенант Мено (Menand). Взводы под командованием Пишара (Pichard) и Бонарди остались в резерве. Продвинувшись на 500 м от исходного рубежа атаки, вышел из строя танк под командованием Дауэра (Dauer) из взвода Шамбера, второй танк под командованием Лансмо (Lansement) из этого же взвода по ошибке последовал за взводом на левом фланге. Оставшись в одиночестве, Шамбер продолжил движение к Стонну, методично расстреливая обнаруженные пулеметные гнезда осколочными снарядами. На своем пути он увидел два немецких танка, уничтоженных взводом Салаберри: первый на дороге, ведущей в Стонн, второй в поле около деревни.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

Немцы отступали в Стонн, преследуемые французским танком, ведущим огонь из всех видов оружия. Дойдя до окраины Стонна, Шамбер обнаружил, что пехота не последовала за ним, и возвратился к залегшей цепи пехотинцев. Он попытался повести их к деревне, но пехота снова залегла, и ему пришлось вновь вернуться.

Взвод на правом фланге на окраине деревни потерял два танка. Раненые Мено и жандарм Сарразин (Sarrazin) выбрались из первого танка, но Сарразин попал в плен. Экипаж второго танка — штаб-сержант (marechal-des-logis-chef) Верилль (verhille) и жандарм Террье (Terrier) сгорели в своей боевой машине.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

Сразу после захвата Стонна командир 4-го батальона (тяжелого оружия) полка «Grossdeutschland» майор Шнайдер (Schneider) вместе с командиром роты пехотных орудий старшим лейтенантом фон Массов (von Massow) и командиром 14-й (противотанковой) роты старшим лейтенантом Бэк-Броихситтером (Веск-Broichsitter) отправились от охотничьего замка «Шато дез Ют д’Они» («Chateau des Huttes d’Ogny»), где находился КП полка, на рекогносцировку в Стонн. Поднявшись по заросшему склону, они оказались у восточного въезда в деревню, где встретили танкистов. Бэк-Броихситтер написал в своих воспоминаниях: 

«Подбитый немецкий танк застыл, накренившись на обочине. Рядом с танком стояли с пистолетами в руках офицер и унтер-офицер. Убитый член экипажа с желтоватым восковым лицом лежал на траве в своей запыленной черной униформе. С водонапорной башни раздавались винтовочные выстрелы, пули поднимали фонтанчики пыли на улице. По направлению к нам ехал французский танк. Мы бросились за дом, громыхая, танк проехал мимо нас».

Видимо, Бэк-Броихситтер описал встречу с танком Шамбера.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

Затем по рву, который начинался на западной окраине Стонна и тянулся с севера на юг, майор Шнайдер с командирами рот своего батальона добрался до господствующего над местностью холма, находящегося в нескольких сотнях метров от Стонна. Скорее всего, речь идет о высоте 299,2. Здесь они встретили лейтенанта Шиллера (Schiller) с минометным расчетом, который присоединился к их группе. Попытавшись продвинуться дальше, они попали под пулеметный огонь с тыла, с водонапорной башни. Укрывшись в находящейся в 50 м от них рощице, немецкая группа в составе десяти человек увидела приближавшийся взвод французских пехотинцев. Огонь из миномета заставил французов залечь. Майор и оба старших лейтенанта поспешили назад, чтобы направить на господствующую высоту подкрепления.

Снова воспоминания Бэк-Броихситтера: «Возвращение через засаженное поле не было приятной прогулкой. Посреди пути, в садах, мы огляделись: несколько французских танков ехали прямо к противоположной части деревни». Видимо, он увидел взвод младшего лейтенанта Мено, приближавшийся к южной окраине Стонна.

Согласно воспоминаниям танкиста Карла Коха (Karl Koch) из 7-й роты 8-го танкового полка 10-й танковой дивизии, три члена его экипажа танка Pz.Kpfw.IV с бортовым номером 700 присоединились к пехотинцами полка «Grossdeutschland» во время атаки Стонна. Выхватив пистолеты, они добежали до его восточной окраины, где обнаружили, что остались в одиночестве. Танкисты вернулись к подбитым танкам. Радист из их экипажа, убитый выстрелом в голову, лежал около танка. Водитель также был мертв. Оставшиеся члены экипажа решили использовать танк как неподвижную огневую точку. В это время мимо них на полной скорости промчались отступающие из Стонна легкие танки, командиры которых успели прокричать: «Атака танков противника!»

Экипаж занял свои места в башне танка и начал высматривать противника. Вскоре первый французский танк появился из садов слева от Стонна. Экипаж Pz.Kpfw.IV открыл огонь с дистанции около 600 м. После двух попаданий танк остановился. Та же судьба ожидала как второй танк, показавшийся рядом с первым примерно через 10 мин, так и третий, появившийся еще примерно через 20 мин. В промежутках между стрельбой танкисты пополняли боекомплект из подбитого танка на противоположной стороне дороги. После того как они обстреляли французских пехотинцев, замеченных в Стонне, в обороняемом ими секторе установилась тишина.

Судя по описанию, второй жертвой Коха стал танк под командованием Мено, подбитый в районе водонапорной башни (находящейся на дистанции около 390 м от танка Коха), третьей — танк Верилля, который Кох расстрелял с расстояния около 180 м.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

Майор Шнайдер тем временем оставил всякую мысль о продвижении к господствующей высоте и решил закрепиться на западной окраине. Посыльный вызвал 4-й взвод 14-й (противотанковой) роты под командованием обер-фельдфебеля Харольда (Harold). Три 3,7 cm противотанковые пушки установили во рву, чтобы скрыть от взора противника.

Бэк-Броихситтер:

«Танки противника начали атаку. Мы насчитали шесть штук, с наступающей между ними пехотой. Короткая команда, и противотанковые пушки рывком были выдвинуты на позиции. Еще несколько секунд, и цели были распределены между командирами расчетов, затем открыт огонь.

Бой продолжался довольно долго. Танки было трудно подбить. Вдобавок, им помогали многочисленные заросли кустарника и сады. Часто наводчики могли видеть только небольшую часть цели. В этот момент, конечно, пулеметный огонь противника сконцентрировался исключительно на трех орудиях. Тем не менее, взвод Харольда вывел из строя все находящиеся на виду танки противника…»

Противотанковые пушки снова были убраны под прикрытие рва. Посыльный привел 2-й взвод противотанковой роты под командованием оберфельдфебеля Альбера (Alber). Два взвода отбили вторую атаку французских танков.

Очевидно, немцы вели бой со взводом Рикебуша, наступавшим с западного направления. Сопровождавшая французскую пехоту группа танков скорее всего состояла из пяти боевых машин, включая танк командира роты и последовавший за ними по ошибке танк Лансмо из взвода Шамбера. На исходную позицию взвод Рикебуша вернулся, потеряв три танка (два подбиты, третий пропал в кустарнике Гранд-Кот). Погиб младший лейтенант Блэсс (Blesse), еще три жандарма пропали без вести.

В начале 8-ми часов утра, после ухода французских танков, немцы начали атаку позиций 3-й роты 1-го батальона 67-го пехотного полка, охватывая ее с запада и востока. Опасаясь окружения, рота неорганизованно отступила ко рву, затем по нему добралась до французских позиций южнее возвышенности 299.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

Пока пехотинцы 67-го полка и танкисты 45-го ББТ приводили себя в порядок после атаки, к ним подошло подкрепление. Правее 67-го полка занимал оборону 91 -й пехотный полк, которому накануне придали 49-й ББТ из состава 3-й DCR (Division Cuirassee de Reserve — бронетанковой дивизии резерва главного командования), имевший на вооружении танки В1 bis. Батальон занимал предписанные ему позиции и заправился в течение ночи. Во время проведения разведки в выделенном ему 91 -м пехотным полком секторе командир батальона Преклэр (Preclaire) в 07:23 встретил на дороге из Тюилери (Tuileries) в Ле Гранд-Армуаз капитана Лёлё (Leleux) из штаба 3-ей DCR, который сообщил ему о тяжелом положении в районе Стонна и связанной с этим необходимостью послать взвод В1 bis для усиления обороны 67-го полка.

Однако на основании информации о результатах атаки немцев на деревню Преклэр решил послать целую роту. Для атаки на Стонн была выбрана 3-я рота лейтенанта Каравео (Caraveo), которая находилась ближе всех к цели. Десять танков отправились в путь в 7:30; им требовалось пройти менее 10 км. За действиями 3-й роты должны были наблюдать начальник штаба батальона капитан де Масе де Гастин (de Масё de Gastines) и офицер разведотдела батальона лейтенант деФромо (de Froment), поддерживающие из своего танка радиоконтакт как с ротой Каравео, так и со штабом батальона.

Надо отметить, что дивизионные артиллерийские части 3-й DIM (42 и 242 артполки) уже заняли позиции вокруг Си (2,4 км юго-западнее Стонна). С раннего утра они начали беспокоящий обстрел подходящих дорог. К примеру, по заявкам пехотных командиров, 1-й дивизион 42-го артполка уже выпустил 4000 75-мм снарядов по целям в треугольнике между Мэзон-сель-э-Вилер, Шемери-сюр-Бар и Артез-ле-Вивье (Maisoncelle-et-Villers, Chemery-sur-Bar и Artaise-le-Vivier). Артиллеристы выдвинули наблюдателей и проложили линии связи. Но так как взаимодействие французских сил полностью еще не наладили, организовать планомерное артиллерийское наступление не удалось. Танки и пехота пошли в атаку без артиллерийской поддержки.

Выстроившись в колонну, 3-я рота 49-го ББТ продвигалась по дороге от Ле Гранд-Армуаз к Стонну до высоты 299, затем рота развернулась в боевой порядок для атаки. Первый и второй взвод атаковали деревню с левой стороны от дороги, третий взвод — справа. По свидетельству французов, они почти не встретили сопротивления, и вошли в центральную часть деревни, так как при виде В1 bis немцы либо убегали, либо укрывались в подвалах.

Рассказывает лейтенант Каравео:

«От Ле Гранд-Армуаз до высоты 299 дорога поднимается очень круто, и продвижение происходит относительно медленно. С высоты 299 мы видим плато, на котором находится Стонн, рота начинает разворачиваться в отработанный на учениях боевой порядок. Заметив позиции передовых подразделений в 200 м южнее Стонна, я немедленно открыл огонь. Постепенно взводы поднимаются на мой уровень. Начинается бой. Противотанковые средства, занимающие свои позиции, уничтожены. Враг отступает. Мы затем продолжаем очищать деревню, занятую многочисленными подразделениями вражеской пехоты. В 09:30 утра Стонн полностью очищен. Я сообщаю об этом командиру батальона».

Видимо, какой-то немецкий противотанковый взвод был пойман французскими танкистами в момент, когда он только вышел на позицию и не успел отцепить свои орудия от тягачей и изготовиться к стрельбе. Возможно, это был 3-й взвод противотанковой роты полка «Gross-deutschland». К сожалению, Хелмут Шпетер (Helmuth Spaeter) в своей книге не упоминает подробностей боевых действий данного взвода, хотя именно ее командир, лейтенант Хинтце (Hintze), стал единственным офицером из 14-й роты, погибшим в этот день. Первый взвод под командованием фельдфебеля Хинделанга (Hindelang) во время этой атаки оставался в резерве около охот-ничего замка «Шато дез Ют д’Они». Фронт обороны остальных немецких взводов противотанковых орудий был развернут на запад, пушки спрятаны во рву на западной окраине деревни. С этого места расчеты орудий 2-го и 4-го взвода противотанковой роты не видели французские танки, так как 3-я рота 49-го ББТ наступала на южную окраину Стонна.

Онор (Honor), в мае 1940 г. старший сержант, водитель танка № 357 «Ribauville» 1-й роты 49-го ББТ, утверждает, в отличии от Каравео, что в этой первой атаке рота лишь подошла вплотную к окраине Стонна, непосредственно в него вошел только взвод на правом фланге. Немецкая пехота быстро покинула деревню. Не было видно ни присутствия противотанковых орудий, ни пулеметов.

Младший лейтенант Марсель Дюсотой вспоминал, что в их расположении появился Пигаль (Pigalle), командир 1-го батальона 67-го пехотного полка, имевший опыт атаки совместно с танками еще со времен Первой мировой войны: он участвовал во второй битве на Эне в 1917 г. подБерри-о-Бак(Веггу-аи-Вас). Опираясь на трость (у него была повреждена нога), он нашел слова, успокаивающие солдат после отступления: «Сынки, сэтими танками мы снова возьмем Стонн». Солдаты разбились на группы, бегущие в колоннах за каждым танком. Дюсотой с тремя или четырьмя солдатами следовал за «своим» танком. В башне открылся люк, и танкист спросил его об обстановке на поле перед Стонном. Дюсотой ответил, что опасаться нечего, вплоть до Стонна нет ни препятствий, ни противотанковых орудий.

Танк продвигался параллельно дороге, держась в 100—200 м слева от нее. На середине пути французы попали под немецкий артиллерийский заградительный огонь. Дюсотой: «Повсюду взрывы снарядов. Раненые, убитые…крики о помощи. Главное — удержаться за танком, используя его как щит от огня из деревни». Танк остановился. Дюсотой увидел слева разрушенный дом, из подвала которого выглядовали пять или десять солдат противника. Младший лейтенант даже успел разглядеть выражение ужаса на их лицах. Задний люк башни открылся снова, танкист приказал: «Ложись!»

Выстрел из 75-мм орудия, и стена дома обвалилась на немцев. В облаке поднявшейся пыли танк проутюжил завал. По словам Дюсотой, эта страшная картина преследовала его всю оставшуюся жизнь.

Когда французские пехотинцы вошли в деревню, танки отошли назад. В1 bis выстроились южнее деревни, чтобы с возвышенности наблюдать за ней. Полк «Grossdeutschland» быстро использовал преимущество в численности пехоты, выдавливая французов из Стонна. Кроме того, немецкое командование вызвало в деревню 15-ю роту (тяжелых пехотных орудий), устанавливая орудия вне видимости В1 bis, остающихся на месте.

В то же время подход немецких подкреплений и снабжение уже находящихся в этом секторе подразделений были затруднены. Французская артиллерия открыла огонь. С регулярными интервалами на немецкие позиции обрушивались 75-, 105- и 155-мм снаряды. 16-я батарея 242-го артполка, к примеру, открыла в 9:40 огонь по деревне Артез, которая быстро превратилась в сплошные руины. Подходящие к Стонну дороги подвергались особенно сильному обстрелу. По требованию командования 67-го полка, 5-й дивизион 242-го артполка производил регулярные огневые налеты на высоты 191, 208 и 211, поскольку они представляли собой перекрестки, через которые вынуждены были проходить немецкие части при передвижении внутри сектора.

Французские танкисты обнаружили возвращение немцев в Стонн и повторно атаковали деревню. Но эта атака проходила уже не так гладко, как первая. Она развивалась без поддержки пехоты: 67-й пехотный полк не мог наступать до 10:30 из-за отсутствия боеприпасов.

Лейтенант Каравео:

«Пользуясь сложившейся ситуацией, немцы опять просочились слева и справа от деревни и установили несколько противотанковых пушек. Это проникновение замечено после того, как пулемет открыл огонь по спешившимся экипажам. Я немедленно приказал начать новую атаку на Стонн и позиции восточнее и западнее деревни».

Свидетельство Луи Бартелеми (Louis Barthelemy), служившего в 1940 г. в звании лейтенанта в 49-м ББТ:

«В роте восполнения потерь имелось два танка. Я получил под команду ту машину, раненый командир которой был эвакуирован накануне. Этот танк назывался «Frontignan». его водителем был сержант Бойе(Воуег). С двумя танками я на полной скорости направился к батальону, который уже вел боевые действия. На западной окраине Ле Гранд-Армуаз я нашел заместителя командира батальона Л’Дюмона (L’Dumont). Мы немедленно направились к Стонну. Немецкий легкий танк с безрассудством (и бесстыдством) открыл по нам огонь. Это была вторая модель, вооруженная 20-мм пушкой (следовательно, Panzer II массой 9,5 т, броня 30 мм). Я все еще вижу его очередь красных трассирующих снарядов. Несколько мгновений спустя он был объят пламенем. Я не знаю, кто подбил его, так как мы все стреляли по нему».

Лейтенант Каравео:

«В этом новом бою два танка серьезно повреждены на левом фланге (у В1 bis №385 «Thiaucourt» пробит блок воздушных жалюзи (persionnage de sortie d’air) и бак с водой, у второго В1 bis поврежден корпус ходовой части (train de roulement). — Прим.авт). Эти два танка тем не менее продолжали стрелять по противнику. На правом фланге третий взвод потерял два танка — один взорвался (французская мина или противотанковая пушка): другой свалился в карьер. Время 10:20. Деревня снова очищена. Об этом сообщено по рации командиру батальона».

Рождение мифа. История боёв за Стонн

Танки Каравео снова вернулись на исходные позиции. Фактически, к этому моменту рота безвозвратно потеряла на правом фланге два В1 bis из 3-го взвода: еще во время первой атаки был подбит В1 bis №368 «Gaillac»; экипаж погиб от внутреннего взрыва, во время второй — подбит №416 «Hautvillers»; снаряд пробил броню, легко ранив водителя и вызвав пожар электрооборудования. Танк вышел из строя, экипаж попал в плен. В результате пожара танк взорвался. На многочисленных фотографиях этого танка видно, что у него перебита левая гусеница, погнут ствол 47-мм пушки и смещена башня. Оба эти танка обстреливались из орудия танка Коха.

Рождение мифа. История боёв за СтоннРождение мифа. История боёв за Стонн

Как вспоминал Кох, спустя большой промежуток времени после подбития третьего танка из садов появился четвертый танк:

«Это был монстр, у нас не было даже мысли, что у французов имелись такие танки. Мы произвели по нему около двадцати выстрелов, не добившись никакого результата. Однако после нескольких следующих попаданий у него слетела гусеница».

Рождение мифа. История боёв за Стонн

Значительно позже появился пятый танк (В1 bis), ведущий огонь во все стороны. Он не обнаружил стреляющий по нему Pz.Kpfw.IV. Но 75-мм снаряды немецкой танковой пушки не наносили ему видимых повреждений до тех пор, пока ствол башенной пушки французского танка не был поврежден попаданием снаряда. Последовавший пожар вызвал взрыв боекомплекта, сорвавшего задние бронелисты корпуса.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

На этом закончилось участие в бою в Стонне экипажа танка №700. Израсходовав боеприпасы, немецкие танкисты покинули свою машину. На следующий день танкисты разыскали свою часть, где им сообщили, что Pz. Kpfw. IV, накануне утром уцелевшие после первой атаки и атаковавшие Стонн позднее совместно с легкими танками, были подбиты на его западной окраине.

Остается вопрос, кто подбил два танка В1 bis на левом фланге. В связи с этим очень интересна информация о повреждениях, полученных этими танками. Каравео утверждает, что они были сделаны 47-мм бронебойными снарядами, и выдвигает предположение, что немцы использовали трофейные французские противотанковые пушки. Однако командир противотанковой роты Бэк-Броихситтер полка «Grossdeutschland» не говорит об использовании таких трофееев 15 мая. В то же время упоминания об особо мощных и опасных противотанковых орудиях мы встречаем и в воспоминаниях других французских участников боя за Стонн 15 мая. Кроме того, французы также безвозвратно потеряли В.1 bis №354 «Chinon» из 1 -й роты 49-го БД который не участвовал в атаке 3-й роты. Этот танк был послан для уничтожения противотанковых средств, обнаруженных ранее утром.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

«Chinon» под командовании лейтенанта Роу (Rohou) двигался в сторону деревни и был выведен из строя, не нанеся ущерба немцам, в 300 м к югу от водонапорной башни, правее позиции взвода Салаберри. Экипаж был расстрелян у подбитого танка и похоронен в братской могиле около корпуса танка. Тело лейтенанта Роу так и не нашли. С учетом того, что французы обстреливали как с водонапорной башни, так и с позиции взвода Салаберри всех немцев, попадавших в их поле зрения, противотанковая пушка, подбившая «Chinon», могла укрываться от них только за домами в самой деревне. Следовательно, «Chinon» был подбит с дистанции не менее 500 м, что было возможно только из достаточно мощного орудия. Можно предположить, что и он, и остальные танки на левом фланге были уничтожены не из трофейных 47-мм противотанковых пушек, а из самоходных противотанковых орудий 4,7 cm Pak(t) auf Pz.Kpfw.l из состава 1-й роты 521-го противотанкового дивизиона (Pz.Jag.Abt.521), приданной 10-й танковой дивизии. Хотя в журнале боевых действий 10-й танковой дивизии запись о прибытии этой роты в Стонн сделана в 8:50 16 мая (NARA T315 R559 f000350), на карте обстановки на утро 15 мая, приведенной в книге Хелмута Шпетера, показано прибытие в деревню вместе с ротой тяжелых пехотных орудий и части подразделения, обозначенного как «I.Pz.Jager». Возможно, так обозначили 1-ю роту из Pz.Jag.Abt.521.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

Кроме встречи с тяжелыми противотанковыми орудиями, французские танкисты столкнулись еще с одной неожиданной проблемой. В четырех танках вышли из строя 47-мм пушки SA1935 вследствие разрыва гильз выстрелов с осколочными снарядами. Луи Бартелеми:

«Еще один сюрприз: нам запретили использовать выстрелы с осколочными снарядами. Они оказались дефектными. Разрешено использовать только выстрелы с бронебойными снарядами».

После отхода французских танков немцы вернулись в Стонн. Прибыли новые подразделения полка «Grossdeutschland», а также 16-я рота штурмовых орудий, командир которой, старший лейтенант Фрайхерр фон Эглоффштайн (Freiherr von Egloffstein), возглавил разрозненные части в центральной части деревни.

Французская артиллерия вела интенсивный огонь как по Стонну, так и по зоне севернее объекта атаки. Снаряды 155-мм орудий 16-й батареи 242-го артполка непрерывно обрушивались на позиции 2-го батальона полка «Grossdeutschland». Эта же батарея также уничтожила много автомашин 10-й танковой дивизии в лесу Рокyp(Raucourt).

Подполковник фон Шверин (командовавший «Grossdeutschland» в этом бою) дал особенно запоминающуюся характеристику французской артиллерии:

«Здесь была пехота 67-го полка, которая закрепилась и стойко обороняла деревню. Яростный бой начался. Французская артиллерия открыла огонь с огромной точностью. Она оборудовала свои позиции, что не могла сделать предыдущим днем из-за скорости немецкого продвижения. Здесь было много батарей, и наши солдаты встретились с той артиллерией, которую я знал по Первой мировой войне. Мы понесли большие потери».

Стоит упомянуть, что со взаимодействием различных родов войск у самих немцев были проблемы. Накануне, 14 мая, в результате двух ошибочных налетов немецких пикирующих бомбардировщиков на занятый немцами Шемери (Chemery) погибли командир 43-го штурмового саперного батальона подполковник Малер (Mahler) и несколько офицеров из 2-го танкового полка, был тяжело ранен командир 1-й танковой бригады полковник Кельтш (Keltsch). 16 мая из-за недолета снаряды немецкой артиллерии упали на близко расположенные друг от друга командные пункты полка «Grossdeutschland» и прибывшего на подкрепление 69-го мотострелкового полка 10-й танковой дивизии, нанеся чувствительные потери в офицерском составе.

Около 10:40 французы начали новое наступление. Оно было организовано гораздо лучше. Танки теперь была готова сопровождать и пехота. Для атаки выделили все наличные силы:

  • — 1-й батальон 67-го пехотного полка под командованием майора (commandant) Пигаля;
  • — только что прибывшую 1 -ю роту 1 -го батальона 51-го пехотного полка (капитан Марта (Martin);
  • — три оставшихся в боеспособном состоянии танка В1 bis роты Каравео;
  • — два взвода 1-й роты 45-го ББТ в составе семи Н39 (взвод Рикебушаоставлен в резерве);
  • — один взвод 2-й роты 4-го ББТ (три танка FCM36).

Всего силы атакующих насчитывали 13 танков и около 1000 пехотинцев. Согласно плану, 1-я рота 1-го батальона 51-го пехотного полка должна была атаковать Стонн с запада, в то время как остальная пехота при поддержке танков наступала с юга на север, от высоты 299. На юге танки В1 bis и Н39 вместе с пехотой образовали дугу и перешли в атаку под сильным огнем немцев. Слева наступал взвод Шамбера, в центре танки роты Каравео, восточнее дороги — взвод Пишара.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

В 500 м от Стонна танки В1 bis остановились и в дальнейшем вели огонь с места, обстреливая деревню из 75-мм орудий. Согласно воспоминаниям Каравео, его танки дальше не продвигались. Он получил приказ на отход уже в 11:15, но рота по его инициативе оставалась на месте еще около часа, занимаясь эвакуацией ранее поврежденных танков. Ему удалось оттащить в заросли, находящиеся в 500 м на юго-запад от высоты 299, как оба подбитых на левом фланге В1 bis, так и танк, опрокинувшийся в карьер.

Остановившиеся В1 bis роты Каравео обогнали танки Н39 и пехота. Вскоре батальон 67-го полка достиг первых домов и вступил в рукопашную схватку с подразделениями «Grossdeutschland». Со своей стороны рота 51 -го полка атаковала позиции на западе деревни. Ее первый взвод наступал на заросли Гранд-Кот, второй — в направлении главной улицы и третий — дороги вдоль южной стороны деревни.

Командир 14-й (противотанковой) роты полка «Grossdeutschland» так описывал этот бой:

«… Звуки выстрелов из винтовок имели сильный психологический эффект. Это был наш первый оборонительный бой против пехоты. Бойцы укрывались в канавах, не смея покинуть укрытие. Постепенно звуки выстрелов приближались, отдельные французские танки вели за собой новую волну атакующей пехоты.

В садах было трудно оценить их количество. Ситуация стала критической, под сильным огнем боевой дух солдат упал. Все они участо-вовали в боевых действиях с 10-го мая, и их силы были на исходе…

…Я отдал приказ: «Всем стрелять! Мы должны удержать эту деревню!»…

…Старший лейтенант Ханерт(Hanert), командир пулеметной роты 1-го батальона, прихрамывая пришел от водонапорной башни. Он был ранен в таз винтовочной пулей. Французы атаковали от башни! Я немного продвинулся вперед вдоль рва в сторону садов, чтобы увидеть эту часть деревни. В самой деревне несколько солдат убегали от водонапорной башни. Их крики «танки!» распространяли страх. Французы начали новую атаку с другого направления. Я не имел понятия, как вовремя выдвинуть вперед взвод Хинделанга…

…Крик «танки!» достиг охотничьего замка. Немедленно Хинделангвыдвинул взвод по своей собственной инициативе. В последний момент он пронесся через развалины Стонна, с гренадерами, висящими на тягачах, везущих подпрыгивающие на препятствиях пушки. Хинделанг стоял на подножке своего автомобиля. Вперед — до самой водонапорной башни. Они достигли конца деревни. Около десяти французских танков надвигались на них на широком фронте. На скорости 40 км/ч водители развернули свои автомобили в тот момент, когда французские танки открыли огонь. Стрельба велась также с водонапорной башни, несколько человек были сразу ранены, так как орудия были отцеплены прямо посередине улицы. Но взвод развернул свои пушки! Дуэль началась. В перестрелке, длившейся около часа, взвод Хинделанга удержал позицию под огнем атакующей пехоты и флангового огня с водонапорной башни и поросшего лесом холма…»

Несколько отличную картину боя приводит М. Дельвуа (М. Delvoix), бывший жандарм, служивший в 45-м ББТ:

«Взвод Пишара на правом фланге двигался по следам гусениц танков взвода Мено. Достигнув сгоревшего танка Верилля, они в свою очередь попадают под огонь скорострельных пушек со стороны водонапорной башни. Один из танков обездвижен попаданием бронебойного снаряда, но продолжает стрелять в быстром темпе. Остальные танки медленно продвигаются вперед, ведя огонь из своего оружия.

Танк Пишара движется в центре боевого порядка взвода. Снаряд ударяет в передний эпископ башни (смотровой прибор, который использует командир танка). Он не пробивает бронированный корпус эпископа, лишь срывает его с крепления и сбрасывает на плечо Пишара. Танк продолжает двигаться вперед и получает новые попадания. Второй снаряд проходит между командиром танка и его водителем, в зазор размером около 30 см, третий пробивает броню и попадает в бензобак, не вызывая пожара, четвертый попадает в подвеску, нанося незначительное повреждение. Однако командир третьего танка взвода, унтер-офицер (adjudant) Чиаравильо (Chiaraviglio), имевший репутацию великолепного стрелка, обнаружил противотанковую пушку, уничтожил ее из танкового орудия и продолжил в одиночку выполнение задачи взвода.

Лейтенанту Пишару удалось вывести свой танк обратно к французским исходным позициям, затем он пешком вернулся на поле боя, к танку Чиаравильо, чтобы снаружи продолжать руководить его действиями. Назад он вернулся только после занятия Стонна французской пехотой».

Возможно, унтер-офицер Чиаравильо уничтожил 47-мм пушку, так как в своих воспоминаниях генерал Бонарди особо выделяет это орудие:

«К счастью, наиболее смертоносное противотанковое орудие было обнаружено и уничтожено из танкового орудия наводчиком-снайпером Чиаравильо».

Последнюю фазу атаки французских танков и пехоты на Стонн Бэк-Броихситтер описывает следующим образом:

«…Хинделангбыл атакован тремя 32-тонными танками. При каждом попадании трассирующий снаряд рикошетировал и улетал в неизвестном направлении. Танки продолжали двигаться сквозь сады. С дистанции 100 метров один из них добился прямого попадания в противотанковую пушку и полил обломки пулеметным огнем. Командир орудия — унтер-офицер Крамер (Kramer) и его наводчик были ранены, а другие номера расчета убиты. Крамер под пулеметным огнем подполз к наводчику и затащил его за дом.

Огонь трех тяжелых танков угрожал уничтожить взвод. Затем один из гигантов повернулся боком. Командир находящегося на левом фланге орудия, обер-ефрейтор Гиземанн (Giesemann), обнаружил небольшую оребренную панель на его правой стороне; очевидно, это была охлаждающая система танка. Панель была не больше, чем ящик боеприпасов. Гиземанн прицелился в нее и выстрелил. Из танка вырвался вверх язык пламени. Молодой обер-ефрейтор был действительно снайпер по стрельбе из его противотанковой пушки!

Оба командира пушек теперь открыли огонь по маленьким квадратам на боках тяжелых танков. Вскоре после этого левая пушка получила прямое попадание и была выведена из строя. Хинделанг оттащил сохранившуюся пушку обратно в деревню. Три тяжелых танка были выведены из строя. Остальные танки стояли обездвиженными перед деревней…»

«…Получив приказ, в полдень рота покинула свои позиции в деревне».

В этом описании есть два явных несоответствия. Во-первых, как мы уже знаем, танки В1 bis Каравео в этой атаке к деревне не подходили и повреждений не получали. Во-вторых, как видно из описания боя, огонь велся немцами по панели, которую приняли за охлаждающую систему танка. Но посмотрим внимательно ее описание. Оребренная панель на правой стороне танка, размерами не больше, чем ящик боеприпасов. Это явно не огромный монолитный литой блок воздушных жалюзи танка В1 bis, имевший высоту около 89 см, к тому же находящийся на противоположной (левой) стороне танка. Следует отметить, что Бэк-Броихситтер находился в западной части Стонна и сам боя видеть не мог, описание он составил на основе последующего доклада. Возможно, к выводу о типе танка он пришел, исходя из его описания, либо увидел подбитые В1 bis, покидая деревню.

Но с кем мог сражаться взвод Хинделанга?

В момент атаки на поле боя находился еще один участник — 2-я рота 4-го ББТ, вооруженная танками FCM 36. Короткоствольные 37-мм пушки этих танков не подходили для борьбы с немецкой бронетанковой техникой, поэтому они не участвовали в атаке вместе с Н-39 45-го БТТ. Согласно воспоминаниям командира роты лейтенанта Люкка (Lucca), он с 1 -м и 2-м взводом своей роты находился на краю зарослей западнее высоты 299, поддерживая огнем с места продвижение своей пехоты.

Рождение мифа. История боёв за Стонн

Но один взвод 2-й роты в составе трех танков FCM 36 атаковал южную часть Стонна с исходной позиции на высоте 288, находящейся к юго-востоку от высоты 299. Заметим, что FCM 36 был единственным французким танком, имевшим по обе стороны двигательного отсека жалюзи, представлявшие из себя «оребренную панель, размерами не больше, чем ящик боеприпасов для 3,7 cm РАК, попадание в которую заслуживает получения звания снайпера». Если взвод Хинделанга обстреливал жалюзи французских танков, то это могли быть жалюзи только этих машин. Но насколько результативна была эта стрельба в действительности?

Рождение мифа. История боёв за Стонн

Согласно воспоминаниям Люкка, накануне, утром 14 мая, во второй роте по техническим причинам вышло из строя два танка из третьего взвода. Во время отхода вечером этого же дня рота была остановлена на дороге Стонн — ла Берлиер и получила приказ поступить в распоряжение занимавшего оборону в этом районе батальона 67-го моторизованного пехотного полка. Лейтенант Люкка пытался объяснить, что не может действовать в отрыве от своего батальона, так как без ремонтной службы и снабжения специальными смазочными маслами он не сможет нормально эксплуатировать свои танки. Но приказ остался в силе. В результате в следующие два дня из оставшихся в его роте одиннадцати боевых машин он был вынужден направить в тыл три танка, повреждения которых легко могли быть устранены на месте силами батальонной ремонтной службы. Из них вечером 15 мая в тыл ушли два FCM 36: из-за неисправного сцепления через ла Берлиер, Ош (Oches) и Верьер (Verrieres) в Бриель (Brieulles) был отправлен танк сержанта Вернона (Vergnon) с водителем рядовым Юбером (Hubert), еще один танк рядового Лафо (Lafon) был отправлен в Ле Петит-Армуаз (Les Petites-Armoises), причем сам Лафо был назначен командиром другого танка. Люкка пояснил, что старался направить в тыл танки своим ходом при первом появлении признаков неисправности, не дожидаясь момента, когда их придется тащить на буксире.

После ухода двух танков в роте оставалось девять боеспособных FCM 36, один из которых на следующий деньтакже был отправлен втыл (позже Люкка нашел все три танка в назначенных им пунктах). Таким образом, к концу дня 15 мая все одиннадцать танков роты, включая даже получившие повреждения, оставались на ходу.

Первые безвозвратные потери рота понесла только 16 мая. В 20 ч два взвода роты выдвигались в район леса около Си и были атакованы немецкими бомбардировщиками. Замыкающий ротную колонну FCM 36 тянул на буксире другой подбитый танк. Три бомбы попали в эту сцепку. В результате буксируемый танк загорелся, а у буксировщика слетела башня. Погибли три танкиста, один получил ранение. К концу дня колонну догнал еще один взвод танков и позиции у леса около Си заняли шесть оставшихся танков роты.

Что касается 1 -й роты 45-го ББТ, то согласно Дельвуа она во второй атаке потеряла два танка, еще три танка были обездвижены, один экипаж пропал без вести.

Поэтому заявление Бэк-Броихситтера о выведении из строя трех тяжелых танков и обездвиживании остальных представляется несколько преувеличенным. Впрочем, и оставление его ротой своих позиций было вынужденной мерой. В полдень рукопашный бой, быстро складывающийся в пользу французов, шел уже в центральной части деревни. Позже генерал Бьюссон, в то время полковник, командир пехотных частей 3-й моторизованной пехотной дивизии, так описал этот бой: «Убивали гранатами, кололи штыками и ножами».

Французская пехота зачищала дома, и в течение нескольких минут бой закончился. Немцы быстро отступали. «Grossdeutschland» потерпел первое поражение с начала войны, оставив убитых, часть раненых и большое количество техники на поле боя. Но и французы попали под огонь автоматического оружия с горы «Сахарная голова», который нанес им чувствительные потери. Немецкие пулеметы были быстро подавлены подошедшими с западной окраины танками Н-39 взвода Шамбера 45-го ББТ. Позже их поддержал появившийся на сцене взвод FCM 36. К 12:30 Стонн был очищен от немцев.

Немецкое командование восприняло эту атаку как начало массированного танкового наступления на их позиции к северу от Стонна. Противотанковая рота полка «Grossdeutschland» заняла оборону на опушке леса возле КП полка в охотничьем замке. К Стонну были направлены подкрепления, а в глубине немецких позиций приступили к подготовке противотанковых рубежей обороны. К сожалению, у французов уже не было сил для развития успеха, и они также перешли к обороне. Стонн превратился в арену ожесточенных боев и удерживался французами более недели.

14-я противотанковая рота полка «Grossdeutschland» в сражении за деревню больше не участвовала. В течение утреннего боя она потеряла убитыми одного офицера и 12 солдат и унтер-офицеров, ранеными — 16 солдат и унтер-офицеров, потери в технике составили 12 тягачей и шесть пушек из 12. При этом за предыдущие пять дней военной кампании в роте не было погибших, а количество раненых не превышало 49 солдат и унтер-офицеров. Рота заявила о подбитии 15 мая 33 французских танков. Старший лейтенант Бэк-Броихситтер и старший фельдфебель Хинделанг за этот бой были награждены «Рыцарским Крестом». Наверное, заслуженно, учитывая проявленную храбрость и инициативу. Однако общее заявленное ротой число подбитых французских танков оказалось сильно завышено, а В1 bis были зачислены на их счет просто по недоразумению. Но миф о пробитии воздушных жалюзи этих танков снарядами 3,7-сm противотанковых пушек уже родился, получил документальные подтверждения, попав в официальные рапорты, и начал свою долгую жизнь, кочуя по страницам книг разных авторов.

Автор выражает благодарность за предоставленные фотоматериалы Barthelemy Vieillot(BV), Association "Ardennes 1940, a ceux qui onl resiste» и лично ее президенту M. Michel Baudier(MB), а также Jean Yves Mary (JYM).

Литература

  1. Сборник мемуаров "14/25 MA11940, Vaincre ou mourir souslesoleildesArdenneS". -Societe philateliqueetcartophile du canton de Raucourt, 1995.
  2. Bernard Horen. One bataille "oubliee- de la seconde guerre mondiale: bataille de Stonne-Le Mont-Dieu-Tannay. 14-25 mai 1940. — Association "Ardennes 1940. a ceux qui ont resiste", 1999.
  3. Helmuth Spaeter. The history of the Panzerkorps Grossdeutschland. — J.J.Fedorowicz Publishing Inc., 1992.
  4. Steven J. Zaloga. Panzer IV vs Char В1 bis. France 1940 (Duel №33). — OspreyPublishing Ltd.,2011.

Источник: Олег Скворцов «Рождение мифа» Техника и Вооружение 09/2012 

 

Подписаться
Уведомить о
6 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare