Размышления о боевой мощи кораблей всеразличных и о том, как оные мощи меж собою сравнивать потребно

1
2

Уже довольно длительное время на сайте ведется весьма оживленная дискуссия, предметом которой является сравнительная классификация кораблей эпохи РЯВ, используемая нашим коллегой hotel-ом, автором весьма интересных, хотя и небесспорных  публикаций http://alternathistory.com/eskadrennye-bronenostsy-flota-rossiiskoi-imperii-na-rubezhe-vekov, http://alternathistory.com/bronya-traditsionnogo-tipa и других.

Ни в коей мере не претендуя на истину в последней инстанции, я попытаюсь изложить собственное мнение и видение  данного вопроса.

Суть классификации, используемой нашим уважаемым коллегой, сводится к следующему.  Коллега hotel выбрал некоторый набор параметров (например, для броненосцев  основными, но не единственными параметрами, взяты бронепробиваемость орудий главного калибра и толщина броневого пояса). Затем уважаемый коллега проанализировал соответствующие показатели различных кораблей РЯВ и вывел некие граничные значения каждого параметра для каждого класса кораблей. Например, для толщины бронепояса  указывается:

«не менее 8,5” совокупной толщины в продольной плоскости в крупповском эквиваленте для ЭБР 2 класса защиты тех лет, не менее 9,5” для ЭБР 1 класса защиты и не менее 7,5” для устаревших ЭБР. Менее 7,5” бронировались уже БРК и древние ЭБР.»

В результате получилась достаточно стройная и логичная система, при помощи которой можно сравнивать ЭБР различных флотов и годов постройки. Если, скажем, бронирование кораблей соответствует ЭБР второго класса, но на одном из ЭБР стоят пушки, соответствующие ЭБР первого класса, а на втором – более слабые, то соответственно первый корабль будет в бою иметь преимущество.

Казалось бы, что не так? Разве мы, для того чтобы сравнить те или иные корабли не сравниваем толщины брони, узлы скорости и калибр орудий? Обычно, когда сравниваются узлы, миллиметры и калибры мы исходим из того представления, что броня и пушки сравниваемых кораблей примерно равноценны. Но во времена РЯВ все это было, конечно же, совсем наоборот – тогда прогресс бежал семимильными шагами, пушки становились мощнее, а броня — прочнее чуть ли не с каждым днем. Потому ограничиваться привычными критериями по отношению к кораблям РЯВ никак нельзя. Так что классификация кораблей на основе перевода их бронирования в единый крупповский эквивалент, на основе бронепробиваемости их орудий и иных аналогичных показателей – это, конечно же, куда более правильный подход, чем простое сопоставление толщин и калибров.

Но и куда более сложный и запутанный. Корабли имеют огромное количество различных характеристик – важно выбрать для сравнения те, которые действительно имеют значение, не упустив ничего важного, но и не растягивая перечень критериев до километровых простыней.

И тут нас подстерегает еще одна опасность. Одно дело, когда мы просто сравниваем два корабля между собой и делаем вывод: «этот корабль лучше, потому что он…» — и далее следует перечень характеристик, по которым лучший корабль превосходит своего оппонента. Но совсем другое дело, когда мы, сравнив отдельные характеристики двух кораблей разных проектов, пытаемся сделать выводы о результатах боестолкновения этих кораблей или даже о преимуществах той или иной школы кораблестроения. Это много сложнее. Все дело в том, что та или иная техническая характеристика имеет смысл только в самой тесной связи с тактикой применения  корабля.

У каждой страны имелось свое видение того, какой будет тактика войны на море. Каждая страна подбирала ТТХ вновь создающихся кораблей так, чтобы они в наибольшей степени отвечали тактике будущей войны. А будущая война расставила тактиков по местам так, что ничьи тактические построения не оказались на 100% правильными. Потому, для того чтобы сделать сравнительный анализ кораблей РЯВ необходимо

  1. Сравнить их ТТХ
  2. Оценить, насколько их ТТХ соответствуют довоенным тактическим воззрениям
  3. Понять, как проявили себя данные ТТХ в реалиях войны.

И вот только после всего этого выносить приговор тому или иному кораблю, той или иной кораблестроительной школе. Если же ограничится оценкой нескольких, пускай даже сколь угодно важных ТТХ – то мы рискуем придти к не совсем верным выводам, а быть может – и совсем неверным.

Проиллюстрируем сказанное на примере. Сравним японские броненосцы последних типов («Сикисима» – «Микаса») с новейшими отечественными ЭБР «Бородино».

Для начала – главный калибр броненосцев.

На русских ЭБР стояла 305/40 пушка производства Обуховского сталелитейного завода, поставки которой флоту начались в 1895 г.

Размышления о боевой мощи кораблей всеразличных и о том, как оные мощи меж собою сравнивать потребно

Это было весьма грозное орудие, превосходившее по своей мощи как свою предшественницу – отечественную 305/35, так и своих японских (точнее английских)  «ровестниц» — 305/40 артсистемы ЭБР «Ясима» и «Фудзи» и практически равноценное 305/40 орудиям «Микасы».

Стоп, а с чего бы я это взял? Ведь расчеты бронепробиваемости уважаемого hotel-а свидетельствуют об обратном!

Вот тут-то и проявляется разница между сравнением показателя (даже такого важного, как бронепробиваемость) отдельно, т.е. самого по себе и сравнением мощи артиллерийского вооружения кораблей во взаимосвязи с концепцией и практикой их тактического применения. Дело в том, что основной целью артсистемы главного калибра ЭБР является не пробитие брони, а уничтожение вражеских кораблей своего класса.  Пробитие же брони, разумеется, интересно, но только в той мере, в которой оно способствует УНИЧТОЖЕНИЮ вражеского корабля.

Так вот рассмотрим, из чего собственно складывается уничтожение ЭБР. Оставим пока в покое поражение небронированных частей ЭБР.

Для того, чтобы уничтожить ЭБР нужно пробить его броню и нанести максимальное поражение заброневому пространству. Для нанесения максимального повреждения требуется, чтобы снаряд был оснащен максимальным количеством ВВ, а само ВВ было бы максимально мощным. Также нужен качественный взрыватель, обеспечивающий подрыв снаряда вовремя, а не тогда когда он, пробив вражескую броню на оба борта, улетит встречать рассвет. А еще снаряд должен сохранить определенное количество кинетической энергии с тем, чтобы не упасть без сил сразу после пробития бронелиста, а бодро пробуровив броню влететь во что-то важное – и уж там взорваться от души.

Для того, чтобы попасть в заброневое пространство (подсказывает Капитан Очевидность) необходимо пробить броню. Для этого снаряд должен быть максимально прочным (дабы не раскололся при ударе) и обладать как можно большей кинетической энергией в момент соприкосновения с броней.

Тут уже возникает противоречие. Чем больше доля ВВ в массе снаряда, тем менее прочен его корпус. Иными словами, снаряд с большим количеством ВВ может просто расколоться, преодолевая броню – в этом случае, его заброневое действие будет крайне невелико. С другой стороны, чрезмерно занизив количество ВВ и получив улучшенную бронепробиваемость, мы заведомо ослабляем заброневое действие снаряда (бубухнет слабее). Так что бронепроницаемость и заброневое воздействие зависят как от снаряда (количество ВВ и прочность) так и от орудия (которое придает «волшебный пендель» снаряду, влияя тем самым на количество его кинетической энергии на броне). Важным фактором является также и расстояние, с которого был произведен выстрел, ибо любой снаряд с увеличением расстояния теряет кинетическую энергию и… масса самого снаряда, конечно.

Все дело в том, что более тяжелый снаряд медленнее теряет кинетическую энергию, переданную ему орудием, в то же время как более легкий снаряд  быстрее «выдыхается»

Размышления о боевой мощи кораблей всеразличных и о том, как оные мощи меж собою сравнивать потребно

Таблица составлена по данным http://www.navweaps.com/Weapons/WNRussian_12-40_m1895.htm и http://www.navweaps.com/Weapons/WNRussian_12-52_m1907.htm в ней демонстрируется скорость тяжелого и легкого русских 305-мм снарядов для орудия 305/40 1895 г и 35/52 модели 1907 г. первоначальная скорость обоих снарядов одинакова, но вот потом…В то время как более тяжелый 470,9 кг снаряд на 6560 ярдах сохраняет 76% своей первоначальной скорости, легкий 331,7 кг снаряд даже на 6 тыс ярдов сохранил всего лишь 64% таковой.

А теперь заглянем к Титушкину  «Корабельная артиллерия в русско-японской войне» и проанализируем кинетическую энергию русского и японского снарядов (рассчитанную как масса * квадрат скорости деленный пополам). Получается вот что

Размышления о боевой мощи кораблей всеразличных и о том, как оные мощи меж собою сравнивать потребно

Казалось бы, это приговор русскому орудию – оно обеспечивает меньшую кинетическую энергию  снаряду, чем японское! Но вот в чем дело – я не зря писал о том, что кинетическая энергия находится в прямой связи не только с орудием, но и со снарядом и с расстоянием, на которое ведется огонь.

Уже после РЯВ, после того как на вооружение флота вновь поступили тяжелые 305-мм снаряды, (снаряд образца 1911 г) наша старая добрая 305-мм/40 оказалась способна отправлять по назначению 470,9 кг снаряд со скоростью 700 м/сек! Иными словами, при вылете из ствола ЭТОГО снаряда, он обладал кинетической энергией, большей чем у японско-английской пушки. Что бы это значило?

Да только то, что бронепробиваемость, исчисленная на основании расчета кинетической энергии снаряда на броне, зависит не только от орудия, но от комплекса «орудие-заряд-снаряд». А на что это влияет, спросите Вы? Что, от всех этих рассуждений бронепробиваемость русского снаряда в РЯВ повысилась, что ли? Нет, уважаемые коллеги, не повысилась. Как и говорил нам уважаемый hotel, на дистанциях в 30-40 кбт она уступала новейшим японским пушкам примерно на 15%. А что же изменилось-то?  Да только то, что сохранись в России мода на тяжелые 305-мм снаряды – и  расчеты бронепробиваемости показали бы превосходство русских пушек!

ВЫВОДЫ изменились. Коллега hotel, обсчитав бронепробиваемость русского и японского орудий делает вывод о том, что орудия ОСЗ уступали армстронговским:

новые русские обуховские 12” пушки… …По своей мощности эти пушки соответствовали уровню ЭБР 2 класса… … Более поздние японские 12” пушки были полнозарядными и мощными, и вполне соответствовали уровню ЭБР 1 класса

Мы же, на основании вышесказанного можем сделать прямо противоположный вывод – русское орудие, несмотря на старший возраст (на пять лет примерно постарше японки будет) обладало сходной с армстронгом баллистикой – и это при существенно меньшем весе. Таким образом, по баллистике наши орудия не то, чтобы кому-то там уступали – они  пожалуй что ПРЕВОСХОДИЛИ Армстронга и прочие лучшие мировые образцы. И если бы их оснастили нормальными тяжелыми снарядами, то… Но их не оснастили. В итоге расчетная бронепробиваемость наших орудий ГК в РЯВ оказалась хуже японских – но это не вина орудия, а ошибочность концепции легкого снаряда.

Но идем дальше. Расчетная бронепробиваемость наших 305-мм/40 орудий была хуже японских, и это — факт. Но означало ли это, что наши снаряды пробивали вражескую броню хуже, чем вражеские? На этот вопрос следует дать отрицательный ответ. Все дело  в том, что как мы только что выяснили, значение имеет не расчетная бронепробиваемость как таковая, а вся совокупность качеств орудия, снаряда и дистанции огневого боя. Если японцы и имели преимущество в цифрах массы/скорости снарядов, то качество их бронебойных снарядов оставляло желать много лучшего. Снаряжались японские бронебойные дымным порохом, не всегда имели бронебойные наконечники, да и большая масса ВВ (больше, чем у русских фугасных и даже много больше, чем у русских бронебойных, образца 1911 г) приводила к недостаточной их прочности. В итоге лично я не нашел ни одного описания результативного попадания японского крупнокалиберного бронебойного снаряда. В истории РЯВ периодически описываются попадания 305-мм фугасных снарядов в броню броненосцев (например – в бою у мыса Шантунг). Но тут у меня есть некоторое подозрение (но без каких либо подтверждений в источниках) что наши моряки описывают попадания не фугасных, а бронебойных снарядов, которые принимали за фугасные из за силы разрыва.  Дело бронебойных снарядов в Японии было поставлено откровенно плохо, однако именно они составляли значительную часть боезапаса:   

В 1904 году боезапас японских броне­носцев (в пересчете на один ствол) состо­ял из 90 305-мм снарядов (55 бронебой­ных и 35 кованых фугасных)… Перед Цусим­ским сражением, боекомплект 305-мм ору­дий удалось увеличить до 110 снарядов на ствол (30 бронебойных и 80 кованых фугасных). http://wunderwaffe.narod.ru/Magazine/MK/2004_08/06.htm

С учетом того, что 4 японских броненосца при Шантунге имели 4*4*35 = 560 двенадцатидюймовых фугасных снарядов, а  выпустили более 600 305-мм снарядов, то какое-то количество (как минимум 47) снарядов должны были быть бронебойными. Но вряд ли они расстреляли все свои фугаски – так что, скорее всего, некая и существенная часть попаданий была достигнута именно бронебойными снарядами, однако же описания таких попаданий нет.

В то же время я располагаю только одним описанием поражения цитадели. В Мидель-шпангоуте за нумером 12 в монографии В.Я. Крестьянинова и С.В.Молодцова указано одно пробитие 203-мм плиты «Победы» (попадание ниже ватерлинии) Но тут совсем неясно – где авторы нашли 203-мм бронеплиту? Вообще говоря, толщина главного пояса под водой уменьшалась до 127 мм… или же они имеют ввиду, что снаряд попал туда, где утончающаяся плита достигла 203-мм? Мельников пишет более подробно:

Наиболее серьёзные из них вызвало попадание 12" снаряда в районе 33-34 шпангоутов. Часть 229-мм броневой плиты размером 356×406 мм вместе с головной частью снаряда пробили рубашку брони и внутренний борт, в результате чего оказались затопленными нижняя угольная яма и три бортовых отсека. Взрыв снаряда сдвинул плиту с места, смял полупортики двух 6" пушек нижнего каземата, вызвал множественные повреждения обшивки и набора корпуса. http://www.wunderwaffe.narod.ru/WeaponBook/Peresvet/08.htm

Это даже не совсем пробитие – снаряд не прошел сквозь броню в целом или хотя бы «условно-целом», достаточным для детонации виде, хотя дырку, конечно, сделал. В любом случае ОДНО бронепробитие на 56 попаданий не свидетельствует о мощи японских бронебойных снарядов. Зато совершенно очевидно, что для фугасных снарядов японцы не жалели ни сил не времени. Создав сверхмощные фугасы с очень чутким взрывателем (трубка Инджуина) они полагались на такие снаряды как на основное средство эскадренного боя – не зря же количество бронебойных снарядов в боекомплекте ЭБР сократилось к Цусиме почти вдвое, а фугасных – выросло более чем вдвое! А ведь такое решение принималось тогда, когда уже отгремели сражения  у Порт-Артура и в Желтом море…

Тут же хотелось бы немного сказать и о Цусимском побоище. Есть японское описание повреждений единственного уцелевшего в том бою новейшего ЭБР «Орел». Ни одной пробоины не то, что по главному, но даже верхний бронепояс практически не поврежден. Что это – отсутствие попаданий, или же неспособность японских снарядов пробивать броню?

Размышления о боевой мощи кораблей всеразличных и о том, как оные мощи меж собою сравнивать потребно

Как это ни печально, но нам скорее всего уже никогда не узнать, какую роль в Цусиме сыграли японские бронебойные снаряды (и сыграли ли они вообще хоть какую-нибудь роль). Главная причина гибели «Осляби» — разрушение небронированной носовой оконечности. Ничто не свидетельствует о том, что «Суворов» получил повреждения бронепояса, хотя такое вполне могло быть – русский флагман сходился с японцами на «пистолетный выстрел» дистанция не превышала 20 кбт где его броня вроде бы была японским бронебойным снарядам вполне по зубам. Взрыв кормовой башни мог произойти как в результате пробития брони так и из за влетевшего в амбразуру фугасного снаряда.  Как бы то ни было, корабль потопили торпеды.

«Бородино», судя по всему,  погиб в результате взрыва погреба 152-мм снарядов после попадания 305-мм снаряда с «Фудзи» с большой дистанции. С одной стороны, вроде бы очевидно, что жизнь корабля прервал именно бронебойный снаряд. С другой —  очевидцы отмечают, что ЭБР сильно горел еще до рокового попадания, а само попадание произошло в район носовой шестидюймовой башни, а не в нее саму. Может быть, японский снаряд пробил ее 152-мм барбет, но все же имеется отличная от нуля вероятность, что ЭБР погиб не от бронебойного, а от фугасного снаряда, попавшего в уже поврежденный барбет или даже и вовсе взрыв боеприпасов не связан с попаданием. Как бы то ни было, но очевидно, что причиной гибели корабля стало отнюдь не пробитие цитадели.  Таким образом, из всех погибших новейших ЭБР только «Александр III» мог погибнуть в результате пробоин главного пояса по ватерлинии. Однако потеря им остойчивости могла быть вызвана и попаданиями снарядов под ватерлинию ниже бронепояса с последующим затоплением через пробоины поверх 152-мм бронепояса либо же какими-то иными причинами.

Я склонен оценивать эффект от использования японцами броненосных снарядов в Цусиме как весьма невысокий. Интересно, что впоследствии, снаряды наподобие японского бронебойного применили англичане в знаменитом Фолклендском сражении. Для уничтожения немецких броненосных крейсеров «Шарнхорст» и «Гнейзенау» понадобилось, соответственно, 35-40 и 29 попаданий двенадцатидюймовыми снарядами, несмотря на то, что немецкие корабли были бронированы хуже русских ЭБР (бронепояс 80-150-80 при 40-50 мм скосах). Такие цифры намекают на то, что если бы японцы в Цусиме стреляли бы исключительно бронебойными снарядами, то возможно, что русская эскадра все же прошла бы во Владивосток.

Разумеется, это всего лишь суждение, и хотя оно основано на определенных исторических фактах, но само оно фактом ни в коей мере не является. Единственно, что мы можем сказать достоверно – так это то, что анализ причин гибели «Бородино» и «Александра III» попросту невозможен – можно лишь догадываться о причинах их гибели, а любые догадки (в том числе и мои) – не более чем гипотезы (даже на теорию не тянут, не говоря уже о чем-то большем)

Официальная версия гласит, что победу в Цусиме японцам принесли фугасные снаряды в сочетании с огромным количеством попаданий. Того сделал ставку на фугасы… Тем не менее, будет весьма интересно рассмотреть, а была ли вообще какая-то альтернатива использованию фугасных снарядов?

Опять же посмотрим С.И. Титушкина, «Корабельная артиллерия в русско-японской войне»

Размышления о боевой мощи кораблей всеразличных и о том, как оные мощи меж собою сравнивать потребно

То же пишет и С.А. Балакин:

Баллистические данные японских 305-мм орудий были достаточно высоки­ми, но в целом не превосходили анало­гичные показатели двенадцатидюймовок русских броненосцев. Теоретически на дистанции 10 кбт они пробивали 306 мм крупповской брони, на дистанции 30 кбт — 208 мм; для русской 305-мм/40 клб пуш­ки эти значения составляли 311 и 201 мм соответственно. http://wunderwaffe.narod.ru/Magazine/MK/2004_08/06.htm

Получается интересно. Если бы даже японские бронебойные снаряды были замечательными и надежными и их возможности полностью соответствовали расчетным значениям, то поражать оконечности и верхний пояс наших ЭБР они могли бы, ведя огонь на дистанции примерно 45 кбт. Для того, чтобы пробить нижний 194-мм пояс необходимо было сблизиться с русскими кораблями уже на 31-32 кбт, но даже и в этом случае шансов на поражение, скажем, машинных отделений не было никаких – все же за 194-мм бронепоясом у русских ЭБР имелся еще и скос. Для того, чтобы иметь возможность «достать» внутренности русских ЭБР следовало сблизиться на 20 кбт, и даже ближе!

С другой стороны – пробить 229 мм бронепояс и расположенный под углом 102-мм скос гарвееникелевой (со слов коллеги hotel-а) брони «Сикисимы», «Асахи» и «Хацусе» русские 305-мм снаряды и на 20 кбт не смогли бы. То же касается и могучих 356-мм барбетов, хотя сами башни (254 мм) вполне можно было бы продырявить.. 

Размышления о боевой мощи кораблей всеразличных и о том, как оные мощи меж собою сравнивать потребно

А вот барбеты «Бородино» были бы для японских орудий вполне уязвимыми (229 мм) да и башни – тоже (254 мм).

Таким образом, мы приходим к тому, что японская артиллерия главного калибра, будь она оснащена качественными бронебойными боеприпасами таки смогла бы наносить решающие повреждения нашим броненосцам – но с дистанции не свыше 20 кбт. Уже на дистанции 33-35 кбт японские бронебойные снаряды (будь они превосходны) не справлялись бы ни с барбетами, ни с главным бронепоясом ЭБР «Бородино» ни с его башнями ГК, что, впрочем, верно и для русской артиллерии. И наши и японские снаряды могли бы пробивать верхний бронепояс противника, казематы и башни 152-мм артиллерии и главный бронепояс в оконечностях.

И только один японский «Микаса» имел бы некоторое преимущество — на дистанции порядка 28-32 кбт его снаряды пробивали бы 194-мм броню русских ЭБР в то время как 229 мм Круппа русскими снарядами не пробивалась бы. Но «Хатцусе», «Асахи» и «Сикисима» такой возможности не имели. А даже если и имели бы? Наличие такого преимущества сложно назвать решающим:))

Но нужно помнить, что все описанное – верно только при том условии, что японцы располагали бы качественными бронебойными снарядами. А этого не было, так что скорее всего, если бы обе стороны вели бой бронебойными снарядами на дистанциях 20-30 кбт преимущество все же было бы за русскими кораблями. 

А самое главное – все эти размышления носят сугубо теоретический характер. Японцы НЕ СОБИРАЛИСЬ воевать на короткой дистанции, они готовились к боям на 40-50 и даже 60 кбт. Ну а там уже особой разницы между РАСЧЕТНЫМИ значениями для японских (и для русских) снарядов не было – хотя японские снаряды и могли бы пробивать бронирование оконечностей русских ЭБР (145 мм) на дистанции 40-50 кбт, но и 102-мм окончания японского бронепояса не являлось преградой для русских снарядов (хотя 178-мм участок русские снаряды пробить теоретически не могли). Фактически же попадания русских снарядов в 178 мм плиты приводили к растрескиваниям и откалыванием от них крупных кусков с образования пробоин. Что же до очень распространенной и на русских и на японских ЭБР 152 мм брони, то тут «Микаса» теоретически обладал некоей зоной свободного маневрирования – где-то на дистанции 41-45 кбт японские снаряды еще пробивали бы русские 152 мм Круппа, а вот русские снаряды – уже нет. Впрочем, практическая ценность такой зоны маневрирования ничтожна, а остальные японские броненосцы этого преимущества не имели. 

Все вышесказанное говорит о том, что С.А.Титушкин абслоютно прав, высказав суждение о том, что по совокупности характеристик русские и японские 305-мм/40 орудия были примерно равноценными.

Следует заметить, что русские орудия из за несовершенства затворов существенно уступали в скорострельности японским. С другой стороны, недостаточная прочность стволов и использование склонных к детонации боеприпасов приводили к разрывам стволов японских орудий – хрестоматийным примером стало сражение в Желтом море, в ходе которого японцы потеряли от разрывов стволов 5 орудий из 16. Сокращение огневой мощи к концу сражения более чем на 30% безо всякого участия неприятеля… С другой стороны, несмотря на это японцы выпустили почти вдвое больше 305-мм снарядов, чем русские ЭБР – но являлось ли это следствием ТОЛЬКО более медленных русских затворов? Если – да, и наши пушки стреляли влвое медленнее преимущественно из за технически  низкой скорострельности, то ЭТО является действительно критичным фактором при оценке огневой мощи сторон.

Какой же вывод можно сделать и всего вышесказанного? А очень простой – если японцы делали ставку на бой с дистанции в 50 кбт (а они делали) , то им не следовало выбирать в качестве основного оружия бронебойные снаряды – таковые просто не смогли бы причинить существенные повреждения новейшим (да и не только новейшим) русским ЭБР. Идеальной тактикой «за японцев» стало бы ведение основного боя фугасными снарядами на дистанциях 45 – 55 кбт, где русские бронебойные уже не могли бы нанести сколько-нибудь опасных повреждений. И лишь после того как вражеские корабли понесут сильный, пусть даже и не угрожающий жизни корабля урон (а фугаски вполне эффективно выбивали и экипаж и орудия и дальномеры и пожары устраивали…) следовало  сблизиться «на пистолетный выстрел» с тем, чтобы бронебойными снарядами  расставить все точки над I. Причем, что интересно, состав японских погребов ГК к Цусимскому сражению (по 30 бронебойных и 80 фугасных) как бы намекает, что японцы пришли к тем же выводам, что и я.

Вот почему рассуждать на тему – что именно послужило гибелью наших новейших ЭБР типа «Бородино» — бронебойные или иные снаряды особого смысла нет. Суть японской тактики сводилась к тому, чтобы ограничить боеспособность  русских кораблей, засыпав их  массой фугасов (что и было японцами выполнено) а уж чем добивали (икал или не икал перед смертью) – дело десятое. Факт же заключается в том, что основную работу проделали именно фугасные «чумоданы».

Другой вопрос – сами японцы осознали, что подобная тактика весьма несовершенна (хотя альтернативы в РЯВ ей пожалуй что и не было) и впоследствии обратили самое пристальное внимание  на создание эффективных бронебойных снарядов, причем дошло до смешного – во времена ВМВ японские бронебойные явно напоминают русские бронебойные снаряды эпохи РЯВ –  легкие (относительно американских тяжелых снарядов) и с чудовищно заторможенным взрывателем… Разумеется, у японцев были иные резоны, но результат примерно соответствовал тому, что было у русских в РЯВ.

Уфф, с пушками вроде бы закончили, перейдем к бронированию.

Как мы уже выяснили, на дистанциях в 30-50 кбт русские и японские новейшие ЭБР с точки зрения снарядостойкости и бронепробиваемости были примерно равны. Но вот что интересно – а какую роль в защите кораблей сыграл бронепояс?

Возьмем 4 случая, когда ЭБР получали множество попаданий в бою, но не погибали, а потому их повреждения были достаточно точно задокументированы. Однако я (увы мне!) не слишком подкован в этом вопросе, а потому заранее прошу прощения, если допустил какие-то погрешности и что-то указал не так. Знатоки, полагаю, меня поправят, но я не думаю, что в моих расчетах есть принципиальные ошибки

«Пересвет» в бою в Желтом море получил 35-40 попаданий, из них 13 – 305 и 254-мм снарядами (плюс были попадания неустановленного калибра) При этом в 229 мм плиты цитадели попало… то ли 2 то ли 3 снаряда (если 254 мм снаряд попал в нижнюю часть плиты в пределах цитадели – то все таки 3). Иными словами, цитадель приняла на себя от 6 до 9 % всего количества попаданий.

Интересно, что попаданий в район ватерлинии было куда больше – я насчитал 5 таких попаданий. Однако же все они пришлись вне пределов 229 мм бронеплит.

«Микаса» в том же бою был поражен 23 различными снарядами – насколько я понимаю, ни один снаряд не попал в 229 мм цитадель, (хотя несколько снарядов поразили корабль в районе ватерлинии, но я так и не понял – сколько)

«Ретвизан», получивший по меньшей мере 15 прямых попаданий имел только 2 попадания в 51-мм бронепояс из которых только одно располагалось у ватерлинии. Попаданий в главный бронепояс не было.

Из 26 зафиксированных попаданий в «Цесаревич» ни одно не описывает попадания в цитадель, в район ватерлинии и ниже попало минимум 2 снаряда.

Размышления о боевой мощи кораблей всеразличных и о том, как оные мощи меж собою сравнивать потребно

Иными словами – на добрую сотню попаданий имеется только 3 попадания в цитадель и с десяток попаданий в район ватерлинии. Что из этого следует?

Да только то, что сама по себе цитадель с наиболее мощным бронированием в сущности не слишком-то защищала корабль. В узенькую полоску главного бронепояса (2-2,4 м) чрезвычайно сложно было бы попадать, даже если целить туда специально. Особенно с учетом того, что даже по проекту при НОРМАЛЬНОМ водоизмещении, главный бронепояс поднимался над волнами на 0,5-0,6 м у русских ЭБР и на 0,76-1,1 м у японских. Что это означало?

Только то, что при крене в 2,5-3 град для русских броненосцев и при 4-6 град для японцев бронепояс по миделю начинал уходить в воду. На самом же деле требовался куда меньший крен, так как корабли шли в бой с известной перегрузкой. Вот описание боя в Желтом море Р.М.Мельникова книга «Цесаревич» http://wunderwaffe.narod.ru/WeaponBook/Cesarevich_1/14.htm

За первую фазу боя "Цесаревич" получил и одну подводную пробоину. Снаряд, ударив в броню правого борта в районе 30-32 шпан­гоутов, видимо, рикошетом скользнул вниз и разорвался против передней кочегарки. В не­сколько минут крен достиг 3-4°.

А ведь крен возникает не только в результате затоплений, это и качка, и выстрелы собственных орудий, и попадания вражеских снарядов

По оценкам участников боя, крен от по­падания сразу двух выпущенных залпом 305-мм снарядов мог доходить до 10°.

Мельников, кстати, крайне негативно отзывается о размещение 75-мм артиллерии на наших ЭБР

Дало себя знать и неоправданно низкое расположение бортовых 75-мм пушек… …широкие порты с их легко повреждавшимися или просто сле­тавшими от близких разрывов крышками со­здали в бою почти неустранимую угрозу поступ­ления воды. Свойственная кораблю валкость и гулявшая по палубе вода из пожарной цистер­ны приводили при поворотах к резкому, зна­чительно большему, чем у других кораблей, крену.

На этом фото отлично видно, где расположена батарея противоминных орудий (это "Цесаревич")

Размышления о боевой мощи кораблей всеразличных и о том, как оные мощи меж собою сравнивать потребно

Ну и чем, кстати, не причина гибели «Александра III» в Цусиме ?

Впрочем,  я отвлекся. Суть же в том, что бронепояс по ВЛ конечно же в известной мере защищал механизмы внутри цитадели, однако этим механизмам, как ни удивительно, не слишком-то угрожали вражеские попадания…С другой стороны попаданий в район ватерлинии вне цитадели было вполне достаточное количество (порядка 10% от общего числа попаданий) – и вот они-то всерьез угрожали непотопляемости корабля. Так вот этом отношении второй, верхний бронепояс наших ЭБР типа «Бородино», добавлявший 152-102 мм броню еще на 1,67 метра в высоту в оконечностях, оказывался куда предпочтительнее, чем формально более мощная 229 мм броня цитадели «Микасы».

Конечно же, не стоит рассматривать 145 мм нижнего и 102 мм верхнего бронепояса русских ЭБР в оконечностях как панацею против японских бронебойных снарядов. Расчетно такая защита работала начиная с 50 кбт (145 мм) и 62-65 кбт (102 мм) Но с учетом того, что высшее достижение японской артиллерии – ВОЗМОЖНОЕ пробитие 152 мм барбета ЭБР «Бородино» с дистанции порядка 40 кбт, не исключено что от РЕАЛЬНЫХ японских бронебойных снарядов имела некоторый шанс защитить даже и такая броня. А от японских фугасных снарядов она защищала и вовсе неплохо – пробить ее на дистанции в 40-50 кбт «чумоданом» было практически невозможно.

Сложность поражения бронепояса русских ЭБР наглядно демонстрируется изображениями попаданий в «Орла» в Цусиме

Размышления о боевой мощи кораблей всеразличных и о том, как оные мощи меж собою сравнивать потребно

Размышления о боевой мощи кораблей всеразличных и о том, как оные мощи меж собою сравнивать потребно

(схемы, кстати, с "цусимы" и взяты http://tsushima.org.ru/ru/ru-tsushima/ru-tsushima-14-05-1905/)

Как видим – то ли на схеме не отражены попадания, не пробившие брони ни не вызвавшие повреждений, то ли их и не было – но оба бронепояса русского броненосца девственно чисты.

«Размазывание» брони «Бородино» по борту очевидно ослабляло корабль против воздействия бронебойных снарядов  и с этой точки зрения нужно безоговорочно соглашаться с коллегой hotel–ом – с ЭТОЙ точки зрения, бронирование «Бородино» явный шаг назад. Но с учетом КОНКРЕТНОГО противника, против которого воевали эти броненосцы и с учетом КОНКРЕТНОЙ тактики, которую применили наши враги, следует считать, что схема защиты ЭБР «Бородино» в полной мере отвечала своим задачам и превосходила защиту японских ЭБР, чей верхний бронепояс не прикрывал оконечности их кораблей.

Размышления о боевой мощи кораблей всеразличных и о том, как оные мощи меж собою сравнивать потребно

Размышления о боевой мощи кораблей всеразличных и о том, как оные мощи меж собою сравнивать потребно

Ну а с точки зрения важности для сохранения корабля, не меньшую, а едва ли не большую роль по сравнению с толщиной брони цитадели играла конструктивная непотопляемость кораблей, способность к быстрому спрямлению крена и мощность водоотливных машин. Насколько я понимаю, броненосцы типа «Бородино» по этим показателям превосходили японские ЭБР. Особенно с учетом повреждений, полученных «Хатсусе» да и «Ясимой» в результате подрыва на минах, содержавших всего-то 56 кг пироксилина http://www.wunderwaffe.narod.ru/WeaponBook/MO_05/chap08.html

Поэтому, на мой взгляд, наша матчасть в РЯВ была не такой уж и плохой, а наши ЭБР типа «Бородино» были вполне на уровне новых японских ЭБР, в чем-то уступая, а в чем-то превосходя последние. Главными причинами нашего поражения являлось

  1. Совершенно недостаточная подготовка комендоров
  2. Порочная концепция облегченного снаряда
  3. Крайне низкое бризантное действие наших снарядов.   

Хотя, разумеется, были и другие…

Размышления о боевой мощи кораблей всеразличных и о том, как оные мощи меж собою сравнивать потребно

Подписаться
Уведомить о
128 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare