×

Пыль Халхин-Гола Часть 98. Как умирала 23-я пехотная дивизия

12
0

Пыль Халхин-Гола Часть 98. Как умирала 23-я пехотная дивизия

Содержание:

К 25 августа 1939 большое советское наступление на Халхин-Голе благополучно прошло кризисный этап. Удалось ликвидировать сильно мешавший очаг сопротивления на высоте Палец, а также закрыть дыру в окружении у Номонхан-бурд-обо. Японский контрудар в тот момент ещё не иссяк, но не давал поводов для беспокойства. Словом, дело пошло на лад, и теперь нужно было только додавить окружённые части японцев. Правда, это было нелёгким и небыстрым делом.

Основным источником сведений служит книга Элвина Кукса «Номонхан», представляющая японскую точку зрения.

25-27 августа. Первая фаза

В советской литературе обычно пишут, что сначала была разгромлена японская группировка южнее Хайластын-гола, и это чистая правда. Однако при этом может сложиться впечатление будто севернее речки в этот момент ничего важного не происходило – а вот это уже не так.

В действительности Северная группа советских войск не сидела сложа руки. В отличие от Южной группы, ей ещё только предстояло зажать японцев плотным кольцом, чем она, собственно, и занималась трое суток.

Во-первых, развивалось наступление 9-й мотоброневой бригады от Номонхан-бурд-обо в западном направлении. Здесь речь шла в первую очередь о разгроме артиллерийских частей. По японским сведениям, это было длительное действо. Артиллеристы отстреливались, меняли позиции, окапывались, и опять отстреливались. Только к исходу 27 августа последние орудия были так или иначе приведены к молчанию: где-то кончились боеприпасы, где-то были разбиты пушки, а где-то перебита обслуга.

Разбитое дивизионное орудие Тип 38 на сборном пункте трофеев

Разбитое дивизионное орудие Тип 38 на сборном пункте трофеев

Во-вторых, силами 601-го стрелкового полка и 7-й мотоброневой бригады японскую оборону северного фаса начали дробить и уничтожать по частям. Так, 25 августа был разбит 1-й батальон 26-го полка, отчего общий фронт японской обороны распался на два несвязанных фрагмента.

Ну, а Южная группа войск действительно добивала японцев на вверенном ей участке. Пока 80-й стрелковый полк отбивался от вражеского контрудара, основные силы под его прикрытием методично ломали оборону южнее Хайластын-гола. Ядром сил противника здесь была группа Хасебе, сравнительно мало пострадавшая в предыдущие дни.

Боевые действия 25-31 августа 1939. Пунктирными линиями показаны ночные перемещения японских войск: выход остатков войск из окружения и проход группы Комацубара к 64-му полку. Не показан отход 26-го и 28-го полков на линию границы 30 августа

Боевые действия 25-31 августа 1939. Пунктирными линиями показаны ночные перемещения японских войск: выход остатков войск из окружения и проход группы Комацубара к 64-му полку. Не показан отход 26-го и 28-го полков на линию границы 30 августа

Японские источники рисуют картину отчаянного, но хаотичного сопротивления. Разбитые днём на одной позиции, их войска искали ночью другую и старались зацепиться за неё. При этом связь между разными отрядами была в лучшем случае ненадёжна, а худшем – отсутствовала вовсе. Фронт практически отсутствовал, в ночных переходах японцы то и дело натыкались на советские войска, порой даже и с бронетехникой. Долго сопротивляться в таких условиях было невозможно.

Неверно было бы думать, что японцы дисциплинированно ждали своей судьбы или все как один бросались погибать в «банзай-атаках». К 27 августа, когда последние средства сопротивления были исчерпаны, их подразделения пытались выйти из окружения. И у некоторых это даже получилось. Кольцо окружения было неплотным, а внешний фронт отстоял от внутреннего сравнительно недалеко, в пределах десяти километров; ночной марш мог при известном везении спасти небольшую группу окруженцев. Например, именно таким способом вышли из окружения остатки 2-го батальона 28-го пехотного полка.

Г.К. Жуков осматривает поле боя. Эти японские солдаты не сумели выйти из окружения

Г.К. Жуков осматривает поле боя. Эти японские солдаты не сумели выйти из окружения

28-30 августа. Развязка

К исходу 27 августа с японскими войсками южнее Хайластын-гола было покончено. Советское командование уже видело скорое окончание боёв, и строило планы на будущее: например, предполагалось вывести 82-ю стрелковую дивизию в резерв, а остальные войска поставить в оборону вдоль линии границы.

Однако бои ещё не были завершены, и у японцев оставались возможности повлиять на ход событий. Контрудар угас, задействованные в нём силы были истощены, но из Хайлара подошла 7-я пехотная дивизия, а точнее, та её часть, которая до сих пор не участвовала в боях. Это были не такие уж и крупные силы: два пехотных полка средненькой численности плюс артполк, но они были свежими и теоретически могли что-то сделать.

Однако 6-я японская армия не стала бросать их в бой, а поставила в оборону примерно по линии границы. Причина была в том, что японцы ожидали от РККА дальнейшего наступления в сторону Хайлара. Свежие силы должны были стать новой линией обороны; Квантунская армия твёрдо обещала ещё две дивизии, но их предстояло дождаться. Трудно сказать, действительно ли командарм-6 генерал Огису собирался задержать 7-й дивизией наступление Красной Армии или просто использовал благовидный предлог чтобы не бросать войска в бой по частям.

И всё же нельзя сказать, что японцы совсем уж бросили окружённых на произвол судьбы. Командир 23-й пехотной дивизии генерал Комацубара по собственной инициативе собрал остатки своих частей, оказавшиеся вне кольца окружения, и… повёл их внутрь кольца. Намерение было сформулировано в духе

«разделить судьбу гибнущих войск».

Как ни странно это звучит, генералу сопутствовал успех. Воспользовавшись темнотой и разрывами в кольце окружения, группа Комацубара сумела пройти к позициям 64-го пехотного полка. Другое дело, что артиллерию провести не удалось, и до окружённых дошли лишь несколько сотен человек с лёгким вооружением.

Советские войска этого практически не заметили. 28 августа была взята высота Ремизова, которая считалась важнейшим пунктом японской позиции. С 64-м японским полком ещё не было в тот момент покончено, добивание его остатков затянулось до самого 30 августа. Как и в других случаях, исчерпав возможности к сопротивлению, остатки японского полка частично вышли из окружения.

Помощник командира взвода 6-й роты 24-го мотострелкового полка 36-й Забайкальской мотострелковой дивизии младший комвзвод Василий Васильевич Кирин у знамени, которое он водрузил на сопке Ремизова. Фото сделано 29 августа 1939. На следующий день этот человек погибнет в бою

Помощник командира взвода 6-й роты 24-го мотострелкового полка 36-й Забайкальской мотострелковой дивизии младший комвзвод Василий Васильевич Кирин у знамени, которое он водрузил на сопке Ремизова. Фото сделано 29 августа 1939. На следующий день этот человек погибнет в бою

К 31 августа 1939 японская 23-я пехотная дивизия если не буквально, то практически перестала существовать.

Выводы

23-я пехотная дивизия умирала долго и страшно. Её расстреливали прямой наводкой орудия вплоть до 152-мм калибра, её давили танками, выжигали огнемётами, буквально выковыривали из окопов штыками и гранатами. Хуже всего, однако, было то, что помощь не просто не пришла – она была остановлена командованием 6-й армии. По сути, генерал Огису позволил дивизии погибнуть, а выигранное время использовал для укрепления новой линии обороны.

источник: https://dzen.ru/media/id/60537d98c9a2754eca0743b5/kak-umirala-23ia-pehotnaia-diviziia-627326af100e5242512a0170?&

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare
Adblock
detector