Пыль Халхин-Гола Часть 84. 21 августа 1939. Сказки дедушки Гига

16
0

Пыль Халхин-Гола Часть 84. 21 августа 1939. Сказки дедушки Гига

Содержание:

Большое наступление РККА на Халхин-Голе началось 20 августа с массированного авиаудара, что произвело на японские войска сильное впечатление, и заставило их усомниться в силе императорских ВВС. А вечером того же дня советские истребители поймали 64-й сентай (авиаполк) на передовом аэродроме Араи, и устроили ему несколько незабываемых минут. Командующий 2-й авиадивизией (то есть всеми японскими самолётами на Халхин-Голе) генерал Гига Тецудзи, разумеется, не мог оставить всё это без внимания. Обгорелые остовы Ки-27, словно пепел Клааса, взывали об отмщении.

Замысел

Удар по советским аэродромам не был новой идеей. 27 июня 2-я авиадивизия уже проделывала такое, и не без успеха. Правда, Токио, опасаясь разжечь огонь войны сильнее чем необходимо, запретил повторные удары. Однако после тяжёлых боёв июля японская авиация встала перед перспективой истощения людских ресурсов, и это привело к возрождению идеи победы одним махом.

7 августа генерал Гига получил приказ на воздушное наступление, в котором разрешалось самостоятельно выбрать дату его проведения. Но в середине августа была плохая погода, прояснение наметилось только 18-го числа, и генерал назначил операцию на 21 августа. Но, как мы уже знаем, за день до этого срока многочисленные краснозвёздные самолёты явились во всей своей красе поддерживать советское наступление. Тем настоятельнее требовалось что-то с этим делать.

По данным японской разведки, советская авиация на аэроузле Тамцак-Булак насчитывала по меньшей мере 80-90 истребителей и 30-40 бомбардировщиков. Предполагалось одним мощным ударом уничтожить эти силы и захватить господство в воздухе, после чего переключиться на поддержку наземных войск.

К операции привлекались практически все силы 2-й авиадивизии: две авиабригады в составе восьми авиаполков общей силой в 145 машин:

      • 10-й и 16-й авиаполки (24 лёгких бомбардировщика Ки-30);
      • 61-й авиаполк (12 двухмоторных бомбардировщиков Ки-21);
      • 15-й авиаполк (15 многоцелевых Ки-36);
      • 1-й, 11-й, 24-й и 64-й авиаполки (88 истребителей Ки-27);
      • 6 самолётов-разведчиков Ки-15 различной подчинённости.

Заметим, что соотношение сил 1:1 отнюдь не гарантировало успех. И это даже не считая того, что на самом деле советских самолётов было втрое больше чем японцы насчитали в Тамцак-Булаке. В такой ситуации японцам оставалось уповать лишь на внезапность и превосходство в подготовке пилотов.

План предполагал сокрушительный удар ранним утром, и coup de grace в течение дня.

Исполнение

Прежде чем продолжить, нужно сделать два важных замечания. Первое: изложенное здесь следует считать не более чем попыткой реконструкции событий. И второе: судя по всему, японские источники указывают Токийское время, так что я взял на себя смелость перевести его на час назад, к местному времени. На всякий случай я буду указывать в квадратных скобках и время из японских источников. Итак…

Японские пилоты поднялись ещё затемно; вылетали около 3:30 [4:30]. Видимо, держались плотной группой: один командир истребительной эскадрильи вспоминал, будто в воздухе было так много самолётов разом, что картина напоминала авиашоу, а не боевой вылет.

Над целью были около 5:00 [6:00]. Было ещё темно: восход солнца, если верить современным данным, должен был быть только после 7:00. По воспоминаниям японских лётчиков, на земле было трудно различить хоть что-то кроме взлётной полосы. Тем не менее, две эскадрильи (12 машин) Ки-30 16-го авиаполка отбомбились по аэродрому, и одна из них заявила что застала на земле 16 «больших самолётов». Третья эскадрилья на цель не вышла, и по пути бомбила попавшиеся под руку танковые части. Единственная эскадрилья Ки-30 10-го авиаполка бомбила 10 СБ, и заявила уничтожение двух машин. Об утренних действиях полка Ки-21 мне ничего не известно.

В ходе налёта значительных воздушных боёв не было, хотя погоню и не очень успешный обстрел со стороны советских истребителей одна бомбардировочная эскадрилья упоминала. С японской точки зрения всё это походило на серьёзный успех: внезапность достигнута, вражеские самолёты разбомблены, потерь нет… Но особую пикантность этому рассказу придаёт такой фрагмент из советской оперативной сводки за 21 августа:

«… налет был в 5.20 на бывший аэродром истребительного полка. На этом аэродроме нашего ничего не было, и налет безрезультатный.»

Лёгкий бомбардировщик Тип 97 (Ки-30) был основной ударной силой воздушного наступления 21 августа

Лёгкий бомбардировщик Тип 97 (Ки-30) был основной ударной силой воздушного наступления 21 августа

Примерно через час, около 6:00 [7:00] японские самолёты-разведчики, посланные контролировать результаты налёта, наблюдали на земле несколько дюжин невредимых советских бомбардировщиков. Удар было решено повторить, и японские самолёты вновь появились в воздухе над Монголией около 10:00 [11:00]. Однако на этот раз всё вышло куда интереснее.

Было уже светло, и японцев вовремя заметили посты ВНОС. На перехват поднялись свыше 200 «красных соколов»: 123 «ишачка», 51 «Чайка» и 39 И-15бис. В 15-20 км севернее Тамцак-Булака завязался крупный воздушный бой. Увы, нельзя сказать чтобы он прошёл совсем уж гладко: наши потери составили шесть машин (по три «Чайки» и «ишака») против четырёх (3 Ки-27 и 1 Ки-30). И хотя часть японских бомбардировщиков удалось отогнать, другая часть всё же прорвалась к аэродромам и бомбила их. Правда, как минимум в одном случае оказалось что цель ложная. Одна эскадрилья Ки-30 заявила уничтожение пяти «больших самолётов»; авиаполк Ки-21 бомбил аэродром истребителей и заявил уничтожение двух машин.

И-153 "Чайка". Нельзя сказать, чтобы они были равным противником Ки-27, но всё же постоять за себя могли

И-153 «Чайка». Нельзя сказать, чтобы они были равным противником Ки-27, но всё же постоять за себя могли

Японцы считали второй налёт менее результативным по сравнению с первым, но советская сводка опять с ними не согласна:

«В 10.30 противник произвел мощный налет 50 бомбардировщиками и не менее 100 истребителями на Тамцак. Противник [при] бомбометании сжег 1 СБ, убито 2 командира и 1 красноармеец.»

Не вполне понятно, о каком эпизоде говорят советские источники, когда утверждают, что примерно через час навстречу второй волне японских самолётов вылетели 32 И-16 из 56-го иап. Встретив 20-25 машин противника восточнее Халхин-Гола, они разогнали их без особого труда. Возможно, эта группа японцев должна была проконтролировать результаты налёта, но это лишь предположение.

Вечером японцы нанесли ещё один удар, но уже по другой цели, и довольно скромный по масштабу. Около 17:50 [18:50] эскадрилья Ки-30 10-го авиаполка под прикрытием истребителей 64-го полка бомбила передовой аэродром близ Баин-Цагана, и заявила уничтожение на земле трёх советских истребителей. Трудно сказать, были ли на самом деле советские самолёты на аэродроме, но зато они точно были в воздухе. Более или менее случайно поблизости оказались 52 «ишака» и 8 «чаек» 22-го иап: около 17:30 они вылетели на штурмовку, но, встретив японцев, не смогли удержаться от соблазна. В завязавшемся воздушном бою стороны потеряли по одному самолёту: И-16 и Ки-27 соответственно.

На следующий день японцы попытались повторить удары, но они оказались бесплодны. На атакованных аэродромах никого не оказалось, зато поблизости нашлись советские истребители, и удары перетекли в воздушные бои.

Результаты

Японцы оценивали свои достижения в 97 уничтоженных советских самолётов 21 августа и ещё 12 на следующий день, итого 109 машин. Разумеется, были и трезвые головы, которые понимали всю ненадёжность этих цифр, но кто же слушает трезвых? Позже официальные отчёты были подкорректированы, и в окончательном виде цифры стали… ещё больше. Было заявлено об уничтожении за два дня 110 истребителей (50 на аэродромах и 60 в воздушных боях) и 28 бомбардировщиков (27 на земле, 1 в воздушном бою).

Вместе с тем признавалось что собственные потери были наиболее тяжёлыми за всё время конфликта: 8 машин (1 Ки-30, 1 Ки-36, 6 Ки-27) 21 августа и 6 (1 Ки-30, 1 Ки-15, 4 Ки-27) на следующий день. Потери в лётном составе по разным источникам составили за два дня от 17 до 24 человек.

Многоцелевой самолёт Ки-36. Чем занимался 15-й сентай, вооружённый этими машинами, и где успел потерять одну из них, мне, увы, неизвестно

Многоцелевой самолёт Ки-36. Чем занимался 15-й сентай, вооружённый этими машинами, и где успел потерять одну из них, мне, увы, неизвестно

Советские ВВС признают за 21 августа потерю семи истребителей (3 И-153, 4 И-16) в воздушных боях, и одного СБ на аэродроме. За 22 августа был потерян в воздушном бою ещё один «ишак». Технически, это были ещё не всё наши потери: во время вылетов на бомбёжки японскими зенитчиками были сбиты 8 СБ (6 машин 21 августа, 2 на следующий день).

Другие дела

Это может показаться странным, но удар по аэродромам, хотя и был самым крупным деянием 21 июля, вовсе не стал его единственным событием. Стороны «обменялась любезностями» над Тамцак-Булаком, а потом как ни в чем не бывало занялись своими делами. «Сталинские соколы» отправились утюжить наземные войска противника, тем же самым озаботились и «воздушные самураи».

Как гласит всё та же оперсводка штаба 1-й Армейской группы от 21 августа:

«Наша авиация первый мощный налет бомбардировщиков произвела в 8 часов. [В] дальнейшем наши бомбардировщики непрерывно бомбили противника в районе озера Узур Нур, Джинджин Сумэ и озера Яньху и Депден Сумэ, кроме того, две девятки бомбили станцию Халун Аршан. В ночь с 20 на 21.8 ТБ-3 группами бомбили противника, его ближайшие тылы, в это время в воздухе патрулировали 6 И-15. (…)

Противник на фронте бомбил 35-40 самолетами.»

Так, бомбардировщики СБ выполнили за день увесистые 255 вылетов, немногим меньше чем в первый день наступления. Как уже упоминалось, наши истребители тоже летали на штурмовку. В результате сложилась ситуация, когда обе стороны пытались работать по земле в одних и тех же районах, и в итоге периодически сцеплялись друг с другом.

Например, в 14:45 58 «ишаков» и 11 «Чаек» 22-го иап вылетели на штурмовку, но встретили 15 одномоторных бомбардировщиков и 25 истребителей. Вероятно, это было где-то над высотой Фуи (Палец): японцы упоминают происходивший около 15:00 [16:00] вылет 16-го авиаполка (с прикрытием истребителей 11-го полка) на бомбёжку механизированных войск в этот район и воздушный бой. Наши лётчики заявили что без потерь сбили три Ки-30 и семь Ки-27. Японцы заявляют 17 (sic!) сбитых, потерь самолётов не подверждают, хотя бомбардировщики имели потери в экипажах: 1 убитый, 2 раненых.

Выводы

Трудно сказать, верил ли сам генерал Гига в сказочные цифры заявленных потерь противника. Однако он признавал, что эффект от августовских ударов по аэродромам был слабее чем от июньских. Активность советской авиации лишь «несколько уменьшилась».

Сегодня, зная картину с обеих сторон, можно заявить, что японцы со своим воздушным наступлением сели в лужу. Потери сторон за два дня были почти одинаковы, причём у нашей авиации половина пришлась на потери от зенитного огня. Императорские ВВС ещё могли огрызаться, но уже не были способны всерьёз оспаривать пальму первенства.

источник: https://zen.yandex.ru/media/id/60537d98c9a2754eca0743b5/21-avgusta-1939-skazki-dedushki-giga-622671ee51fc6c33201bf744?&

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare