Пыль Халхин-Гола Часть 71. 36-я Забайкальская

13
0

Пыль Халхин-Гола Часть 71. 36-я Забайкальская

Содержание:

В советском нарративе о Халхин-Голе очень часто в фокусе внимания находится 11-я танковая бригада. Вот её мотострелковый батальон («отряд Быкова») ведёт майские бои, а вот она, объятая пламенем, штурмует Баин-Цаган… Но что это за плотная тень маячит за её спиной? Кто это выручает Быкова в мае? Кто подхватывает бой на Баин-Цагане когда танки отходят на исходные?

Будем знакомы, товарищ 36-я мотострелковая!

Общие сведения

В книге Р. Болда «Ограниченная война» есть любопытное приложение, «Перевод на русский язык показаний Г.Ф. Фронта, данных японской разведке». Это фотокопия архивного документа (РГВА. Ф.32113 Оп.1 Д.217 л.4-18); она и служит основным источником материала этой статьи.

Но прежде о самом документе. 29 мая 1938 года дезертировал и перешёл к японцам начальник артиллерии 36-й мотострелковой дивизии майор Фронт Герман Францевич. Его обстоятельно допросили, а полученные материалы о советских войсках на территории МНР были изданы брошюрой и разосланы по частям Квантунской армии для служебного пользования.

После разгрома 23-й пехотной дивизии на Халхин-Голе один экземпляр попал в руки советских разведчиков и был переведён на русский. Таким образом, документ даёт портрет 36-й дивизии на май 1938 года. После бегства майора Фронта советские войска в МНР были реорганизованы (как минимум чтобы сделать сведения перебежчика менее актуальными), и к моменту боёв на Халхин-Голе дивизия выглядела несколько иначе, но об этом скажем в своё время.

Дивизия была сформирована как стрелковая ещё в 1918 году, и была заслуженным соединением. В 1921 она входила на территорию Монголии и гоняла там отряды барона Унгерна; в 1923 получила почётное наименование Забайкальской. В 1929, когда вспыхнул конфликт на КВЖД, дивизия брала станцию Маньчжурия и Хайлар; она была едва ли не единственным соединением РККА, взаимодействовавшим в реальном бою с танками МС-1.

36-я Забайкальская стрелковая дивизия была моторизована в августе 1937 года, непосредственно перед переброской из Забайкальского военного округа в Монголию.

Организация

В состав дивизии входили:

      • штаб дивизии;
      • три мотострелковых полка (106-й, 107-й и 108-й; по 1600 чел. в полку; в 1939 г. полки получили новые наименования: 24-й, 76-й и 149-й);
      • 36-й артполк (1200 чел., 270 машин; в 1939 г. полк получил новое наименование: 175-й);
      • танковый батальон (150 чел.);
      • разведывательный батальон (120 чел.);
      • инженерный батальон (250 чел.);
      • батальон связи (200 чел.);
      • зенитно-пулеметная рота (50 чел.);
      • авиазвено связи (20 чел.);
      • тыловые службы и подразделения (в документе упомянуты: санитарная рота, авторемонтная мастерская, ремонтная обувная мастерская, рота снабжения ГСМ, отделение хлебозавода).

Всего в дивизии, по показаниям Фронта, было около 7360 человек; в военное время численность полка должна была увеличиваться примерно на 20% (то есть примерно до 1900 человек), а вся дивизия – до 8320 человек. Также сказано, что в мирное время в дивизии не было химбатальона.

После бегства Фронта в составе дивизии произошли изменения. Они были, как минимум, количественными; в «Справке об оргмероприятиях РККА за 1938 год» можно найти по этому поводу такие слова:

Завершен перевод 36 сд на организацию моторизованной с общей штатной численностью 9938 человек.

Вооружение и техника

Согласно показаниям Фронта, в дивизии имелось:

      • 5150 винтовок;
      • 243 гранатомётные винтовки (?);
      • 507 автоматических винтовок;
      • 285 лёгких (ручных) пулемётов;
      • 162 тяжёлых (станковых) пулемёта;
      • 18 счетверённых зенитных пулемётов;
      • 36 45-мм пто (по 4 на батальон);
      • 3 36-мм пушки (?);
      • 22 76-мм полковых орудия обр. 1927г.;
      • 20 76-мм (дивизионных) пушек;
      • 16 122-мм гаубиц обр. 1910/30 гг.;
      • 40 танков;
      • 3 бронеавтомобиля;
      • около 1500-1600 автомобилей.

Обращает на себя внимание значительное число автоматических винтовок: почти вдвое больше чем ручных пулемётов. Довольно сильной была батальонная артиллерия: вдвое многочисленнее по сравнению с обычной стрелковой дивизией. В показаниях Фронта говорится, что в мирное время зенитных орудий в дивизии нет, но ниже мы их встретим.

Этот советский боец вооружён автоматической винтовкой. Вероятно, это АВС-36

Этот советский боец вооружён автоматической винтовкой. Вероятно, это АВС-36

В документе танковые орудия и пулемёты сосчитаны отдельно, так что можно предположить, что парк бронетехники включал в себя:

      • 36 танков с 45-мм пушкой (Т-26?);
      • 4 пулемётных танка (Т-37?);
      • 3 пулемётных бронеавтомобиля (БА-20?).

К 1939 г. в ходе реорганизации количество вооружения также изменилось, но точных данных о количестве у меня нет. Можно только сказать, что по сведениям на 20 августа 1939 г. в дивизии числились дополнительно:

      • 12 12,7-мм пулемёта ДК;
      • 16 миномётов;
      • 4 76-мм зенитные пушки 3К;
      • 36 бронеавтомобилей (по данным на июль 1939 г., это были БА-20, ФАИ и БА-3, распределённые между полками).
Крупнокалиберный пулемёт ДК (Дегтярёв Крупнокалиберный). Производится в 1932-35 гг. Стал основой для разработки широко известного ДШК

Крупнокалиберный пулемёт ДК (Дегтярёв Крупнокалиберный). Производится в 1932-35 гг. Стал основой для разработки широко известного ДШК

Будучи начартом, Фронт мог дать и сведения о запасах боеприпасов. В дивизии имелось полтора боекомплекта, а именно:

      • 3,5 млн винтовочных патронов;
      • 19000 45-мм снарядов (с пометкой «200 для атаки, 135 для самообор.»);
      • 450 36-мм снарядов;
      • 6100 76-мм снарядов к полковым пушкам;
      • 6000 76-мм снарядов к дивизионным пушкам;
      • 2640 122-мм снаряда;
      • около 8 000 ружейных гранат;
      • около 10 000 ручных гранат.

Люди

С июня 1939 дивизию возглавлял комбриг Петров Даниил Ефимович. Об этом человеке и его деятельности мне практически ничего не известно.

К этому фото в книге М. Коломийца "Танки на Халхин-Голе" есть подпись, гласящая, что перед нами комбриг Петров (справа)

К этому фото в книге М. Коломийца «Танки на Халхин-Голе» есть подпись, гласящая, что перед нами комбриг Петров (справа)

Зато хорошо известны командиры двух полков, вытащивших на себе если и не весь конфликт, то добрую его половину. 149-й мотострелковый полк возглавлял майор Ремизов Иван Михайлович. Он погиб на своём КП 8 июля 1939.

Майор Ремизов Иван Михайлович. Жуков держался высокого мнения о его командирских качествах, и выступил в защиту когда один из офицеров поднял характерный для тогдашней РККА вопрос о вредительстве

Майор Ремизов Иван Михайлович. Жуков держался высокого мнения о его командирских качествах, и выступил в защиту когда один из офицеров поднял характерный для тогдашней РККА вопрос о вредительстве

24-й полк возглавлял майор Каравашкин Михаил Филиппович, но 30 июня он был снят с должности с формулировкой «за отсутствие боеготовности полка», и его место занял помощник командира 149-го полка майор Федюнинский Иван Иванович.

Майор Федюнинский Иван Иванович. Халхин-Гол стал для него началом бурного карьерного роста. Начавши помкомполка по хозчасти (sic!) уже через полгода он командовал дивизией, ещё через год - корпусом. В годы войны командовал армиями, короткое время даже фронтом, но всё же больше был замкомфронта

Майор Федюнинский Иван Иванович. Халхин-Гол стал для него началом бурного карьерного роста. Начавши помкомполка по хозчасти (sic!) уже через полгода он командовал дивизией, ещё через год — корпусом. В годы войны командовал армиями, короткое время даже фронтом, но всё же больше был замкомфронта

Дивизия была кадровой, однако с личным составом не всё было благополучно. В показаниях Фронта есть строки:

В настроениях солдат и офицеров имеются трудные моменты

В документе эти «моменты» связываются с одной стороны, с расквартированием «в безлюдной и пустынной местности», а с другой, с «работой по вылавливанию шпионов», то есть с репрессиями. Бегство самого майора Фронта, опасавшегося «что станет жертвой усмирительной работы», было ясным свидетельством этого деморализующего эффекта.

Подготовка

В целом, боевой подготовке уделялось должное внимание.

При тренировке и обучении важное значение придаётся ночному обучению… Необходимое внимание обращается на реальное тактическое обучение(…) Во время многочисленных тренировок проводится взаимодействие танков и пехоты и помощь танками против пехоты

Разумеется, были и недостатки:

Воображаемый пр-к на маневрах и тактическом обучении вообще является Японская армия. Только при этом у воображаемого пр-ка нет характерных действий присущих японской армии (…) Дивизионная артиллерия не обучается авианаблюдению.

Вместо заключения

36-я Забайкальская мотострелковая дивизия была главной силой, красой и гордостью советских войск в Монголии. Действуя примерно двумя третями сил (остальное осталось в Улан-Баторе), она очень достойно показала себя в первой половине конфликта. Увы, наше командование не озаботилось или не смогло обеспечить своевременных пополнений, и в результате к исходу июля полки были измотаны до грани небоеспособности. Влитие больших пополнений перед августовским наступлением превратило дивизию в довольно средненькую, так что блеснуть ещё и в завершающей фазе конфликта не удалось.

источник: https://zen.yandex.ru/media/id/60537d98c9a2754eca0743b5/36ia-zabaikalskaia-61cdaa3b48c2b101d0bbb00b?&

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare