Пыль Халхин-Гола Часть 69. Несчастный час 71-го пехотного полка

12
0

Пыль Халхин-Гола Часть 69. Несчастный час 71-го пехотного полка

Содержание:

Вечером 25 июля 1939 японские войска на Халхин-Голе получили приказ прекратить наступление, занять выгодные оборонительные позиции и закрепиться. Однако на войне бывает много чудес, и далеко не все они – добрые.

Объяснить, почему 71-му пехотному полку была поставлена задача закрепиться на линии, которой он не достиг в наступлении, затруднительно. Вероятно, штаб дивизии считал что полк линию занял. Всё, что произошло дальше, случись оно в РККА, сегодня было бы названо уникально русской глупостью.

26 июля временный командир полка подполковник Хигаси счёл что приказ есть приказ, и позиции, на которых сидит противник, нужно просто отбить. Неясно, какими разведданными располагал подполковник, но он определённо понимал, что легко не будет – совсем недавно полк трое суток безуспешно стучался в советскую оборону. Однако нет такой преграды, которую бы нельзя было попытаться пробить головой.

Задача полка на 27 июля заключалась в захвате трёх высот: Си, Ми, и Ки (это слоги каны, японской слоговой азбуки, то есть высоты были названы примерно «С», «М» и «К»). Находились они в 1-1,5 км впереди японских позиций. На всякий случай Хигаси оставил в резерве наиболее многочисленный 1-й батальон, и поручил атаку двум другим.

Недоброе утро

С 5:30 до 6:00 японская артиллерия (1-й дивизион 13-го артполка и дивизион 7-го тяжёлого артполка) обрабатывала передний край советских войск, позволяя пехотинцам выйти на рубеж атаки. Сначала всё шло неплохо: в утреннем тумане батальоны миновали незанятую противником высоту Си и подобрались к советским позициям. Однако уже через час после выступления дело приняло скверный оборот.

Начало действий 27 июля. Все схемы в статье составлены на основе частичной прорисовки документов из японских архивов. Действие происходит примерно в тех же местах, где 23-25 июля безуспешно атаковал 2-й батальон 71-го пп. Обратите внимание, что полк усилен двумя батареями ПТО из других полков Квантунской армии, 49-го пп и 1-го пп. Японцы отдавали себе отчёт с кем воюют и накачивали войска противотанковыми средствами

Начало действий 27 июля. Все схемы в статье составлены на основе частичной прорисовки документов из японских архивов. Действие происходит примерно в тех же местах, где 23-25 июля безуспешно атаковал 2-й батальон 71-го пп. Обратите внимание, что полк усилен двумя батареями ПТО из других полков Квантунской армии, 49-го пп и 1-го пп. Японцы отдавали себе отчёт с кем воюют и накачивали войска противотанковыми средствами

На правофланговый 2-й батальон у высоты Ми обрушился град мин и 122-мм снарядов. У батальонных орудий и гранатомётов через некоторое время иссякли боеприпасы, и пехота осталась практически беспомощна. С высоты Ки советские войска вели сильный фланговый огонь. Командир батальона майор Баба и его адъютант были ранены, передовые 5-я и 8-я роты истекали кровью (у Кукса: were chopped up).

Советские пулемёты обеспечили 2-му батальону 71-го пехотного полка много неприятностей

Советские пулемёты обеспечили 2-му батальону 71-го пехотного полка много неприятностей

К 10:00 батальон был отрезан, а вскоре после 13:30 атакован советской пехотой силами до 400 человек (вероятно, из состава 602-го сп). Японская полевая артиллерия не поддержала огнём, поскольку не сумела верно определить дистанцию и опасалась попасть по своим. Зато с северной стороны Хайластын-гола помогли 150-мм гаубицы 1-го тяжёлого артполка и полковые пушки соседа, 72-го пехотного. Помогли, конечно, в пределах нормы расхода боеприпасов; так, 150-мм гаубицы выпустили только 162 снаряда. Бой был «душераздирающий и ужасный». Японцам удалось отбиться, но и только: продвижение остановилось.

На левом фланге 3-й батальон около 11:00 пропал со связи. В свою очередь, штаб батальона не мог связаться со своими передовыми 9-й и 12-й ротами. Они были отрезаны у высоты Ки и жестоко биты (у Кукса: mauled severely).

Действия 71-го полка в первой половине дня 27 июля. Обратите внимание, что изменился масштаб схемы. Фланговый огонь по ротам 2-го батальона с высоты Ки. В левой верхней части показан бомбовый удар по советским войскам. К сожалению, его подробности мне неизвестны; нет уверенности даже в том что он был как-то связан с действиями полка

Действия 71-го полка в первой половине дня 27 июля. Обратите внимание, что изменился масштаб схемы. Фланговый огонь по ротам 2-го батальона с высоты Ки. В левой верхней части показан бомбовый удар по советским войскам. К сожалению, его подробности мне неизвестны; нет уверенности даже в том что он был как-то связан с действиями полка

Недобрый вечер

Далеко за полдень Хигаси решил поменять планы. Оставив в покое высоту Ки, он решил сосредоточить усилия на высоте Ми на правом фланге. Как это часто бывало с японскими командирами, неудачные действия днём склонили его к ночной атаке. Тем паче, в 17:40 позвонил командир 7-го тяжёлого артполка и предложил поддержать всеми орудиями (8 100-мм пушек). В свете этого предложения Хигаси вновь вернулся к идее взять обе высоты. Правда, он предусматривал что после взятия высоты Ки 3-й батальон проведёт на ней день, а в ночь на 29 июля отойдёт. По новому плану в 21:00 артиллерия должна была обстрелять советские позиции в течение 10 минут (4 минуты по высоте Ки, 6 минут по высоте Ми). Остальное было за пехотой.

После артобстрела 2-й батальон пошёл в атаку под градом советских гранат, и в ближнем бою всё же захватил высоту Ми. Однако с соседней высоты Ки, которую по идее должен был взять сосед, всё так же вёлся губительный огонь. К утру в передовых ротах оставалось 82 нижних чина и два офицера (Кукс считает, что столько осталось во всём батальоне, но японские документы это не подтверждают).

3-й батальон наткнулся у высоты Ки на сильную оборону, прикрытую фланкируюшим огнём, и его атака увязла в МЗП (у Кукса: low barbed-wire entanglements; видимо, «спотыкач»). К утру японцы всё же оказались в считанных метрах от советских окопов, и в ход с обеих сторон пошли гранаты.

Действия 71-го полка с наступлением темноты 27 июля. Батальоны подтягивают резервные роты и возобновляют атаку

Действия 71-го полка с наступлением темноты 27 июля. Батальоны подтягивают резервные роты и возобновляют атаку

Подкрепления

В 1:00 28 июля Хигаси, приняв во внимание что его КП выдвинут далеко вперёд и опасаясь за полковое знамя, тайно услал святыню в штаб дивизии с лейтенантом-знаменосцем. Тот добрался к утру, и тут внезапно выяснилось, что командир дивизии генерал Комацубара совершенно не требует захвата высот. Он, тем не менее, послал на помощь 71-му полку свой резерв: 2-й батальон 28-го пехотного полка, а также по одной батарее 120- и 150-мм гаубиц.

В 9:00 подкрепление прибыло, но к этому времени Хигаси уже отказался от мысли захватить высоты. Он даже вроде бы намеревался отвести войска назад, но связи не было, и посыльные пройти тоже не смогли. Ко всем радостям вдобавок полковая радиостанция сначала отказала из-за севшей батареи, а потом и вовсе была разбита осколком советского снаряда.

В итоге свежие войска просто заняли оборону, а злосчастные батальоны были предоставлены своей судьбе. Весь день 28 июля они никуда не могли сдвинуться; их обстреливали пушки, периодически атаковала пехота, но в целом они держались. В ночь на 29 июля батальоны, наконец, отошли на исходные позиции; злополучные высоты так и остались за противником.

Действия 71-го полка 28-го июля. За ночь протянуты линии связи, комполка задействует резерв в помощь 2-му батальону, который иначе был бы окружён

Действия 71-го полка 28-го июля. За ночь протянуты линии связи, комполка задействует резерв в помощь 2-му батальону, который иначе был бы окружён

Итоги

Потери полка за 27 июля составили 296 человек (117 убитыми и 179 ранеными). Для сравнения, самый жаркий день генерального наступления, 24 июля, обошёлся ему в 247 человек. Всего за 27-28 число было потеряно 347 солдат и офицеров.

К исходу 28 июля во 2-м батальоне насчитывалось 241 человек, в 3-м – 294. Полк в целом насчитывал 1355 человек, около 45% штатной численности.

Опубликованные советские документы, в том числе донесения Жукова от 27 июля и Штерна от 28 июля, а равно и боевой приказ по 1-й Армгруппе от 29 июля этих боёв не упоминают совершенно. Очевидно, японцам не удалось произвести впечатление. По любым меркам бои 27-28 июля были полной неудачей, если не сказать катастрофой.

Вместо заключения

Когда-то меня поразил фрагмент стихотворения Симонова, которым сегодня хочется поделиться.

Есть в неудачном наступленье
Несчастный час, когда оно
Уже остановилось, но
Войска приведены в движенье.
Ещё не отменён приказ,
И он с жестоким постоянством
В непроходимое пространство,
Как маятник, толкает нас.
К. Симонов, «Дожди»

Приказ, естественно, сам по себе никого никуда сдвинуть не может. Механизм этого страшного маятника – командиры. Мне неизвестно, был ли наказан подполковник Хигаси. Могу сказать только, что 8 августа прибыл новый комполка, так что если шанс выдвинуться и был, то он был упущен. Потом, в конце августа, Хигаси снова на время встанет у руля, но это, как говаривал классик, уже совсем другая история.

Уникально русской глупости не бывает. Глупость, как и храбрость, не имеет национальности.

источник: https://zen.yandex.ru/media/id/60537d98c9a2754eca0743b5/neschastnyi-chas-71go-pehotnogo-polka-617dbb17a1b9e1203430db07?&

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare