Пыль Халхин-Гола Часть 63. 24 июля 1939 в советских сводках

10
0
Пыль Халхин-Гола Часть 63. 24 июля 1939 в советских сводках

Пыль Халхин-Гола Часть 63. 24 июля 1939 в советских сводках

Содержание:

Этот день, 24 июля 1939, освещают сразу несколько опубликованных советских документов:

      • сводка штаба 1-й Армейской группы (1АГ) от 12:00 24 июля;
      • приказ по 1АГ от 24 июля;
      • сводка штаба 1АГ от 3:40 25 июля;
      • сводка штаба 1АГ от 12:00 25 июля.

Давайте посмотрим как их рассказ согласуется с японским.

Построение

Ещё 19 июля приказом Жукова советские войска были разделены на два боевых участка, вверенных командирам стрелковых дивизий.

Левый оборонялся севернее Хайластын-гола и включал:

      • 36-ю мотострелковую дивизию без одного полка;
      • батальон 5-й стрелково-пулемётной бригады;
      • 7-ю мотоброневую бригаду.

Правый участок к югу от речки был пестрее. В него входили

      • 82-я сд без двух полков;
      • 8-я мотоброневая бригада;
      • 9-я мотоброневая бригада;
      • стрелково-пулемётный батальон 11-й танковой бригады.

В резерве числились две танковые бригады (6-я и 11-я), и примерно три стрелковых полка (601-й, 602-й и 5-я спбр без батальона). Надо сказать, что резерв был прямо очень веский, не менее 30% сил.

К 23 июля картина изменилась, но несильно; в частности, левый боевой участок получил всю 5-ю спбр в обмен на 7-ю мббр. Днём 23 июля, с началом японского наступления, радикальных изменений тоже не произошло. Однако атака в ночь на 24 июля всё же подвинула наши войска и заставила принимать контрмеры.

Построение войск на 23 июля. Частичная прорисовка советской схемы. Левый боевой участок севернее Хайластын-гола построен в две линии; правый растянут в одну. Сведения о японцах здесь довольно неточные

Построение войск на 23 июля. Частичная прорисовка советской схемы. Левый боевой участок севернее Хайластын-гола построен в две линии; правый растянут в одну. Сведения о японцах здесь довольно неточные

Левый боевой участок

Самый ответственный участок обороны вокруг высоты 733 занимал 149-й стрелковый полк 36-й мсд. Он воевал на Халхин-Голе с самого первого дня, и понёс очень тяжёлые потери. Уже 14 июля в донесении командарм Кулик называет его

«остатками стрелкового полка, фактически оставшегося одного батальона»;

пополнения с тех пор так и не было.

Днём 23 июля полк атаковали и сумели немного потеснить подразделения сразу трёх японских полков (72-го, 64-го и 26-го). Такая возможность у японцев возникла из-за эшелонирования нашей обороны: 5-я спбр стояла во второй линии, фронт длиной около 10 км держали только полки 36-й мсд. Удивительно, что 149-й вообще удержался до темноты. Однако у всего есть предел, и у чудес тоже.

Между 2.00-3.10 24.7 части 149-го сп под воздействием небольшой группы противника силой в одну — две роты оставили позицию и откатились назад. Группа противника проникла [на] фланг и тыл этого полка, началась паника и разрозненными группами не управляемыми откатились в разных направлениях на полтора — два км.

Оборона пошатнулась. Тут-то и пригодился второй эшелон:

в прорыв был направлен резерв командира 36-й сд [в] составе двух батальонов 5-й стр.пуль. бригады, одной роты огнеметных танков и роты БТ.

Судя по советским схемам, дело было на правом фланге 149-го сп, и, значит, виновником шума был 72-й пехотный полк. Строго говоря, в ту ночь был проход одной роты 26-го пп и на другом фланге, на стыке с 24-м сп. Однако повлиял ли он на ситуацию, и что было предпринято против него, документы не говорят.

С подходом батальонов 5-й спбр положение выправилось. Чтобы резервы не иссякли, боевому участку был выделен командованием сначала один батальон 601-го сп, а затем и второй.

Может возникнуть вопрос: почему так мало? Советское командование недооценивало силы японцев; в боевом приказе Жуков заявлял что против 36-й мсд на всём её фронте действуют 2-3 японских батальона. Три полка императорской армии, конечно, были помяты, но ведь не настолько же! Возможно, дело в том, что японцы излишне резервировали силы, и из двенадцати рот каждого полка атаковали лишь четырьмя-пятью.

Как бы то ни было, нашим войскам была поставлена задача

немедленно восстановить рубеж обороны и … расстановкой танковых взводов за ротами и батальонами прочно укрепить рубеж

До конца дня этим и занимались – пытались восстановить рубеж. Особого успеха не было: по итогам дня командование по-прежнему видело потерю «двух хороших высот», оставленных ещё ночью. Судя по схемам, в бой ввели всю 5-ю спбр и один батальон 601-го полка. Японцы, правда, тоже не сумели продвинуться дальше. Фронт уплотнился, фланги 149-го сп больше не висели, и на линии соприкосновения установилось равновесие.

Остаётся только добавить, что соседний 24-й стрелковый полк тоже не скучал, но, будучи в стороне от направления главного удара, обошёлся без драматических поворотов. Даже ночные атаки японцев (видимо, в исполнении 26-го пехотного полка) не привели против обыкновения ни к каким последствиям.

Все атаки на участке 24-го сп отбиты с большими потерями для противника. (…) Между 1 ч. — 3 часа[ми] 25.7 противник силою от роты до усиленного батальона три раза пытался прорваться [в] стык 5-й СПБ и 24-го сп. Все атаки отбиты ружпульогнем, гранатами.

Положение наших войск к исходу (?) 24 июля. Прорисовка советской схемы. 1-й, 2-й и 3-й сп здесь обозначают 601-й, 602-й и 603-й полки 82-й сд.

Положение наших войск к исходу (?) 24 июля. Прорисовка советской схемы. 1-й, 2-й и 3-й сп здесь обозначают 601-й, 602-й и 603-й полки 82-й сд

Правый боевой участок

Южнее Хайластын-гола силы японцев были куда скромнее; здесь действовал лишь один усиленный 71-й пехотный полк. В ночной атаке на 24 июля он в целом достиг немногого, только 3-й батальон одной усиленной ротой сумел вклиниться в нашу оборону. Правда, наше командование упоминало об этом без особого волнения:

две группы противника силой около взвода каждая просочились в расположение 603-го сп, к 11.00 одна группа противника уничтожена… Вторая группа противника окружена

Силы врага на этом участке оценивались более или менее адекватно, в полтора-два усиленных батальона. Тем более странно, что именно здесь в первую линию был введён из резерва целый полк, 602-й стрелковый. Возможно, Жуков хотел поберечь сильно потрёпанные в начале июля мотобронебригады.

Как и соседи, правый боевой участок тоже должен был «восстановить рубеж обороны», и также обошёлся без громких успехов. С другой стороны, и отчаянный порыв 71-го японского полка (с командиром и знаменем в первых рядах) советская сторона видит без всякого пафоса. Оценивая обстановку вечером, штаб констатировал:

противник … потеснил 7-ю и 8-ю роты 603-го сп на 700-800 метров. … К 23.00 [в] центре боевого участка имеется разрыв около одного километра между флангами СПБ 11-й танковой бригады и 9-й мотобронебригады, послана 4-я рота 603-го сп.

Видимо, этот залатанный разрыв и есть результат всех японских усилий. Увы, но его ликвидация шла ни шатко ни валко. По итогам ночи на 25 июля

Части 82-й сд благодаря плохой организации боя со стороны командования и штадива не справились с ликвидацией небольшой группы противника силою около взвода, вклинившегося в расположение СПБ 11-й ТБ.

За ночь противник подтянул в этот район до двух рот. Идут бои, противник упорно сопротивляется.

Артиллерия, авиация, мосты

Наша артиллерия частью сил боролась с японской, но всё же главной её целью была вражеская пехота. Авиация же, наоборот, «бомбила район огневых позиций и частично пехоту на песчаных буграх 6 км с.-в. Дунгур-Обо». Воздушного прикрытия своих войск не было «вследствие удаленности аэродромов».

Халхингольские генералы. Фото августа 1939. Фигура в центре в представлении не нуждается. Курчавый с папиросой – наш главный лётчик, замначальника ВВС РККА Смушкевич. За ним, предположительно, ЧВС (член Военного совета) 1-й Армейской группы дивизионный комиссар Никишев. Справа, за плечом Жукова, начальник артиллерии РККА комкор Воронов. Крайний справа ЧВС Читинской фронтовой группы корпусной комиссар Бирюков. Для любителей побрюзжать на советскую власть даю подсказку: на фото общевойсковик, авиатор, артиллерист и сразу два комиссара

Халхингольские генералы. Фото августа 1939. Фигура в центре в представлении не нуждается. Курчавый с папиросой – наш главный лётчик, замначальника ВВС РККА Смушкевич. За ним, предположительно, ЧВС (член Военного совета) 1-й Армейской группы дивизионный комиссар Никишев. Справа, за плечом Жукова, начальник артиллерии РККА комкор Воронов. Крайний справа ЧВС Читинской фронтовой группы корпусной комиссар Бирюков. Для любителей побрюзжать на советскую власть даю подсказку: на фото общевойсковик, авиатор, артиллерист и сразу два комиссара

Японцы же, по нашим оценкам, не особо стремились поддерживать огнём свою пехоту:

Артиллерия противника огнем 4-5 батарей ведет огонь по переправам при помощи корректировщиков. (…)

Его бомбардировщики группами 3-6 самолетов непрерывно бомбили огневые позиции артиллерии, переправы, тылы и КП.

В сводках и приказах тема переправ прямо-таки звучит рефреном; очевидно, усилия японцев доставили достаточно поводов для беспокойства. К 11:00 на центральной переправе были повреждены оба моста, и Жуков прямо ставит в приказе задачу:

Начальникам боевых участков восстановить переправы и построить штурмовые мостики. Командиру 36-й СД немедленно построить один понтонный мост и восстановить старый.

Не было забыто и наземное прикрытие:

На западном берегу р. Халхин-Гол организовать систему огня в районе переправ: №1 — южнее, переправа №2 — севернее. Установить более прочную артиллерийскую связь, имея на вост. берегу при передовых артнаблюдателях радиостанции.

Той же цели способствовала и вторая линия обороны, на которую израсходовали целый полк:

Для большей устойчивости первого эшелона обороны организовать вторую линию обороны на участке 82-й СД — один батальон 601-го СП, на участке 36-й СД- 601-й СП без одного батальона — на удалении от р. ХалхинГол не ближе 1 км и не далее 1 км от первого эшелона, подготовив со второго рубежа огневую поддержку 1-му эшелону.

Выводы

Молчание японских источников свидетельствует не о том, что их войска бездействовали, а о том, что ничего важного не добились. Наступление увязло в эшелонированной обороне, забуксовало, а советское командование даже не ввело в бой всех своих резервов. Однако игрой в одни ворота этот день всё же не назовёшь. В оценке обстановки по итогам дня есть и такие строки:

Огнем артиллерии и бомбежкой авиации серьезно повреждены все три переправы. (…) воздух находится большую часть дня в руках противника. (…) Ряд наших частей: 149-й сп, 9-я мотобронебригада, СПБ 11-й танковой бригады дерутся неустойчиво.

источник: https://zen.yandex.ru/media/id/60537d98c9a2754eca0743b5/24-iiulia-1939-v-sovetskih-svodkah-61a78532d6d4856dd75d2492?&

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare