Пыль Халхин-Гола Часть 60. 23 июля 1939 глазами японской пехоты

11
0
Пыль Халхин-Гола Часть 60. 23 июля 1939 глазами японской пехоты

Пыль Халхин-Гола Часть 60. 23 июля 1939 глазами японской пехоты

Содержание:

Генеральное наступление японской императорской армии на Халхин-Голе началось грохотом артиллерии. Однако пушки не захватывают местность, и около 11:00 23 июля в бой пошла пехота.

Рассказ будет идти в порядке расположения японских частей с левого фланга на правый, то есть с юга на север. Основным источником сведений служит книга Элвина Кукса «Номонхан», представляющая японскую точку зрения.

71-й пехотный

71-й пехотный полк должен был наступать южнее Хайластын-Гола. С утра, пока гремели пушки, пехотинцам показалось, что советская артиллерия подавлена, однако стоило в 11:00 начаться атаке, как выяснилось строго обратное.

На левом фланге наступал к переправе у Сумбур-Обо 3-й батальон. Ему достался сравнительно слабый участок, обороняемый 603-м стрелковым полком, и в результате удалось подойти к высотке Итимондзи (3-4 метра высоты) примерно в двух километрах от переправы.

В центре двигался 1-й батальон. В его рядах шёл и командир полка полковник Нагано с полковым знаменем. Это, впрочем, помогло несильно: колючая проволока и продуманная система огня 9-й мотоброневой бригады остановили продвижение в двух-трёх километрах от исходных позиций. Потери были тяжёлыми.

На правом фланге наступал к высоте Куи 2-й батальон, но и он застрял в обороне 8-й мотоброневой бригады. Не помогла и поддержка 1-го дивизиона 13-го артполка.

Действия 71-го пехотного полка днём 23 июля. Для девяти часов боя продвижение очень скромное. Составлено на основе прорисовки японской схемы. Знаками вопроса отмечены части, не подписанные на оригинальной схеме

Действия 71-го пехотного полка днём 23 июля. Для девяти часов боя продвижение очень скромное. Составлено на основе прорисовки японской схемы. Знаками вопроса отмечены части, не подписанные на оригинальной схеме

Вечером пришёл приказ продолжить атаку ночью, но и тут дело не заладилось. 1-й и 2-й батальоны сумели добиться разве что небольшого вклинения в советскую оборону. У 3-го батальона прогресс был чуть лучше – удалось взять высотку Итимондзи. Правда, в итоге батальон оторвался от основных сил полка, и о его успехе полковник Нагано так и не узнал.

Зато его заметила советская сторона:

На участке 82-й сд две группы противника силой около взвода каждая просочились в расположение 603-го сп

72-й пехотный

Наступление 72-го полка велось двумя батальонами, причём один из них умудрился выскочить наперёд батьки в пекло. Напомню, что по исходному плану пехота должна была атаковать в 10:00, но потом артподготовку продлили на час. Однако 1-й батальон почему-то не получил приказа отложить атаку, и начал действовать в соответствии с прежними указаниями. Комполка попытался отозвать атаку, но было уже поздно.

К 10:30 батальон ценой небольших потерь занял высоты Дзюган и Мицубоса, затем высоту Мидори, но оказался в пикантном положении: его обрабатывала как советская, так и своя тяжёлая артиллерия, да ещё с правого фланга вели огонь советские части, удерживающие фронт. Здесь батальон и застрял до конца дня.

Расположение советских войск на 23 июля. Прорисовка советской схемы отражает японские силы довольно неточно

Расположение советских войск на 23 июля. Прорисовка советской схемы отражает японские силы довольно неточно

Левее 2-й батальон пошёл в атаку правильно, в 11:00, но от этого было только труднее. Советские войска уже осознали происходящее, и оказали сильное сопротивление, к тому же пришлось преодолевать проволочные заграждения. Батальон отмечал сильный огонь с левого фланга, с южной стороны Хайластын-Гола. Согласно советским картам, там занимала позиции 8-я мотоброневая бригада. Продвинуться «почти вровень» с 1-м батальоном удалось только к 15:00.

Это был тот нечастый случай, когда японские пехотинцы выразили благодарность своей полевой артиллерии. Говоря конкретнее, 3-му дивизиону 13-го артполка, который огнём по советскому переднему краю (упоминают «бункеры» с амбразурами) подготовил атаку и удачно сопровождал её огнём. Правда, благодарность касалась только полевой артиллерии, поскольку тяжёлая как минимум до 17:00 продолжала периодически лупить по уже давно занятой высоте Мицубоса. Не помогло ни размахивание японским флагом, ни попытки связаться с пушкарями по телефону.

В ночной атаке, начавшейся около 23:00, удалось продвинуться ещё на 700 или 1000 метров вперёд.

64-й пехотный

64-й пехотный полк тоже наступал двумя батальонами, один оставался в резерве.

На левом фланге подвизался 3-й батальон. В 500 метрах за его позициями располагался дивизион 150-мм гаубиц из 13-го артполка. Утром, когда завязалась артиллерийская дуэль, советский ответный огонь прижал заодно с пушкарями и пехоту, но едва огонь сдвинулся дальше в тыл, батальон пошёл в атаку.

Примерно так могла выглядеть японская пехота в атаке

Примерно так могла выглядеть японская пехота в атаке

К 11:20 удалось пройти проволочные заграждения и двумя передовыми ротами захватить безымянный бугорок в 500 метрах от исходного положения. Однако оказалось, что это была лишь передовая позиция 149-го стрелкового полка; основная же, ещё на 500 метров дальше, выдала стену огня всех видов оружия, и на этом атака заглохла. В 11:40 японцам удалось отбить контратаку примерно 250 советских бойцов при пяти танках, но этим успехи и ограничились. Комбат просил помощи в полку, но подмога не пришла.

На правом фланге 1-й батальон замешкался с началом наступления. Так же, как и сосед, он атаковал двумя ротами, и так же имел скромные успехи. За продвижение на 500 метров пришлось заплатить потерей 80 человек; особенно беспокоил фланговый огонь советской бронетехники. При поддержке 6-й батареи 13-го артполка и за счёт ввода в бой ещё одной роты, после атак и контратак (у Кукса: seesaw fighting) к 16:00 всё же удалось взять первую линию советских позиций, прикрытую колючей проволокой.

За день потери полка составили 122 человека, в том числе два ротных и три взводных командира.

С наступлением темноты около 20:00 3-й батальон предпринял ночную атаку. Советские войска отошли на 50-100 метров, а затем около 23:00 контратаковали. Около часа длился ближний бой, но позиция осталась за японцами. После этого были ещё две бесплодные атаки: в 1:30 японская, а в 4:30 снова советская.

1-й батальон прособирался до 2:00, атаковал в сторону «седловины левее высоты Мицубоса» в 3:00, почти не встретил сопротивления, и к 4:00 сумел продвинуться вровень с 3-м батальоном.

Действия 1-го батальона 64 пп 23 июля и ночью на 24 июля. Продвижение за много часов небольшое (обратите внимание на обстрел советскими танками, вряд ли дистанция больше километра). Составлено на основе прорисовки японской тактической схемы. Знаком вопроса обозначено подразделение, не идентифицированное на оригинальной схеме

Действия 1-го батальона 64 пп 23 июля и ночью на 24 июля. Продвижение за много часов небольшое (обратите внимание на обстрел советскими танками, вряд ли дистанция больше километра). Составлено на основе прорисовки японской тактической схемы. Знаком вопроса обозначено подразделение, не идентифицированное на оригинальной схеме

26-й пехотный

Наименее многочисленный 26-й пехотный полк также наступал двумя батальонами, имея третий в резерве.

Левый фланг атаки был поручен 3-му батальону. Начавши «до полудня», батальон попал под ожесточённый обстрел, замедлил движение и оказался позади своих более успешных соседей.

На правом фланге шёл 2-й батальон. Его целями были три высоты (И, Ро и Ха), примерно в 1,5 км впереди. Передовая 7-я рота (76 человек), усиленная станковыми пулемётами, начала движение в 11:50, к 12:40 вышла на рубеж атаки, и к 13:30, не встретив почти никакого сопротивления, заняла две высоты из трёх (И и Ха). Здесь её и поджидал шквал огня всех видов оружия. Рота оказалась отрезана от главных сил, и до конца дня не могла сдвинуться с места.

Советские документы более или менее подтверждают этот рассказ, заодно проясняя причины японских успехов:

На стыке 149-го и 24-го сп противник прорвался на 400 метров [в] наше расположение, но арт. огнем и контратакой был отброшен.(…)

Около 16 часов до батальона пехоты противника в стыке 149-го и 24-го сп вклинилось в наше расположение на 600-800 метров. [В] 19.30 контратакой 5-й СПБ с ротой огнеметных танков и ротой танков БТ положение восстановлено с большими потерями для противника.

Вечером пришёл приказ основным силам батальона удерживать захваченные высоты, а 7-й роте с пулемётным взводом – ночной атакой захватить высоту Ро (3 км севернее главной советской переправы), взорвать переправу, отрезать советские войска и послужить трамплином для наступления всего полка. Странно, что не предлагалось заодно взять Москву и развивать наступление в сторону Берлина.

Начав атаку около 22:30, 7-я рота не без приключений просочилась в обход высоты Ро, и ворвалась на её склон около 2:00. Последовал упорный бой, в котором японцам удалось (по их мнению) уничтожить семь пулемётных гнёзд и захватить высоту к 3:30. Однако сапёры, которые должны были взрывать советскую переправу, так и не появились, и все дальнейшие планы пошли насмарку.

Видимо, именно это ночное дело описывает советская сводка:

1. Между 2.00-3.10 24.7 части 149-го сп под воздействием небольшой группы противника силой в одну — две роты оставили позицию и откатились назад. Группа противника проникла [на] фланг и тыл этого полка, началась паника и разрозненными группами не управляемыми откатились в разных направлениях на полтора — два км.

2. В прорыв был направлен резерв командира 36-й сд [в] составе двух батальонов 5-й стр.пуль. бригады, одной роты огнеметных танков и роты БТ, одновременно резерв командира 36-й сд был усилен батальоном 601-го сп.

За день и ночь полк потерял 135 человек, из них 35 убитыми, в том числе погибли 11 офицеров.

Выводы

Японское наступление оказалось несогласованным по времени, что определённо не способствовало успеху. Кроме того, практиковалось излишнее резервирование сил, из-за которого полк мог атаковать четырьмя или пятью ротами из двенадцати. Нечто подобное известно нам на примере РККА в Великой Отечественной, и практика эта считалась порочной.

В связи с этим особенно интересны выводы штаба 1-й Армейской группы по итогам дня и ночи:

Выводы: японцы не вводя в бой значительных сил пехоты, действуют большими группами авиации и артиллерии, изматывая наши части кроме огня частыми атаками мелких групп пехоты.

Вот так. Генеральное наступление, говорите? «Не вводя в бой значительных сил«. Даже сильно измотанный боями начала июля 149-й стрелковый полк худо-бедно держался, хотя на его сектор пришлись атаки трёх японских полков. Вполне понятна оценка из советских документов:

Наша пехота дралась исключительно стойко, в том числе и 603-й сп, отразивший две сильных атаки противника.

Но, справедливости ради, упомянем и менее радужные пассажи:

Наша пехота в дневном бою держится, ночью часто поддается панике, без приказа откатываясь назад.

источник: https://zen.yandex.ru/media/id/60537d98c9a2754eca0743b5/23-iiulia-1939-glazami-iaponskoi-pehoty-61997767c7adcd3903918391?&

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare