Пыль Халхин-Гола Часть 35 2 июля 1939. Ночные танки

15
0
Пыль Халхин-Гола Часть 35 2 июля 1939. Ночные танки

Пыль Халхин-Гола Часть 35 2 июля 1939. Ночные танки

Содержание:

Поздним вечером 2 июля 1939 года на восточном берегу Халхин-Гола имел место любопытный тактический эпизод: ночная атака сравнительно крупными силами японских танков.

Источником сведений служит книга Элвина Кукса «Номонхан», представляющая японскую точку зрения.

Блудные дети группы Ясуока

4-й танковый полк полковника Тамада, входивший в группу генерала Ясуока, был скорее батальоном — в нём насчитывалось четыре роты и чуть более 40 таков. Вечером 2 июля, получив скороспелый приказ к наступлению, полк направился на юг, на левый фланг японского построения.

Слишком мелкий масштаб карт, однообразная местность и сходящие с ума из-за влияния брони магнитные компасы позволили танкистам успешно заблудиться. Двигаясь наугад, прикрываясь гребнями холмов от советского артобстрела, полк сильно отклонился к востоку, и около 19:30 оказался юго-западнее озера Узуру. Здесь передовая рота доложила об обстреле противотанковыми пушками противника с позиций на холмах к юго-западу. Рота атакой отогнала советских дозорных и «тяжелое оружие» (вероятно, станковые пулемёты).

Примерно так это выглядело. Японские танки двигаются к Халхин-Голу. Обратите внимание: небо затянуто тучами. Они нам ещё встретятся

Примерно так это выглядело. Японские танки двигаются к Халхин-Голу. Обратите внимание: небо затянуто тучами. Они нам ещё встретятся

Проведя разведку, комполка решил не лезть на холмы, а двинуться в обход, равниной юго-восточнее. В 20:00 полк возобновил движение,

«сжигая всякую заросль осоки, в которой могла бы прятаться противотанковая пушка».

Отмечаются перестрелки с 5-6 ПТО, возникавшими на гребнях холмов к югу и с бронеавтомобилями в долине Хайластын-Гола восточнее. К 21:00 полк оказался примерно в двух-трёх километрах юго-восточнее озера Ирингин. Здесь он был снова обстрелян советской артиллерией и понёс потери в роте обеспечения.

По оценке комполка, на высотах в двух-трёх километрах юго-западнее располагались две советские батареи; на гребне холма в двух километрах к югу также виднелись позиции. Там отмечались броневики, пехота, ПТО и грузовики.

Схема действий 4-го танкового полка вечером-ночью 2 июля 1939. На основе частичной прорисовки японского документа. На оригинале показано, что полк с самого начала движется ромбом, в предбоевом порядке. За советскую сторону обозначены, в основном, действия артиллерии

Схема действий 4-го танкового полка вечером-ночью 2 июля 1939. На основе частичной прорисовки японского документа. На оригинале показано, что полк с самого начала движется ромбом, в предбоевом порядке. За советскую сторону обозначены, в основном, действия артиллерии

У полковника Тамада сложилось ощущение, что противник медленно отходит и, конечно, он счёл нужным этому помешать. В конце концов, сковывание советских войск на восточном берегу и было задачей всей группы Ясуока. Комполка решил устроить ночную атаку всеми силами; целью были позиции советской артиллерии.

Это было необычное и рискованное решение. Ротные командиры указывали что разведданные очень скудны, что подготовки к танковым ночным боям ни у кого нет, что высок риск застрять или даже опрокинуться. Однако генерал Ясуока приказал наступать ещё три часа назад, и все согласились что хоть что-то делать необходимо. В 22:00 приказ на ночную атаку был подписан.

Как тать в нощи

Для атаки полк построился ромбом: впереди 4-я рота на средних танках Тип 89, уступом слева и справа — 1-я и 3-я роты, позади 2-я рота, все на лёгких танках «Ха-Го». В центре шло управление полка. Роты строились колонной эшелонов, только 2-я рота фронтом. Интервал между ротами составлял 30 метров, между машинами — 6 метров.

При двух взводах в роте и трёх танках во взводе это должно было означать фронт роты до 30 метров, и общий фронт до 150 метров. Полк сжался в кулак. Такое тесное построение позволяло массировать усилия на узком участке, но, что гораздо важнее — просто не потеряться в темноте.

Судя по описанию, японское построение было примерно таким

Судя по описанию, японское построение было примерно таким

В 22:30 была уже непроглядная тьма; ночь была безлунная, в небе висели грозовые тучи. Около 23:00 танкисты «в хмурой решимости» начали движение. Танки головной 4-й роты двигались на второй скорости, около 5 км/ч, остальные равнялись по ним. По 4-й роте был отдан приказ не стрелять пока противник не откроет огонь.

Началась гроза.

Самым трудным оказалось выдерживать направление: полагались больше на чутьё замкомполка майора Огата, часто останавливались, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь при вспышках молний. Настала полночь, а танки всё ещё не достигли позиций противника. Наконец, наткнулись на тропу, ведущую на юго-запад, и проблема навигации решилась.

Первые признаки близости позиций РККА — дозорные в индивидуальных ячейках — встретились вскоре после полуночи. По японским описаниям, они были обнаружены заранее и без труда уничтожены.

Атака

Удача была на стороне японцев. Гроза усилилась, гром заглушал звук движущихся танков, а вспышки молний осветили советские позиции; проливной дождь, правда, создавал проблемы с видимостью. Лишь когда танки подошли почти вплотную, русские открыли огонь из пулемётов, ПТО и пушек. Наиболее сильным был огонь в центре и на правом фланге. Из-за короткой дистанции советским полевым орудиям не хватало минимального угла возвышения, и снаряды шли слишком высоко.

В 0:20 полковник Тамада дал команду атаковать. Танки, до сих пор ползшие как черепахи, теперь бросились вперёд на максимальной скорости. Они ворвались на советские позиции, стреляя в упор и давя всё, что удавалось различить во вспышках молний.

Никакого управления боем не было; строй сразу рассыпался. Шустрые «Ха-Го» на флангах быстро обогнали тихоходные Тип 89 центра. Но и роты не смогли сохранить построение. Командиры танков и механики-водители открыли люки, чтобы лучше видеть, но всё равно уследить одновременно за местностью, противником и собственными соседями оказалось невозможно. Напомню, что в роте было два взвода; чтобы она распалась, достаточно было отбиться одному.

3-я рота на правом фланге атаковала позиции артиллерии, расположенные на некотором возвышении. Японцы описывают их так: орудия стояли открыто, обложенные мешками с песком; каждое обслуживали три человека; были отрыты неглубокие, в полметра, ходы сообщения; перед каждым орудием — по два окопа на 4-5 человек для наблюдателей и подносчиков снарядов. По форме окопов один японский офицер предположил, что они отрыты машинным способом. Всего на позиции шириной 700 метров и глубиной 500 японцы насчитали 12 орудий и 50-60 человек расчётов.

Схема ночной атаки. Выполнено на основе частичной прорисовки японского документа. Царивший хаос, разумеется, не отражён

Схема ночной атаки. Выполнено на основе частичной прорисовки японского документа. Царивший хаос, разумеется, не отражён

В центре двигались средние танки 4-й роты. Подробности их боя неизвестны; известно что они разбрелись в темноте, и один из взводов прибился к 3-й роте на правом фланге.

Левофланговая 1-я рота встретила только слабое сопротивление пехоты, и далеко углубилась на юго-запад; в процессе рота тоже распалась, и один взвод прибился всё к той же 3-й роте.

Шедшая последней 2-я рота вступила в бой на правом фланге, между 3-й и 4-й. Её командирский «Ха-Го» был почти сразу уничтожен: советский снаряд пробил броню, взорвался в боевом отделении и поджёг боеукладку. Двигатель заглох; ни завестись, ни потушить пожар не удалось, и командир приказал покинуть машину. Все трое танкистов остались живы, хотя получили осколочные ранения и ожоги; позже их подобрали другие танки роты. Японское описание не указывает калибр снаряда, но вряд ли экипаж отделался бы так легко при взрыве 76-миллиметрового. Вероятно, перед нами плоды трудов «сорокапятки».

Опять же, один взвод 2-й роты отбился и впоследствии присоединился к 4-й роте. Этот взвод упоминает перестрелку с бронеавтомобилями противника.

Весь бой занял не более 40 минут. Танки проехали советские позиции насквозь и углубились в тыл, возможно, на километр-другой.

Возвращение на исходные

Гроза утихла. Когда полковник Тамада остановил свой танк далеко за советскими позициями и огляделся, то увидел вокруг управление полка, и больше никого. Вскоре подтянулся командир 4-й роты с командиром одного взвода. Всего собралось 4 танка: комполка, замкомполка, комроты и комвзвода.

Первой мыслью Тамада было: «я погубил полк», а второй: «пора покончить с собой». Выручил майор Огата: он имел боевой опыт и потому меньше поддавался панике. Уговорив командира на время отложить самоубийство, он послал подчинённых искать разбредшиеся взводы, а потом пошёл и сам. За полчаса удалось найти несколько танков 4-й роты. Тамада воспрянул духом, и начал думать о деле.

Место сбора перенесли ближе к левому флангу. Часть советских пушек явно уцелела: со стороны оставленных позади советских позиций было выпущено несколько снарядов, но они прошли метров на 50 выше танков, и обошлось без потерь. Сначала нашлась 1-я рота. Затем появились танки 3-й роты, и с ними потеряшки других рот. Ехали они нахально, со включенными фарами, так что их чуть было не обстреляли свои же.

Между 1:30 и 2:00 сдвинулись ещё раз, на километр к востоко-северо-востоку. Собралось уже с две трети полка, и Тамада начал подумывать о повторной атаке, но Огата его отговорил. По его словам, советский артогонь и так уже тревожил, и мог стать ещё неприятнее если дотянуть ещё пару часов до рассвета. Тамада внял более опытному товарищу, и полк, построившись в линию колонн, начал отход. Вслед ему ещё минут 20-30 летели снаряды откуда-то с запада, но попаданий не было.

По пути нашлись последние блудные танки 2-й роты, причём никто не заметил когда. Отставшие просто пристроились в колонну. Они пытались отыскать во тьме подбитую командирскую машину, но не нашли, только опоздали к общему сбору.

Танк "Ха-Го" в роли советского трофея. Не буду утвержать, что тот самый, но тот самый тоже был захвачен советскими войсками

Танк «Ха-Го» в роли советского трофея. Не буду утверждать, что тот самый, но тот самый тоже был захвачен советскими войсками

Между 4:30 и 5:00 полк вернулся в район сосредоточения близ озера Узуру, где остались передовые подразделения обслуживания, и немедленно начал пополняться горючим и боеприпасами. Любопытная деталь, касающаяся вопросов ориентирования на Халхин-Голе: в тот момент танкисты думали что находятся у озера Ирингин.

Японская оценка

Танкисты были очень довольны достигнутым. По их оценке, удалось уничтожить значительную часть встреченной советской артиллерии. Проводили параллели со знаменитым эпизодом из 1560 года, когда Ода Нобунага нанёс поражение своим врагам внезапной атакой во время ночной грозы.

Удручала только потеря одного танка, и тот факт, что вернуть его не было возможности. Возможно, ещё два или три танка были повреждены. Потери личного состава составили одного убитого и девять раненых, все кроме одного — танкисты. Всего в четырёх линейных ротах насчитывалось 13 офицеров и 302 нижних чина.

За день танкисты израсходовали 1100 37-мм снарядов и 129 57-мм. Это составляет примерно по 35 37-мм и 20 57-мм снарядов на ствол (30% б/к «Ха-Го», 20% б/к Тип 89). Кроме того, было выпущено 16 000 пулемётных патронов (примерно по 400 на танк) и небольшое число пистолетных. Было израсходовано 14 600 литров топлива.

Оценивая советскую сторону, отмечали, что пехота не стремилась уничтожать танки в ближнем бою. Это до известной степени удивляло и подбадривало японцев.

По японским оценкам (уточнённым дальнейшей разведкой) на позициях юго-западнее высоты 755 они встретили по одной батарее 76-, 100- и 122-мм полевых орудий, 10 бронемашин, 2 танка БТ (?), 7 ПТО, 150 человек пехоты, 5 миномётов (?), 12 пулемётов на грузовиках (?) и 20 грузовиков.

В действительности их противником выступал батальон или даже только часть батальона 149-го мотострелкового полка. Возможно, он был усилен броневиками 9-й мотоброневой бригады. Маловероятно, чтобы на переднем крае стоял целый дивизион полевой артиллерии — гораздо вернее было встретить там шестиорудийную батарею полковушек. Поделив заявку танкистов на три, что обычно и надо делать с оценкой урона противнику, мы получим 4 орудия.

76-мм полковая пушка обр. 1927 г. Главный кандидат на участие в том бою

76-мм полковая пушка обр. 1927 г. Главный кандидат на участие в том бою

Более точной была бы информация из советских источников, но, увы, пока я её не нашёл. Косвенно об умеренных успехах 4-го танкового полка свидетельствует тот факт, что его действия не упомянуты в советских сводках совершенно. Атака его собрата, 3-го танкового полка, например, упоминается.

Выводы

Иногда бывает так, что просто везёт. Вовремя начнётся дождь и скроет от глаз противника; вовремя начнётся гроза, и позволит хоть что-то разглядеть в темноте; не разведанные заранее позиции будут заняты слабыми силами… Командир полка сильно рисковал, выводя все силы в ночную атаку, но военное счастье оказалось к нему благосклонно.

Впрочем, если трезво оценивать достигнутые результаты, их надо считать умеренными. В первую очередь это следствие хаотичности, вообще присущей ночным боям и усугубленной недостатками организации. Например, практически не использовались радиостанции.

Итак, ночные танки оказались для наших очень неприятной неожиданностью, но всё же не катастрофой.

источник: https://zen.yandex.ru/media/id/60537d98c9a2754eca0743b5/2-iiulia-1939-nochnye-tanki-60fc5eb4b58324630f65c617?&

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare