Пыль Халхин-Гола Часть 31 Группа Ясуока. Плохой день для танковых атак

16
0
Пыль Халхин-Гола Часть 31 Группа Ясуока. Плохой день для танковых атак

Пыль Халхин-Гола Часть 31 Группа Ясуока. Плохой день для танковых атак

Содержание:

Утром жаркого дня 3 июля 1939 года японские войска на Халхин-Голе начали общее наступление против советско-монгольской группировки. На западном берегу реки завязались бои за Баин-Цаган, а на восточном продолжался вспомогательный удар генерала Ясуока. Днём ранее его войска уже попытались сбить русских с позиций, но, действуя разрозненно, достигли лишь скромных успехов. Однако нет такой стены, которую бы нельзя было попробовать пробить лбом.

Основным источником сведений служит книга Элвина Кукса «Номонхан», представляющая японскую точку зрения.

Работа над ошибками? А что это?

Генерал Ясуока, как и днём ранее, считал что противник отступает, и требовал сковать русских боем «чего бы это ни стоило». Ни разведки, ни подготовки боя не проводилось. Образ мысли, часто встречавшийся в императорской армии, один офицер формулировал так:

Нельзя сказать что будет, пока не попробуешь; и если стараться достаточно сильно, может получиться.

Сосредоточения всех сил так и не добились. На обе ноги хромала связь — в источниках всё время мелькают делегаты на мотоциклах, а то и пешие посыльные. В качестве наиболее яркого примера можно привести приказ об атаке на рассвете, который Ясуока отдал в 21:00 этого дня, и который не был доставлен 4-му танковому полку до 7:30 следующего дня поскольку посыльный не смог отыскать полк.

То есть японцы не извлекли уроков из ошибок прошедшего дня. Наступление продолжилось в том же хаотическом стиле, но в этот раз противник сидел на главной линии обороны.

Что может МЗП против танков

Всё самое важное происходило вокруг высоты 731 в центре советских позиций. К 5:30 2-й дивизион 13-го японского артполка занял позиции в двух километрах севернее высоты; впереди него развернулся 64-й пехотный полк. В 5:50 началась артподготовка; атака последовала в 7:10, но под действием танковых контратак и штурмовок с воздуха развивалась очень медленно.

Тем временем командир 3-го японского танкового полка постарался договориться о взаимодействии с пехотой и артиллерией, и даже провести разведку. В 11:00 он получил приказ наступать, предусмотрительно назначил заместителя на случай своей смерти, и повел полк вперёд.

Это был скорее батальон; он и состоял из рот, и танков имел немного: по состоянию на утро всего 29 машин (1 Тип 97, 21 Тип 89 и 7 танкеток).

01 Средний танк Тип 97 «Чи-Ха». По тем временам это была новейшая японская машина. К 3 июля в составе 3-го танкового полка из исходных 4 машин на ходу была только одна. Именно на ней шёл в атаку командир полка. Фото с Википедии

В 12:15 полк атаковал, сосредоточив большую часть сил на правом фланге 64-го пехотного. Сначала проблемой был только огонь советских ПТО и броневиков, но затем явился новый враг. Он таился в траве, незаметный и коварный.

По японским описаниям, это была колючая лента — тонкая, плоская, прочная. Она была установлена в несколько рядов, где спиралью Бруно, а где растянутая в траве на колышках (т.н. «спотыкач»). И, как ни странно, она сумела остановить танки. «Колючка» запутывалась в ходовой части, а мощности двигателей не хватало, чтобы её порвать.

Колючая лента опаснее обычной колючей проволоки. 3 июля она даже останавливала танки

Колючая лента опаснее обычной колючей проволоки. 3 июля она даже останавливала танки

Взаимодействие так и не получилось. Ни сапёров, ни пехотинцев с ножницами для резки проволоки впереди танков не оказалось. Те машины, что запутались в малозаметных препятствиях (МЗП), превратились сначала в стоячие мишени для 45-мм пушек, а потом и в дымящиеся обломки. Одной из жертв стал командир полка, полковник Йосимару; его танк был уничтожен около 14:00. Видимо, в этом эпизоде с нашей стороны поучаствовали 8 танков БТ из 11-й тбр. В бою с японскими танками они потеряли 3 машины.

Собрав уцелевшие машины, заместитель командира перенёс усилия левее, где дело пошло получше. К 16:00 одна рота полка считала что достигла позиции к югу от высоты 733. Однако заканчивались боеприпасы, и накал борьбы снизился, а в 19:00 генерал Ясуока приказал отвести полк назад, далеко за линию фронта.

Действия 3 июля 1939. Все танковые атаки этого дня, и советские, и японские, осуществлялись без пехотной и артиллерийской поддержки

Действия 3 июля 1939. Все танковые атаки этого дня, и советские, и японские, осуществлялись без пехотной и артиллерийской поддержки

За день было потеряно свыше 50% техники: 10 Тип 89 (5 безвозвратно), единственный Тип 97 (безвозвратно), большая часть танкеток (1-2 безвозвратно). Потери экипажей составили 26 человек (из них 15 убитыми). Общие потери в экипажах за два дня боёв составили 42 убитых и 13 раненых, около 16% личного состава. Более 3-й танковый полк в боях на Халхин-Голе участия не принимал.

И всё же жертвы танкистов помогли пехоте. 64-й полк двинулся в очередную атаку вскоре после 12:00, преодолел проволочные заграждения, в ближнем бою отбросил батальон 149-го стрелкового полка и к 16:00 занял высоту 731. Здесь пехотинцы начали закрепляться, а через несколько часов полковник Ямагата и вовсе приказал перейти к обороне.

Везучий 4-й танковый

В 4-м танковом полку основную массу составляли лёгкие танки, средних (Тип 89 ранней модификации «Ко») имелось всего 5 штук. Возможно, поэтому генерал Ясуока не бросил его поддерживать пехотную атаку. Днём ранее полк осуществил нахальный ночной наскок на позиции правофлангового батальона 149-го стрелкового полка, и теперь должен был повторить свой успех, только уже при свете дня.

В 7:30 комполка полковник Тамада отдал приказ наступать, даже и не дожидаясь мнения генерала Ясуока. Он угадал мысли начальства со стопроцентной точностью.

К 9:30, подавив слабое сопротивление, полк вышел к дюнам северо-западнее высоты 755. Двинувшись под артобстрелом к самой высоте, через километр японцы обнаружили позиции советского батальона. В 10:10 завязалась перестрелка на большой дальности, не давшая особых результатов.

Вскоре полк отвлёкся чтобы выручить одну из рот 64-го полка, далеко оторвавшуся от своих и избиваемую советской артиллерией и бронетехникой, для чего прошёл метров 700 на северо-запад. Затем пришёл новый приказ начальства — поддержать наступление 64-го полка; однако, не зная положения пехоты, танкисты его просто проигнорировали.

Около 12:00 начались советские контратаки: сначала с юга силами 7-8 танков БТ (видимо, из 2-го батальона 11-й тбр) и до 60 человек пехоты, а затем и с запада. Атаки удалось отбить, но полковник Тамада решил больше не испытывать судьбу, отойти немного и перейти к обороне. Он верно понял, что добрался до главной полосы советской обороны, и счёл слишком рисковой затеей прорывать её без пехоты и артиллерии.

Его решимость не поколебал даже полученный в 17:00 (с двухчасовым опозданием) приказ уничтожить и стремительно преследовать «отступающего» врага. Тамада отдал приказ организовать боевое охранение, подвезти горючее и боеприпасы, быть бдительными и не жечь костров, после чего в 19:30 неспешно убыл пешком искать 64-й пехотный полк, прихватив с собой всех ротных командиров.

Около 21:00 он всё же нашёл полковника Ямагата, и имел с ним разговор о желательности взаимодействия. Стороны пришли к общему мнению, что взаимодействие — это хорошо. Никаких конкретных последствий эта приятная беседа не имела.

Вы как хотите, но по-моему всё вот это называется «имитация кипучей деятельности». С утра и до вечера полк что-то делал, ничего особенного не делая. Если не считать полковника Тамада круглым дураком, его следует признать очень неглупым человеком. 4-му танковому полку повезло с командиром, и он счастливо избежал высоких потерь.

Опоздавшему — легче

Утром 3 июля 2-й батальон 28-го пехотного полка уже был близок к фронту, однако не имел ни малейшего понятия ни об обстановке, ни о местонахождении начальства. По личной инициативе командира батальон выступил в 6:00 и, двигаясь на звуки канонады, вышел на крайний правый фланг группы Ясуока, в четырёх километрах западнее высоты 739.

Отсюда он развивал наступление на юго-запад, встретив лишь слабое сопротивление подразделений стрелково-пулемëтного батальона 9-й мотобронебригады. Для продвижения оказалось достаточно огня станковых пулемётов, 70-мм батальонных орудий и 37-мм пушек приданной батареи ПТО.

Каким бы слабым ни было сопротивление сначала, позже оно усилилось, и продвижение японцев оказалось невелико. К 19:00 батальон остановился и стал окапываться на ночь. Посыльные, отправленные искать штаб генерала Ясуока, так его и не нашли. Удалось лишь нащупать фланг 64-го пехотного полка.

В воздухе

По японским описаниям, советская авиация работала достаточно активно. После 7:00 17-20 «ишаков» штурмовали атакующую японскую пехоту. Около 11:00 более десятка проштурмовали японскую артиллерию, но не причинили заметных потерь. Около 15:00 тыловики 4-го танкового полка подверглись авианалёту близ озера Манзуте. Возникает ощущение, что наша авиация господствовала в воздухе, но следует иметь в виду, что наземным частям всегда кажется что свои самолёты бездельничают. Интересно отметить, что действия нашей авиации гораздо чаще упоминаются группой Ясуока, чем главными силами японцев.

Итоги дня

Я не верю в астрологию, но 3 июля 1939 определённо было неудачным днём для танковых атак. В тот день на западном берегу реки советская 11-я тбр понесла 50% потерь, бронебатальон советской 7-й мббр — свыше 50%. На восточном берегу японский 3-й танковый полк понёс 50%-ные потери; 4-й танковый тоже имел шансы, но предпочёл не соваться.

Неудивительно, что успехи группы Ясуока были скромными. Уже то, что 64-й полк (без одного батальона) сумел потеснить батальон 149-го стрелкового полка, можно считать удачей — просто наша артиллерия в тот день активно работала по главным силам японцев на другом берегу реки.

Японские танкисты отмечали хорошее взаимодействие советской бронетехники, ПТО и пехоты в обороне. Броневики не бросались в атаку, а вели огонь с места, с удачно выбранных позиций. Любопытно, что в боях против пехоты на Баин-Цагане мы наблюдаем совсем иное. Возможно, советские танкисты не воспринимали пехоту как угрозу, но уважали вражеские танки.

Как бы повел себя генерал Ясуока дальше, мы не знаем. К исходу дня действия главных сил на западном берегу были свёрнуты и в сковывающем ударе более не было необходимости. На следующий день генералу предстоит, в основном, отбивать советские контратаки.

источник: https://zen.yandex.ru/media/id/60537d98c9a2754eca0743b5/gruppa-iasuoka-plohoi-den-dlia-tankovyh-atak-60e77ab7ef6b8722018b863b?&

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare