Пыль Халхин-Гола Часть 23 Баин-Цаган. Ошибка генерала Кобаяси

12
0
Пыль Халхин-Гола Часть 23 Баин-Цаган. Ошибка генерала Кобаяси

Пыль Халхин-Гола Часть 23 Баин-Цаган. Ошибка генерала Кобаяси

Содержание:

Ранним утром 3 июля 1939 японские войска переправились через Халхин-Гол и двинулись в незащищённый тыл советско-монгольской группировки. Их целью был все тот же мост Кавамата возле устья Хайластын-Гола, который в конце мая уже видел японские неудачи.

Но в этот раз все должно было быть иначе. Как минимум, теперь имелось больше войск; не были забыты противотанковые средства, столь важные в бою против русских; командование было вверено надëжному человеку. Авторитет генерал-майора Кобаяси Коити был признан всеми; даже майор Цудзи Масанобу из штаба Квантунской армии, критиковавший всё и вся, отзывался о нём с уважением.

Были ли у генерала сомнения в успехе? Думаю, что да. План строился на внезапности и стремительности. Своими глазами наблюдая беспорядок на переправе, видя как уходят драгоценные часы ночного времени, Кобаяси не мог не понимать, что риск возрастает с каждой минутой. Но верил ли генерал в победу? Да, определённо. Он верил в своих солдат; верил, что они смогут преодолеть все трудности. В конце концов, кто не рискует, тот не побеждает.

Наличные силы

Рассказывая о боях 3-4 июля обычно говорят, что японские силы были разбиты на две группы — сковывающая группа Ясуока и главные силы Кобаяси. Это некоторое упрощение, к которому прибегают чтобы избавить читателя от утомительных подробностей.

В действительности японские войска были разбиты на семь групп, каждая со своей задачей и своим командиром. На восточном берегу действовала группа Ясуока, о которой поговорим в другой раз. В действиях на западном берегу участвовали:

      • Ударная группа — 71-й, 72-й пехотные полки и 3-й дивизион 13-го артполка;
      • Подвижная ударная группа — 26-й полк 7-й пехотной дивизии; полк был моторизован;
      • Артиллерийская группа — 1-й отдельный артполк и 13-й артполк (без 2-го и 3-го дивизионов);
      • Инженерная группа — 13-й инженерный полк;
      • Группа прикрытия переправы — 23-й разведполк и 10-я рота 64-го пехотного полка;
      • Резерв — 3-й батальон 64-го пехотного полка (без одной роты).

Все это богатство возглавлялось командиром 23-ей дивизии генералом Комацубара. Кобаяси же командовал только ударной группой; без участия командира дивизии он не мог ни перебросить резервы, ни получить больше артподдержки.

В двух его пехотных полках было приблизительно 5 000 человек, 6 полковых пушек, 6 противотанковых пушек и до 12 батальонных орудий. В дивизионе полевой артиллерии было ещё 8 полевых пушек.

Прикрытие

Переправа началась в 3:15, на три часа позже запланированного; минут через сорок саперы уже перевезли на понтонах и лодках передовые батальоны ударной группы, по одному от полка. Сосредоточившись, они двинулись на юг, вверх по склону, и около 4:40 вышли на Баин-Цаган. К тому времени уже заканчивали переправу ещё три батальона, а также полковые и противотанковые пушки.

Высота Баин-Цаган была занята без боя, но уже вскоре загремели выстрелы. В то утро 15-й полк 6-й монгольской кавдивизии двигался по дороге, не ожидая встретить врага. После первой стычки со 2-м батальоном 72-го полка кавалеристы отошли чтобы организовать контратаку. Японцы воспользовались паузой чтобы занять оборону, прикрывая переправу.

Вскоре 1-й батальон 71-го пехотного полка, едва начавший окапываться, подвергся удару пехоты и броневиков. Японцы были застигнуты врасплох; батальон, атакованный с юга и запада, «едва не впал в замешательство», а его командир майор Фудзита погиб. Однако на помощь подошла противотанковая батарея, и ход боя удалось переломить; 2 бронемашины были сожжены, ещё 2 подбиты, был взят пленный. После этого противник отошёл; все дело заняло 20 минут.

Из описаний не очень ясно, кто именно сумел огорошить японцев; в источниках немало неясностей и противоречий. Вероятно, это и была контратака 15-го полка при поддержке бронедивизиона той же 6-й кавдивизии. Японцы утверждают, что пехоты было 100 человек; советские источники в этот день упоминают спешенный эскадрон. В дальнейшем, по советским сведениям, 15-й кавполк был рассеян ударами японских бомбардировщиков, и отошёл на северо-запад.

Монгольские кавалеристы атакуют в пешем строю. Они так тоже умели. Фото, скорее всего, постановочное и сделано, скорее всего, во время учений. Обратите внимание на линию горизонта. Похоже, атака идет вниз по склону типичной "горы" халхингольского образца

Монгольские кавалеристы атакуют в пешем строю. Они так тоже умели. Фото, скорее всего, постановочное и сделано, скорее всего, во время учений. Обратите внимание на линию горизонта. Похоже, атака идет вниз по склону типичной «горы» халхингольского образца

Бросок на юг

Главной задачей ударной группы был захват моста Кавамата и разгром всех советско-монгольских войск на западном берегу. Ожидалось, что здесь встретятся лишь артиллерия, тыловики, связисты и командование. Расположение советских резервов было неизвестно, сила их оценивались невысоко.

Более того, почему-то японцы считали, что противник постепенно отходит с восточного берега, и спешили предотвратить отступление. После войны установить источник этих сведений так и не удалось, подозревали ловкую дезинформацию. Провал разведки и недооценка противника не предвещали ничего хорошего, но пока японское командование пребывало в блаженном неведении.

Однако вернемся на Баин-Цаган. К 5:30 от реки подошли батальоны 72-го пехотного полка. У левого соседа бой уже угасал, и они, не тратя времени, двинулись на юг. Вскоре двинулся и 71-й полк. Японцы очень спешили к советским переправам, и марш получился довольно хаотичным.

Общая схема действий группы Кобаяси 3 июля до 10:00. Время и место событий во всех случаях приблизительны. Детали о действиях 11-й тбр взяты из советской тактической схемы, опубликованной в книге М. Коломийца "Танки на Халхин-Голе"

Общая схема действий группы Кобаяси 3 июля до 10:00. Время и место событий во всех случаях приблизительны. Детали о действиях 11-й тбр взяты из советской тактической схемы, опубликованной в книге М. Коломийца «Танки на Халхин-Голе»

Отметим, что группа Кобаяси приступила к исполнению задачи не дожидаясь полного сосредоточения. В этот момент ещё даже не был закончен мост, и на восточном берегу ещё оставались 3-й батальон 71-го полка и дивизион 13-го артполка. Они переправятся гораздо позже.

Единственная разумная причина для такой поспешности — стремление использовать момент внезапности, которому японское военное искусство придавало большое значение.

Итак, японская пехота начала бросок на юг. С левого фланга была река, на правом же простиралась бескрайняя степь.

72-й полк двигался на правом фланге; он шёл по дороге, немного опережая соседа, и в результате ему достались все приключения. Уже около 6:00 шедший впереди 1-й батальон был обстрелян шестью легкими танками с дистанции 800-900 м. Ответный огонь из батальонных пушек не дал результатов, но противник отошёл. Видимо, это были броневики 6-й кавдивизии, вернувшиеся из неудачной контратаки.

37-мм батальонная пушка. Кандидат на участие в боях 3 июля. Описание эпизода в 6:00 утверждает, что на дистанции 700 м снаряды батальонки отскакивали от брони противника

37-мм батальонная пушка. Кандидат на участие в боях 3 июля. Описание эпизода в 6:00 утверждает, что на дистанции 700 м снаряды батальонки отскакивали от брони противника

70-мм батальонная пушка Тип 92. Здесь она в роли трофея американских морпехов на Гуадалканале. Второй кандидат на использование в боях 3 июля. Нет уверенности что на 700 метров она бы вообще попала в танк

70-мм батальонная пушка Тип 92. Здесь она в роли трофея американских морпехов на Гуадалканале. Второй кандидат на использование в боях 3 июля. Нет уверенности что на 700 метров она бы вообще попала в танк

Затем около 7:00 12-13 танков появились на дистанции 600-700 м, открыли огонь и пошли на сближение. Противотанковая артиллерия полка шла где-то далеко позади, и пехотинцам пришлось отбиваться своими силами. Бой длился 20-30 минут; по японским сведениям, десять танков были уничтожены, взят минимум один пленный. Возможно, противником на самом деле были 9 бронемашин 8-й мотоброневой бригады, которые как раз в 7:00 наткнулись на японцев и потеряли в бою 4 машины (один экипаж попал в плен).

Отбившись, 72-й полк продолжил движение на юг. В стычках он потерял немало времени, теперь его нужно было нагонять. Тем временем марш 71-го полка был очень благополучным. К 8:00 удалось продвинуться примерно на семь-восемь километров; пока единственная неприятность была в том, что далеко позади остался 3-й батальон, который ещё даже не перешёл на западный берег. Однако уже скоро найдутся и другие неприятности.

Контрудар

Около 8:15 8 танков из 2-го батальона 11-й танковой бригады, возглавляемые старшим лейтенантом Филатовым, атаковали 71-й пехотный полк с юга и уничтожили одну противотанковую пушку. Однако ответным огнём они были уничтожены и сами (2 машины сожжены, 6 подбиты). Лейтенант и ещё 5 танкистов погибли, 4 были ранены, один пропал без вести; уцелеть должны были 13 человек.

В 8:30 комбат-2 Абрамов получил приказ выделить ещё 8 танков на помощь 9-й мббр на восточном берегу; одновременно следовало силами примерно одной роты (15 БТ-5) и взводом химических танков (5 ХТ-26) атаковать противника и не допустить его к переправе.

Начавшаяся в 8:45 атака пришлась по 71-му полку. Судя по японским описаниям, последовательно было проведено несколько атак, перемежавшихся сильным артобстрелом. Танки шли на высоких скоростях, до 45-50 км/ч. Бой затянулся на несколько часов, так что около полудня успел подойти и сразу вступить в дело отставший 3-й батальон японского полка.

Во 2-м батальоне 11-й тбр были сожжены 12 танков (7 БТ и 5 ХТ) и подбиты ещё 2. Погибли 12 человек, 9 были ранены.

Примерно в то же время, около 9:00 20-30 танков, действуя группами по 5-6 машин, атаковали правый фланг и тыл 1-го батальона 72-го полка. Вновь дело дошло до ближнего боя; японцы отчитались минимум в одном уничтоженном батальонной пушкой танке. Вероятнее всего, речь идет о действиях разведроты 11-й тбр, хотя по нашим источникам, атака произошла немного после 8:00. Разведрота не имела задачи сдержать японцев, и после боя отошла к главным силам бригады.

Как уже упоминалось, артиллерия 72-го полка отставала, так что командир полка сдерживал продвижение батальонов. Фактически, пушкари добрались до передовой лишь около 9:00, когда движение уже застопорилось.

Позже, около 10:00 2-й батальон 72-го полка был атакован 17-ю танками. Возможно, это были 6 резервных танков 11-й тбр, атаковавшие около 9:30 или одна из атак 2-го батальона сместилась западнее или и то, и другое. В этих двух боях 72-й полк заявил уничтоженными 12 из 47 атаковавших танков.

Читая бодрые японские реляции, может сложиться ощущение, что советские танковые атаки были лишь поводом поупражняться в меткой стрельбе из пушек и отважном метании бутылок с бензином. Однако нужно учесть что при этом потери 2-го батальона 11-й тбр оказались в районе 20 танков и 30 человек (очень много, но ещё не смертельно), а продвижение группы Кобаяси остановилось. Потери японцев конкретно в утренних боях мне неизвестны, но судя по всему, исчисляются десятками в каждом полку.

Момент истины

В 9:45 генерал Кобаяси отдал приказ, согласно которому ударная группа «полностью выполнила свою задачу»; теперь надлежало консолидировать позиции и изготовиться к преследованию противника в направлении Тамцак-Булака (т.е. на запад). Формула «консолидировать позиции» означала, что из-за поспешного марша и вынужденного вступления в бой позиции были заняты где придётся, без какой-либо системы.

Трудно сказать, насколько сам генерал верил в это «полностью выполнила свою задачу». С одной стороны, японцы порой прямо врали в текстах приказов с целью поберечь моральный дух подчинённых. С другой стороны, это могло быть добросовестное заблуждение.

Ориентирование на Халхин-Голе вообще было непростым спортом, а на западном берегу — особенно. Оценки глубины японского продвижения в послевоенных источниках варьируют от 8 до 20 км. Единственным надёжным ориентиром была сама река, но она мало помогала в оценке пройденного расстояния при движении вдоль неё.

Японцы определённо полагали, что добрались до моста; более того, к 12:40 71-й полк отчитался о его уничтожении. Загвоздка заключается в том, что километрах в пяти севернее моста Кавамата существовал другой мост (японцы называли это место и сам мост Кита-ватаси).

Более точной информации у меня нет; я полагаю возможным, что генерал ошибся в расчетах, принял один мост за другой, и действительно счёл задачу формально выполненной.

Кроме того, тяжёлые потери советских танков могли навести генерала на мысль, что он разбил все советские резервы. С другой стороны, он не мог не понимать, что артиллерии противника не нанесено никакого урона, её позиции даже близко не достигнуты.

Впрочем, вопрос о причинах имеет скорее академический интерес; приказ Кобаяси просто оформлял свершившийся факт — порыв японской пехоты был остановлен, дальнейшее движение вперёд грозило тяжелыми потерями или даже разгромом.

Заключение. Цена ошибки

Генерал Кобаяси был последователем характерной для японской армии идеи главенства духа над материей. Он действительно верил в способность японских пехотинцев одолеть любые препятствия. Позже он будет настаивать на необходимости довести наступление до логического конца, но будет уже поздно — старшие начальники рассудят иначе.

Мы не знаем точно, что произошло бы, попробуй генерал в 9:45 пробиться дальше на юг. Но вот несколько соображений, которые нужно учесть.

Во-первых, в тот момент возможности остановить группу Кобаяси были близки к исчерпанию. 2-й батальон 11-й тбр воевал в одиночестве, ослабленным составом и уже понёс тяжёлые потери. Пехоты не было, а танки сами по себе фронт удержать не могут; батальон обязан был атаковать пока не сточится в ноль или японцы не остановятся. Позже подойдут на помощь и другие советские войска, но до этого момента оставалось ещё несколько часов.

Во-вторых, потери японских полков не исключали продолжения наступления. Собственно, за весь период боёв 3-4 июля группа Кобаяси потеряет в сумме около 300 человек, то есть менее 10% численности. Ясно, что к 9:45 потери ещё были гораздо ниже.

В-третьих, японцы наступали и на другом берегу. Если бы в результате действий Кобаяси советскому командованию пришлось снимать войска с восточного берега, советский фронт мог дрогнуть и посыпаться.

Наконец, с 8:00 до 10:00 борьба шла, по сути, за инициативу. Воспользовавшись остановкой группы Кобаяси, советское командование смогло в 11:30 нанести удар основными силами 11-й танковой бригады, который, по сути, решил исход всей операции.

Если бы генерал не остановился, а сумел заставить свою пехоту, пускай ценой высоких потерь, пройти ещё километров пять, Баин-Цаганское сражение могло пойти иначе.

источник: https://zen.yandex.ru/media/id/60537d98c9a2754eca0743b5/baincagan-oshibka-generala-kobaiasi-60c327790f49c61cbcbad8d1?&

Подписаться
Уведомить о
3 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare