Пыль Халхин-Гола. Часть 17 Июнь на Халхин-Голе. Империя готовит ответный удар

13
7
Пыль Халхин-Гола. Часть 17 Июнь на Халхин-Голе. Империя готовит ответный удар

Пыль Халхин-Гола. Часть 17 Июнь на Халхин-Голе. Империя готовит ответный удар

Майские бои закончились вничью, но японцев это не устраивало настолько, что иные офицеры в частных беседах говорили о поражении и необходимости реванша. Особую горечь вызывала гибель разведполка Азума, у многих чесались руки отомстить.

Но прежде следовало извлечь уроки и подготовиться как следует; да и разгромленный разведполк предстояло переформировать.

Обсуждение обстановки на совещаниях Квантунской армии с участием представителей Генштаба в начале месяца было относительно травоядным. Все соглашались, что не стоит раздувать инцидент, раз уж основные силы Империи связаны в Китае. Вместе с тем, решительность Квантунской армии в защите границ удостоилась похвалы. По сути, из Токио донесли мысль, что мешать не станут, но и помочь толком не могут. Армии предстояло справляться своими силами.

После двухнедельного затишья, во время которого даже авиация не действовала, обстановка начала ухудшаться. Разведка доносила, что противник усиливает свои войска; заметили наведение новых мостов; 17-19 июня произошло несколько стычек, причем на бесспорно маньчжурской территории; активизировалась советская авиация. Как мы знаем, все это было следствием серьёзных опасений руководства СССР по поводу намерений Японии. Теперь была очередь японцев испытывать опасения. И они испытывали.

В оперативном отделе штаба Квантунской армии подвизался майор Цудзи Масанобу, этакий человек-война. При его деятельном участии весь оперотдел вновь загорелся мыслью, что русских следует изгнать с маньчжурской земли силой, и уже 19 июня первый вариант плана операции был готов.

Цудзи Масанобу. Вдохновитель многих авантюр и преступлений японской армии. Порой кажется, что это он и вёл войну с СССР и Монголией на Халхин-Голе

Цудзи Масанобу. Вдохновитель многих авантюр и преступлений японской армии. Порой кажется, что это он и вёл войну с СССР и Монголией на Халхин-Голе

План подразумевал переправу через Халхин-Гол в верховьях и затем удар в тыл советских войск, с тем чтобы принудить их к бою с перевёрнутым фронтом и разгромить. Предполагалось использовать для этого примерно половину «лучшей в Маньчжурии» 7-й пехотной дивизии, подкрепив её двумя танковыми полками и авиацией. Из 23-й дивизии планировалось задействовать не более полка, и то с пассивной задачей.

Примерно таким был замысел первого варианта плана. Удар наносится с юга, поскольку 7-я дивизия должна была подходить со стороны Аршана

Примерно таким был замысел первого варианта плана. Удар наносится с юга, поскольку 7-я дивизия должна была подходить со стороны Аршана

То, что план подразумевал движение крупных сил по бесспорно монгольской территории, никого не смущало. В конце концов, это разрешалось директивой 1488, которую готовил всё тот же майор Цудзи.

В тот же день последовал жаркий спор офицеров оперотдела с начальником штаба, который хотел было согласовать план с Токио. Но его уговорили этого не делать. Следующим препятствием стал командующий армией генерал Уэда. Генерал раскритиковал план, но не за то, за что можно было бы подумать. Он указал, что Халхин-Гол был в зоне ответственности 23-й дивизии, и если дело поручить другому соединению, это будет выражением недоверия генералу Комацубара. Офицеры штаба впечатлились и пошли срочно переделывать план. Трудились всю ночь.

Вторая версия была похожа на первую с заменой номера дивизии, увеличением наряда сил (учли что 23-я дивизия очень новая) и переносом удара из верховий реки в низовья. Для усиления удара генералу Комацубара из 7-й пехотной передавался один полк и несколько подразделений, преимущественно артиллерийских. Авиации поручалось захватить господство в воздухе. Генерал Уэда утвердил план утром 20 июня; в тот же день план был доведëн до исполнителей, и началась подготовка.

Примерно таким был замысел второго варианта плана. Удар наносится с севера, поскольку 23-я дивизия должна была подойти из Хайлара в Амукуланг и Чаньчуньмяо

Примерно таким был замысел второго варианта плана. Удар наносится с севера, поскольку 23-я дивизия должна была подойти из Хайлара в Амукуланг и Чаньчуньмяо

Начало операции было назначено уже на 30 июня, а до места предстояло добираться свыше 200 км, так что готовиться пришлось поспешно. К тому же местность была разведана довольно поверхностно — например, место для переправы пришлось подыскивать несколько дней кряду. На офицеров тыла дивизии всё это произвело гнетущее впечатление, а иные и вовсе разуверились с успехе предприятия. Не выдержав нервного напряжения, в день выступления дивизии из Хайлара застрелился начальник службы боепитания (у Кукса: ordinance bureau chief) полковник Чикадзава.

Даже с учётом реквизированных у гражданских организаций грузовиков, транспорта сильно не хватало, и пехота направилась в 250-километровый марш к Халхин-Голу пешим порядком. Шесть дней переходов по 30-50 км под палящим солнцем сильно вымотали солдат, но в конце концов 27-29 июня дивизия сосредоточилась примерно в тридцати километрах от реки.

Так или примерно так это выглядело. Японская пехота на марше в степи

Так или примерно так это выглядело. Японская пехота на марше в степи

Надо сказать, что советские войска не сидели сложа руки. Так, ещё во время сосредоточения японцев их передовые части подверглись у посёлка Чаньчуньмяо атаке примерно двух рот при поддержке артиллерии и танков. Скорее всего, это была разведка боем, и своей цели она достигла — вскрыла подход японцев.

Примерно в то же время происходило сосредоточение войск, приданных в усиление. 27 июня японская авиация начала подготовку наступления ударом по советским аэродромам, и добилась некоторого успеха.

Но прежде чем удар нанесли наземные силы, план пришлось в очередной раз поменять. Внезапно выяснилось, что все имеющиеся в Квантунской армии понтонно-мостовые средства в совокупности позволяют навести один мост длиной 80 м и грузоподъёмностью, позволяющей переправить грузовик, но не танк. Незадолго до того прошли дожди, и река разлилась, так что длины моста едва хватало. Для сравнения вспомним, что советские сапёры навели минимум три переправы, позволявшие движение танков — и это приведёт нас к выводу, что японцы не могли в тот момент думать о чем-то масштабном.

В окончательном виде, зафиксированном в приказе генерала Комацубара от 30 июня, план подразумевал основной удар на западном берегу реки силами трёх пехотных полков, и сковывающий удар на восточном берегу силами одного пехотного полка и двух танковых.

Примерно так выглядел третий вариант плана. Танковый удар наносится с восточного берега, переправа перенесена южнее - все из-за того, что мост одновременно и короткий, и низкой грузоподъёмности. Ни перевести танки, ни снабжать крупную группировку длительное время он не позволял

Примерно так выглядел третий вариант плана. Танковый удар наносится с восточного берега, переправа перенесена южнее — все из-за того, что мост одновременно и короткий, и низкой грузоподъёмности. Ни перевести танки, ни снабжать крупную группировку длительное время он не позволял

Для нанесения основного удара предстояло форсировать Халхин-Гол в пятнадцати километрах севернее устья Хайластын-Гола. На карте в этом месте значилась высота под названием Баин-Цаган.

Статья написана на материале книги Элвина Кукса «Номонхан. Япония против России, 1939».

источник: https://zen.yandex.ru/media/id/60537d98c9a2754eca0743b5/iiun-na-halhingole-imperiia-gotovit-otvetnyi-udar-609e734c68d8cc22a4522012?&

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare