Пыль Халхин-Гола Часть 123. Халхин-Гол. Вопрос потерь

14
0

Пыль Халхин-Гола Часть 123. Халхин-Гол. Вопрос потерь

Содержание:

Потери сторон – одна из самых популярных тем для обсуждения после войны. Это и понятно: ничто так не тешит гордыню, как возможность бросить в лицо оппоненту что-то вроде «а наши ваших вдвое больше набили». Интерес к теме потерь проявляют и профессионалы, но у этих последних и цели другие, и методы. Но мы-то в бложиках на Дзене не бог весть какие профессионалы, так что сегодня как раз займёмся вопросом кто кого больше набил.

Основные источники сведений у нас будут самые традиционные: за японцев книга Элвина Кукса «Номонхан», а за наших – небезызвестный Кривошеев и его «Россия и СССР в войнах».

Советские потери

По сведениям Кривошеева, за весь период конфликта советские войска потеряли безвозвратно 9703 человека. В это число входят, помимо 6472 убитых и умерших на этапах эвакуации, 2028 пропавших без вести, 1152 умерших в госпиталях и незначительное количество умерших от болезней и погибших в катастрофах (8 и 43 человека соответственно).

Санитарные потери составили 15952 человек, в том числе 701 заболевший. Кривошеев упоминает, что в части заболевших данные могут быть неполны, поскольку по учёту халхингольского госпиталя через него прошли 2225 заболевших. По счастью, для нашего разговора число больных не особенно важно, поскольку характеризует больше состояние санитарной службы нежели боеспособность войск и правильность их применения. Досаднее другое – из числа раненых не выделены пострадавшие от катастроф и происшествий, хотя точно известно что такие случаи бывали. Но бог с ним, нет и нет.

Из этих двух категорий и складывается причиняющая многим дискомфорт цифра в 25655 человек общих потерь (для мазохистов – 27880, учитывая упущенных заболевших). Для наших целей, однако, нужно сложить числа несколько иначе.

Нам интересны боевые потери, да ещё с более-менее изначальным (тем, что было на поле боя) соотношением убитых и раненых. Поэтому мы будем считать умерших в госпитале в число раненых, а пропавших без вести – в число убитых. Это некоторое отступление от истины, но мы же на Дзене, можем себе позволить.

Итак, боевые потери РККА по этим данным составили 24 833 человека: 8 430 убитых и пропавших без вести плюс 16 403 раненых. Учитывая, что в данных Кривошеева к убитым отнесены также умершие на этапах санитарной эвакуации, соотношение потерь непосредственно на поле боя было несколько лучше чем получившееся у нас 1:2.

Погрузка раненых в Дуглас DC3. Кто-то из раненых не дожил до этого момента, кто-то умер уже в самолёте

Погрузка раненых в Дуглас DC3. Кто-то из раненых не дожил до этого момента, кто-то умер уже в самолёте

Давайте сравним сведения Кривошеева с другими имеющимися документами о потерях. Один из них, Таблица потерь, опубликован на сайте РГВА, и предлагает итоговую цифру потерь в 18 538 человек с мая до конца августа: 3 277 убитых и пропавших без вести плюс 15 251 раненый. Учитывая, что бои сентября были некрупными, вряд ли они объяснят 6 000 человек разницы с Кривошеевым. Вероятно, сведения Таблицы неполны, и легче всего заподозрить недоучёт пропавших без вести. Хочется обратить внимание, что число раненых в обоих вариантах близко, а серьезная разница возникает в безвозвратных потерях.

Соотношение числа убитых и раненых в Таблице (1:5) тоже может вызвать недоумение. Кривошеев в своём труде опирается на данные медицинской службы, а Таблица потерь, видимо, была получена на основе отчетов, подававшихся частями. Иными словами, Таблица фиксирует взгляд с поля боя, когда раненые только отправлены, а Кривошеев даёт взгляд из госпиталя, когда известно скольких в итоге удалось вылечить. Соотношение убитых и раненых и должно отличаться. Непонятно только, почему так резко.

Если допустить, что в Таблице допущен недоучёт пропавших без вести, то её отношение 1:5 следует сравнивать с полученным по Кривошееву отношением убитых к раненым. Число убитых и умерших при эвакуации составляет 6 472 человека, число раненых мы уже считали, это 16 403. На этих числах соотношение получается 1:2.5, близкое к привычному 1:3.

К сожалению, мне неизвестна статистика умерших на этапах санитарной эвакуации; возможно, осведомлённый читатель скажет по этому поводу веское слово в комментариях. Если сделать произвольное допущение, то десятипроцентные потери при эвакуации как раз превращают отношение 1:5 на поле боя в 1:3 в госпитале.

А вот с абсолютными числами уже не просто сомнения, а прямо совсем беда. Разницу в 6 000 человек между Кривошеевым и Таблицей объяснить один только недоучёт пропавших без вести не может. Остаётся только сказать: боевые потери РККА на Халхин-Голе хорошо бы поисследовать тщательнее. Причина больших расхождений в имеющихся данных мне лично ясна не вполне.

Японские потери

Сведения о потерях японцев (во всяком случае, документальные) менее противоречивы, но и менее детальны. В своей книге Кукс приводит четыре разных документа: два по всей группировке в целом, и два по конкретным дивизиям (7-й и 23-й пд). Наиболее интересны для сегодняшнего разговора два первых.

Отчёт медицинской службы 6-й армии показывает совокупные потери с июня по сентябрь 1939 в размере 19714 человек, в том числе убитыми 7696, ранеными 8647, 1021 пропавшими без вести и 2350 больными. Не учтены майские потери, около 280 человек, что приводит к общей величине около 20000.

Нас, однако, волнуют боевые потери. Они составили, пренебрегая майскими боями, 17364 человека: 8717 убитыми и пропавшими без вести, 8647 ранеными. Здесь откровенно жуткое соотношение убитых и раненых, 1:1. Вероятно, главная (но не единственная) его причина заключается в окружении основных сил японцев в августе. Эвакуация была как минимум затруднена, а при выходе из окружения раненых подчас просто бросали с одной гранатой и прощальным наказом умереть достойно.

Сведения из секретного отчёта Квантунской армии предлагают несколько иные, хотя и близкие цифры. Число боевых потерь оценивается в 17682 человека: 8632 убитыми (вероятно, сюда же отнесены и пропавшие без вести) и 9050 ранеными. Нужно отметить, что даже перечень частей в отчёте не совпадает с данными медслужбы, так что можно полагать, что потери были несколько выше обоих вариантов.

С учётом потерь в майских боях и разногласий в документах, можно полагать что японские боевые потери достигли ориентировочно 18000 человек, до 9000 убитыми и пропавшими без вести и 9000 ранеными. К сожалению, нет сведений об умерших в госпиталях, и остаётся только предположить, что они включены в число убитых.

Разумеется, существуют и другие оценки. Японцев вполне можно заподозрить в занижении как минимум числа раненых. Так, в сведениях о потерях 7-й дивизии соотношение убитых и раненых близко к 1:1, при этом в окружении дивизия не побывала, и чем объяснить такую дичь, никто не знает. В то же время, неясно на чëм основаны предлагаемые некоторыми японскими товарищами цифры потерь в 45000 человек. Надо думать, в Японии тоже водятся любители дешёвых сенсаций. Если потери Императорской армии и были выше заявленных в документах, то насколько именно – сказать нельзя.

Выводы

Увы, нужно констатировать, что значительные расхождения в советских данных сильно затрудняют понимание вопроса. К данным Кривошеева хорошо бы подойти повнимательнее, хотя в прямом подлоге никого обвинять не станем. Вместо этого я сделаю два отдельных вывода на основе разных чисел потерь РККА, и напомню что ни те, не другие нельзя считать окончательной истиной.

Стороннику необоримой мощи РККА нужно заметить что её потери определённо превысили японские 18000 человек. Да, по сведениям Таблицы потерь, мы потеряли гораздо меньше убитыми, но это в основном потому, что в нашей армии от солдата не требовалось непременно умереть. Японцы крепко вцепились в свои позиции и заставили РККА заплатить немалую цену за победу. Когда враг доблестен, нужно отдавать ему должное.

Тем же, кто стремится увидеть в Красной Армии прежде всего недостатки, нужно указать, что даже по сведениям Кривошеева наши боевые потери превосходят японские отнюдь не в разы, а лишь на 35-40%. Отдавая должное достоинствам японской пехоты, нужно признать что это и есть эффект её превосходства в выучке. Один японец не стоил пяти русских, как полагал майор Кадзикава; не стоил даже двоих. При той армии, которая реально имелась, в правильном бою – особенно в обороне – японская пехота могла нанести противнику сравнительно высокие потери, но для победы одного этого часто недостаточно.

Пожалуй, лучше всего выразил истину Константин Симонов:

Да, нам далась победа нелегко.
Да, враг был храбр.
Тем больше наша слава.

источник: https://dzen.ru/a/Yxtry-u9rHibEzgp

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare