Пыль Халхин-Гола Часть 122. Халхин-Гол. Как провести границу

12
0

Пыль Халхин-Гола Часть 122. Халхин-Гол. Как провести границу

Содержание:

Бои на Халхин-Голе прекратились с утра 16 сентября 1939, но разногласия по вопросу о линии границы – ставшие если не причиной, то поводом для кровопролития – ещё не были разрешены. Стороны только выяснили кто сильнее, теперь следовало закрепить итог на бумаге. В мире политики слова лишь тогда обретают силу, когда они записаны и подписаны.

Источником сведений для этой статьи служит книга Равдангийна Болда «Ограниченная война. Военно-дипломатическая история сражения у реки Халхин-Гол».

Первый заход

В 1939 г. для решения вопроса о границе была создана специальная комиссия, в которую входили по одному представителю от каждой заинтересованной стороны (СССР, МНР, Японии и Маньчжоу-го), а также разного рода эксперты. Руководство переговорами с нашей стороны осуществлял комбриг Богданов, начштаба 1-й Армейской группы. Почему во главе стоял военный, не очень понятно, зато ясно, что комиссия не блистала представительностью.

Надо сказать, что слова «была создана» не вполне точно описывают дело; они создают ощущение, будто всё было сделано за день-другой. В действительности же это был чрезвычайно растянутый во времени процесс. В октябре (возможно, уже 8-го числа) планы создания комиссии обсуждались, назывались конкретные имена, но к концу месяца нарком иностранных дел Молотов сообщал Верховному Совету СССР что началась работа по её формированию. Только 19 ноября стороны подписали соглашение о создании комиссии по уточнению границы отдельно в районе Халхин-Гола (было ещё три или четыре других). Одним словом, политики и дипломаты показали класс: два месяца договаривались договориться.

Как бы то ни было, ещё в 1939 году комиссия начала работу. Заседала она попеременно то в Чите, то в Харбине, и должна была уточнить границу в течение месяца. Но не тут-то было. Мы как-то раз уже упоминали, что существовали исторические карты с разным начертанием границы в районе Халхин-Гола; они-то и стали камнем преткновения. Сторонам никак не удавалось договориться, какую из них принять за основу.

Вы скажете, какая, блин, разница? Но в мире дипломатов разница есть. Одно дело исходить из начертания границы, при котором весь конфликт на Халхин-Голе проходил на монгольской земле, и совсем другое – на маньчжурской. В одном случае мы благородно защищали землю союзника, в другом – нагло вторгались к соседу. Японцам точно так же не улыбалось считаться агрессором: они и так не могли отмыться ни от Маньчжурского инцидента, ни от войны в Китае. А вот если бы им удалось протащить свой взгляд, пересмотр границы можно было бы потом называть советской оккупацией и всячески использовать в игре против СССР. Короче, разница была.

Всё шло к повторению истории переговоров 1935-36 годов, которые так и заглохли без определённого результата. Видимо, пытаясь сдвинуть дело с мёртвой точки, комбриг Богданов совершил прискорбную ошибку – согласился принять за основу предложенную японцами карту (эпохи династии Цин). Москва, бдительно наблюдавшая за происходящим, не посчитала карту

«авторитетным официальным документом».

Проще говоря, не одобрила. Даже сильно не одобрила. Советско-монгольскую делегацию срочно отозвали, а Богданова отдали под трибунал и вкатили не то четыре, не то даже пять лет заключения.

Михаил Андреевич Богданов. Здесь он ещё в звании полковника

Михаил Андреевич Богданов. Здесь он ещё в звании полковника

С позиций дня сегодняшнего наказание комбрига не выглядит справедливым. В конце концов, он не был дипломатом, да и на позицию главы делегации не сам себя назначил. Мне неизвестны ни подробности назначения, ни подробности переговоров, ни подробности трибунала, так что я не рискну утверждать будто Богданов вовсе не заслужил наказания, но пять лет? По тогдашнему Уголовному кодексу не за всякое служебное преступление столько давали.

Богданов сел за

«грубейшую ошибку, нанесшую ущерб престижу СССР»,

а формально – по статье 193-17 пункт «а». Чтобы было понятнее, это раздел «Воинские преступления». Конкретно же:

«Злоупотребление властью, превышение власти, бездействие власти, а также халатное отношение к службе лица начальствующего состава Рабоче-Крестьянской Красной Армии, если деяния эти совершались систематически, либо из корыстных соображений или иной личной заинтересованности, а равно если они имели своим последствием дезорганизацию вверенных ему сил, либо порученного ему дела, или разглашение военных тайн, или иные тяжелые последствия, или хотя бы и не имели означенных последствий, но заведомо могли их иметь, или были совершены в военное время, либо в боевой обстановке, влекут за собой — лишение свободы на срок не ниже шести месяцев.»

Очевидно, суд счёл дело очень серьёзным, раз «не ниже шести месяцев» превратилось в несколько лет. Правда, потом, 23 августа 1941 комбриг был амнистирован, и даже со снятием судимости, после чего возвращён в армию. Лето 1941 года заставило советское руководство радикально пересмотреть многие взгляды.

Но вернёмся к вопросу о границе. К концу января 1940 первый заход закончился, и закончился ничем. Уже в разгаре была Советско-финская, а проблемы прошлой маленькой войны ещё не решились. Прежде чем начнётся второй раунд, и Советско-финская успеет закончиться.

Второй заход

В апреле 1940, почти через год после начала конфликта на Халхин-Голе, с целью создания благоприятной атмосферы для переговоров стороны обменялись пленными. В основном, конечно, обменялся СССР: пленных у него было просто больше. Теперь подход к снаряду сделали люди крупного калибра: нарком Молотов и японский посол Того. Между 23 мая и 7 июня они встречались четырежды, и достигли договорённости.

У меня нет желания излагать подробности этих переговоров, скажу только что Того, подобно японской пехоте, цеплялся за каждый бугорок; Молотов же, проигрывая в малом, выиграл в большом – гнуть свою линию Вячеслав Михайлович тоже умел. Советская сторона в качестве уступки отдала японцам некоторые спорные участки (не своё – не жалко), но зато за основу была взята советская карта 1935 года.

Может показаться странным, что в этот раз всё прошло так быстро, но всё станет яснее если посмотреть на даты. Как раз в это время в Европе Германия втаптывала Францию в грязь, так что проблемы какого-то там Халхин-Гола, бывшего даже по меркам Азии медвежьим углом, уже не казались такими уж важными. Причём тут вообще Франция, спросите вы? Для Советского Союза оказалось неприятным сюрпризом то, что Германия, наш непосредственный сосед, сумела в пух и перья разбить сильнейшую армию Европы. Япония же испытывала неподдельный интерес к Французскому Индокитаю, который вот-вот обещал стать бесхозным.

Словом, обе стороны подчёркивали свою готовность идти на уступки чтобы закончить дело поскорее. Характерно, что младшие партнёры – МНР и Маньчжоу-го – даже не присутствовали; большие дяди прекрасно договорились об их делах и без них.

9 июня 1940 года было подписано соглашение об уточнении границ в районе озера Буир-Нур и реки Нумургийн-Гол. А что же в районе Халхин-Гола, спросите вы? А насчёт него уточнением должна была заняться новая комиссия. Она заседала уже без острых сюжетов и проработала больше года, с 18 июля 1940 по 15 октября 1941.

Члены японо-маньчжурской части Смешанной комиссии по уточнению границы между Монгольской Народной Республикой и Маньчжоу-Го на улицах Читы в 1940 году. На здании на заднем плане надпись «Театр Пионер»

Члены японо-маньчжурской части Смешанной комиссии по уточнению границы между Монгольской Народной Республикой и Маньчжоу-Го на улицах Читы в 1940 году. На здании на заднем плане надпись «Театр Пионер»

Пока комиссия занималась своим делом, в мире произошло много всего. Япония отжала у поверженной Франции Индокитай, в Европе отгремели Битва за Британию и Балканская кампания. 13 апреля 1941 года был подписан советско-японский договор о нейтралитете, т.н. Пакт Молотова-Мацуоки. Уже грянул гром Великой Отечественной, а на Халхин-Голе всё ещё до конца не утихло движение, поднятое весной и летом 1939 года.

Только в июне 1941 (sic!), как свидетельствует документ, дело дошло до установки пограничных столбов. 6 июля, например, комиссия выехала на место с целью уточнить положение пунктов Номон-Хан и Бурд-Обо (говорят, безуспешно). Работа завершилась подписанием протокола об уточнении границы 15 октября 1941, но и это ещё был не конец истории. Ещё предстояло воплотить итоги в политическое действо.

Установка пограничных знаков

Установка пограничных знаков

Пока это действо готовилось, в мире тоже случилось немало важных событий. Япония устроила американцам Пёрл-Харбор, немцев отогнали от Москвы, пал Сингапур, началась японская операция на Филиппинах. Мир был объят пламенем большой войны. А протокол об уточнении границы был ратифицирован МНР и Маньчжоу-го только 5 мая 1942 года.

Через три года после первых выстрелов конфликт на Халхин-Голе был, наконец, исчерпан. Он стоил около 20 000 жизней.

Уточнены были 215 километров границы.

источник: https://dzen.ru/a/YxTtvNNltFht58yf

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare