Пыль Халхин-Гола Часть 104. 28 августа 1939. Последний день японской обороны

14
0

Пыль Халхин-Гола Часть 104. 28 августа 1939. Последний день японской обороны

Содержание:

Девятый день большого советского наступления на Халхин-Голе принёс нашим войскам безусловный успех. В предыдущие дни были сокрушены японские части южнее Хайластын-гола, теперь очередь дошла до войск севернее речки.

Изложение событий идёт с севера на юг. Советских сведений о событиях дня у меня немного, так что рассказ получится с перекосом в японскую сторону. Основным источником информации служит книга Элвина Кукса «Номонхан», представляющая японскую точку зрения.

3-й батальон 64-го пп

Третий батальон 64-го пехотного полка был отрезан от основных сил ещё два дня назад и, несмотря на приказ, пробиться к ним не мог. Впрочем, не очень-то и старался: комбат Канаизука считал это делом безнадёжным и предпочёл просто сидеть в обороне.

День был насыщенный. Между 12:00 и 15:00 с северо-востока атаковали 150 советских пехотинцев при бронетехнике и артиллерии. С северо-запада атаковали около 100 пехотинцев. Позже, между 16:00 и 21:00, атака последовала с юга, на этот раз силами до 200 человек пехоты, более 10 танков и с поддержкой четырёх тяжёлых орудий. Затем, между 21:00 и 22:00, примерно такими же (теми же?) силами атака была предпринята с юго-запада. Потери японцев росли, позиции перемешивались с землёй артогнём, но они ещё держались.

Около 18:00 по радио пришёл ещё один приказ пробиться к главным силам полка. В 20:00 комбат собрал по этому поводу военный совет (командиры двух пехотных рот, пулемётной роты, адъютант и лейтенант-медик). Мнения разделились, и Канаизука оставил в силе и передал в полк своё прежнее решение – никуда не ходить. Батальон остался на прежней позиции. В 3:30 было получено последнее радиосообщение из полка, в котором было много неясного, но обозначалось намерение отступить, батальону же желали удачи.

64-й пп. Высота Ремизова

Линию японской обороны севернее Хайластын-гола, а точнее, тот её участок, который всё ещё держался, занимали основные силы 64-го пехотного полка, два батальона (плюс остатки 1-го батальона 26-го пехотного полка). Вместе с пехотинцами воевали и артиллеристы 13-го артполка; утром у них ещё имелось 9 орудий. Против них стояли весьма внушительные силы Красной Армии: три стрелковых полка, мотострелково-пулемëтная бригада, и часть мотоброневой бригады. Ничего хорошего японцам ожидать не приходилось.

Картина дневных боёв вырисовывается не очень ясно. Основной целью советского наступления была высота Ремизова. Видимо, она была в тылу японской позиции и оборонялась остатками 13-го артполка. Ударами 24-го стрелкового полка с севера и батальона 602-го полка с юга (участвовали ли в штурме другие части, мне неизвестно) высота была взята к исходу дня. О том, какое значение наше командование придавало этому достижению, свидетельствует донесение, направленное по этому случаю:

«Шифром. Вне всякой очереди

№ 1087

Москва

Тов. Сталину
Тов. Молотову
Тов. Ворошилову

Доносим: 28 августа в 22 часа 30 минут штурмом взята Ремизовская высота. Японские войска, действовавшие перед фронтом Первой Армейской группы, уничтожены. Линия границы полностью восстановлена.

Штерн, Богданов, Жуков, Никишев»

Военнослужащие 2-го батальона 24-го полка 36-й Забайкальской мотострелковой дивизии помощник командира взвода 6-й роты младший комвзвод Василий Васильевич Кирин (?-30.08.1939, слева) и комиссар 2-го мотострелкового батальона политрук Тихон Григорьевич Буряк (1913 г.р.) у знамени, которое они водрузили на сопке Ремизова. Фото сделано 29 августа

Военнослужащие 2-го батальона 24-го полка 36-й Забайкальской мотострелковой дивизии помощник командира взвода 6-й роты младший комвзвод Василий Васильевич Кирин (?-30.08.1939, слева) и комиссар 2-го мотострелкового батальона политрук Тихон Григорьевич Буряк (1913 г.р.) у знамени, которое они водрузили на сопке Ремизова. Фото сделано 29 августа

Японцы, в общем-то, тоже признали поражение, хотя и не так явно. К исходу дня 2-й батальон насчитывал менее 150 штыков (у Кукса: effectives), около 25% численности. В отдельных местах советские войска находились в 30 метрах от японских позиций. В 13-м артполку не осталось ни одного орудия. Ожидавшаяся весь день группа генерала Комацубара так и не появилась, так что командир полка полковник Ямагата после некоторых колебаний и посоветовавшись с командиром 13-го артполка полковником Исе, принял решение выходить из окружения.

Отход должен был начаться в 3:00. Ямагата тянул с отдачей приказа, надеясь на появление группы Комацубара, но так и не дождался. В конце концов, где-то около 2:30 приказ был отдан. Полковник не дождался генерала час или два.

В 23:30 1-й батальон получил приказ провести отвлекающую атаку высоты Дзюган, но состоялась ли она, неясно. В 3:30 был получен новый приказ, на отход в сторону Номон-хан-бурд-обо. Примерно в это же время к батальону добрался офицер из группы Комацубара, и попытался убедить комбата присоединиться к ней. Переговоры затянулись надолго, но в конце концов батальон ушёл на выход из окружения. Есть несколько разных теорий о причинах такого поведения комбата, и среди них есть одна особенно интересная, высказанная одним из уцелевших солдат:

«так полк выразил молчаливое презрение к дивизии».

Боевые действия 28 августа 1939. Положение и направление действий показаны приблизительно, могут содержать серьёзные неточности. Сплошными стрелками показаны действия днём, пунктирными – ночью

Боевые действия 28 августа 1939. Положение и направление действий показаны приблизительно, могут содержать серьёзные неточности. Сплошными стрелками показаны действия днём, пунктирными – ночью

Выходить из окружения пришлось сквозь довольно плотное кольцо советских войск. Полк стихийно распался на несколько групп, и каждая выбиралась своим маршрутом, и каждая со своими приключениями. В целом движение шло к руслу Хайластын-гола, и затем по его долине к Номон-хан-бурд-обо. Запоздавшие с началом движения японцы были в пути застигнуты рассветом; после этого некоторым из них повезло, а некоторым – нет. Например, остатки 1-го батальона 26-го полка были окружены и буквально раздавлены танками: к своим вышли лишь 30-35 человек. В переплёт попало и управление 64-го полка: оно отбилось от батальонов и было окружено танками. Отчаявшись выбраться, офицеры уничтожили полковое знамя, а потом большинство из них покончили с собой, и в том числе полковник Ямагата.

Промедление с началом отхода оказалось смерти подобно в самом прямом смысле. Тем не менее, несколько сот человек всё же сумели выбраться из окружения, в чëм им помог огонь японской артиллерии извне кольца.

Группа Комацубара. Как в море корабли

Прибывшая ночью то ли на подмогу, то ли просто умереть за компанию, группа генерала Комацубара была невелика числом, да ещё разбросана по нескольким разным местам. К утру она уже была обнаружена и прижата огнём. Днём советские танки группами до дюжины машин провели серию атак, но японцы в целом удержались на позициях. А вот движение днём было исключено: артогонь был слишком силён.

В 15:30 генерал Комацубара отдал приказ, согласно которому грядущей ночью следовало пробиться к 64-му полку. В отсутствие связи к 6-й армии были направлены делегаты, по одному от штаба дивизии и обоих пехотных полков. Они должны были донести до старшего начальника решимость дивизии погибнуть на северном берегу Хайластын-гола. Очевидно, на что-то большее никто особенно не рассчитывал.

Около 23:00 японцы двинулись на северо-запад, минуя разгромленные позиции тяжёлой артиллерии, погибшей здесь сутки назад. Зрелище разбитых орудий и тракторов запомнилось участникам предприятия надолго, как и звуки песен, лившихся из репродукторов с советской стороны. По мосту через Хайластын-гол шло интенсивное движение грузовых машин и бронетехники, да и охранение было довольно плотным, так что японцы уклонились севернее. Около 3:00 они наткнулись на плотный огонь; бой продолжался около часа. К утру 71-й и 72-й полки достигли новых позиций и окопались.

Но 64-й полк, как мы уже знаем, застать не удалось, тот уже снялся и ушёл. Самое странное, что японские войска, двигавшиеся в противоположных направлениях, не встретились. Вероятно, они разминулись в темноте, так сказать, разошлись как в море корабли. Известно, что солдаты 13-го артполка несколько раз думали что встретили своих и обозначали себя, размахивая флагом, но всякий раз натыкались на огонь. Я не могу утверждать этого точно, но предполагаю что 64-й полк и группа Комацубара разминулись из-за того что обходили позиции 2-го батальона 602-го стрелкового полка с разных сторон.

Итоги

К сожалению, сведения о потерях сторон за день весьма фрагментарны. 82-я дивизия, действовавшая одним батальоном, потеряла 39 человек (из них 2 убитыми). 11-я танковая бригада потеряла 6 машин (из них одну сожжённой, ещё 7 танков вернулись по техническому состоянию). 9-я мотобронебригада и 6-я танковая потеряли по три машины подбитыми. Это совсем немного по сравнению с тем, что было в начале наступления.

Нельзя сказать, что монгольская земля уже была полностью очищена от войск противника, однако на ней не оставалось ничего, что можно было бы назвать японской обороной. Некое слабое её подобие в это время наспех выстраивалось заново примерно по линии границы.

источник: https://dzen.ru/a/YpJqN0FE1XAKFjo6?&

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare