Пыль Халхин-Гола Часть 102. 27 августа 1939. Распад японской обороны

12
0

Пыль Халхин-Гола Часть 102. 27 августа 1939. Распад японской обороны

Содержание:

На восьмой день большого советского наступления на Халхин-Голе дела у японцев быстро покатились под гору. Основным источником сведений служит книга Элвина Кукса «Номонхан», представляющая японскую точку зрения.

Северная группа

Разгром японцев к северу от Хайластын-гола продвигался медленнее, чем к югу. Тем не менее, разрыв был уже совсем небольшим; оставалось покончить с японскими артиллеристами и сильно потрëпаным 64-м пехотным полком.

Изолированный от основных сил 3-й батальон 64-го пп то ли не был атакован вовсе, то ли был, но сумел продержаться до вечера. В 20:00 он получил приказ присоединиться к основным силам полка, но не нашёл возможности оторваться от советских войск.

Много южнее, у берега Хайластын-гола, 1-й дивизион 1-го тяжёлого артполка (4 150-мм гаубицы) был уже в 7:30 обойдëн советскими танками и бронеавтомобилями. С юга, через Хайластын-гол, подходила советская пехота (видимо, 127-й стрелковый полк). Японские артиллеристы вступили в бой, и сумели продержаться довольно долго. Правда, до 15:00 была, в основном, перестрелка, да ещё советские артобстрелы; только потом танки пошли на сближение. Артиллеристы отчаянно сопротивлялись, но около 17:00 всё было кончено. Уцелевшие дождались ночи, и мелкими группами стали выходить из окружения. Потери дивизиона по итогам событий достигли 80% исходной численности.

Японская 150-мм гаубица, захваченная советскими войсками

Японская 150-мм гаубица, захваченная советскими войсками

Поблизости, несколько западнее, доживал свой последний день и 2-й дивизион 7-го тяжёлого артполка (100-мм пушки). Описание боя не особенно ясное, но упоминаются атаки танков, против которых применялись бутылки с бензином, а также советские снайперы, но не атака пехоты. К вечеру в дивизионе оставалась одна исправная пушка. При орудии были оставлены командиры обеих батарей и ещё 29 человек; всех остальных командир полка ночью повёл на выход из окружения, и сумел (после некоторых приключений и потерь) вывести. За отход без приказа он был впоследствии наказан.

Ещё западнее, у КП 64-го пехотного полка, оборонялись остатки 13-го артполка, имевшие в своём распоряжении не более 9 орудий. Весь день японские артиллеристы были под артобстрелом со всех сторон, а в 18:00 в атаку пошла наша пехота. К исходу дня оставалось ещё минимум 5 исправных орудий, но ситуация постоянно ухудшалась. Советская пехота продолжала действия и ночью, окружая батареи и расчленяя тем самым японскую оборону. Попытки пушкарей добиться помощи от 64-го пп ни к чему не привели.

Боевые действия 27 августа 1939. Положение и направления действий показаны приблизительно. Пунктирными линиями обозначены действия ночью на 28 августа

Боевые действия 27 августа 1939. Положение и направления действий показаны приблизительно. Пунктирными линиями обозначены действия ночью на 28 августа

Что происходило с основными силами 64-го пехотного полка, державшими западный фас фронта, мне неизвестно. Можно только сказать, что они ещё могли оказывать сопротивление, и смогут действовать ещё и на следующий день. Вероятно, именно их имеет в виду командарм Штерн в донесении Ворошилову, когда говорит:

«…весь день долбили высоту [Ремизова] артиллерией, но попытки атаковать наталкивались на сильный огонь японцев, которые во время артстрельбы сидят [в] убежищах, а когда поднимается наша пехота, вылазят в окопы и развивают сильный огонь.»

Южная группа

В кольце окружения южнее Хайластын-гола оставались группа Хасебе и 71-й пехотный полк, оба разбросанные по разным локациям, и оба в очень скверном состоянии. Связи и взаимодействия между ними не было, не было и общего плана действий: группа Хасебе оставила фронт ещё прошлой ночью и стремилась выйти из окружения, в то время как 71-й пп всё ещё цеплялся за свои позиции.

Группа Хасебе ещё прошлой ночью, даже до начала отхода, распалась на две части: командование группы с артиллерией и 2-м батальоном 28-го пехотного полка шло отдельно, собственные два батальона группы – отдельно. Более того, в ночном марше и эти две части продолжили дробиться, и к утру собрались в разных местах и в довольно пёстрых составах.

Так же несогласованно, кто во что горазд, они действовали и днём. Артиллеристы группы Хасебе, например, попытались проскочить на северный берег Хайластын-гола по мосту, но были замечены, атакованы, потеряли все орудия и откатились назад. Примерно в том же месте попала под раздачу и 7-я рота 2-го батальона 28-го пп. Говоря грубо, сидевшие тихо день пережили, а проявлявшие активность – нет.

Уцелевшие же ночью на 28 августа сумели отдельными группами, где с боем и потерями, а где на чистом везении, проскочить в разрывы внешнего фронта окружения и выйти к позициям 25-го пехотного полка близ озера Мохолеи. Любопытно, что той же ночью, и примерно в тех же местах, но в обратном направлении шла под началом генерала Комацубара сводная группа 23-й дивизии. Об этом безумном предприятии поговорим в другой раз, а пока просто отметим что никакой связи между действиями выходящих из окружения и входящих в него не было.

Эта картина неплохо согласуется с ЖБД 82-й стрелковой дивизии, согласно которому сопротивление японцев прекратилось, и один полк удалось вывести в резерв, а другой начать перебрасывать на север, с целью помочь с добиванием остатков японского сопротивления.

«С утра… противник не оказывая сопротивления отходит…

В 12.часов 35 минут дивизия выполнила поставленную ей задачу,– вышла на южн. берег реки Хайластын гол.

Противник окончательно разгромлен,– частично уничтожен, а частично бежал вверх по долине реки Хайластын-гол. К исходу дня 603-й сп был полностью сосредоточен в район высоты «Песчаная малая», 602-й сп двумя батальонами сосредоточился на южн. берегу р. Хайластын-гол и одним батальоном перейдя реку расположился на северном берегу в направлении высота «Ремизовская». Потери:–убито–18 чел., ранено 152 человека.»

К основным силам 71-го пехотного полка присоединились остатки его 3-го батальона, ранее действовавшие с группой Хасебе. Теперь у комполка было около 600 человек в семи пехотных ротах, но всего девять пулемётов и пять единиц тяжёлого оружия, в том числе две полковые пушки. Что происходило днём, мне неизвестно. Ночью же полк оставил позиции и, присоединившись к безумному предприятию генерала Комацубара, ушёл на север, навстречу своей судьбе.

Восточнее, в районе высот 780 и 791, тлели угли угасшего японского контрудара. Истощëнные 26-й и 28-й пехотные полки уже никуда не пытались наступать, и просто отбивались от 80-го стрелкового полка, поддержанного 6-й танковой бригадой. За день положение сторон на этом участке не изменилось.

Итоги

Донесение командарма Штерна, направленное по итогам дня наркому Ворошилову, рисует такую картину:

«Высота [Ремизова] окружена вплотную кольцом нашими частями: 5-я СПБ, 149-й сп, 24-й сп, 601-й сп, 9-я мотобронебригада. Из них 601-й сп и на другой стороне 149-й сп от высоты в 300-500 метрах, другие части несколько подальше. В руках японцев район протяжением до 1800-2000 метров с севера на юг и до 700-800 метров с востока на запад.

(…) есть еще два очага японцев. (…) Оба очага обложены кругом и взяты под сильный огонь.»

В донесении чувствуется спокойная гордость за достигнутые результаты и уверенность в завтрашнем дне:

«(…) Картина поля боя ярко характеризует полный, абсолютный разгром японцев. [В] 15 разных местах горы трупов, масса оружия, машин, имущества.

(…) Начинаем выводить части в резерв. (…) С завтрашнего дня нажму крепко на окопы и проволоку.

6. Ночи становятся все холоднее. Необходимо срочное решение об организационном составе и устройстве войск 1-й АГ на зиму…, о чем прошу ваших указаний.»

Сведения о потерях за день, увы, фрагментарны. К названным ранее цифрам можно добавить, что 6-я тбр потерь не имела, 11-я тбр потеряла 6 машин (1 безвозвратно, и ещё одна вернулась по техническому состоянию), в 9-й мббр были подбиты 2 бронеавтомобиля. Потери в бронетехнике, таким образом, были невелики; очевидно, у противника почти иссякли средства ПТО.

К японцам в этот день подошли подкрепления, основные силы 7-й пехотной дивизии (25-й и 27-й пехотные полки, основные силы 7-го артполка). Однако командующий 6-й армией генерал Огису поставил их в оборону. Очевидно, он уже не надеялся помочь погибающим у Халхин-Гола частям, и пытался выстроить новую линию обороны примерно вдоль линии границы. Вся его помощь свелась к тому, что он не стал запрещать поход генерала Комацубара внутрь кольца окружения.

Выводы

В боевом приказе по 1-й Армейской группе, выпущенном ещё в 14:10 27 августа, заявлено, что

«японская группировка окружена и полностью уничтожена».

Здесь, конечно, наше командование несколько опережало события, но было в конечном итоге не так уж и неправо.

источник: https://dzen.ru/media/id/60537d98c9a2754eca0743b5/27-avgusta-1939-raspad-iaponskoi-oborony-6285e46a0855bc6b6a917d9d?&

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare