×

Пыль Халхин-Гола Часть 101. 26 августа 1939. Ломая хребет японской обороны

14
0

Пыль Халхин-Гола Часть 101. 26 августа 1939. Ломая хребет японской обороны

Содержание:

Шёл седьмой день большого советского наступления на Халхин-Голе. После долгих усилий японская оборона была, наконец, не просто обойдена, подавлена, раздроблена – она была сломлена. К вечеру 26 августа уже никто не сомневался в безнадёжности дальнейшего сопротивления.

Сведений с советской стороны о событиях дня у меня очень мало, так что придётся положиться на рассказ нашего противника. Основным источником служит книга Элвина Кукса «Номонхан», представляющая японскую точку зрения.

Северная группа

Севернее Хайластын-гола советские войска ещё на прошлый день раздробили и обошли фланг японской обороны; 26 августа они добрались до японских тылов. Окружение превратилось из оперативного, то есть простого перехвата коммуникаций, в тактическое – то есть такое, при котором противник вынужден занимать круговую оборону.

3-й батальон японского 64-го пехотного полка (без 10-й роты) оказался изолирован примерно в 5 км от основных сил. Большую часть дня его особенно не беспокоили, но около 17:00 примерно 400 советских пехотинцев при поддержке 10 танков и 4 бронеавтомобилей атаковали с юга. Бои продолжались до полуночи, но японцы сумели удержать позицию. Зато батальон не мог выполнить полученный по радио приказ комполка и присоединиться к основным силам.

Южнее, где-то в районе высоты 755, 10-я рота этого батальона, действовавшая отдельно с задачей прикрывать артиллерию, была с утра окружена советскими войсками силой около 900 пехотинцев, 60 танков и 12-13 орудий. Бой длился долго, но к 15:00 в роте иссякли офицеры, а к 18:00 – и боеприпасы. Уцелевшие бросились в «банзай-атаку», и на этом всё кончилось. Прикрыть артиллерию не удалось; не удалось даже отсрочить её конец.

Боевые действия 26 августа. Все положения и направления ударов показаны приблизительно. Пунктирной стрелкой показан отход группы Хасебе и 2-го батальона 28-го пп ночью на 27 августа

Боевые действия 26 августа. Все положения и направления ударов показаны приблизительно. Пунктирной стрелкой показан отход группы Хасебе и 2-го батальона 28-го пп ночью на 27 августа

С рассвета на позиции Мулинского артполка (3 150-мм пушки) близ высоты 755 насела советская пехота при поддержке артиллерии и танков, в том числе огнемётных. Возможно, то были подразделения 601-го полка и 11-й танковой бригады. Сколько времени сумели продержаться японские пушкари, неизвестно, но всё было кончено в тот же день. До своих сумели добраться очень немногие.

Южнее, недалеко от русла Хайластын-гола, ожидал своей судьбы 1-й дивизион 1-го тяжёлого артполка (не менее 5 150-мм гаубиц). С утра его осыпала снарядами советская артиллерия, затем появились танки, пока без пехоты. День прошёл в «отчаянной борьбе», которую каким-то образом удалось пережить. К вечеру командир обратился к солдатам с речью, в которой по-японски поэтично призвал приготовиться к смерти «словно красиво опадающие цветы сакуры». К этому моменту в дивизионе оставалось ещё 4 исправных орудия.

2-й дивизион 7-го тяжёлого артполка (6 100-мм пушек) располагался поблизости, в районе высоты 742. Утром к его позициям подошли советские пехотинцы и танки; одна из батарей оказалась под ударом и чтобы её отстоять понадобилась атака личного состава другой батареи в пешем строю. Судьба орудий неясна; возможно, они были потеряны. Дивизион ещё не был уничтожен, но иллюзий насчёт дальнейшего никто уже не питал.

В районе КП 64-го пехотного полка сосредоточились оставшиеся 6 батарей 13-го артполка. Как минимум одна из них уже осталась без своих 75-мм орудий и была в тот же день расформирована. Весь личный состав полка за исключением минимальных расчётов орудий поставили в качестве пехотного прикрытия. Боеприпасов было мало, их зарезервировали для стрельбы по танкам; только в чрезвычайной ситуации разрешалось открывать огонь на поддержку пехоты. В этот день полк пережил артобстрелы (вплоть до калибра 152 мм) и атаки танков; дело доходило даже до бутылок с бензином. К исходу дня в батареях оставалось суммарно не более 9 исправных орудий.

О том, что происходило на западном фасе окружения, в секторе 1-го и 2-го батальонов 64-го полка, ясных сведений нет. Известно, что 2-й батальон потерял в этот день последнее противотанковое орудие. Известно, что полк к исходу дня был «уничтожен более чем на на 65%». Скорее всего, это означает что в строю оставалось менее 1000 человек.

Южная группа

А южнее русла Хайластын-гола дела у РККА шли совсем уже благополучно. Судя по всему, потери были несколько ниже обычного, и часть сил даже удалось вывести в резерв. Например, в ЖБД 82-й стрелковой дивизии сказано:

«К исходу дня 602-й сп овладел высотой «Песчаная 2″…, 603-й сп одним батальоном продолжал наступление к р. Хайластын-гол, двумя батальонами вышел в район высоты «Песчаная малая» во 2 эшелон. Потери:- убито — 45 чел., ранено 159 чел.»

Японский рассказ не отрицает этого. Группа Хасебе ещё днём под нажимом 602-го стрелкового полка отошла на запад, в район своего КП, а оставленные для прикрытия на прежних позициях подразделения (во всяком случае, рота 2-го батальона) были разбиты «свирепой» советской атакой. К вечеру полковник Хасебе пришёл к выводу что дальнейшее сопротивление невозможно: потери достигли 70% личного состава, роты насчитывали едва по 30 человек, боеприпасы практически закончились. Уничтожив секретные документы, командир группы отдал приказ на отход.

Восточнее 2-й батальон 28-го пехотного полка воссоединился со своей 7-й ротой, и весь день отбивал сравнительно некрупные, до 100 человек, советские атаки. Вечером, около 19:30, последовала сильная атака на правом фланге, у высоты 742, но и её удалось отбить в рукопашной и при поддержке артиллерийской батареи из группы Хасебе. Тем не менее, поводов для радости было мало: на весь свой двухкилометровый фронт батальон имел 124 человека; 6-я рота перестала существовать, 5-я и 7-я насчитывали 32 и 63 человека соответственно. В 21:00 от группы Хасебе поступил приказ к отступлению, и после полуночи батальон оставил позиции.

Ещё восточнее, близ высоты Нигесоримот, основная часть 71-го пехотного полка переживала советские артобстрелы (особенно досаждали три 122-мм гаубицы из района высоты 747), и атаки танковых десантов. После полудня советская пехота подошла совсем близко, однако полк сумел удержать позиции. Это, конечно, стоило потерь, из которых самой неприятной стала нелепая гибель командира, полковника Морита. Полковник, как рассказывал очевидец, считал себя заговорëнным, и стоял в полный рост впереди окопов. Три пули из «Максима» оказались сильнее магии.

Примерно так мог выглядеть десант на танке БТ. Фото позднее, времён ВОВ

Примерно так мог выглядеть десант на танке БТ. Фото позднее, времён ВОВ

Ну, а ещё восточнее дотлевал неудачный японский контрудар. Я сравнительно подробно писал об этом в другой статье, так что здесь обойдёмся без деталей. Из последних сил два японских полка, 26-й и 28-й, бились в непроходимую оборону 80-го стрелкового полка, поддержанного 6-й танковой бригадой. Как говорилось в сказке моего детства: «бились-бились, да только сами разбились». К исходу дня об обоих полках уже следовало говорить «остатки».

Итоги

Командир 23-й пехотной дивизии генерал Комацубара, видимо, хорошо понимал что его части гибнут. Во всяком случае, он обратился к командующему 6-й армии генералу Огису за разрешением повести на выручку окружённым войскам те (весьма немногочисленные) силы дивизии, которые оказались вне кольца. Командарм-6 в тот момент отверг предложение; вероятнее всего потому, что тогда некому бы было прикрывать КП армии. На следующий день, когда из Хайлара подойдут свежие 25-й и 27-й пехотные полки, Огису такое разрешение даст.

6-я армия тоже поняла происходящее, и именно по итогам дня. Если в утреннем приказе по армии 23-й дивизии ещё предписывалось «продолжать наступление» (sic!), то в вечернем формулировка сменилась на «удерживать позиции».

Сведений о потерях сторон не то чтобы нет вовсе, но они приблизительны и/или фрагментарны. К цифрам, названным ранее, можно добавить, что 11-я танковая бригада потеряла за день 13 машин (одну безвозвратно, и ещё 3 вернулись по техническим причинам), 6-я танковая бригада – 12 машин (1 безвозвратно), а 9-я мотобронебригада – один бронеавтомобиль (безвозвратно). На фоне других дней потери в бронетехнике оказались сравнительно высокими, хотя далеко не максимальными.

Выводы

С японцами ещё не было покончено, но дела их были откровенно плохи. Держались батальоны 64-го полка, держалась часть 71-го, однако целостность обороны была нарушена. Японская артиллерия тоже ещё не была уничтожена, но уже понесла тяжёлые потери, и не могла помочь никому, даже самой себе. Впереди 23-ю дивизию ждала только агония.

источник: https://dzen.ru/media/id/60537d98c9a2754eca0743b5/26-avgusta-1939-lomaia-hrebet-iaponskoi-oborony-627ff0c177d6b2693281c677?&

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare
Adblock
detector