Пядь земли за Северским Донцом: люди против танков

13
8
Пядь земли за Северским Донцом: люди против танков

Пядь земли за Северским Донцом: люди против танков

Статья Александра Полищука и Андрея Уланова на сайте WARSPOT.

24 марта 1943 года «бои местного значения» между немецкой 15-й пехотной и советской 20-й гвардейской стрелковой дивизиями на плацдарме за Северским Донцом у села Залиман юго-восточнее Харькова продолжились.

Противник нёс тяжёлые потери — погиб командир 2-го батальона 106-го гренадерского полка (гп) гауптман Библер, которого сменил гауптман Штальман, который до этого командовал запасным батальоном дивизии. К концу дня в 203-м дивизионе штурмовых орудий (дшо) осталось только три боеспособных StuG III, а командир дивизиона майор Бенке был ранен. Около полудня вызванные немецкие пикировщики «Юнкерс» Ju 87 накрыли мощным авиаударом высоту 179.6, но потери в пехоте были такие, что батальонам не хватило сил, чтобы воспользоваться мощью авиаудара, и высоту опять не взяли. В 13:35 штаб 15-й пехотной дивизии (пд) приказал прекратить атаки. За 23–24 марта потери 15-й пд составили 600 человек убитыми и ранеными.

По данным штаба 20-й гвардейской стрелковой дивизии (гв.сд), немцы совершили два массированных налёта на высоту 179.6 и Залиман группами численностью 19 и 15 «Юнкерсов» соответственно.

Колонна немецкой бронетехники следует по улице деревни в районе Харькова

Колонна немецкой бронетехники следует по улице деревни в районе Харькова

20-й гв.сд бои 23–24 марта тоже дались не легко. Так, сводный батальон 60-го гвардейского стрелкового полка (гв.сп) потерял почти весь командный состав, включая двух представителей штаба дивизии. Погиб начальник штаба 55-го гв.сп майор Свешников, начальник штаба 60-го гв.сп майор Бандурка был тяжело ранен, сменивший его капитан Шеденко вскоре также выбыл по ранению. Тяжёлое ранение получил начальник штаба 46-го гв.сп майор Канаков. Кроме того, в 60-м гв.сп выбыли из строя два комбата.

Штаб LVII танкового корпуса (тк) вермахта опять просил командование 4-й танковой армии прекратить атаки силами 15-й пд. Вместо этого штаб армии решил, что пришло время «соломинки, которая сломает хребет советскому верблюду», и прислал на усиление боевую группу гауптмана Йоахима Диттмера (Joachim Dittmer), опытнейшего командира 1-го бронебатальона 3-го панцергренадёрского полка (пгп) 3-й танковой дивизии (тд). Группа имела 11 танков и 25 бронетранспортёров. Кроме того, в боевую группу «Диттмер» была включена 1-я рота 543-го истребительно-противотанкового дивизиона (иптд) на «Мардерах».

Идея создания боевой группы состояла в том, чтобы в предрассветной мгле стремительным ударом панцергренадёров на танках и бронетранспортёрах вспороть оборону батальонов русских, которые привыкли за эти дни к медленным, вязнущим в снегу атакам немецкой пехоты, и сбросить их в реку. Особую трудность представляли плохие условия наблюдения для артиллерийских корректировщиков — основная часть советских позиций была на обратных скатах высот, которые со стороны немцев не просматривались. На 26 марта боевая численность 15-й пд выглядела следующим образом:

часть

офицеров

унтер-офицеров

солдат

всего

81-й гп

22

110

749

881

88-й гп

15

71

479

565

106-й гп

12

57

500

569

15-й развед.бат

4

36

239

279

всего

53

274

1967

2294

Для поддержки наступления имелась следующая артиллерия: пять 105-мм лёгких и две 150-мм тяжёлых гаубичных батареи, две батареи 210-мм мортир и одна батарея 150-мм пушек. Кроме того, четыре 105-мм лёгких и одна 150-мм тяжёлая гаубичные батареи, а также одна 210-мм мортирная батарея были задействованы на северном участке. В распоряжение дивизии также выделили один моторизованный дивизион лёгких полевых гаубиц, но он не прибыл. В составе группы «Диттмер» имелась батарея 105-мм лёгких гаубиц. Итого имелось в наличии около 40 105-мм гаубиц, около 15 150-мм гаубиц и пушек и примерно шесть 210-мм мортир. Всего к артподготовке в полосе 15-й пд привлекалось до 60 орудий калибра 105 мм и более.

Немецкий солдат на фоне штурмового орудия StuG III

Немецкий солдат на фоне штурмового орудия StuG III

Что касается бронетехники, то группа «Диттмер» имела 11 танков и 15 бронетранспортёров (в журнале боевых действий 15-й пд говорится о 25 бронемашинах), а 1-я рота 543-го иптд и 203-й дшо насчитывали 14 боеспособных StuG III и «Мардеров».

20-я гв.сд в ходе предыдущих боев также понесла тяжёлые потери. На 28 марта в ней имелось «немногим более 1500 активных штыков и совершенно недостаточное количество пулемётов, пистолетов-пулемётов и противотанковых ружей». В точных цифрах это выглядело так:

Личный состав

55-й гв.сп

57-й гв.сп

60-й гв.сп

20-й уч.бат

лыж.бат

Всего

стрелки

97

449

112

29

128

815

пулемётчики

18

67

10

15

19

129

миномётчики

101

155

36

12

30

334

артиллеристы

40

140

54

234

бронебойщики

10

81

10

6

12

119

Итого

260

942

222

62

189

1675

Вооружение

винтовки

166

611

127

25

59

988

ППШ

67

164

25

29

120

306

РПД

1

48

6

6

7

68

«Максим»

5

17

3

4

1

30

ПТР

4

34

3

5

4

50

45-мм ПТО

2

8

3

0

0

13

76-мм полковые

1

4

1

0

0

6

50-мм миномёты

2

3

0

1

0

6

82-мм миномёты

8

13

8

4

6

39

120-мм миномёты

8

4

1

0

0

13

Собственная и приданная артиллерия 20-й гв.сд имела следующий состав:

      • 46-й гвардейский артиллерийский полк (гв.ап) — 14 76-мм пушек и семь 122-мм гаубиц;
      • 15-й гвардейский истребительно-противотанковый дивизион (гв.иптд) — 10 45-мм пушек;
      • 16-й гвардейская зенитно-артиллерийская батарея (гв.зенаб) — два 25-мм зенитных автомата;
      • 1-й дивизион 446-го гаубичного артиллерийского полка (гап) — 10 122-мм гаубиц;
      • один дивизион реактивных миномётов М-13 — одна установка;
      • 1084-й зенитный артиллерийский полк (зенап) — 10 37-мм орудий и 18 пулемётов ДШК.

Итого для заградительного огня на 12 км фронта имелось 14 76-мм орудий и 17 122-мм гаубиц. Такими силами вряд ли бы удалось выиграть контрбатарейную борьбу у 60 гаубиц и мортир крупного калибра, но на руку советским артиллеристам играл рельеф местности и тот факт, что немцы так и не смогли вскрыть оборону 20-й гв.сд и позиции её артиллерии.

Как и в ходе предыдущих боев, разведка 20-й гв.сд оказалась на высоте — уже 28 марта она доложила, что в район Чепель — Ветровка — Галинова подошла «бронетанковая колонна численностью до 100 машин» — с учётом 543-го иптд, цифра достаточно реалистичная. Позднее подошедшие части были идентифицированы как 1-й танковый и 3-й гренадерский полки 3-й тд.

Колонна немецкой бронетехники. Март 1943 года, район Харькова

Колонна немецкой бронетехники. Март 1943 года, район Харькова

Основная атака началась в 06:00 после артподготовки и сильной бомбёжки группой в 18 самолётов (всего в течение дня отмечено 375 самолётовылетов).

Планы действий немецкого командования выглядели следующим образом. Слева предполагалось действовать имеющимися силами 106-го гп, усиленного двумя ротами 15-го сапёрного батальона и танковой группой «Диттмер», справа — основными силами 88-го гп, усиленного 203-м дшо. Начало атаки 04:40 берлинского времени, так как в это время ещё господствовали сумерки, позволявшие использовать эффект внезапности. Цель наступления — захватить высоты по обеим сторонам Мосорова Байрака и непосредственно высоту 179.6, чтобы после захвата пехота не допустила подъёма противника на высоты.

Вечером 28 марта 15-я пд докладывала, что имеет два «Мардера», 20 75-мм орудий Pak 40 и 20 50-мм орудий Pak 38, а также 14 StuG III из состава 203-го дшо. Боевая группа «Диттмер» докладывала, что имеет исправными девять «длинных» Pz.Kpfw.III и один «длинный» Pz.Kpfw.IV, а также три «Мардера» 1-й роты 543-го иптдн.

Согласно боевому донесению от 31 марта, сосредоточение немецкой пехоты на исходных позициях и танков в тылу прошло в соответствии с планом. Однако линия пехоты была пройдена танками на 10 минут позже, уже при хорошей видимости. Штурмовые орудия прошли линию пехоты третьего батальона 88-го гп, когда та уже поднялась в атаку. Спустя короткое время удалось достичь вклинения в советскую оборону как пехотой, так и штурмовыми орудиями. Красноармейцы упорно защищались, и к 06:18 были полностью уничтожены на своих позициях. В немецких документах отмечено: при штурме ДЗОТов все русские сражались до конца, не было взято ни одного пленного. Затем штурмовые орудия повернули вправо и помогли добиться прорыва второму батальону 88-го гп.

Танк Pz.Kpfw.IV и бронетранспортёр Sd.Kfz.251 на марше в ходе немецкого контрнаступления под Харьковом, март 1943 года

Танк Pz.Kpfw.IV и бронетранспортёр Sd.Kfz.251 на марше в ходе немецкого контрнаступления под Харьковом, март 1943 года

В полосе 106-го гп наступление началось следующим образом: боевая группа «Диттмер» ещё позади пехоты в районе севернее Мосорова Байрака попала под огонь советских противотанковых орудий. Правда, потерь не было, так как снаряды летели выше. Затем танки повернули на север и прорвались на восток через северный склон высоты 179.6. В районе южного мыса рощи северо-восточнее высоты 179.6 танки вновь вышли на линию пехоты и попали под огонь советских орудий с восточного и юго-восточного направления. Позиции противотанкистов не наблюдались ни с танков, ни наземными наблюдателями. За короткое время танковая группа понесла потери, закрылась дымовой завесой и вернулась назад, оставив на поле боя три машины. Без дальнейших потерь боевая группа возвратилась в балку у населённого пункта Иванчуковка, откуда капитан Диттмер в 06:15 сообщил по телефону в штаб дивизии: «Вышли из строя девять машин, командир роты ранен. Атака окончательно остановлена, продолжение бессмысленно».

С началом движения танковой группы «Диттмер» дивизия сосредоточила корректируемый огонь четырёх лёгких, одной тяжёлой и двух мортирных батарей на обнаруженных позициях у высоты 179.6. Небольшая часть артиллерии поддерживала наступление 88-го гп и вела контрбатарейную борьбу.

Для советской стороны бой 29 марта выглядел так:

В 5:00 без предварительной артподготовки колонна танков и штурмовых орудий общей численностью 18 машин вышла из населённого пункта Ветровка и, развернувшись, атаковала позиции лыжного батальона дивизии на юго-западной опушке рощи, которая юго-восточнее высоты 162.0. Немцы были встречены сильнейшим заградительным огнём и, отказавшись от атаки в этом направлении, отошли на исходные рубежи.

Как позже было установлено из карты, что была захвачена в подбитом танке у убитого офицера, эта колонна имела задачу прорваться через район высоты 162.0 и, обойдя с востока Мосоров Байрак, ударить в тыл высоте 179.6, на которую одновременно был нацелен фронтальный удар с запада.

В 06:00 после 20-минутной артподготовки и удара 18 бомбардировщиков (все немецкая авиация до 18:00 совершила по боевым порядкам дивизии 375 самолётовылетов) немцы снова пошли в атаку.

Самоходное орудие StuG III, март 1943 года

Самоходное орудие StuG III, март 1943 года

Одна колонна танков и штурмовых орудий (18 штук) вместе с батальоном пехоты атаковала Мосоров Байрак с запада. В первом эшелоне шли 8 штурмовых орудий, которые, выйдя на два кургана в полукилометре от Мосорова Байрака, открыли огонь по огневым точкам и позициям ПТО в расположении 2-го батальона 57-го гв.сп. После того, как была разбита одна 45-мм ПТО и погибли три расчёта ПТР, 10 немецких танков на полной скорости ворвались на позиции 4-й роты 2-го батальона 57-го гв.сп, а также вышли в район юго-восточнее высоты 162.0, где попали под артобстрел советской артиллерии и вернулись в район н. п. Иванчуковка.

Бойцы 4-й роты провели страшный бой — почти лишённые средств противотанковой борьбы (напомним, что на весь полк было всего 8 ПТО 45-мм и 34 ПТР), они дрались с немецкой пехотой и не дали ей пройти через свои позиции, чтобы поддержать прорвавшиеся танки. 24 бойца 4-й роты погибли, раздавленные танками. В этой атаке немцы потеряли один танк и одно штурмовое орудие подбитыми и два танка и одно штурмовое орудие уничтоженными.

В это же время батальон пехоты и 8 танков атаковали из Ветровки район юго-восточнее высоты 162.0. Но советские стрелки опять перебили пехоту противника, а танки, потеряв две машины от артиллерийского огня и одну подорвавшейся на минах, отошли в исходные рубежи.

Главный удар немцы (боевая группа «Диттмер») нанесли в 06:20 в направлении из населённого пункта Галинова. Развернувшись из-за высоты 173.4, колонна танков, штурмовых орудий и бронемашин в количестве 37 единиц атаковала позиции 60-го гв.сп с задачей смять боевые порядки полка и овладеть высотой 179.6.

Несмотря на сильнейший заградительный огонь, двум танкам, одному штурмовому орудию и одному бронетягачу удалось прорваться вглубь обороны гвардейцев 60-го гв.сп. Красноармейцы, пропустив их, остались на месте, и, расстреляв пехоту немцев, сорвали атаку. Вся прорвавшаяся в глубину обороны бронегруппа была сожжена.

В итоге немецкое командование пришло к неутешительному выводу: танки и штурмовые оружия уже понесли серьёзные потери, при этом советская ПТО не была не то что подавлена, но даже толком не выявлена: «Таким образом, новая попытка была бы равносильна стремлению пожертвовать танками».

Потери 20-й гв.сд за день боя: 39 человек убито и 201 ранен. По данным дивизии, немцы потеряли подбитыми 11 танков, шесть штурмовых орудий, одну бронемашину и один бронетранспортёр. Уничтожено было семь танков, четыре штурмовых орудия, два тягача и 600 человек немецкой пехоты, сбито четыре самолёта.

Вопрос о немецких потерях достаточно интересен. Общие потери наступавших частей по немецким данным: 42 человек убитыми и 175 ранеными, значительная часть убитых из состава панцергенадёрского полка и дивизиона штурмовых орудий погибли от попаданий ПТ-снарядов.

Потери в материальной части: 203-й дшо — 10 StuG III повреждено, боевая группа «Диттмер» — безвозвратные потери один «длинный» Pz.Kpfw.III, один «Мардер» и три БТР, повреждено пять БТР, три «длинных» и один «короткий» Pz.Kpfw.III, один «длинный» Pz.Kpfw.IV. На самом деле, потери были ещё выше. После боя, согласно отчёту от 30 марта 1943 года, боевая группа «Диттмер» могла себя считать разгромленной: боеспособными оставались всего два «длинных» Pz.Kpfw.III, девять средних и три лёгких бронетранспортёра, а также один «Мардер».

После всех вышеописанных событий штаб 4-й танковой армии отказался от продвижения на восток и приказа закрепиться на достигнутых позициях. В свою очередь, военные советы 6-й армии и Юго-Западного фронта оценили успех этого боя и направили в адрес 20-й гв.сд. и 4-го гв.ск благодарственное письмо, а личный состав получил ордена и медали.

Данный бой — пример того, что невозможность просматривать и подавлять оборону противника кардинальном образом влияет на успешность боевых действий любой наступающей стороны, в том числе и немцев. К сожалению, в июле 1943 года с этим фактором пришлось столкнуться и гвардейцам 20-й гв.сд, которые вместо обороны уже вели наступательные действия, участвуя в Изюм-Барвенковской наступательной операции.

источник: https://warspot.ru/6948-pyad-zemli-za-severskim-dontsom-lyudi-protiv-tankov

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare