Путь к танку. Часть 13 A7V. Прототип 1917. Германия медленно запрягает и так же медленно едет

10
0
Путь к танку. Часть 13 A7V. Прототип 1917. Германия медленно запрягает и так же медленно едет

Путь к танку. Часть 13 A7V. Прототип 1917. Германия медленно запрягает и так же медленно едет

Авторское предисловие: История создания прототипа немецкого танка A7V. Осень 1916-го года началась для немецкого Генштаба с неожиданных новостей. 15 сентября 1916-го года британцы в Битве на Сомме применили бронированные машины. Примерно в это же время германское военное руководство получило информацию о французских работах по бронированным машинам. Необходимо было реагировать.

Британцы и французы начали работы над проектами бронированных боевых машин, которые впоследствии стали называться «танками» еще в 1915-м году. Британцы быстрее вышли на итоговый вариант танка, который начали производить серийно, постепенно пройдя путь от бронированного корпуса с тракторным гусеничным ходом до всем известных «ромбов». Первый предсерийный образец танка «Мать» вышел на полигон 29 января 1915-го. Французы чуть задержались и их прототипы, зато сразу двух танков, были готовы только в сентябре. Информацию об этом наверняка германская разведка доставляла в Генеральный штаб, но свято уверенный в преимуществе своей пехоты генералы в Берлине, видимо просто не придавали значения этим механическим «игрушкам». Пока не грянула Битва на Сомме. И хотя французы уговаривали британцев не применять танки, пока они не будут произведены обоими сторонами в больших количествах для создания полного использования эффекта неожиданности, в Лондоне проигнорировали и французов и своих офицеров, которые настаивали на массовом применении танков и выборе удобного для танков поле битвы. 15 сентября 1916-го первые танки пошли в бой в Битве при Флер-Курселетт ( Battle of Flers–Courcelette), одного из сражений третьей фазы Битвы при Сомме. Из 50-ти «ромбов» реально в бой пошло только 18, даже если не добились стратегического успеха, необходимое впечатление и на своих, и на противника произвели.

Танк Mk.I в сентябре 1916 года в ходе третьей фазы Битвы при Сомме

Танк Mk.I в сентябре 1916 года в ходе третьей фазы Битвы при Сомме

Обеспокоенность применением нового типа оружия была на «поле», в берлинских кабинетов, как и два года назад, после того как в Бельгии войска столкнулись с бронированными автомобилями, смотрели спокойно. И первое, что сделали — создали комитет, ладно бы британцы , но ведь и французы начали делать что-то похожее и надо было как то реагировать. 13 ноября 1916-года Верховное Главнокомандование (Oberste Heeresleitung (OHL)) создало под руководством начальника 7-го (транспортного) отделения Главного Управления Военного Министерства генерала Фридрикса комиссию. Это управление, образованное в октябре 1915 года, называлось — A.7.V. (Allgemeine Kriegsdepartement 7 Abteilung Verkehrswesen), и должно было стать заказчиком боевых бронированных машин. К работе комиссии привлекли чуть ли не все фирмы, которые хоть что-то понимали в транспортной технике, а главным конструкторам назначили главного инженера Опытного отделения Инспекции автомобильных войск 46-летнего капитана Йозефа Фольмера (Joseph Vollmer). Фольмер был хорошо известен военным, в частности в 1903 году он спроектировал первый автопоезд с ДВС — NAG Durch-Lastzug. Тем не менее ни он сам, ни фирмы NAG, Opel. Daimler, Benz, Bussing, так же привлеченные к работам комиссии не имели опыта работы с гусеничными движителями. Пришлось обращаться к союзникам.

Трактор Холт 75 в австрийский армии

Трактор Холт 75 в австрийский армии

Еще до начала войны в 1914 году американская компания Holt наконец пробила брешь в «обороне» европейцев и через своего представителя в Будапеште Хельмута Штайнера поставила в двуединую монархию 12 полугусеничных тракторов Holt 75. После начала войны трактора сразу были «национализированы» и отправлены в армию, как тягачи для тяжелой артиллерии. После начала войны два из двенадцати тракторов были переданы Германии. Представительство Холта в лице Штайнера привлекли к работам в Германии, благо формально САСШ еще в войне не участвовала. Нельзя сказать, что в Германии, как до этого во Франции полностью скопировали шасси Холт, и немцы и французы удлинили гусеницу и использовали только тележки и общую конструкцию трансмиссии. Для своих задач Фольмер использовал сразу три пятикатковые тележки, подобные тем, что применялись на 120-ти сильном Холт 75. Итого шасси будущего танка имело 15-ть подрессоренных катков. Заднее колесо было ведущим.

Схема движителя

Схема движителя

Несмотря на выделение средств на бронированные шасси Верховное Главнокомандование (OHL) крайне скептично относилось к проекту бронированной машины. Разработанная тактика ударных групп пехоты, которые обвешанные гранатами с ручными пулеметами, должны были проникать в окопы противника и при поддержке артиллерии разрывать оборону противника, выглядели для военных более привлекательными, чем безумно дорогие механизмы. По этой причине Фольмеру была поставлена задача не просто создать танк, а создать его на универсальном шасси, которое можно было бы использовать как доставщик боеприпасов на поле боя. В Германии вообще усложняли задачу для конструкторов, вместо установки зенитных установок и создания бронемашин поставили цель создать универсальное полноприводное и желательно полноуправляемое колесное шасси для всех задач, которые могут найтись для колесных машин в армии. В итоге к концу войны наконец был создан отличный универсальный автомобиль Krupp-Daimler KD1, но «дорога ложка к обеду». Да на KD1 устанавливали бронекорпуса, лебедки для аэростатов, зенитные пушки, их использовали как тягачи и как доставщики боеприпасов. Но это было очень дорого и очень долго.

Kw.19 Krupp 7,7-cm L27 Krupp-Daimler KD1

Kw.19 Krupp 7,7-cm L27 Krupp-Daimler KD1

Точно такая же проблема получилась и с гусеничными шасси. Можно относить это к германскому перфекционизму, но и французы и британцы пробовали использовать танковые шасси для создания тягачей и тракторов. Понимание, что из трактора нельзя сделать хороший танк, а из танка хороший трактор еще не пришло. В итоге необходимость расширения задач для шасси привела к созданию очень странной конструкции, которую принципиально было сложно применить хоть для какой-либо задачи. Еще одной особенностью которую по собственной идее или по совету военных внедрил Фольмер стала симметрия машины. Главной идеей было отсутствие необходимости в развороте машины, будь она танк или грузовик. Единственное, что шасси умело, это хорошо ездить по бездорожью. В центре мощной рамы располагались два сто-сильных двигателя Даймлер, каждый из которых приводил через совмещенные в одном блоке сцепление, трёхскоростную коробку передач, конические передачи переднего и заднего хода, однорядный бортовой редуктор, собственную гусеницу.

Шасси А7V, на заднем плане полугусеничный грузовик Marienwagen, который испытывался одновременно с танком

Шасси А7V, на заднем плане полугусеничный грузовик Marienwagen, который испытывался одновременно с танком

Управление столь странной конструкцией устроили сверху двигателей, то есть прямо над двумя двигателя мощностью 100 л.с. был оборудован помост на котором располагались виденья для водителей и органы управления. Водители располагались лицом друг к другу и имели дублированные органы управления для движения задним или передним ходом, что при такой компоновке шасси было в общем то условным понятием. Только после превращения шасси в танк можно было сказать, что перед это там, куда смотрит пушка. Итогом такого расположения отдела управления стала большая высота ожидаемой боевой машины, что как следствие вело к большой массе.

Путь к танку. Часть 13 A7V. Прототип 1917. Германия медленно запрягает и так же медленно едет

Работа по разработке шасси продвигалась достаточно быстро и обща я компоновочная схема уже была готова к 22 декабря 1916-го года, а уже 16 января 1917 года в Берлин-Мариенфельде на заводе Daimler-Motoren-Gesellschaft был показан макет шасси и деревянный макет бронекорпуса. Через четыре для Военное министерство заказало 100 гусеничных шасси, причем из них только десять предлагалось бронировать, остальные шасси должны были быть пущены на производство перевозчиков боеприпасов. Первым проектом бронирование был танк с «коротким» бронекорпусом, который планировалось вооружить 4-мя пулеметами. Спереди устанавливался «резак» проволоки, подобный тем, которые разрабатывали французы. Во всем остальном, даже в расположении дверей корпус был совершенно симметричен.

Чертеж одного из первых проектов танка с коротким корпусом

Чертеж одного из первых проектов танка с коротким корпусом

Испытания шасси показали, что как вездеходное шасси он достаточно хорош. Способен двигаться практически по любому бездорожью. Техническое задание, которое сформулировали военные еще в начале работ над гусеничным шасси, включало требование скорость до 12 км/ч, преодоления траншей и воронок шириной до 1,5 метров и подъёмов крутизной 30°. С одной стороны требования были оторваны от реального состояния поля боя, но и техническое задание было ориентировано на универсальное шасси тягач-грузовик-танк, который мог объезжать самые большие ямы. В качестве ударной силы, предназначенной для прорыва обороны противника, машины явно применять не планировали.

Путь к танку. Часть 13 A7V. Прототип 1917. Германия медленно запрягает и так же медленно едет

Работа по созданию первого танка шла с истинно немецкой педантичностью, то есть медленно, и когда военные затребовали, обеспокоенные информацией с фронта о массовом применении танков странами Антанты, показать результат, достаточно быстро был построен деревянный макет корпуса, который водрузили на уже готовое и испытанное шасси. Спереди был смонтирован резец для проволоки, в «шкафу» прорезаны окна, которые имитировали амбразуры для пулеметов. В таком виде первый прототип танка показали в Берлин-Мариенфельде 30 апреля.

Компоновка первого прототипа

Компоновка первого прототипа

14 мая прототип с деревянным корпусом был показан он был показан генералитету в Ставке Главного командования (OHL) в Майнце. Для имитации на шасси было дополнительно загружено 10 тонн, что бы масса машины приблизилась к планируемой массе танка. Одновременно с прототипом шасси Фольмера — A7V испытывался полугусеничный грузовик Marienwagen, который претендовал на место универсальной транспортной машины, и на который некоторые смотрели как на будущую бронированную машину. Первое шасси использованное для производства прототипа получило №500. Первый серийный танк был собран на шасси №501. В отличие от Marienwagen и от параллельно испытывавшегося колесного тягача Krupp-Daimler KD1, A7V №500 был гораздо мощнее, имел большую проходимость. Прототип танка уверенно преодолевал проволочные заграждения, что ни одной другой машине было не доступно. Немаловажно, что прототип танка был гораздо более внушительным, и производил впечатление как боевая машина.

Путь к танку. Часть 13 A7V. Прототип 1917. Германия медленно запрягает и так же медленно едет

После демонстрации танка 19 июня Кайзеру, у Фольмера назад пути уже не было, первые машины были обещаны к середине июля. Требование ускорения работ подогревали не только британские танки, участвующие почти во всех операциях, ни французы, которые пустили свои Сен-Шамоны и Шнайдеры в бой 16 апреля, и чьи шасси очень сильно напоминали германское, ведь они были сделаны на основе идей гусеничного движителя Холта. Но прусская промышленность оказалась совершенно не готова к реализации проекта по массовому производству танков. Тщательно запланированная промышленная машина Германии не могла быстро повернутся и наладить выпуск совершенно нового изделия, в котором новым было все — от траков до брони. На сложности с организацией производства наложились и технологические проблемы.

Путь к танку. Часть 13 A7V. Прототип 1917. Германия медленно запрягает и так же медленно едет

Можно отладить и заставить хорошо ездить одно шасси, но если это шасси конструировалось в спешке, то при попытке начать их серийное производство возникнут неизбежные сложности, начнут вылазить конструкторские недоработки, которые можно терпеть на прототипе, но нельзя иметь на боевой машине. Проблемы вылезли почти везде: система охлаждение не обеспечивала устойчивую работу двигателей, трансмиссия имела низкую надежность, направляющие гусениц забивались грязью. На отладку ушло существенно больше времени и первый серийный танк Sturmpanzerwagen A7V с номером шасси 501 «сошел с конвейера», хотя конечно говорить о каком-либо конвейере было невозможно, только в конце октября 1917-года.

Путь к танку. Часть 13 A7V. Прототип 1917. Германия медленно запрягает и так же медленно едет

A7V №500 (прототип)

Страна: Германия

Производитель: Daimler-Motoren-Gesellschaft

Год выпуска: 1917

Кол-во выпущенных: 1

Мощность: 2х100 л.с. Daimler 165

Масса: 20 тонн (10 тонн + балласт 10 тн.)

Экипаж: 2

Вооружение: не устанавливалось

источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d36b0ffd4f07a00af1a9d3d/put-k-tanku-chast-13-a7v-prototip-1917-germaniia-medlenno-zapriagaet-i-tak-je-medlenno-edet-6130c9f30c9dfe24eabf736e

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare