1
0

В ночь с 14 на 15 марта 1939 года немецкие войска вошли на территорию Чехословакии. Фактически, это была финальная стадия оккупации, начавшейся в октябре 1938 года и ставшей итогом Мюнхенского сговора. То, что к этому моменту ещё осталось от страны, было разделено на немецкий протекторат Богемия и Моравия, Словакию, где к власти пришли националисты во главе с Йозефом Тисо, и Закарпатье, присоединённое к Венгрии. Под немецким контролем оказалась чешская оборонная промышленность, включая и заводы Škoda. Говоря о чехословацкой бронетехнике периода Второй мировой войны, чаще всего справедливо вспоминают продукцию фирмы ČKD. Но если принять во внимание перспективные разработки и степень вовлечённости в немецкую танковую промышленность, то именно Škoda может считаться лидером чехословацкого танкостроения.

В лёгком весе

На момент оккупации Германией Чехословакии Škoda занималась, помимо прочего, лёгкими и средними танками. Как и ČKD, завод в Пльзене активно продвигал свою военную продукцию на зарубежном рынке. Прежде всего, речь идёт о лёгком танке Š-II-a, более известном как LT vz.35. Под немецким контролем работа на экспорт не остановилась, заказчиками теперь выступали союзники Германии. В Румынию LT vz.35 были поставлены как R-2, которые на начало войны с Советским Союзом были самыми совершенными румынскими танками. Болгария закупила немного изменённые танки под индексом T-11 (T-танк, 1 – лёгкий класс, 1 – первый тип). Для экспортных нужд Škoda разработала также модели T-12, T-13 и T-14. Это был всё тот же Š-II-a, но уже с 47-мм пушкой и более мощным двигателем, а на более поздних разработках им немного усилили и броню. Но эти машины так и остались опытными.

Прототипы для оккупантов


Škoda elektrické tank на испытаниях, зима 1941 года

Была ещё одна машина, на которую поначалу немцы никакого внимания не обратили. Речь идёт о проекте ŠET (Škoda elektrické tank, то есть «электрический танк «Шкода»). О полноценном танке, впрочем, речь в данном случае не шла. ŠET разрабатывался в качестве тестовой лаборатории. Его шасси, построенное незадолго до оккупации, представляло собой укороченный Š-II-a. На этой машине были предусмотрены подбашенный погон и даже установка курсового пулемёта, но главным, конечно, было в ней совсем не это. «Изюминкой» ŠET являлась электрическая трансмиссия, которая работала в паре с радиальным двигателем Avia TR-12, имевшим авиационное происхождение. Мощность от двигателя передавалась на генератор, а от него – на два электромотора.

После оккупации работы по ŠET остановились, но лишь временно. О чешской разработке вспомнили в начале 1940 года. Как раз в это время танковая комиссия во главе с Фердинандом Порше начинала работу над средним танком Typ 100, он же VK 30.01( P ). «Изюминкой» и этого танка должна была стать электротрансмиссия. Неудивительно, что программу ŠET возобновили, правда, продвигалась она довольно неспешно. На испытания танк вышел только 6 октября 1941 года — к тому моменту, когда VK 30.01( P ) не только прошёл ряд испытаний, но и был отменён. Тем не менее, до декабря ŠET откатал почти 500 километров. На этом работы по танку с электрической трансмиссией было решено закончить.

Но это совсем не означало, что пути Škoda и Порше разошлись. Наоборот, чешская компания, находившаяся под немецким контролем, осенью 1941 года всё плотнее входила в конгломерат, созданный для производства перспективных тяжёлых танков.

Прототипы для оккупантов
Моторное отделение ŠET. Хорошо виден двигатель Avia TR-12

Тестовое шасси с электрической трансмиссией на тот момент не было приоритетным направлением Škoda в работах по лёгким танкам. Уже 15 сентября 1939 года по результатам боевых действий немецкой 2-й лёгкой дивизии в Польской кампании были составлены требования для нового танка-разведчика. Первоначально работу над машиной, получившей обозначение VK 13.01 (опытная машина 13-тонного класса), доверили MAN, но 31 июля 1940 года обновлённую спецификацию также получили BMM и Škoda. BMM присвоил своему детищу обозначение TNHnA (немецкий индекс Pz.Kpfw.38(t) n.A.), разработка Škoda получила индекс T-15.

Согласно обновлённой спецификации, боевая масса нового танка снижалась с 13 до 10,5 тонн, при этом его максимальная скорость должна была составлять 60 км/ч. В качестве вооружения планировалось использовать либо 20-мм автоматическую, либо 37-мм пушку. Предполагалась постройка пяти опытных танков каждой фирмы, причём первые два должны были быть изготовлены из конструкционной стали. Ещё одним обязательным требованием стало изготовление корпусов методом сварки. Для чешских фирм это было настоящим вызовом, поскольку и BMM, и Škoda традиционно использовали при производстве танков клёпку.

Прототипы для оккупантов
Эскизный проект Panzerkampfwagen T15, чертёж Am 41736, чертёж датирован 16 декабря 1940 года

Эскизный проект Panzerkampfwagen T15 (чертёж Am 41736) был закончен 16 декабря 1940 года. В облике новой боевой машины отчётливо угадывался Š-II-a, и особенно это касалось башни. Вместе с тем, корпус и ходовая часть танка претерпели ряд изменений. Подвеска осталась рессорной, но при этом число опорных катков сократилось до 4 на борт, а тележки сильно упростили. Сами опорные катки стали значительно больше. Корпус, по сравнению с Š-II-a, стал короче почти на полметра, а общая высота машины уменьшилась на 25 см. В качестве силовой установки на ней предполагалось использовать V-образный 8-циллиндровый двигатель объёмом 10,5 литров и мощностью 235 лошадиных сил.

По итогам рассмотрения проекта, его с некоторыми правками одобрили. Был построен полноразмерный макет, после рассмотрения которого началось строительство опытных образцов. Первый прототип T-15 построили в октябре, а второй в декабре 1941 года. Следует отметить, что опытные машины отличались от исходного проекта и макета. Сильно изменилась башня. Она получила гнутые борта и полностью переработанную орудийную маску, а в её бортах появились смотровые приборы. Полностью была переделана и командирская башенка. Вместо чешского пулемёта ZB.37 был установлен немецкий MG.34. 37-мм пушка A19 осталась на месте, но инженеры Škoda предусмотрели и возможность вооружения танка 47-мм пушкой. Также были переделаны ведущие колёса и ленивцы.

Прототипы для оккупантов
Нереализованный вариант T-15 с лобовым листом корпуса, имеющим рациональный угол наклона

16 марта 1942 года начались совместные испытания T-15, Pz.Kpfw.38(t) n.A. и VK 13.01 (MAN). К 27 июня второй прототип T-15 откатал 4022 километра. После прохождения дистанции в 3900 километров начались проблемы с двигателем и трансмиссией, устранение которых потребовало серьёзного ремонта. Подвеска, несмотря на кажущуюся архаичность, показала себя очень хорошо. Много нареканий вызвал сложный доступ к агрегатам, неудачными оказались сидения в отделении управления. Кроме того, пушечное вооружение чешских машин было признано плохим для танка-разведчика. По мнению немецких специалистов, 20-мм автоматическая пушка подходила на эту роль лучше.

Насчёт автоматической пушки как подходящего и достаточного орудия немцы, вероятно, лукавили. 5 марта 1942 года появилась спецификация на Pz.Spw.Wg II Ausf. Škoda, согласно которой чешский танк должен был получить двухместную башню Daimler-Benz с 50-мм пушкой. Это была та самая башня, которая предназначалась для разведывательного танка VK 16.02, известного как Gefechts Aufklärer Leopard (боевой разведывательный танк «Леопард»). Ту же башню собирались ставить и на VK 13.01 (MAN), и на Pz.Kpfw.38(t) n.A. Но дальше проекта дело на этом направлении так и не продвинулось.

Прототипы для оккупантов
Таким T-15 воплотили в металле

Победителем конкурса был признан VK 13.01 (MAN), который пошёл в серию как Pz.Spw.Wg.II Ausf.L, или Luchs. Серия, правда, оказалась маленькой – всего 100 танков. Несмотря на это, работы над T-15 не были остановлены. 4 января 1943 года второй его прототип показали Гитлеру на демонстрации нового вооружения в ставке «Волчье логово». Далее танк отправили на полигон в Куммерсдорф, откуда он дважды возвращался на завод в Пльзень для ремонта. К октябрю 1943 года были изготовлены шасси третьего и четвёртого прототипов. Поскольку броневых листов завод так и не дождался, машины также были изготовлены из неброневой стали. Эти танки испытывались на полигоне Alkett. Стоит отметить, что все работы по T-15 делались за счёт завода. В общей сложности было потрачено около 5 миллионов крон, из которых немцы не заплатили ни пфеннинга.

Прототипы для оккупантов
Гитлер, Порше и Шпеер осматривают Škoda T-15, январь 1943 года

Пятый прототип строился дольше всех. В конце 1944 года работы по нему были остановлены и возобновились только в январе 1945 года, а закончили его постройку только в мае, аккурат к освобождению Чехии от немецкой оккупации. В июле машину осмотрели теперь уже чехословацкие военные. В 1946 году на базе T-15 было разработано несколько проектов лёгких танков, включая T-15A, T-15S и T-16. Но дальше бумаги они так и не пошли.

Несостоявшийся конкурент «Пантеры»

Помимо лёгких танков, на момент оккупации Škoda активно занималась машинами среднего класса. После поражения в конкурсе на разработку среднего танка фирма в ускоренном темпе работала над S-II-c. В отличие от V-8-H, который при немцах так и не вышел за рамки опытного, у его конкурента судьба оказалась другой. Машина была переименована в T-21 (танк, средний, первый тип) и активно продвигалась на экспорт. После демонстрации в нескольких странах T-21 приглянулся венграм, которые 6 декабря 1940 года приобрели лицензию на его производство. Венгерская версия более известна под обозначением Turan.

Прототипы для оккупантов
Эскизный проект Panzerkampfwagen T23, чертёж Am 41738, датирован 25 сентября 1940 года

Дальнейшим развитием T-21 стал средний танк T-22, задание на который было получено 4 сентября 1939 года. Как и прототип V-8-H для немцев, T-22 предполагался исключительно как опытное шасси с бетонным блоком вместо башни. Танк изготовили к 1 февраля 1941 года, после чего он отправился на полигон в Куммерсдорф. Испытания оказались недолгими: на 139-м километре поломался двигатель. Прототип возвратили в Пльзень на доработку. В следующий раз испытания прошли уже в июне месяце. На сей раз машина не сломалась и показала впечатляющие характеристики. Рассматривался даже вопрос постановки её в серию с некоторыми изменениями. Но вместо этого испытания продолжились, и 2 октября танк снова прибыл в Куммерсдорф. Здесь снова произошла поломка, на сей раз машину подвела коробка передач. Мечты об использовании Т-22 в Африке рассыпались в прах, и о танке забыли.

Прототипы для оккупантов
Единственная известная на сегодняшний момент фотография T-23, сделана она уже после войны

К этому времени испытания уже проходила другая, более совершенная машина, получившая индекс T-23. Дизайн-проект Panzerkampfwagen T23 (чертёж Am 41738) был закончен 25 сентября 1940 года. Танк получил механическую трансмиссию, более простую и надёжную. Кроме того, толщина лобового листа её корпуса была увеличена до 50 мм. Прототип, получивший индекс T-23M, вышел на испытания в феврале 1941 года. Коробка передач этого танка показала себя более надёжной, но T-23M также страдал из-за ненадёжного двигателя. Тем не менее, в течение 1941–42 годов опытная машина накатала около 9 тысяч километров.

Прототипы для оккупантов
Проект 75-мм самоходной установки Voss I

Ситуация с танками на Škoda стала меняться после прихода на должность генерального директора компании Вильгельма Фосса. Фосс носил звание почётного штандартенфюрера (полковника) СС. На деле он, подобно Порше, пользовался членством в национал-социалистической партии и СС для продвижения по служебной лестнице. Вильгельм Фосс являлся опытным управленцем: он стоял у истоков Reichswerke Hermann Göring, мощнейшего промышленного конгломерата Третьего рейха, причём с 1939 по 1941 год возглавлял его. Škoda, к слову, с 1939 года вошла в состав этого объединения. Появление Фосса на месте руководителя Škoda стало первым признаком того, что чешская фирма постепенно входит в структуру СС. Окончательно под контроль СС предприятие перешло в марте 1942 года.

При новом руководителе Škoda начала разработку самоходных установок на базе танков T-21 и T-22. Известны они как Voss I и Voss II. Первая машина, разработанная в августе 1941 года, представляла собой установку на шасси T-21 75-мм противотанковой пушки A16 разработки Škoda. На чертеже Am 49907 САУ называлась Selbstfahrlafette 7,5 PAK. О самой пушке неизвестно практически ничего, кроме длины ствола – 50 калибров. Ввиду проблем с шасси, на котором базировалась самоходная установка, дальше опытных работ дело не продвинулось.

Прототипы для оккупантов
Так должна была выглядеть штурмовая САУ Voss II

Примерно та же история случилась и со второй машиной, получившей обозначение Voss II. По этой машине информации ещё меньше. Сохранилась ретушированная фотография Škoda T-23, на которую рука художника установила рубку и 149-мм пушку sIG 33. Судя по эскизу, лобовой лист САУ предполагалось выполнить толщиной 50 мм. Впрочем, с учётом того, что рубка была открытой, особого смысла в этом не было. Существует информация, что были изготовлены деревянные макеты обеих машин, но никаких материалов, подтверждающих это, на текущий момент обнаружить не удалось.

Несмотря на то, что осенью 1941 года продолжались испытания T-22 и T-23, ситуация на Восточном фронте демонстрировала отсутствие возможных перспектив для этих танков. Встреча с советскими Т-34 и КВ-1 показала, что требуются совсем другие машины, с гораздо более мощным вооружением и бронёй. В конце 1941 года по инициативе Фосса на Škoda началось проектирование среднего танка для немецкой армии. Новая машина не имела практически ничего общего со средними танками, которые Škoda проектировала до этого.

Прототипы для оккупантов
Чертёж Am 2029-S, датированный 29 мая 1942 года. Существует предположение, что корпус и меньшая по размерам башня принадлежат танку T-24

Информация о том, как именно шло проектирование нового танка, противоречива. Существует две версии событий. Согласно первой версии, изначально танк проектировался под индексом T-24, а позже его переделали в T-25. Согласно более новой информации, оба проекта развивались параллельно. Так или иначе, но по проекту T-24 практически никакой информации не сохранилось. Существует чертёж Am 2029-S, датированный 29 мая 1942 года, на котором, предположительно, изображён Т-24. Танк сильно напоминал T-25, отличаясь от него башней, вооружением и немного иной формой корпуса. Подобно немецким инженерам, КБ Škoda взяла от Т-34 лишь схему с рациональным наклоном брони. В остальном это была самостоятельная разработка. Танк имел по 6 опорных катков на торсионной подвеске на борт, а также 380-сильный двигатель.

Прототипы для оккупантов
Эскизный проект танка T-25

Проект T-24 был закрыт в сентябре 1942 года, и Škoda сконцентрировалась на более перспективном T-25. По этому танку сохранилось гораздо больше информации, он фигурирует даже в американских документах. На Т-25 предполагалось установить 500-сильный 12-цилиндровый двигатель Škoda, и с ним 23-тонный танк должен был развивать скорость до 60 км/ч. Его бронирование достигало толщины 50 мм. Крайне оригинальным было вооружение: на Т-25 планировалось установить 75-мм пушку Škoda A18 с автоматом заряжания револьверного типа. В барабане орудия находилось 5 снарядов. У конструкторов компании получался вполне современный для того времени средний танк.

Прототипы для оккупантов
САУ 10.5 cm leFH 43 für T-25, чертёж датирован 4 августа 1942 года

На базе T-25 планировалось строить и самоходные установки. На облегчённое шасси предполагалось ставить два варианта вооружения. Первый из них, 10.5 cm leFH 43 für T-25, предусматривал использование лёгкой 105-мм гаубицы. Во второй версии, 15 cm sFH 43 für T-25, машина оснащалась 149-мм тяжёлой гаубицей. В обоих случаях предполагалось применять обычные гаубицы, которые закатывались на шасси. В этом случае дело дошло до изготовления деревянных моделей.

Как и в случае с Voss I и Voss II, дело со средним танком застопорилось на уровне опытных работ. В виду того, что средний танк Pz.Kpfw. Panther разработки MAN был признан более перспективным, проект Škoda T-25 отменили в конце 1942 года. Та же участь постигла и САУ на его базе. И в данном случае можно смело утверждать о факте недобросовестной конкуренции со стороны MAN. Уже осенью 1942 года было очевидно, что «Пантера» получается далеко не 30-тонного класса, и T-25 вполне мог занять нишу средних танков. У машины имелись резервы для развития, в отличие от Pz.Kpfw.IV, который к осени 1942 году полностью исчерпал возможности по усилению бронирования. Но за Pz.Kpfw.IV стоял крупнейший концерн Krupp, а с ним, даже при наличии СС за спиной, соперничать в Германии было сложно.

Прототипы для оккупантов
Самоходная установка 15 cm sFH 43 fьr T-25, август 1942 года

Богемская кузница

По итогам описанных выше работ может создаться впечатление, что в основном в Пльзене занимались бесполезными и безрезультатными проектами. На деле ситуация выглядит несколько иначе. Да, производства танков собственной конструкции Škoda так и не смогла освоить, но по самоходной артиллерии был достигнут очевидный прогресс. 47-мм противотанковая пушка PUV vz.36 использовалась на немецких истребителях танков Panzerjäger I, которые пошли в бой уже в мае 1940 года, и Škoda непосредственно участвовала в производстве этих самоходных установок. В 1942 году мощности Škoda были задействованы в производстве самоходных установок Marder II. Весной 1943 года в Пльзени было разработано 149-мм орудие 15 cm Sturmhaubitze 43 L/12 на базе sIG 33. Именно этой системой вооружались штурмовые САУ Sturmpanzer IV.

С июля 1944 года началось серийное производство САУ Jagdpanzer 38(t), которая имела на Škoda индекс G-13 (самоходная установка, лёгкая, третий тип). До конца войны их выпустили 780 штук. Кроме того, к концу войны завод был задействован в производстве корпусов и башен для Pz.Kpfw.Tiger II. Очень плотно предприятие сотрудничало и с Порше: именно здесь разработали ходовую часть для Pz.Kpfw. Maus. Для Škoda при планировавшемся серийном производстве отводилась роль смежника по выпуску ходовой части сверхтяжёлого танка.

В 1944 году на предприятии разместился штаб Строительного бюро Каммлера, который занимался секретными проектами люфтваффе. Спустя пару дней после победы над Германией Фосс, правая рука Каммлера, оказался в руках у американской разведки. На допросе он сообщил о тех работах, что проводились в Пльзени, и после этого американская армия стремительным броском заняла город. Судя по тем отчётам, что обнаружились в NARA, этот рывок имел смысл, поскольку в руках американцев оказалось множество перспективных артиллерийских и ракетных систем.

Каммлер погиб в мае 1945 года при невыясненных обстоятельствах. Что же касается Фосса, то он провёл 11 месяцев в чехословацком плену. Особо предъявить ему было нечего. Более того, отчасти стараниями Фосса Чехословакия получила в «наследство» массу передовых наработок. Позже они использовались при создании перспективных образцов артиллерии и бронетанковой техники, включая средний танк TVP. О том, чем ещё Фосс занимался при Каммере, красноречиво говорит тот факт, что в 1946 году, после освобождения, он перебрался в Египет, где занимался ракетостроением.

Автор выражает признательность Юрию Тинтере (Jiri Tintera) и Франтишеку Роцкоту (František Rozkot), Чехия, за помощь в подготовке материала.

Источники и литература:

  • NARA (National Archives and Records Administration)
  • BAMA (Bundesarchiv)
  • VHU Prahan (Vojenský historický archiv)
  • Архив Юрия Тинтеры (Jiri Tintera)
  • Czechoslovak Tanks 1930–1945 Photo-Album Part 1, Vladimir Francev, Karel Trojanek, Capricorn Publications, 2013
  • Czechoslovak Tanks 1930–1945 Photo-Album Part 2, Vladimir Francev, Karel Trojanek, Capricorn Publications, 2014
  • http://rotanazdar.cz/?p=2133&lang=cs
  • http://ftr.wot-news.com

источник: http://warspot.ru/5578-prototipy-dlya-okkupantov

Подписаться
Уведомить о
5 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare