Прорыв во Владивосток. часть третья.

13
0

Предыдущие части

Погоня

Политическая обстановка резко осложнилась, поэтому утром 22 января Вирениус нисколечко не удивился, получив гневную телеграмму от наместника. Алексеев распекал адмирала за задержку и требовал немедленного выхода в море. На это адмирал ему ответил что «Дмитрия Донского», миноносцы и транспорты «Орел» и «Смоленск» может отправить уже сегодня, а вот транспорт «Саратов» вынужден задержать. «Аврора» и «Алмаз» требуют ремонта машин, а нужные запчасти лежат в самом низу трюма «Саратова». Потребуется несколько дней и частичная разгрузка транспорта, чтобы добраться до нужных ящиков. В противном случае крейсеры не смогут дать более 10 узлов. Через три часа «Донской», миноносцы и два транспорта развели пары и двинулись на север.

Прорыв во Владивосток. часть третья.

Английская разведка как всегда была на высоте. Содержание телеграмм вскоре было известно на «Ниссин» и «Касуга», а несколькими часами позже и на борту «Микасы». К вечеру «заинтересованные лица» знали и ответ Алексеева, где тот приказывал идти в Артур, пусть и малым ходом. За час до заката русские моряки с грустью наблюдали как «гарибальдийцы» проходят мимо Сайгона. Наутро на русских кораблях начался аврал-разводились пары, поднимались якоря, и к обеду два крейсера и транспорт покинули порт. Англичане тут же уведомили своих «боевых хомячков» о выходе кораблей в море и о содержании телеграммы наместника. Получив сведения, адмирал Того обрел спокойствие-теперь ничто не мешало «Ниссину» и «Касуге» добраться до Йокогамы. Именно поэтому нападение на Порт-Артур прошло по плану, в ночь на 27 января, атакой миноносцев на стоящие на рейде корабли. Но отличия в нападении все же имелись-в этой реальности с броненосцев заранее были изъяты торпеды и мины заграждения, а наиболее ценные корабли «Ретвизан» и «Цесаревич» стояли в последнем ряду, ближе к берегу. Мористее располагались «Пересвет», «Победа» и самый тихоходный броненосец 1 ТЭ «Севастополь». Именно «Севастополю» с «Победой» и крейсеру «Паллада» выпала сомнительная честь поймать японские «подарки». «Варяг» с «Корейцем» так и были перехвачены в Чемульпо, а вот «Енисей» с «Боярином» на минах не взорвались-русские намного лучше изучили течения на предстоящем театре боевых действий. Также в цепкие лапки японцев не попали транспорты с ценными грузами накануне войны: кто-то вовремя предупредил капитанов, и они избежали опасности.

Утром 23 января поредевший отряд Вирениуса разводил пары, поднимал якоря, и ближе к обеду малым ходом вышел в открытое море. До темноты крейсеры медленно ползли, пока не отдалились от берега и не ушли восточнее от оживленного торгового пути. «Смоленск» шел быстрее и западнее. С наступлением темноты ситуация изменилась, корабли резко прибавили ход и бросились в погоню за «Ниссин» и «Касуга», от которых отставали почти на сутки. Первые три дня прошли спокойно, на четвертый Вирениус получил радиограмму от «Смоленска» о начале войны. Крейсеры строем фронта, но в пределах видимости продолжили преследование, слева функции разведчика выполнял «Смоленск».

Днем 11 февраля состоялась кульминация-сперва сигнальщики обнаружили дымы южнее, а через час были замечены дымы с северо-запада. По приказу командиров интернациональные команды попытались добавить скорости и вырваться из сжимающегося кольца, но всё было тщетно-людей, которые участвовали в перегоне было слишком мало и они быстро выдохлись. Японская часть команд бросилась к пушкам чтобы принять бой, но итальянцы с англичанам их быстро (возможно пинками) вразумили и заперли в трюмах. Коммодор Ли понадеялся на силу британского коммерческого флага, но его ожидания не оправдались. Командиров кораблей обвинили в провозе контрабандного груза (пушки, снаряды, бронеплиты) в воюющую страну и позже вместе с командами сопроводили на уже вооруженные транспорты (!) транспорты  под андреевскими флагами, которые тоже находились неподалеку. В свою очередь, на «Ниссин» и «Касуга» перешли черноморцы, которые и осваивали эти корабли в Италии. На глазах у возмущенных англичан, наблюдавших за происходящим с палуб «Смоленска» и «Орла», русские матросы сбивали латинские буквы, забирая их на сувениры, а потом краской выводили новое название кораблей «Варяг» и «Мститель». После этого оба транспорта в сопровождении трижды переименованных «гарибальдийцев» взяли курс на юг, а остальные расползлись в разные стороны.

Вскоре для японцев наступили тяжелые времена. На первый взгляд никакой опасности не было-артурская эскадра отсиживалась в своей луже до прибытия адмирала Макарова, а Цывинский шел к Мадагаскару. Но сильно активизировался российский крейсерский флот-Владивостокский отряд терроризировал Японию с запада, «Алмаз», «Аврора», «Дмитрий Донской» и два вспомогательных крейсера с юга и востока. «Варяг» и «Мститель» с Вирениусом переместились ближе к Сайгону, чтобы в случае чего интернироваться там, и поджидали Цывинского, попутно щипая купцов. Уголь, воду и продовольствие перегружали с захваченных призовых судов. Но потом активность пошла на спад-каждый из крейсеров, захватив вкусный приз с ценным грузом, старался отконвоировать добычу во Владивосток. К середине марта там собрались все кроме «Алмаза» и «гарибальдийцев», встав на отдых и профилактику механизмов.

Вирениус к середине апреля всё же дождался  Цивинского, и подняв флаг на «Кремле» вступил в командование объединенным отрядом, состоящим из четырех броненосцев, одного легкого, двух вспомогательных крейсеров, двух миноносцев и транспорта «Екатеринослав». На прорыв в Порт-Артур адмирал не спешил, зайдя по пути в бухту Камрань. Там провели полную профилактику механизмов всех кораблей, совместное маневрирование и учебные стрельбы под руководством К. Кетлинского. График мероприятий был такой-два корабля линии ремонтируются, четыре других маневрируют или стреляют, потом очередность менялась. «Алмазу» ремонт машин не требовался, и он в течении восьми дней крейсировал совместно с «Ангарой» и «Леной» в ближайших водах. С призов перегружался уголь и продовольствие, затем эти суда использовались в качестве мишеней. На «кремлях» еще в САСШ были погружены учебные снаряды в количестве 30 снарядов на ствол для ГК, после окончания стрельб БК был пополнен с «Ангары» и «Лены». На «Варяг» и «Мститель» погрузили снаряды, которые вёз из Италии «Екатеринослав». После этого, выполнив «всё что доктор прописал», три дня ожидали немецких угольщиков, попутно чистя борта от наростов. Полностью отбункеровавшись и избавившись от лишнего веса, отряд пошел на прорыв в Порт-Артур, имея в качестве разведчиков «Алмаз», «Бедовый» и «Блестящий». При этом на корму каждого из миноносцев, по совету Кетлинского, еще в Носси-Бэ установили 75 мм пушки Канэ, сняв их с «Осляби». Японцы за все это время отряд Вирениуса так ни разу не побеспокоили, и тому были веские причины-в Артур уже прибыл С.Макаров, а во Владивостоке сосредоточились «Рюрик», «Россия», «Громобой», «Богатырь», «Аврора», «Донской» и два вспомогательных крейсера. Впрочем, одного локального успеха японцы все же добились: 11 апреля флагманский броненосец адмирала Макарова «Ретвизан» подорвался на мине возле Порт-Артура.  Корабль остался на плаву, но надолго выбыл из строя. Поскольку Макаров планировал выдвинуть свой отряд навстречу Вирениусу, это была весьма ощутимая потеря.

Первый бой в Желтом море.

Прорыв во Владивосток. часть третья.

Полностью проигнорировав Владивостокский отряд, адмирал Того с 1-м боевым отрядом (6 броненосцев и авизо «Тацута») , 3-м отрядом (вице-адмирал Дева) и 3-м миноносным отрядом (капитан-лейтенант Ёсида) поджидал Вирениуса в Мозампо. Вторая эскадра под командованием Камимуры, с приданными ему 1-м, 2-м и 14-м отрядами миноносцев  сосредоточились возле Порт-Артура, чтобы помешать Макарову выйти в точку рандеву, или перехватить прорвавшиеся корабли Вирениуса (в зависимости от обстоятельств). Вечером 2 (15) мая адмиралу доложили о том, что днем в Шанхай ненадолго заходили «Блестящий» и «Бедовый». Там они пополнили запасы угля, а также забрали бОльшую часть команды с интернированной канонерки «Манжур». Кроме того, капитан Шамов отправил несколько телеграмм, в том числе и в Чифу. Проницательный Того сразу же сообразил что это значит-миноносцы поиздержались в пути, на «Ниссин» и «Касуга» (новых названий крейсеров адмирал еще не знал) был недокомплект команды, а одна из телеграмм направлена Макарову, чтобы он выходил навстречу Вирениусу. В спешке были подняты пары и усеченная первая эскадра отправилась на перехват. Миноносцы и крейсеры двигались фронтом, ближе к китайскому берегу, следом кильватерной колонной шли «Микаса», «Фудзи», «Асахи», «Сикисима», «Ясима» и «Хацусе» под флагом контр-адмирала Насибы (перечислены по порядку строя). Чуть в стороне двигался авизо «Тацута», исполняющий обязанности репетичного корабля. На рассвете 4 (17) мая сигнальщики  концевого»Хацусе» обнаружили множественные дымы на норд, примерно в 8 милях. Отряд Того в это время двигался на зюйд-ост, миноносцы и отряд Дева шли еще ближе к китайскому берегу. Чтобы не терять времени, японский командующий приказал повернуть «все вдруг», развести пары под скорость 17 узлов (больше «Ясима» и «Фудзи» дать не могли), и начал преследование. Русская колонна двигалась впереди в следующем составе: строем фронта крейсер «Алмаз» по центру, кабельтовых в 40 от колонны броненосцев и броненосных крейсеров, по бокам от «Алмаза», кабельтовых в 30, «Блестящий» и «Бедовый». За ними следовали «Император Александр III» под флагом Вирениуса, «Кремль» (флаг Цывинского), «Кронштадт», «Ослябя», «Мститель» и «Варяг». Вспомогательных крейсеров и транспорта «Екатеринослав» с ними не было, остались крейсировать возле Формозы.

Погоня продолжалась несколько часов, русские шли немного медленнее, наконец в первом часу дня «Хацусе» сблизился до 50 кабельтовых с «Варягом», причем японская колонна шла левее. Но тут случилось неожиданное-русские повернули последовательно, делая «кроссинг Т». Видимо это было оговорено и отработано заранее, т.к. каждый из русских кораблей давал один из залпов именно в тот момент, когда японские корабли створивались. Но прицел и поправка на ход были взяты неверно, большинство снарядов ушли перелетом, причем в «Ясима» попадали чаще чем в «Хацусе». На головном броненосце была бита верхняя часть фок-мачты, причем верхняя перебитая часть сперва качнулась вперед, а потом под действием натянувшихся растяжек дернулась назад и упала на шканцы, повредив кожух передней дымовой трубы и раздавив одну из шлюпок. «Ясима» получил один 12″ снаряд чуть ниже левого клюза. Этот снаряд оставил пробоину двух футов высотой, трех длиной, сломал один из шпангоутов и взорвался ударив в верхнюю часть траверса, оставив вмятину в броне. Второй, уже шестидюймовый, пробил палубу бака возле передней башни, а потом раскололся об барбет не взорвавшись.

По приказу Того, приоритетной целью были броненосцы типа «Кремль», но вид «гарибальдийцев» под андреевским флагом вывел из равновесия всех, начиная от подносчиков снарядов и заканчивая адмиралами (или наоборот, кому как больше нравится). Именно поэтому Насиба совершил ошибку-он отдал приказ отвернуть на 6 румбов вправо, делая обратный кроссинг Т, и обстреливая концевые корабли. После взаимных маневров оба отряда легли на прежний курс, но теперь японцы были в 35 кабельтовых правее, и примерно в 10 кабельтовых позади. Хитрость Вирениуса японцы поняли не сразу-ветер дул с северо-востока, и теперь у концевых японских броненосцев возникли проблемы с прицеливанием и корректировкой из за дыма от впередиидущих кораблей. На завершающей части маневра огонь с обеих сторон временно прекратился и возобновился лишь когда оба отряда шли параллельным курсом на норд, а «Хацусе» вышел на траверс «Варягу» (в 12:48 по времени принятом на российском отряде)  . Скорости колонн были не равны, японцы шли на 2 узла быстрее, и постепенно головной корабль выдвинулся на траверс «Мстителя».

Тут надо сделать небольшое отступление и пояснить что на совещании адмиралов и офицеров, в отряде Вирениуса была принята более короткая система кодовых сигналов, так, например, сигнал «один один» означало «стрелять по первому кораблю колонны первым типом снарядов (бронебойными). Это ускоряло процесс и сигнальщикам уже не приходилось набирать огромные гирлянды флагов. Кроме того, некоторые сигналы отдавались комбинацией цветных ракет.

Постепенно противники распределили между собой цели: «Александр», «Кремль», «Кронштадт» стреляли по головному бронебойными, «Ослябя», «Мститель», «Варяг» обстреливали фугасами «Ясима», у которого площадь бронирования была намного меньше. Японцы сосредоточили весь свой огонь на концевых «гарибальдийцах». Русским крупно повезло, что первый боевой отряд Того шел «задом наперед»-на «Хацусе» была гарвеевская броня, менее прочная чем на «Микасе». Что легкие двенадцатидюймовые с «Александра», что более тяжелые с «кремлей» уверенно пробивали ее с 35-ти кабельтов, за исключением рубки, барбетов и центральной части главного броневого пояса. Впрочем, в рубку и самую толстую часть пояса так ни разу и не попали.

Японцев немало удивило то, что маленькие недоброненосцы итальянской постройки довольно стойко держались под сосредоточенным огнем, продержавшись более часа. Лишь в 14:12 «Мститель» отстрелил две красные ракеты, после чего почти синхронно с «Варягом» отвернул на восемь румбов влево от движения колонны. Отойдя более чем на 20 кабельтовых, оба крейсера повернули вправо, но не параллельно колонне, а немного склоняясь к западу, кратчайшим курсом на Циндао. За это время остальные русские корабли, стреляя как на полигоне, успели угостить  «Хацусе» и «Ясима» рядом попаданий. Повреждения были нефатальные, но из за пробоин и повреждения труб оба корабля сбросили скорость до 14 узлов и сдерживали остальную колонну. Оставшиеся в строю четыре русских броненосца стали постепенно вырываться вперед. Адмирал Того заметил как маневр «гарибальдийцев», так и уменьшение скорости. Командиру «Микасы» был отдан приказ «полный вперед», после чего флагманский броненосец начал обходить колонну справа, с целью ее возглавить. «Хацусе» и «Ясима» был отдан приказ уничтожить «Ниссин» и «Касуга» (такие названия фигурировали на флажном сигнале), а если не получится уничтожить, то продержать их в Циндао до интернирования. Оба японских броненосца отвернули влево, и пройдя под хвостом русской колонны двинулись в погоню. «Микаса» занял место головного, «Сикисима», «Фудзи», «Асахи» вскоре к нему подтянулись. Бой вступал во вторую фазу.

К 14:27 японский отряд нагнал русскую колонну и пошел параллельным курсом на расстоянии 37 кабельтовых (Вирениус немного разорвал дистанцию). Броненосцы противников были практически не повреждены и бой обещал быть жарким. До поры до времени огня никто не открывал, но когда «Микаса» вышел на траверс «Кронштадта», капитан 1-го ранга Эссен приказал начать пристрелку. В 14:41 прогремел первый полузалп (вторая и четвертая башни), а через несколько секунд, через один период качки, и второй. Японцы ответили спустя две минуты. Через 10 минут, сделав 8 полузалпов, «Кронштадт» нащупал дистанцию и открыл огонь уже залпами, сообщив флажным сигналом дистанцию до остальных. Первое накрытие состоялось в 14:51, хотя прямых попаданий не было. Первое неопасное попадание произошло двумя минутами спустя, бронебойным нарядом пробило навылет оба борта в корме, нанеся разрушение в кают-компании. Но даже этого Того показалось достаточно. На тот момент японцы опытным путем выяснили, что на дистанции менее 30 кабельтовых снаряды падающие с недолетом рикошетят от воды и взрываются над кораблями противника, засыпая их градом раскаленных осколков. Японский флагман вполне обоснованно полагал что осколки повредят дальномеры и другие оптические приборы, а потому отдал приказ идти на сближение. Через несколько минут дистанция сократилась, причем «Микаса» был уже на траверсе «Кремля» и подвергался обстрелу трех головных броненосцев, но тут случился golden shot, а точнее не шот, а залп со стороны русских. Флагманский корабль Того попал под залп одного из «кремлей» и словил сразу два снаряда. Первый пробил борт чуть выше четырехдюймового пояса в носу, и пролетев со снижением ударил в бронеплиту противоположного борта, вырвав ее вместе с креплениями, поскольку крепеж был рассчитан на удары снаружи, но никак не изнутри. Второй двенадцатидюймовый пробил броню верхнего пояса чуть ниже правого переднего каземата, проломил трубу подали снарядов и уже там взорвался. Одновременно сдетонировали несколько снарядов на нориях и громадный язык пламени метнулся из пробоины. Одновременно силой взрыва был пробит пол каземата и все находившиеся там погибли. Взрыва погребов не произошло, т.к. в пробоину почти сразу же попало огромное количество воды, поднятой другим снарядом этого залпа, но оптический эффект был весьма впечатляющий. На мостике послышались отрывистые команды «вправо на 6 румбов» и «затопить носовые погреба левого борта». Русские послали вслед отходящей колонне несколько залпов и прекратили огонь. Лишь отдалившись на безопасную дистанцию превышающую 60 кабельтовых, на «Микасе» стали детально исследовать повреждения и устранять последствия. Более двух часов обе колонны шли параллельно со скоростью 13 узлов, в бинокли было видно что «Ослябя» имеет дифферент на нос и немного отстает, а остальные подстраиваются под его скорость. За это время на «Микаса» заделали обе крупные пробоины в носу, откачали воду и осушили полузатопленные погреба.

Тем временем на русских кораблях тоже кипела работа-на «Ослябя» заделывали пробоину в носу, а на всех кораблях банили стрелявшие в бою орудия. Эту грязную и тяжелую работу выполняла прислуга мелкой артиллерии и свободные от вахты кочегары. Все остальные сперва ушли обедать, а после отдыхали неподалеку от своих боевых постов, бурно обсуждая произошедшее. Делились мнениями и обсуждали дальнейшие планы и офицеры в кают-компаниях. В 17:20 поступил сигнал с марса что японцы снова начали сближение, видимо Того решил покончить с противником до наступления темноты. На кораблях сыграли боевую тревогу и личный состав разошелся по постам.

 

(текст будет дополняться)

Подписаться
Уведомить о
8 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare