Прорыв во Владивосток. Часть 6.

7
0

Предыдущие части цикла

 

Затишье между боями.

После череды боев 4-5 мая на дальневосточном ТВД наступило временное затишье. Иессен получил телеграмму Макарова о состоявшемся генеральном сражении и теперь готовил свой разросшийся отряд к дальним рейдам на коммуникациях противника. Артурские броненосцы зашли на внутренний рейд и теперь на них спешно исправляли полученные повреждения, готовя корабли к новым боям. На внешнем рейде велись работы по снятию с мели «Алмаза» и буксировке его в док. Обо всем этом знал от своих наблюдателей адмирал Того, а потому особо не спешил с проведением работ, погрузке угля и боеприпасов и дал два дня отдыха личному составу двух броненосных отрядов. После чего предстояла переброска поврежденных кораблей в Японию для серьезного ремонта. База в Сасебо вместить 11 кораблей линии одновременно не могла, а потому с посыльными судами были отправлены соответствующие приказы в Нагасаки, Такесики и Майдзуру. Реально ремонта требовали только 9 крупных кораблей, но о гибели «Хацусе» и «Ясима» адмирал еще не знал и напрасно ждал их подхода в течении двух дней. К вечеру второго дня на горизонте показался дым, но вместо долгожданных броненосцев прибыл английский пароход со спасенными моряками.

Дело в том, что после боя возле Циндао вступивший в командование отрядом Цывинский принял на борт «Кремля», «Кронштадта» и «Варяга» максимально возможное количество людей с «Александра III» и «Мстителя». Плюс ко всему имелись около двух сотен человек, спасенных с японских броненосцев и условия обитания на кораблях Цывинского были, мягко говоря, не очень. Поэтому был остановлен английский пароход, на который и пересадили пленных. Капитан парохода был сочувствующим Японии, а потому вместо порта Вэйхайвэй пошел сразу к островам Эллиота где и высадил японцев. Среди спасенных было 8 офицеров, которые и дали подробный отчет о ходе боя адмиралу Того и присутствующим на совещании командирам кораблей. Там же, в кают-компании «Микасы», присутствовали и английские наблюдатели Трубридж и Пэкинхэм, а потому все разговоры велись на английском. Наблюдатели внимательно выслушивали все подробности, изрядно исписав при этом свои блокноты, а потом весь следующий день составляли совместный доклад, который и был отправлен через Вэйхайвэй в Адмиралтейство. Согласно докладу, из трех потопленных японских броненосцев, ни один не погиб от огня новейших броненосцев типа «Кремль». Мало того, японский броненосец «Асахи», на котором и были английские наблюдатели, затратил даже меньше времени, чем 5 кораблей Вирениуса затратили на уничтожение двух японских броненосцев. Выводы, сделанные наблюдателями, оказали серьезное влияние на дальнейшую постройку кораблей в Англии и охладили горячие головы лорда Фишера и его сторонников. Строительство кремлей (дредноутов) было решено пока не начинать и ограничиться постройкой классических броненосцев типа «Кинг Эдуард VII».

После 5 (18) мая прекратились также и разбойничьи (по определению англичан) действия вспомогательных крейсеров южнее Японии. «Лена», «Ангара» и тоже ставший вспомогательным крейсером «Екатеринослав» перестали «грабить» идущие в Японию транспорты и изымать с них уголь и продовольствие в свою пользу. Все три вспомогательных крейсера ушли в сторону от торговых путей и затаились как мышь под веником. Все понимали что они ждут отряд Вирениуса (на самом деле уже Цывинского) чтобы пополнить боевым кораблям боекомплект, уголь и прочие припасы и повторить попытку прорыва. Но места рандеву никто не знал, да и сил способных остановить этот отряд возле Японии попросту не было.

Цывинский, как и Того тоже никуда не спешил. Еще во время следования к точке рандеву с транспортами-вспомогательными крейсерами силами экипажа и «пассажиров» устранялись повреждения полученные в двух боях. Шли к точке назначения экономическим ходом около двух суток, работали посменно, а потому люди успели отдохнуть. В точке рандеву встретились со вспомогательными крейсерами, которые попутно выполняли роль судов обеспечения: «Ангара» была закреплена за «Кремлем», «Лена» за «Кронштадтом», а «Екатеринослав» сразу за двумя «гарибальдийцами». Поскольку «Мститель» интернировался в Циндао, содержимое транспорта целиком досталось «Варягу». На нем удалось загрузить полный боекомплект для уцелевшей кормовой башни ГК и девяти шестидюймовок-четырех с правого борта и пяти с левого. Не вся артиллерия ГК была исправна на «кремлях», после окончания ремонтных работ на «Кронштадте» были боеспособны 5 двенадцатидюймовок, четыре с кормы и только одна с носа, в верхней башне. На «Кремле» были исправны обе носовые башни и одна кормовая, тоже верхняя. На «Ангаре» и «Лене» имелось по неполному боекомплекту, по 400 полубронебойных снарядов с 12,7 кг черного пороха, закупленных в САСШ, но с учетом выбитых в бою орудий и не до конца израсходованных снарядов в прилегающих к ним погребах, вышло вполне прилично, по 73 снаряда на каждый действующий ствол. Запасов перегруженного с транспортов угля вполне хватало хоть до Порт-Артура хоть до Владивостока, но Цывинский в Артур решил не идти, слишком высокой была вероятность что его маленький отряд столкнется сразу со всеми кораблями линии Японии. К тому же люди сильно устали от долгого плаванья и хотели оказаться на берегу. Было решено пробиваться во Владивосток, по возможности избегая контакта с врагом. К прорыву подготовились максимально возможно для тех условий-полученные в боях пробоины были тщательно заделаны и подкреплены подручными средствами, топки котлов очищены от шлака, корабли прибраны после бункеровки, а экипажи после окончания работ отдохнули.

Немногим ранее три японских броненосных крейсера «Токива», «Адзума», «Ивате» под командованием контр-адмирала Симамуры зашли в Вэйхайвэй. Англичане оказали самый теплый прием своим любимым союзникам, помогли устранить некоторые повреждения, загрузиться углем и выделили со своих складов шестидюймовые снаряды (восьмидюймовых в наличии не было). После окончания работ Симамура двинулся в Японию на серьезный ремонт довольно своеобразным маршрутом-Того предписал идти экономичным ходом на Ичхон, после чего повернуть на юг и двигаться вдоль западного побережья Корейского полуострова. Если идущие в Чемульпо японские войсковые транспорты подвергнутся атаке русских, то Симамура был обязан придти им на помощь. Весь этот путь адмирал прошел без происшествий, но у южной оконечности полуострова был перехвачен посыльным миноносцем. Новый приказ Того предписывал идти в Такесики, т.к. база в Сасебо готовилась к приему броненосцев. Утром 10 (23) мая крейсеры Симамуры уже подходили к острову Цусима, но 8:33 радист «Ивате» принял шифрованную радиограмму от вице-адмирала Катаоки. В ней сообщалось что вспомогательные крейсеры обнаружили отряд Цывинского в составе трех вымпелов севернее островов Гото идущих курсом в восточный Цусимский пролив. Катаока просил все военные корабли находящиеся поблизости оказать ему помощь. Уже в 8:40 утра «Ивате», а за ним «Адзума» и «Токива» поворачивали на юг.

Бой в Цусимском проливе.

Контр-адмирал Цывинский намеренно пошел на прорыв с утра. Здравый смысл подсказывал что все крупные японские миноносцы сосредоточены возле Порт-Артура, а на малых номерных миноносцах атаковать крупные корабли при свете дня было самоубийством. Стесняющие отряд вспомогательные крейсеры были отправлены вокруг Японии, причем идти во Владивосток им предстояло не сразу, а сперва пошакалить на восточном торговом пути и догрузиться углем с призовых транспортов. Отряд боевых кораблей был построен следующим образом: головной «Кремль» (флаг Цывинского), имеющий исправные носовые башни, в центре броненосный крейсер «Варяг», замыкающим «Кронштадт», имеющий 4 боеспособных орудия ГК с кормы. Отряд шел со скоростью 12 узлов, могли разогнать и до пятнадцати, но адмирал решил раньше срока кочегаров не утомлять. Драки по возможности старались избегать, по маячившим на горизонте японским вспомогательным крейсерам никто не стрелял. Так шли примерно до полудня и почти достигли входа в восточный Цусимский пролив, но в 11:57 сигнальщик с марса доложил о множественных дымах с веста. Вскоре противник был опознан-на пересекающемся курсе шли три «симы» адмирала Катаоки и устаревший броненосец немецкой постройки «Чин Иен». Атаковать столь несерьезными силами два новейших линкора и броненосный крейсер было верхом безрассудства, но Катаока все равно рвался в драку, планируя связать боем Цывинского до подхода подкреплений. Сам же Цывинский вначале от боя хотел уклониться, воспользоваться превосходством скорости и проскочить не вступая в огневой контакт. Но его переубедил флагманский артиллерист лейтенант Казимир Кетлинский, которого поддержали и остальные офицеры. Цель была лучше не придумаешь, и представлялась уникальная возможность потренировать комендоров в стрельбе на дальние дистанции. На мачте «Кремля» были подняты флажные сигналы, согласно которым командиры кораблей имели право маневрировать по своему усмотрению и самостоятельно выбирать цели, но не сходиться с противником ближе чем на 50 кабельтов. После этого началась свободная охота в которой японские корабли пытались выйти на дистанцию эффективного огня, а русские маневрировали и стреляли не позволяя сблизиться. В течении полутора часов «Кремль» попал один раз снарядом главного калибра в «Ицукусиму», а «Кронштадт» дважды попал в «Чин Иен», но эти попадания были неопасными для боеспособности кораблей. «Варяг» обстреливал «Хасидате», было несколько накрытий, хоть и без прямых попаданий, но наблюдавшие за стрельбой офицеры сочли и это хорошим результатом.

В ходе боя противники несколько сместились к югу и к месту событий успели подойти два отряда малых номерных миноносцев, чуть позже наблюдатели с марса обнаружили дыми третьего. Цывинский приказал снова построиться в кильватерную колонну, так сказать «во избежание», и начал на «Кремле» обходить отряд Катаоки по дуге, имея генеральное направление на Владивосток. Вскоре ему в кильватер пристроились и другие русские корабли. Катаока продолжал наседать, и только после удачного попадания в нос «Ицукусимы» отказался от своих намерений и отвел свой отряд подальше на восток. Вскоре садящийся носом флагманский корабль Катаоки выбросился на мель острова Ики, а сам адмирал перенес свой флаг на неповрежденный «Мацусима» и снова двинулся в погоню.

Корабли Цывинского уже оторвались от отряда Катаоки и легли на курс норд-ост 23, везде закипела напряженная работа. Традиционно банили стрелявшие в бою орудия, а аварийные партии проверяли заделку пробоин, поскольку от сотрясений корпуса кое где возникла течь. При необходимости откачивалась поступившая за борт вода. Комендоры малокалиберной артиллерии непрерывно дежурили возле пушек, но минных атак японские номерные миноносцы не предпринимали. Цывинский решил что командиры миноносцев поджидают более серьезного подкрепления и его опасения подтвердились, с марса заметили дымы с веста. Позднее идущие на пересечку корабли были опознаны как два асамоида и идущий между ними «Адзума». Стоящие на мостике «Кремля» офицеры оживились, желая задать хорошую трепку более слабому противнику, но вот сам Цывинский приуныл, что не осталось незамеченным.

-Генрих Фаддеевич, и что же вас тревожит?-спросил за всех флагманский артиллерист Кетлинский-да мы их потопим как котят!

молодому офицеру уж очень хотелось «открыть счет», так как до этого «кремли» не потопили ни одного корабля противника, но адмирал охладил пыл своего любимчика.

-потопить то потопим, Казимир, а дальше что? Нам в боях с Того и Насибой уже выбили около трети противоминной артиллерии и сейчас причешут фугасами, чем ночью отбиваться будем?

Приблизительно такие же мысли посещали и контр-адмирала Симамуру, который и не надеялся потопить хоть один русский корабль артиллерией, а потому рассчитывал лишь оказать посильную помощь миноносцам. Правда, в глубине души, и сам адмирал и каждый из командиров кораблей мечтал повторить подвиг «Варяга-2» (первый утонул в Чемульпо) и потопить торпедой броненосец.

 

 

(текст будет дополняться)

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare