Прорыв во Владивосток. часть четвертая.

15
1

 

Предыдущие части

Первый бой в Желтом море, продолжение

Во время «перемирия» японцы тоже не сидели сложа руки. И хотя пробанить орудия там не догадались, зато были детально изучены все повреждения. Один из лейтенантов «Микасы», сильно рискуя, спустился на веревках по борту и исследовал попадание в главный броневой пояс в районе задней башни. Туда еще в самом начале второй фазы боя, когда «Микаса» был на траверсе «Ослябя», попал «легкий» двенадцатидюймовый снаряд с «Александра». Угол был далек от нормали, семидюймовая плита сильно потрескалась, но сквозного пробития не было. Японский командующий посчитал это добрым знаком и решил на этот раз не сходиться ближе 35 кабельтов, так сказать, во избежание. О том, что у «Сикисима» и «Асахи» броня гарвеевская, а не крупповская, он благополучно забыл.

В течении 20 минут оба отряда не стреляя шли на норд слегка сходящимися курсами, причем японцы опять шли немного быстрее-получивший пробоину «Ослябя» сдерживал отряд Вирениуса. Сойдясь примерно до 37 кабельтовых, японцы начали пристрелку. Их пушки были заранее выставлены на 35, но вместо изменения угла возвышения орудий, японцы решили попросту сойтись до нужной дистанции и затем держать ее с помощью рулей. Расход снарядов при таком способе был очень большим, но японский командующий не обращал на это внимания. В этот раз Того решил не заморачиваться кроссингом Т и другими маневрами и вести сосредоточенный огонь по одной цели. Расчет был на выбивание противоминной артиллерии противника огнем максимальной плотности, а потом ночью начнут охоту японские миноносцы, коих между местом боя и Порт-Артуром было предостаточно. Одинокий «Алмаз» и пара «невок» надежной защиты своим броненосцам дать не могли.

Русские также распределили между собой цели, каждый из броненосцев стрелял в своего противника, но снаряды расходовали более экономно, следя за падением предыдущего залпа и внося поправки. Тем не менее, со временем и они пристрелялись и перешли на беглый огонь. Скорости отрядов уравнялись, дистанция была неизменной, а потому попадания начали выхватывать обе стороны. На русских кораблях были отчетливо видны пожары, «Александру» снесло заднюю трубу, а затем и вовсе случилось неожиданное для японцев: «Ослябя» резко вильнул ВПРАВО, по направлению к противнику, а потом сделал полный разворот и лег на обратный курс. Всё это произошло на глазах японского адмирала, который наблюдал за сражением стоя на мостике. Некоторое время Того был в раздумиях, как ему отреагировать. В Циндао «Ослябя» явно не пойдет, и курс не тот и там ему устроят теплую встречу «Хацусе» и «Ясима», которые скрылись за горизонтом. Оставалось два варианта-Михеев ведет свой корабль во Владивосток, или залижет в море раны и займется рейдерством. После некоторых колебаний Того приказал поднять сигнал идущему концевым «Асахи» догнать и уничтожить, после чего следовать к Порт-Артуру.

Маневр «Осляби» объяснялся просто: близким разрывом двенадцатидюймового снаряда вышибло плохо сколоченный щит, который прикрывал носовую пробоину. Кроме того, была получена еще одна пробоина в корме, чуть выше ватерлинии. Чтобы корабль не нахлебался воды на циркуляции, пришлось разворачиваться в сторону противника. Комендоры «Асахи» пристрелялись при этом не сразу, первое попадание было получено когда маневр был уже завершен. Затем «недоброненосец» получил еще два попадания от следующего залпа, после чего снаряды стали ложиться за кормой.

Получив приказ, «Асахи» развернулся ВПРАВО, хотя в него никто уже и не стрелял, и бросился вдогонку. Это было сравнительно легко, т.к. «Ослябя» нахлебался воды, имел дифферент на нос и сбросил скорость до 12 узлов. Командир корабля Михеев опасался за целостность носовых переборок и не рисковал давать полный ход. В дальнейшем дуэль между кораблями свелась в подобие карусели-«Асахи» пытался обойти с носа, чтобы не попадать под бортовой залп, «Ослябя» парировал этот маневр двигаясь по меньшему радиусу. Оба корабля стреляли неподбойными бортами, на которых сохранилась вся артиллерия. Поначалу бой был довольно жарким, «Ослябя» стрелял артистически (с), и добился нескольких попаданий. Десятидюймовые снаряды сокрушили несколько бронеплит, впрочем без сквозного пробития, шестидюймовки Канэ сделали несколько аккуратных круглых отверстий своими дубовыми снарядами в небронированных частях. Через час огонь с обеих сторон заметно ослаб, японские заряжающие и подносчики снарядов элементарно выдохлись, а на «Ослябе» часть пушек была выбита фугасами. Еще через 15 минут бой превратился в бойню, «Ослябя» получил заметный крен на левый борт и повреждение носовой башни. Заметив это, капитан Ямада приказал еще больше разорвать дистанцию, чтобы оказаться вне действия шестидюймовок. До японцев могла чисто теоретически достать только кормовая башня ГК, но попаданий из нее больше не было. Вскоре «Ослябя» завалился на левый борт, но утонул не сразу. Японцы продолжали стрелять по небоеспособному кораблю, который благодаря пожарам был виден на фоне темнеющего неба. Стрельба по нему прекратилась лишь после того, как корпус полностью скрылся под водой. Подбирать утопающих «Асахи» не стал, капитан Ямада приказал повернуть на норд и на полном ходу догонять остатки отряда Того.

Параллельно по времени совершалось другое действие. После того как «Ослябя» отвалил, Вирениус приказал дать полный ход, но сбитая труба не позволила разогнаться более 14 узлов. Справа с такой же скоростью шла половина первого броненосного отряда Того. Противники перестреливались между собой, у каждого как на знаменитой «дуэли миньонов» была своя пара. Больше всех страдал от огня «Фудзи», имеющий маленькую площадь бронирования. Тяжеловесные толстостенные снаряды «Кронштадта», произведенные в США, сокрушали японский броненосец, пробивая навылет небронированные борта или взрывались крупными осколками после пробития верхнего пояса или каземата. Минут через 40 такого убийственного огня «Фудзи» постепенно стал отставать, стреляя вдогонку уцелевшей носовой башней и двумя шестидюймовыми орудиями левого борта. Но командир «Кронштадта» Эссен перестал обращать на него внимание и приказал перенести огонь на «Сикисиму». Тот тоже недолго продержался под огнем сразу двух «кремлей» и сделал глубокий коордонат вправо, выйдя из зоны обстрела. Спустя пару минут точно также поступил и «Микаса». Флагманский броненосец был поврежден сравнительно мало огнем с «Александра III», но оставаться одному против троих было чревато. К тому же постепенно подкрадывались сумерки. На всех трех русских кораблях были видны пожары и японцы сделали еще по несколько залпов «в ту сторону», но попаданий так и не добились. Того решил что на сегодня хватит, подождал «Фудзи» и пошел в сторону Артура, ориентируясь на пожары русских кораблей впереди-слева. Но постепенно пожары были потушены и противники потеряли зрительный контакт. С флагманского броненосца ушла шифрованная радиограмма минным силам, которая была ретранслирована ушедшим вперед отрядом Дэва. Впереди Вирениуса поджидали «волчьи стаи» японских миноносцев…

Но Вирениус и не думал подставляться под минные атаки. Как только пожары были потушены и японцы потеряли русских из вида, поредевший отряд отвернул влево и пошел в Циндао почти строго на вест. Когда рассвело, с «Александра» ушла короткая  радиограмма » Ц  три-ноль», что означало «подходим к Циндао, находимся в 30 милях», а вскоре был получен и ответ что радиограмма принята.

Возле Циндао разворачивалась следующая картина-оба в третий раз сменивших имена гарибальдийца стояли на внешнем рейде, находясь в территориальных водах Германии, а два японских броненосца под командованием контр-адмирала Насибы расположились мористее, вне территориальных вод, но стояли под парами, готовясь если что дать большой ход. Простое интернирование крейсеров Насибу принципиально не устраивало, уж очень хотелось покарать наглых гайдзинов. Именно поэтому он и послал на катере парламентера с предложением русским выйти на честный бой. На положительный ответ Насиба и не надеялся, но мало ли что там выйдет. К немалому его удивлению, спустя полчаса после возвращения парламентеров, сигнальщики доложили что дым над русскими броненосными крейсерами стал гуще. Насиба приказал дать малый ход, чтобы отойти подальше от берега и дать место «Варягу» и «Мстителю» для маневра в нейтральных водах, но русские крейсеры не спешили. Внутри японского адмирала всё клокотало, хотя чисто внешне он и пытался сохранить невозмутимый вид перед подчиненными. Ярость чуть не выплеснулась наружу, но тут сигнальщик с марса прокричал что видит дымы с оста. Минут 10 спустя ситуация прояснилась, корабли были опознаны как идущий головным «Император Александр III» и два «кремля у него в кильватере. Это в корне меняло соотношение сил-вместо легкой охоты на зайчЕГов предстоял тяжелый и кровопролитный бой в невыгодных условиях…

 

(продолжение следует…

).

Подписаться
Уведомить о
62 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare