Проект «Рентгеновские лучи». Летучие мыши-бомбардировщики

0
0

7 декабря 1941 года на прием к известному хирургу-стоматологу Лайтлу Адамсу пришла жена американского президента Элеонора Рузвельт, которая в то время работала в Отделе стратегических служб (ОСС), из которого позже сформировалось ЦРУ.


Проект "Рентгеновские лучи". Летучие мыши-бомбардировщики

ОСС иной раз шутливо расшифровывали «О, Совершенные Светлости». Оно и понятно, ведь данное ведомство создано самой верхушкой правящей элиты США. В нем работало много представителей «лучших семей» Америки: жены, дети высокопоставленных политических деятелей и крупных монополистов.
Необходимо заметить, что все свободное время доктор Адамс отдавал своему хобби — спелеологии, попутно изучая в пещерах повадки летучих мышей.


В ходе профилактики зубов первой леди США Адаме поделился с ней идеей о возможности применения рукокрылых животных в диверсионных целях. Вместе Адамс и Элеонора Рузвельт пришли к интересному решению.
Города Японии, с которой в то время вела войну Америка, в основном были застроены домами из бамбука и рисовой бумаги. Если летучей мыши подвесить небольшую зажигательную бомбочку и выпустить над вражеской территорией, она обязательно угнездится на чердаке. Дальнейшее ясно: в городе начнутся пожары.


Этот диверсионный замысел одобрил руководитель ОСС генерал Уильм Донован — «дикий Билл», как его прозвали подчиненные. С подачи президента США Франклина Рузвельта директор ОСС взял под личный контроль осуществление операции с применением летучих мышей-бомбардировщиков.

Идея доктора Лайтла Адамса прошла «высокопоставленную экспертизу» и стала одной из немногих, которые получили «зеленый свет». Подготовить мышей-бомбардировщиков было поручено армейской службе, ведающей химическим оружием (Chemical Warfare Service — CWS), в сотрудничестве с ВВС США. Официальная история CWS данный факт трактует следующим образом: «Президент Рузвельт сказал «ок», и проект прошел». Разумеется, с грифом «Секретно».

 

Проект "Рентгеновские лучи". Летучие мыши-бомбардировщики

Адамс с выделенной ему командой биологов сразу принялся за работу. Они искали и посещали места, где летучие мыши имелись в больших количествах. В основном это были пещеры.
«Тогда мы облазили примерно тысячу пещер и три тысячи шахт, — вспоминал доктор в 1948 году. — Приходилось сильно спешить, так что мы ехали и днем, и ночью. Мы спали в автомобилях, сменяя друг друга за рулем».

Наибольшая из найденных летучих мышей была Eumops perotis с 50-сантиметровым размахом крыла, которая теоретически могла бы нести на себе 450-граммовую динамитную шашку. Правда, таких мышей в природе оказалось мало.
Более распространенная Antrozous palladus могла бы нести 85 граммов, но исследователи решили, что данная порода недостаточно вынослива для проекта.
В конце концов команда Адамса выбрала свободнохвостовую летучую мышь (Tadarida pumila), которую можно было загрузить 28 граммами.

Крупнейшая колония этих крыланов, насчитывавшая до 30 миллионов особей, была найдена в пещере Ней, в Техасе. Колония была настолько огромной, что животным для того, чтобы покинуть пещеру плотным потоком, понадобилось около пяти часов.
Наловить несколько сот особей при помощи сетей не составило труда. Пленников разместили в фургонах-рефрижераторах (чтобы заставить их «зимовать», т. е. впасть в спячку). Несколько мышей Адамс повез в Вашингтон, чтобы продемонстрировать, как животные носят муляжи бомб.

Проект "Рентгеновские лучи". Летучие мыши-бомбардировщикиВ марте 1943 года при участии представителей штаба ВВС США был проведен эксперимент под названием «Проверка метода рассредоточения поджигателей». Цель — «установление возможности использования летучих мышей для доставки маленьких зажигательных бомб к вражеским объектам».

Надо сказать, что во время Второй мировой войны обе воюющие стороны буквально засыпали города друг друга тысячами малокалиберных «зажигалок», которые вызывали обширные пожары. Жертвами пожаров и опустошительных огневых штурмов стали сотни тысяч жителей городов.

В период Первой мировой войны американцы применяли зажигательные стрелы для разбрасывания их с самолетов без точного прицела для поражения легковоспламеняющихся объектов. Они имели трубкообразную цилиндрическую форму и конструировались по типу авиабомб в миниатюре, весом от 17 г и не свыше 2 кг. Длина их могла достигать 300 мм, а диаметр 30–35 мм. Стрелы были снабжены стабилизаторами и помещены в специальные авиационные кассеты. Их сбрасывали с самолета в количестве до 300 штук одновременно, покрывая значительную площадь; они воспламенялись при падении и горели до 10 минут. Стрелы содержали смесь хлоратов калия или натрия с магнием, алюминием, серой, а также термит и горючие масла или смесь порошкообразных металлов (Al, Mg, Fe) с окислителями (Na, ClO3 и др.) Кроме этого их снаряжали наполнителями (смолой, лаком, асфальтом, канифолью и т. д.), отвержденным горючим. Стрела приводилась в действие взрывателем (обычным или примитивным) или ударной трубкой. Собственно говоря, зажигательная стрела — это зажигательная авиабомба малого веса и особой удлиненной и упрощенной формы.

Профессор Луи Фиссер, руководитель специальной лаборатории, которой было поручено разработать крошечную бомбочку для летучей мыши, взял за ее основу зажигательную стрелу «2».

Проект "Рентгеновские лучи". Летучие мыши-бомбардировщикиАмериканская зажигательная стрела марки «2» периода Первой мировой войны:
1 — корпус; 2 — стабилизатор; 3 — термит; 4 — инерционный взрыватель; 5 — запальная смесь; 6 — пороховой заряд; 7 — наконечник

Он изготовил два опытных образца разного размера и веса — продолговатые предметы из нитроцеллюлозы, заполненные керосином. Одна бомба весила 17 граммов и горела 4 минуты с 25-сантиметровым пламенем. Другая, весом 28 граммов, сгорала за 6 минут с 30-сантиметровым пламенем. В действие устройство приводил механический воспламенитель, который срабатывал с замедлением: дихлорид меди разъедал стальной провод, придерживающий ударник в напряженном положении.

Бомба закреплялась на груди летучей мыши с помощью хирургического зажима и тонких привязей. Предполагалось, что эти привязи мыши будут перегрызать и оставлять бомбы.
Теперь летучих мышей можно было помещать в специальные контейнеры. Сброшенные с самолета контейнеры автоматически раскроются на земле, и летучие диверсанты, разлетаясь по городу, забьются в темные закутки чердаков, а в расчетное время почти одновременно вспыхнут пожары.

По подсчетам американских специалистов выходило, что бомбовый удар обычного бомбардировщика зажигательными бомбами вызывает 400 пожаров, а «боекомплект» рукокрылых диверсантов, доставленный тем же самолетом, — 4700.

Возвратимся к эксперименту по проверке поджигателей. Сто восемьдесят мышей с муляжами бомб были загружены в картонный контейнер, который сбросили с самолета. Контейнер автоматически открылся в воздухе на высоте приблизительно 30 метров. Освобожденные мыши полетели с бомбами прятаться в свои излюбленные места: на чердаках…

Казалось, все получилось, как было задумано.

Для следующей проверки поймали в Карлсбадских пещерах (штат Нью-Мексико) примерно 3,5 тысячи летучих мышей.
21 мая 1943 года ими упаковали 5 контейнеров и с муляжами бомб сбросили с самолета-бомбардировщика В-25 на высоте 1,5 километра.
Испытания оказались неудачными: большинство животных не смогли проснуться до конца от «зимней спячки» и разбились при падении на землю.
Осложнений было много: картонные коробочки не функционировали надлежащим способом, хирургические зажимы рвали нежную кожу мышей и прочее.

Идея заключалась в том, чтобы начинять большие вентилируемые бомбы с сотней отсеков, содержащих спящих летучих мышей (каких-либо объяснений, как они собирались заставлять мышей засыпать и просыпаться, не приводилось) с привязанными к ним мини-бомбами. 

Проект "Рентгеновские лучи". Летучие мыши-бомбардировщики

Каждый отсек должен был содержать 40 летучих мышей, каждая из которых содержит 17 или 28 грамм напалма.

29 мая 1943 года армейские испытания закончились. «Летучие мыши, используемые в эксперименте, весили в среднем 9 граммов. Без каких-либо проблем они могли нести 11 граммов, 18 граммов — удовлетворительно, но 22 грамма оказались им не под силу», — написал в своем отчете об испытаниях капитан Карр.
В последующих испытаниях было задействовано 6 тысяч мышей. Военным специалистам стало ясно, что требуются новый парашют, который с задержкой времени распечатает контейнер-канистру, новые крепления для зажигательных бомб, упрощенный воспламенитель и так далее.
В своем секретном сообщении, датированном 8 июня 1943 года, капитан Карр кратко доложил, что «испытания завершены после того, как огонь уничтожил большую часть испытательного материала». В ходе испытаний деревня, моделирующая японские поселения, была сожжена дотла.

Правда, мыши преподнесли сюрприз. В первый же день несколько будущих камикадзе удрали и вызвали грандиозный пожар, во время которого сгорела машина генерала военной базы, где должна была состояться официальная приемка нового оружия военными, и ангар стоимостью в два миллиона долларов.
О реакции пострадавшего военачальника история умалчивает. Вскоре после этого громкого скандала, в августе 1943 года, армия передала проект «Летучая мышь» военно-морскому флоту, где проект почему-то переименовали в «Рентгеновские лучи».

В октябре 1943 года морские пехотинцы взяли под охрану четыре пещеры, чтобы захватить необходимое количество летучих мышей в случае острой необходимости. За одну ночь можно было отловить миллион особей.
Первые «морские» эксперименты с мышами-бомбардировщиками начались в декабре 1943 года. В ходе испытаний животные совершили около 30 поджогов. Как пишет историк Роберт Шеррод, «четыре из них потребовали вмешательства профессиональных пожарных».
Некоторые специалисты считают, что моряки в качестве зажигательной смеси в бомбах применяли напалм. Это эффективное зажигательное средство было к тому времени создано химиками Гарвардского университета и поступило на вооружение.
Созданная зажигательная смесь состояла из двух главных компонентов: горючей основы (бензина) и загустителя, взятых в определенных весовых соотношениях. Загуститель включал комбинацию из нескольких органических соединений смеси циклических углеводородов, получаемых из нефти (нафтенов), и алюминиевых солей пальмитиновой и олеиновой кислот. От начальных слогов названий первых двух кислот («нафтеновая» и «пальмитиновая») данный загуститель назвали напалмом. С того времени на Западе термин «напалм» распространяется и на некоторые другие виды зажигательных смесей.
Напалм обладает легкой воспламеняемостью, большой температурой горения, прилипаемостью к предметам. Его можно было изготавливать в  боевых  условиях без больших затрат и из доступного для промышленного производства сырья.

На август 1944 года были запланированы полномасштабные испытания с летучими мышами-бомбардировщиками, но когда адмирал флота Эрнест Кинг понял, что летучие мыши не будут готовы к бою, как минимум, до середины 1945 года, он остановил все работы по проекту «Рентгеновские лучи», который к тому времени уже стоил приблизительно два миллиона долларов.
Адамс, до последнего времени работавший над «Рентгеновскими лучами», весьма огорчился. Он считал, что поджоги, совершенные летучими мышами-бомбардировщиками, возможно, были бы более разрушительными, нежели атомные бомбы, сровнявшие с землей японские города Хиросиму и Нагасаки.

Проект по использованию летучих мышей-бомбардировщиков не пылился в архиве. К опыту применения  животных  в  боевой  обстановке постоянно обращались и обращаются военные.

«Летающий» военный проект тщательно изучался совсем недавно. Когда Усама бен Ладен укрылся на территории Афганистана, в подземной крепости «Тора Бора», военные спецы из Пентагона приняли решение умертвить террориста № 1 при помощи разрывных летучих мышей. Американские вояки думали, что мыши с прикрепленными к ним бомбами полетят в родные пещеры, где и взорвутся вместе с Ладеном на мелкие кусочки. Данному плану не суждено было осуществиться по одной причине: для операции подобного рода необходимы местные летучие мыши.

Возрожденный проект «Рентгеновские лучи» может быть очень опасен, поскольку если его раньше прикрыли из-за «неопределенности поведения летучих мышей, выпущенных на волю», то наука нашего времени может сделать поведение летучих мышей вполне предсказуемым и управляемым.

Еще один из такого рода экспериментов попытка использования голубей для управления планирующих бомб. Кто видел датский фильм "Бей первым, Фредди!" поймет и оценит эту идею. Идея неплохая, но мало ли что в может быть у голубя в голове?

По задумке создателей планируемой и управляемой глубинной бомбы "Pelican" использование голубей было надежнее локаторов и радионаведения. Тренированный голубь мог нажимать клювом на определенный точки на карте, проецируемой на специальную линзу и таким образом воздействовать на маршрут бомбы.

Кабина "голубя-камикадзе"

Проект "Рентгеновские лучи". Летучие мыши-бомбардировщики

Бомба Pelikan

Проект "Рентгеновские лучи". Летучие мыши-бомбардировщики

B-24 Libarator с тремя бомбами Pelican

Проект "Рентгеновские лучи". Летучие мыши-бомбардировщики

http://clubs.ya.ru/4611686018427439455/posts.xml?tb=10&posttype=

http://gorod.tomsk.ru/index-1294148799.php

Подписаться
Уведомить о
11 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare