Проблема выбора предвоенного ОБТ

-1
0

Эта статья – сугубо личное ИМХО автора, оспорить которое может каждый желающий. Собственно толчком к её написанию стала та мощная лекция от глубоко уважаемого мною коллеги Вадима Петрова, объясняющая, почему Т-111 стоить массовой серией нельзя, а Т-34 вообще большая ошибка нашего танкостроения. Почтенный Вадим настаивает, что ОБТ наших БТВ должен был стать танк А-32. Его аргументация: танк не перегружен бронёй (30 мм максимум) следовательно, не имеет тех проблем с трансмиссией, что были у Т-34, танк вооружён 45 мм пушкой, благодаря чему в башне не тесно и экипаж имеет лучший обзор и т. д. повторяться не буду.

В тоже время, уважаемый коллега утверждает, что Т-34 оказался плох из-за его фатальной перегрузки бронёй и массивной 76,2 мм пушкой, которая попутно мешала экипажу башни пользоваться приборами наблюдения, а Т-111 – есть машина сугубо экспериментальная выпускать которую серийно вообще невозможно по массе причин, первая из которых двигатель (точнее его отсутствие).

Теперь, ежели позволите, я выскажу своё сугубо ИМХО.

Начну с Т-111, который экспериментальным формально объявили лишь убедившись в невозможности немедленно выпустить десяток аналогичных машин для войсковых испытаний на чём настаивал Павлов. В СССР за такие дорогие "эксперименты" ставили к стенке как вредителей, поэтому быть изначально задуманным как экспериментальный Т-111 никак не мог.

Проблема выбора предвоенного ОБТ

В своей предыдущей альтернативе, я указывал – что РИ Т-111 выпускать серийно было не только затруднительно, но и не нужно. Почему, как, и в каком виде его выпускать было очень даже и можно, и вообще архинужно, подробно описано в статье. Для тех, кто не читал просто тезисно:

  1. Бронезащита с 60 мм уменьшается до 40-45 мм;
  2. Корпус изготавливается методами клёпки и соединением на болтах ДО освоения технологии сварки 45 мм бронепроката.
  3. Башня изготавливается по технологии башни Т-28 (и с её же вооружением) из 20 мм брони с последующей 20 мм экранировкой, опять-таки до освоения технологии броневого литья.
  4. Двигатель до освоения в серии МТ-5 (который хорошо отработан и к серийному выпуску, в отличие от дизельного ДМТ-8 давно и полностью готов) используется М-17. Движок М-17 выпускается серийно и успешно, и очень давно используется и в лёгком БТ-7, и в среднем Т-28 и даже в 52-тонном Т-35А! В сущности, двигателю всё равно какую машину двигать – была бы правильно рассчитана трансмиссия, поскольку именно от неё (КПП прежде всего) зависит эффективность использования тех самых лошадиных сил двигателя, а значит и скорость. Простой пример – с одним и тем же двигателем М-17, танк Т-28 развивал скорость не более 42 км/ч. С новой, более совершенной трансмиссией и тем же двигателем, танк Т-28А разгонялся до 68 км/ч!

Такую машину, по временной технологии можно было бы выпускать серийно с 37 по 39 г.г. после чего мы имели бы полностью отработанный танк, изготавливаемый с того же 39 года уже по самым современным технологиям, применённым при производстве РИ Т-34 и КВ. Причём танк выпускался бы уже массовой серией, был освоен минимум двумя крупными заводами, избавлен от всех «детских болезней» и к началу войны, армия располагала бы мощной, надёжной и хорошо освоенной боевыми частями машиной.

Теперь, вернёмся к эпопее с А-20, А-32, Т-34 и Т-34М.

Осмелюсь немного повозражать глубоко уважаемому мной коллеге Вадиму.

Для начала, напомню, что А-32, имея лишь гомогенную 20-30 мм броню, не обеспечивал требуемый уровень защиты. Немцы, имея возможность стрелять по нашим танкам в упор, при определённых благоприятных обстоятельствах, даже из своих «дверных колотушек» успешно выводили наши Т-34 (при их 40-45 мм броне) из стоя. Излишне говорить, что танк А-32 с бронёй: лоб корпуса 30 мм, борт корпуса и башня 25 мм, корма корпуса 20 мм, 37 мм «колотушка», по крайней мере в борт, башню и корму пробивала бы с абсолютно любой реальной дистанции боя. Уже одного данного факта достаточно, чтоб армия этот танк принимать на вооружение отказалась наотрез. И никаким наклоном брони это было не исправить. Если угол наклона недостаточен чтоб гарантировать рикошет (а с бортовой бронёй дело обстоит именно так), снаряд «нормализуется» и пробивает броню не под углом, а будто попадая в неё под прямым углом.

Второе. Опять-таки напомню – А-32 вооружался отнюдь не 45, а 76,2 мм пушкой Л-10.

Проблема выбора предвоенного ОБТ

Он с ней изначально разрабатывался – сразу, после «отпочкования» от А-20 в виде его чисто гусеничной модификации А-20Г, вскоре получившей индекс А-32, и с энтой же Л-10 проходил заводские испытания. Причём во время испытаний танка, за «адаптацией» в его башне Л-10 наблюдал лично главный конструктор Л-10 Маханов. Те фото, которые гуляют по сети с Т-32 вооружённым 45 мм 20К – фикция, не имеющая абсолютно никакого отношения к танку, который предстояло выпускать серийно. Дело было так. После того как махановская пушка Л-10 серьёзно скомпрометировала себя в Т-28 во время крупномасштабных манёвров КОВО, АБТУ потребовало перевооружить новый танк А-32 грабинской Ф-32. Но пока её не было, войсковые испытания А-32 проходил с БАШНЕЙ  от колёсно-гусеничного А-20 (благо диаметр погона одинаковый), в которой опять-таки изначально стояла 45 мм 20К обр. 38 г. Этот же А-32 испытывали догруженным стальными болванками до 24 т. в расчёте на усиленное до 45 мм бронирование.

Проблема выбора предвоенного ОБТ

Уважаемый Вадим утверждает, что именно эта «догрузка» убила замечательный А-32, превратив его в плохой Т-34.

А так ли это? Вспоминаем отчёт по испытаниям А-32 без всякой перегрузки, с его «родной», лишь 30 мм во лбу корпуса бронькой и лёгкой башней с сорокапяткой от А-20:

  1. Дизель-мотор работает неустойчиво;
  2. Бортовые фрикционы работают неудовлетворительно;
  3. Бортовые редуктора недостаточно прочны;
  4. Крепление направляющих колёс ненадёжно:
  5. Конструкция натяжного механизма неудовлетворительна;
  6. Рабочие места членов экипажа стеснены.

Плюс масса прочих косяков. Причём догруженный до 24 тонн А-32 никаких дополнительных проблем, которые можно свалить сугубо на перегрузку отнюдь не выявил. Т. е. все недостатки у него были сугубо «врождёнными». Думается, с такими косяками, танк А-32 армии нужен явно не более чем Т-34 с аналогичными проблемами, но зато у последнего хоть бронька потолще и пушка помощнее…

Ещё одно доказательство тому – стендовые испытания силовых агрегатов. Без всяких толстобронных и не очень корпусов, без вооружения и вообще без всего – в идеальных условиях, на стенде, силовые агрегаты нового танка отказывались работать нормально. Ни один силовой агрегат предназначавшийся А-32 не выдержал даже минимально требуемых 100 часов наработки на стенде. Не зря перед испытаниями двух А-34 – предсерийных образцов Т-34, завод занялся самым настоящим очковтирательством – ненадёжный силовой агрегат, доставшийся А-34 в наследство от А-32, собирали по особой схеме со спецотбором самых качественных деталей, с их специальной обработкой, на сугубо импортных подшипниках. Военпред пытался протестовать, но его не слушали. И правильно – без такой спецподготовки, А-34 не то что до Москвы не дошли бы – они за пределы Харьковской области не выползли бы.

Третье. Вооружение. Как уже говорилось выше, А-32 изначально затачивался под 76,2 мм орудие Л-10. И это правильно. Танк, уже практически не влезающий в категорию лёгкого, вооружать узкоспециализированной противотанковой пушкой, совершенно неэффективной против пехоты, лёгких полевых укреплений и тех же ПТП требуя для их выведения из строя сугубо прямых попаданий, просто нелепо.

Вадим утверждает, что «сорокапятка» установленная вместо «трёхдюймовки» обеспечит экипажу танка замечательный обзор, благодаря которому танк сможет своевременно обнаруживать ПТП и уничтожать их, не приближаясь на дистанцию пробития ими брони.

ИМХО, тройное заблуждение. Во-первых, башня А-32 изначально проектировалась под Л-10 и, следовательно, все проблемы слепоты были «запрограммированы» так же изначально. Я далёк от нелепой версии (выдвигавшейся одним из моих друзей), что конструктора А-32 были такими идиотами, что просто заменили в башне А-20 45 мм 20К на 76,2 мм Л-10 сделав тем самым башню неприемлемо тесной и слепой. Это абсурд хотя бы потому, что в башню ни одного танка, изначально заточенную под 20К и даже под трёхдюймовую ПС-3, Л-10 физически не помещалась. Именно это произошло и с Т-46, и с Т-111 башни которых «затачивались» хоть под 20К, хоть под ПС-3 на выбор, но ни в коем случае не под Л-10!). Следовательно, башня А-32 хоть и сохранила диаметр погона А-20, всё-таки была как-то изначально адаптирована под Л-10, что соглашусь было совсем не просто – ведь башня того же Т-46, «заточенная» хоть под 20К, хоть под ПС-3 и в которую принципиально не влезала Л-10 была довольно просторной, циллиндрической формы. А тут – сверхужатая наклонной бронёй форма… Тем не менее, если уж сам Маханов к установке своей пушки в танке претензий не имел, то…

К тому же, при доработке проекта танка под серийный выпуск, проблему и можно, и должно было решить, поскольку серийный Т-34 превосходил А-32 по габаритам (по ширине почти на 30 см). Почему это не было сделано, лично для меня загадка. И уж точно, замена трёхдюймовки на сорокапятку в башне, изначально заточенной под ту самую трёхдюймовку, проблему паршивого обзора не решала.  И вот ещё почему.

В башне имелись помимо прицелов вооружения два бортовых прибора наблюдения, установленных не совсем удачно – а кто мешал разместить их более удобно? Что, от замены пушки они автоматом «съехали» бы туда, где ими пользоваться удобнее? Неа. Просто башка танкиста получила бы возможность пролезать к тем приборам. Смешно? Не очень. Я так понимаю, что независимо от вооружения и его размещения, приборы наблюдения ДОЛЖНЫ располагаться так, чтоб экипаж мог пользоваться ими постоянно и комфортно. Всё что этому препятствует – неудачное расположение приборов, неудачная форма самой башни, либо помеха пользоваться ими со стороны вооружения обязано быть устранено если не на опытной, то уж на серийной-то машине пренепременно. Вспомним: серийные Т-28 и Т-35А – это фактически новые машины, вообще имеющие очень мало общего со своими предсерийными прототипами. Что мешало, обнаружив дефекты А-32, поступить так же, устранив их либо на предсерийном А-34, либо уже непосредственно на Т-34? Цейтнот? Неа (ИМХО).

Так же на крыше башни предполагалось установить командирский перископ кругового обзора конструкции Порфирьева. Но, тот был арестован по подозрению в шпионаже, а все его работы отправлены на свалку (как в случаях с Сячентовым и Курчевским), Т-34 же, вместо прибора Порфирьева (не знаю насколько он был удачен) получил наспех разработанную ему замену – «прибор кругового панорамного обзора», которым по утверждению танкистов, вообще пользоваться было невозможно. Вопрос – какого хрена?

Ну и, наконец, представим себе, что все приборы наблюдения расположены удачно (в т. ч. возможно благодаря 45 мм пушке, хотя я лично в это не верю) и энто счастье позволило ограничиться по максимуму 30 мм бронькой поскольку мы, типа, всё и всех видим. А видим ли?

Вот небезызвестный кавалер всех и всяческих крестов командир «Тигра» Отто Кариус в своих мемуарах прямо пишет, что хоть «Тигр» и имел оптику вообще и приборы наблюдения в частности самого высокого качества (совершенно недоступные для РККА), «Тигры» (по крайней мере те, кто хотел жить долго и счастливо) шли в атаку до первого выстрела русских ПТП с открытыми командирскими люками, ведя через них наблюдение за полем боя. И одним из талантов командира «Тигра» было не просто засечь (зачастую боковым зрением) вспышку от выстрела русской (как всегда хорошо замаскированной ПТП), а ещё и умудриться нырнуть в люк башни до того, как вслед за болванкой ПТП по танку, уже непосредственно в торчащую над люком башку немца полетят банальные винтовочные и автоматные пули. И хотя далеко не для всех это «ныряние» заканчивалось успешно, «Тигры» до конца войны шли в атаки с торчащей над люком головой командира.

В тоже время, уставы РККА подобное категорически запрещали и прямо требовали от танкистов идти в атаку с наглухо задраенными люками.

У и напоследок напомню – бортовую броню (ГОМОГЕННУЮ!) корпуса и башню А-32, пробивала с любой дистанции самая распространённая в вермахте 37 мм ПТП. Т. е. даже самые распрекрасные приборы наблюдения бессильны спасти экипаж танка, который 37 мм «дверная колотушка» гарантированно дырявит в 25-миллиметровый борт с дистанции в КИЛОМЕТР, а лобовую с 200-500 метров (в разных источниках по разному, но тут видимо всё зависит от угла попадания и качества брони).

В общем, повторюсь: «зрячесть» не спасала А-32 от огня даже самого лёгкого ПТО. И я убеждён в том, что если проблема слепоты А-32 была критической, её обязаны были решить на предсерийном А-34 и уж тем более серийном Т-34. Почему не решили?

Выскажу своё ИМХО на основе документов, приводимых Свириным: дело в том, что по результатам совместных испытаний колёсно-гусеничного А-20 и гусеничного А-20Г (А-32), ОБА танка были приняты на вооружение и предполагалось развернуть их параллельный выпуск!

Проблема выбора предвоенного ОБТ

Колёсно-гусеничный А-20 (БТ-20) с бронёй в 20-25 мм, вместо БТ-7 должен был выпускать Харьков, а чуть лучше защищённый гусеничный А-32 (не Т-34 с 40-45 мм бронёй, а именно А-32 с 20-30 мм) предполагалось выпускать в Питере и со временем, в Сталинграде. Но, тяжёлые танки тоже хотелось выпускать массово и в результате, Питер решили затачивать под КВ, от А-20 отказаться вовсе, а из А-32, после устранения всех его косяков, сделать самый настоящий ОБТ – планировалось, что его выпуск на ХПЗ и СТЗ к 42-году будет доведён до 2000 танков в год на каждом (в условиях мирного времени!).

Вот только АБТУ прекрасно понимая, что время «тонкокожих» прошло и бронезащита в 20-30 мм никакая на самом деле не бронезащита, а одна фикция, сделало ставку на усиление бронирования А-32. При этом, разработчики, уповая на одно лишь повышенное качество изготовления СУ и трансмиссии, так и НЕ УСТРАНИЛИ врождённых проблем танка с этими агрегатами. Поэтому, А-34 хоть и выдержали тот самый знаменитый зачётный пробег, в дальнейших испытаниях показали себя совсем не так хорошо, как предполагалось, и как оно должно бы быть на правильно доведённой до ума машине.

Проблема выбора предвоенного ОБТ

В А-34 было выявлено до 80 всевозможных дефектов. В сочетании с паршивой технологичностью и массой, перевалившей за 26 тонн (что напрямую отразилось в просто неприличной стоимости машины), идея с ОБТ уже в виде Т-34 была тут же похоронена (как оказалось не навсегда!). А вместо неё, на свет Божий извлечена провонявшая нафталином концепция опоры на лёгкий и дешёвый общевойсковой танк, разработка которого началась в совершенно форсированном виде (это будущий Т-50, причём разрабатываемый сразу с бронезащитой в 37 мм цементованной брони вкруговую! Что покруче 45 мм гомогенки Т-34 будет), а Т-34 в свою очередь, начали гнать в том виде что есть, в качестве временной, переходной машины на одном лишь ХПЗ до запуска в серию пренепременно лишённого всех «детских болезней» Т-34М.

В принципе, всё логично. Если в Т-34 восемь десятков косяков – зачем мучиться с доводкой этой дефективной машины? Надо сразу делать Т-34М. А Т-34 использовать для отработки технологий массовой сборки у производителей и, конечно, обучения войск. По сути, век Т-34 должен был быть очень короток. Уже осенью 41-го ему на смену должен был поступить реально боевой Т-34М. Именно под его массовый выпуск на заводе № 183 перед войной строился новейший конвейер для сборки танков массой до 35 тонн. Аналогичные мощности должен был получить и СТЗ. Но, увы, не срослось и стране пришлось в совершенно жутких условиях доводить негодный Т-34.

Проблема выбора предвоенного ОБТ

Но, вернёмся к началу. В чём ещё одно – убойное преимущество Т-111?

СРОКИ! Модифицированный в правильном направлении Т-111 мы могли начать выпускать в 37-ом на мощностях, где собирали относительно близкий по весу Т-28. И пока его выпуск мелкосериен и ориентирован главным образом на доводку танка и отработку технологий его массового производства, те самые суперсовременные конвейеры (под сборку машин до 35 тонн!) со всей полагающейся обвязкой и подтягиванием за уши смежников, можно было провести на каких угодно заводах – от Кировского до Сормовского, от Харьковского до Сталинградского.

В таком случае, к началу войны мы бы уже имели полностью отработанный, и освоенный войсками, и запущенный в массовую серию на нескольких заводах средний танк. В дополнение к нему, и тут уважаемый Вадим абсолютно прав – армию следовало порадовать не РИ КВ, а более мобильной, лёгкой и технологичной машиной максимально близкой по своим ТТХ к КВ-13.

Проблема выбора предвоенного ОБТ

(не правда ли – «фамильное» сходство на лицо?)

 

А-20 (БТ-20)

1939 г.

А-32 (А-20Г)

1939 г.

А-34

1939 г.

Т-34

1940 г.

 Т-34М

1941 г.

КВ-13

1942 г.

Масса

18 т.

19,2 т.

25,4 т.

26 т.

26,5 т.

32,8 т.

Габариты

5,7х2,6х2,4

5,4х3,1х2,4

5,9х3х2,4

5,9х3х2,4

6,1х2,9х2,5

6,6х3,2х2,5

Двиг./скорость

500/74/74

500/69

480/54

500/51,5

600/60

600/65

Броня:

Верт. корп.

Башня

 

25-20-16

25

 

30-25-20

25

 

45-40-35

45-40

 

45-40

45

 

60-45

45

 

120-100-60

85

Вооруж:

Пушка

Пулемёты

 

45/20К

2 ДТ

 

76,2/Л-10

2 ДТ

 

76,2/Л-11

2 ДТ

 

76,2/Л-11

2 ДТ

 

76,2/Ф-34

2 ДТ

 

76,2/ЗиС-5

2 ДТ

 

И ещё. Р. С. Пара слов в защиту КВ. Я просто позволю себе процитировать самого себя (это из статьи про Т-28):

«Я хочу, пользуясь случаем, заступиться за КВ, ибо те, кто говорит категорично и просто: «КВ – плохой танк» – в корне не правы.

Рассмотрим для примера аналогичную ситуацию. Вот борец сумо, которого с рождения тренировали и откармливали именно как борца сумо. И вдруг, ни с того ни с сего, вместо борьбы сумо, его заставляют бежать марафон. А когда через 500 метров сумоист в изнеможении падает, злопыхатели объявляют его ПЛОХИМ ЧЕЛОВЕКОМ.

Тоже самое с КВ. Как его предполагалось использовать? Для прорыва сильно укреплённых полос. Т.е. танк из места постоянной дислокации аккуратненько, не торопясь, перебрасывают на ближайшую станцию погрузки, загоняют на платформы эшелона и подвозят к ближайшей станции от предстоящего места действия. Оттуда, они опять-таки неторопливо и с полным набором техобслуги выходят в район сосредоточения, откуда уже хорошо разведаны все подступы к противнику, обеспечена проходимость на местности, назначены ориентиры движения и оборудован полковой СПАМ.

Вот отсюда, танки атакуют противника и не спеша проутюживают его оборону на всю её глубину. 2-3 полосы – не имеет значения. Танки проходят их, подавляя все огневые точки на пути, утюжат дивизионную артиллерию и не допускают подхода резервов для затыкания бреши. Когда своя пехота закрепится на занятых позициях (а кому велено ещё и пойдут в образовавшийся прорыв), тяжёлые танки спокойно уходят на сборный пункт, откуда исправные машины направляются в место временной дислокации, а повреждённые на СПАМ, где мелкие повреждения устраняются на месте, а с крупными, танки отправляются в тыл. За всё время операции, КВ предстояло пройти в лучшем случае сотню-другую километров в весьма щадящем агрегатную часть режиме. Именно в таком режиме танк испытывался и все испытания выдержал и был принят на вооружение.

Война, заставила тяжёлый КВ натуженно бегать как какой-нибудь БТ, к тому же без надлежащего техобслуживания. После этого стоит ли удивляться, что «сумоист» сдох? Кампания лета 41-го – это была не его война. И только.

Поэтому, единственной большой ошибкой, лично я считаю, включение КВ в состав мехкорпусов и танковых дивизий новой формации. Место КВ было в отдельных бригадах, подчиняющихся исключительно РКГ. И дислоцироваться эти бригады должны были сугубо возле стратегических (а значит и промышленных) центров: возле Ленинграда, Москвы, Киева, выполняя роль мобильных дотов на слабых участках УРов и имея за спиной отличную рембазу. По-другому их эффективно использовать было сложно – разве что ну очень эпизодически».

 

Подписаться
Уведомить о
275 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare