Последний из «Крестоносцев»

14
8
Последний из «Крестоносцев»

Последний из «Крестоносцев»

Статья Петра Самсонова с сайта WARSPOT.

Содержание:

История британского крейсерского танка «Крусейдер» весьма печальна. К тому времени, когда машина избавилась от детских болезней и достигла удовлетворительной надёжности, она перестала соответствовать требованиям современной войны как по бронированию, так и по вооружению. Однако списывать в утиль тысячи исправных танков во время войны было непозволительной роскошью, и для «Крусейдера» в итоге всё же нашёлся подходящий противник.

Рождённый ползать

К началу Второй мировой войны танки стали своеобразной вершиной «пищевой цепочки» среди наземной боевой техники. Толстая броня полностью защищала их от пуль и осколков, и машины в большинстве случаев выводились из строя лишь прямыми попаданиями снарядов. Но и здесь расчёты противотанковых орудий рисковали, так как стрелять часто приходилось с коротких дистанций, пробитие брони не было гарантировано, а вот обнаружение орудия грозило его расчёту практически неминуемой смертью.

Установка Лейкмана для пулемёта «Брен» на башне «Крусейдера». Она была довольно сложной и имела ограниченный сектор обстрела

Установка Лейкмана для пулемёта «Брен» на башне «Крусейдера». Она была довольно сложной и имела ограниченный сектор обстрела

Другое дело самолёты! В первую очередь танки бронировали спереди и по бортам, а вот крыша корпуса и башни защищалась куда хуже. Оружие танка также не было эффективным против небронированного, но очень быстро движущегося противника. Конечно, и пилоту стрелять по маленькой цели на большой скорости было трудно, но при попадании потеря танка была практически гарантированной. По этой причине британцы разработали зенитный станок Лейкмана (Lakeman AA Mounting), который оставлял желать лучшего. Его сектор обстрела был ограниченным, а стрелку для ведения огня приходилось высовываться из танка по пояс. На замену разработали станок Пэриш-Лулворт-Мотли (P.L.M. Mounting), который позволял вести почти круговой обстрел из пулемёта «Брен» или спарки «Виккерсов К», не вылезая далеко из люка.

Но и у этого станка были недостатки. Оба варианта вооружения питались из магазинов, которые при скорострельности 1000 выстрелов в минуту быстро опустошались. Кроме того, пули винтовочного калибра были малоэффективны против бронированных штурмовиков. Британцы понимали, что такие установки способны скорее отпугнуть воздушного противника, нежели сбить его. Психологический эффект от способности пострелять по противнику, конечно, был, но реальной пользы от такой стрельбы было мало. Более того, из зенитного пулемёта обычно стрелял командир, самый важный член экипажа танка.

Установка P.L.M. Mounting с двумя пулемётами «Виккерс К» на танке «Рэм»

Установка P.L.M. Mounting с двумя пулемётами «Виккерс К» на танке «Рэм»

Следующим этапом защиты танков от самолётов стала разработка специализированного зенитного танка. В ход пошли устаревшие Light Tank Mk.VI, от которых британская армия отказалась ещё в 1940 году. Построенная машина тоже оказалась далёкой от совершенства. Из-за того, что танк был лёгким, а счетверённую установку надо было наводить вручную, бронирование пришлось ограничить 10 мм с локальным усилением до 14 мм. Такая броня защищала в лучшем случае от пуль винтовочного калибра, а наводчик не имел даже такой защиты, так как броня ухудшала ему обзор. Зенитная установка Quadruple 7.92 mm Besa Mounting Mk.II улучшила защиту наводчика, но он всё равно оставался уязвимым. Требовалась разработка нового зенитного танка.

Летом 1943 года за дело взялись всерьёз. Машина нового типа должна была обладать подвижностью, схожей с танками, чтобы не отставать от них на марше и в бою. Броня должна была защищать от пушек калибра до 20 мм. Защиту от калибра 40 мм и выше сочли избыточной, так как с такой толстой бронёй танк стал бы слишком медленным. Огневой мощи зенитного танка должно было хватать для уничтожения самолёта-штурмовика на дистанции 1000 ярдов.

Light Tank Mk.VI AA. Использование устаревшего шасси для создания зенитного танка выглядело логично, но у такой машины оказалось слишком много недостатков

Light Tank Mk.VI AA. Использование устаревшего шасси для создания зенитного танка выглядело логично, но у такой машины оказалось слишком много недостатков

Зенитный танк должен был стрелять быстро и долго, а, значит, требовалось возить большой боекомплект. Так как защищать танки приходилось и во время стоянки, стрельба и поворот башни не должны были зависеть от работы двигателя. В требованиях это не указывалось, но на отдельном совещании пришли к мнению, что колёсное шасси не сможет нести броню нужной толщины, а, значит, оставался только гусеничный вариант. Потребность в зенитных танках обещала быть массовой: предлагалось иметь две машины при штабе дивизии, а также по восемь в каждом бронетанковом полку, бронетанковом разведывательном полку и танковом батальоне.

Вторая жизнь «Крестоносца»

Одним решением стала установка 40-мм зенитного автомата «Бофорс» на «Крусейдер». Британские танкисты массово пересаживались с этих танков на «Шерманы», а по требованиям к подвижности и защите зенитного танка «Крусейдер» вполне подходил — стоило только соорудить новую башню. Новая конструкция получила лобовую броню толщиной 30 мм, а борта и корма прикрывались 12-мм бронёй. Машина получила обозначение «Крусейдер» AA Mk.I.

Новая машина поступила на испытания на полигоне в Лулворте к началу октября 1942 года. Башня показала себя неудовлетворительно — в основном, из-за проблем с наведением пушки на цель. Заряжать её тоже было трудно. Вспомогательный мотор поворота башни «очень трудно заводился, а иногда не заводился вообще». Также башня была плохо уравновешена и произвольно поворачивалась при езде даже по ровной дороге. Тормоз башни в положении «по-походному» находился вне танка, и его нельзя было быстро снять при столкновении с противником.

Второй этап испытаний провели 2 ноября 1942 года. Стрельба велась по неподвижным и подвижным целям с дистанции 600 ярдов. При стрельбе очередями наблюдалось высокое рассеивание, а большое количество дыма мешало наблюдать за целью. Такую стрельбу посчитали расточительной. Одиночная стрельба оказалась гораздо более точной, и испытатели пожелали иметь два диапазона скоростей гидравлического механизма поворота башни: один для стрельбы очередями по самолётам, второй для стрельбы одиночными по наземным целям. Также требовалось уравновесить башню, более удобно расположить прицелы, проработать удобные укладки для боеприпасов и заменить ножную педаль спуска кнопкой на джойстике.

«Крусейдер» AA Mk.I. Шасси танка «Крусейдер Mk.III» осталось без изменений, а башню под 40-мм автоматическую пушку разработали заново

«Крусейдер» AA Mk.I. Шасси танка «Крусейдер Mk.III» осталось без изменений, а башню под 40-мм автоматическую пушку разработали заново

Танк «Крусейдер» AA Mk.I тоже был временной мерой, так как британцы считали сдвоенную установку с 20-мм пушками «Эрликон» со скорострельностью 450 выстрелов в минуту более эффективной против низколетящих самолётов, чем одну 40-мм пушку. Машина со сдвоенной установкой получила название «Крусейдер» AA Mk.II.

Новая машина получила и более внушительное бронирование, чем «Крусейдер» AA Mk.I: 50 мм во лбу и по бортам, а также 20-мм корму и крышу. На неё установили гидравлические приводы не только для поворота башни, но и для вертикальной наводки. Скорость поворота башни достигала 55–60° в секунду. Спарка 20-мм пушек склонялась до −7° и поднималась до 70°. Скорость подъёма орудия доходила до 25–44° в секунду. Вдобавок к «Эрликонам» «Крусейдер» AA Mk.II получил пулемёт «Виккерс К» в той же установке для стрельбы по живой силе и для пристрелки.

В новую башню поместились командир машины (он же наводчик) и двое заряжающих, один из которых также обслуживал радиостанцию. В танке возилось 1200 20-мм патронов в 60-патронных магазинах. Четыре магазина размещались в боеукладке первой очереди. Полностью снаряжённый танк весил 19,5 тонн.

«Крусейдер» AA Mk.II. Сдвоенная установка 20-мм пушек нравилась танкистам больше, чем одно 40-мм орудие

«Крусейдер» AA Mk.II. Сдвоенная установка 20-мм пушек нравилась танкистам больше, чем одно 40-мм орудие

«Крусейдер» AA Mk.II впервые продемонстрировали в октябре 1942 года одновременно с «Крусейдером» AA Mk.I, но концепт требовал серьёзной доработки. Башня поворачивалась очень медленно, а наводить орудие по вертикали и стрелять было трудно. При стрельбе очередями прицел сильно скакал, что затрудняло прицеливание. Вентиляция в закрытой башне работала плохо. Особенно трудно пришлось заряжающим — они работали в тесной башне с магазинами на 60 патронов весом 60 фунтов (27 кг) каждый.

Испытатели жаловались на то, что наводчик плохо видит, а заряжающим наблюдать за чем-либо, включая небо, оказалось невозможно. Крыша защищала экипаж от огня вражеских самолётов, но полностью закрывала обзор. Вспомогательного двигателя для вращения башни не было, а поэтому при высокой вероятности нападения с воздуха даже на стоянке нельзя было глушить основной, иначе времени среагировать на появление противника попросту не оставалось.

«Крусейдер» AA Mk.II, вид сверху. Экипаж был довольно хорошо защищён, но из-за этого становился слепым

«Крусейдер» AA Mk.II, вид сверху. Экипаж был довольно хорошо защищён, но из-за этого становился слепым

При всех выявленных недостатках зенитные танки нужны были «здесь и сейчас», а потому проблему решили традиционным британским способом: «Крусейдер» AA Mk.II запускали в серию как есть, а конструкторы тем временем отрабатывали более совершенную конструкцию. По этой причине первые 100 машин предлагалось использовать только в учебных целях.

Усовершенствованная в процессе производства машина именовалась «Крусейдер» AA Mk.III. У этого танка радиостанцию убрали из башни и поместили в корпус рядом с механиком-водителем. Это позволило посадить на место радиостанции командира, которому теперь было удобнее наблюдать за местностью, хотя для этого его голова должна была торчать из башни. Более рациональное расположение командира увеличило рабочее пространство у заряжающих.

Доработанные танки выпустили на испытания летом 1943 года. Тесты показали, что по некоторым параметрам машина стала лучше. Токсичность воздуха в боевом отделении упала до допустимого уровня: теперь можно было выпустить весь боекомплект в 480 снарядов за 3 минуты 20 секунд, не беспокоясь о самочувствии экипажа.

«Крусейдер» AA Mk.III из коллекции бронетанкового музея в Сомюре

«Крусейдер» AA Mk.III из коллекции бронетанкового музея в Сомюре

Так как заряжающим стало проще работать, теперь орудия можно было перезарядить за 44–52 секунды. Одновременно у заряжающих появилась новая обязанность: в танке стало хватать места, чтобы снаряжать магазины. Вынимая патроны из 30-патронных упаковок, можно было снарядить один магазин за 5 минут 25 секунд, а из мешка — за 4 минуты 50 секунд. На полу боевого отделения хватало места для двух коробок, что давало возможность чередовать два разных типа патронов.

Из-за перемещения командира назад башня стала более уравновешенной, и теперь её можно было вращать не только на ровной площадке, но и при крене танка до 10°. Подъём орудия всё ещё оставался тугим. Следовать за целью с новой башней было куда легче, зато поправка наводки оставалась трудной из-за плохой конструкции прицела. Во время стрельбы из-за пороховых газов, дыма от горящего масла, а также вспышек орудий следить за трассерами через прицел оказалось невозможно — приходилось наводить пушки на цель по прицелу, выпускать очередь, потом отрываться от прицела и корректировать огонь по трассе, наблюдая за целью невооружённым глазом. Стреляя на испытаниях таким образом, наводчик умудрился попасть по подвижной цели, имитирующей самолёт — правда, только один раз. Пушка поднималась до 82° и опускалась до −8°50ʹ, или −7°45ʹ при стрельбе назад.

«Крусейдер» AA Mk.III с экипажем. На фото хорошо виды отличия от варианта Mk.II: радиоантенна в корпусе, а также спаренный пулемёт «Виккерс К», установленный выше «Эрликонов»

«Крусейдер» AA Mk.III с экипажем. На фото хорошо виды отличия от варианта Mk.II: радиоантенна в корпусе, а также спаренный пулемёт «Виккерс К», установленный выше «Эрликонов»

Стрельба по наземной мишени тоже закончилась неудовлетворительно. При стрельбе длинными очередями наводка сбивалась, а поправлять настройки в двух плоскостях одновременно оказалось очень сложно. Однако испытатели отметили, что люфт установки прицела уменьшился, и теперь он не скакал при стрельбе даже длинными очередями.

Обзор испытатели оценили как плохой, рекомендуя механику-водителю смотреть вперёд, а командиру назад. Заряжающим следовало добавить лючки или перископы, чтобы иметь обзор по бортам.

В целом, оценка танка оказалась положительной. Недостатков хватало, но машина теперь стала вполне боеспособной. Улучшенную версию башни с двумя 20-мм «Польстенами» вместо «Эрликонов», но уже без «Виккерса К», собирались ставить также на танки «Кентавр».

Опоздавший щит

Зенитные «Крусейдеры» начали появляться в частях к концу лета 1943 года, и спрос на них оказался довольно высоким. Даже канадские войска, которые считали танк небоеспособным и предпочитали собственный «Скинк», а также орудие «Испано-Сюиза», к концу 1943 года передумали. «Скинк» всё ещё был далёк от серийного производства, а «Крусейдер» AA со всеми своими недостатками можно было получить в ближайшее время. В докладе упоминалось, что 21-я группа армий тоже ждёт эти танки, и канадцы их получат в последнюю очередь. Несмотря на ограниченное количество машин и первоначальное неприятие, в дальнейшем запросы канадцев лишь росли.

«Крусейдер» AA Mk.III из состава 2-го полка Йоменов «Файф энд Фонфар»

«Крусейдер» AA Mk.III из состава 2-го полка Йоменов «Файф энд Фонфар»

21 января CAO (Canadian Army Overseas — Канадская экспедиционная армия) претендовала на 61 танк, 9 февраля — на 68, 16 марта — на 70. Штаб 4-й бронетанковой дивизии запрашивал два танка, ещё по два требовали штабы бригад. Каждому бронетанковому и разведывательному полку полагалось по шесть машин, итого 26 штук. 2-я бронетанковая бригада также хотела два танка для штаба и 18 для трёх полков. Требовалось также иметь 12 машин для пополнения потерь и 10 учебных. Тем временем, канадцы всё ещё стояли последними в очереди на зенитные танки, и более 47 машин им никто не обещал.

Вскоре после вторжения на материк спрос на «Крусейдеры» AA упал. 29 июля 21-я группа армий решила избавиться от этих машин вовсе. Канадская 2-я бригада согласилась с этим решением, 4-я дивизия была не против оставить зенитные танки для стрельбы по наземным целям. Также эти машины использовали в качестве командирских машин при батареях противотанковых орудий — 21 «Крусейдер» AA, освобождённый от зенитной службы, 9 августа передали 2-й и 3-й канадским дивизиям для использования в этой роли. Виноваты были не столько сами танки, сколько люфтваффе, так как почти полное отсутствие вражеских самолётов делало содержание зенитных танков нецелесообразным. 10 дней спустя канадский директор бронетанкового корпуса сообщил в генштаб, что зенитные танки больше не нужны, и даже «Скинк» следует изъять из подразделений.

«Крусейдер» AA Mk.III из состава 22-й бронетанковой бригады, пляж «Голд», Нормандия, июнь 1944 года

«Крусейдер» AA Mk.III из состава 22-й бронетанковой бригады, пляж «Голд», Нормандия, июнь 1944 года

Серия машин «Крусейдер» AA оказалась довольно неоднозначной. С одной стороны, британские конструкторы смогли грамотно использовать при создании специализированной машины существующее шасси, с другой — даже опробовав за короткое время три разных башни, они так и не получили ни один полностью удовлетворяющий всем требованиям вариант. В итоге летом 1944 года «Крусейдер» AA Mk.III всё ещё дорабатывали, в то время как машина уже оказалась не у дел.

источник: https://warspot.ru/20789-posledniy-iz-krestonostsev

Подписаться
Уведомить о
4 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare