Первая Тихоокеанская война: броненосцы выходят в океан

14
0

Первая Тихоокеанская война: броненосцы выходят в океан

Статья Владислава Гончарова с сайта WARSPOT.

Содержание:

Первая Тихоокеанская война 1864–1866 годов стала последней попыткой Испанской империи восстановить своё влияние в бывших латиноамериканских колониях. Вместе с тем она оказалась первым масштабным применением парового флота в Южном полушарии. Выяснилось, что кораблям нужны не только боеприпасы и продовольствие, но и большие запасы угля, и даже в конфликте с более слабым противником флот не может выполнять поставленные задачи без надёжной базы.

Испания возвращается в Южную Америку

Царствование королевы Изабеллы II в 1833–1868 годах стало самым противоречивым периодом в испанской истории XIX века. Это была эпоха упадка Испанской колониальной империи, в стране шло постоянное противостояние «прогрессистов» и «умеренных», осложнённое борьбой между военными группировками. В то же время, благодаря политическим и экономическим реформам страна вступила в полосу бурного промышленного развития, одним из следствий которого стало строительство парового броненосного флота.

Изабелла II отчаянно пыталась восстановить величие Испании, одним из средств возрождения колониальной империи стал флот. С конца 1850-х годов Испания регулярно ввязывалась в заморские военные авантюры: войну с Марокко, интервенцию в Мексику, захват Санто-Доминго. Испанцы пользовались тем, что в Северо-Американских Штатах бушевала гражданская война, поэтому о «доктрине Монро» американцам на какое-то время пришлось забыть.

Однако королеве и её министрам хотелось большего — восстановить испанское влияние в Южной Америке. В 1862 году туда была направлена эскадра под командованием контр-адмирала Луиса Эрнандеса-Пинсона Альвареса: фрегаты «Нуэстра Сеньора дель Триунфо» и «Резолюсьон», корвет «Венседора» и шхуна «Вирген де Ковадонга». Только что вступившие в строй винтовые фрегаты имели водоизмещение по 3200 т и скорость до 11 узлов, каждый нёс по двадцать 68-фунтовых и четырнадцать 32-фунтовых пушек. 778-тонная «Венседора» несла по две 68- и 32-фунтовые пушки, а 630-тонная «Ковадонга» — две короткие 68-фунтовые гаубицы на поворотных станках. Вся корабельная артиллерия была гладкоствольной.

Луис Эрнандес-Пинсон Альварес. dspace.unia.es

Луис Эрнандес-Пинсон Альварес. dspace.unia.es

Официальной целью экспедиции было исследование Тихоокеанского побережья, на эскадре находилась группа учёных: три зоолога, геолог, ботаник, антрополог и таксидермист, а также фотограф и художник Рафаэль Кастро Ордоньес.

Поначалу экспедиция проходила вполне мирно. В конце 1862 года она посетила Аргентину, весной 1863-го прибыла в Чили, а в июле зашла в перуанский порт Кальяо. Здесь Эрнандес-Пинсон, несмотря на отсутствие дипломатических отношений между Испанией и Перу, был любезно принят тогдашним перуанским президентом Хуаном Антонио Песетом.

Карта Тихоокеанской экспедиции из доклада её руководителя Мануэля Альмагро. Manuel de Almagro. Comisión Científica del Pacífico. Breve descripción de los viajes hechos en América por la Comision científica. Madrid, 1866

Карта Тихоокеанской экспедиции из доклада её руководителя Мануэля Альмагро. Manuel de Almagro. Comisión Científica del Pacífico. Breve descripción de los viajes hechos en América por la Comision científica. Madrid, 1866

Однако инструкции также предписывали Эрнандес-Пинсону продемонстрировать силу Испании в регионе. Повод для такой демонстрации появился в августе 1863 года, когда на севере Перу в ходе конфликта между переселенцами из Испании и людьми местного помещика Мануэля Сальседо был убит некий Хуан Мигель Ормазабал, баск по национальности. Поскольку убитый числился испанским подданным, Мадрид потребовал наказания виновных и возмещения ущерба. Но перуанские власти сначала тянули с ответом, а затем отказались признавать полномочия испанского посланника Салазара-и-Масерредо, специально прибывшего из Чили в марте 1864 года. Перуанцев насторожил объём его полномочий: в документах Салазар официально именовался «специальным и чрезвычайным комиссаром королевы», а это был титул колониального чиновника. Вдобавок Салазар сразу же стал угрожать применением силы, и перуанцы указали ему на дверь.

Взбешённый Салазар вернулся на эскадру и потребовал от Эрнандес-Пинсона применения силы. Адмиралу не оставалось ничего иного, как выполнить приказ чрезвычайного королевского комиссара. 14 апреля 1864 года испанская эскадра, оставив учёных в чилийском Вальпараисо, прибыла на архипелаг Чинча и высадила там десант из 400 морских пехотинцев. Перуанский губернатор Рамон Байе был арестован.

Посланник Эусебио Салазар-и-Масерредо. La Ilustración espanola y americana, 1871

Посланник Эусебио Салазар-и-Масерредо. La Ilustración espanola y americana, 1871

Архипелаг Чинча представляет собой группу из трёх маленьких скалистых островков общей площадью менее одного квадратного километра, лежащих в 12 милях от побережья Перу и в 120 милях к югу от Кальяо (главного порта этой страны). В то время острова обладали большой экономической ценностью, так как здесь добывалось гуано — природное удобрение из птичьего помёта, составлявшее основу экспорта Перу. Ко всему прочему, Испания не признавала независимости Перу, поэтому с точки зрения испанцев острова являлись территорией империи.

Через французского консула Эрнандес-Пинсон передал сообщение, что готов вернуть острова, но при условии выплаты контрибуции, положенной Испании ещё по итогам войны Перу за независимость согласно так называемой «Капитуляции Аякучо». Когда-то перуанское правительство признало этот долг, но постоянно оттягивало его выплату. Таким образом, и с моральной, и с юридической точек зрения испанцы считали себя правыми.

Стороны готовятся к схватке

В тот момент Республика Перу не могла вести войну на море. Перуанский флот, когда-то лучший в Южной Америке, после гражданской войны 1856–1858 годов находился в плачевном состоянии. Полностью боеспособным был лишь винтовой фрегат «Амазонас» вместимостью 1743 брт, построенный в Англии в 1852 году. Он имел 16 длинных и 10 коротких гладкоствольных 32-фунтовых пушек, одну поворотную 84-фунтовую пушку и мог развивать 9,5 узлов.

Перуанский фрегат «Амазонас». marina.mil.pe

Перуанский фрегат «Амазонас». marina.mil.pe

Второй фрегат, «Апуримак» (1666 брт), построенный там же в 1855 году, в 1860 году затонул вместе с плавучим доком. В 1863 году его подняли и перестроили в броненосец путём установки 76-мм пояса из расплющенных железнодорожных рельсов, как это делали южане в США. Для компенсации веса рангоут корабля был срезан, а под машиной фрегат мог давать не более 7 узлов. В Англии для броненосца были специально заказаны две бронированные башни с четырьмя 300-фунтовыми (254-мм) орудиями Армстронга, но на корабль они в итоге не попали, зато вовремя усилили береговую оборону Кальяо. Кроме того, у Перу имелась 250-тонная винтовая шхуна «Тумбес» с двумя 68-фунтовыми пушками, шхуна «Лоа», находившаяся в совершенно небоеспособном состоянии, а также два вооружённых парохода.

Впрочем, Эрнандес-Пинсон не собирался воевать с Перу: он считал, что захвата островов Чинча вполне достаточно для воздействия на политику оппонентов. Действительно, после того, как посланник Салазар был отозван за самоуправство, президент Перу генерал Хуан Антонио Песет начал переговоры с Испанией, пытаясь выторговать наиболее благоприятные условия возвращения островов.

Одновременно правительство Перу начало спешно усиливать свой флот, открыв всенародный сбор средств на постройку новых кораблей и модернизацию старых. Усиливалась береговая оборона Кальяо, а в Европу была направлена миссия для закупки новых вооружений (прежде всего морских).

Официально боевые действия с Испанией не велись, поэтому летом 1864 года перуанцам удалось получить в Англии кредит в 12 млн песо и заказать сразу два броненосца: батарейный фрегат «Индепенденсия» в 3500 т и башенный мореходный монитор «Уаскар» в 2000 т с двумя нарезными дульнозарядными 254-мм орудиями. Кроме того, на эти же деньги в начале 1865 года перуанцы смогли перекупить у Франции крейсера «Джорджия» и «Техас», строившиеся в Нанте для флота Конфедерации. Они были переименованы соответственно в «Уньон» и «Америка». Эти довольно крупные однотипные корабли имели водоизмещение 1827 т, развивали скорость до 12 узлов и несли по двенадцать 68-фунтовых дульнозарядных нарезных пушек.

Кроме того, к 1865 году перуанцам удалось своими силами ввести в строй два небольших броненосных корабля. Казематный «Лоа», перестроенный из деревянной паровой канонерки «Колетт», имел водоизмещение около 658 т, нёс две пушки по 110 и 32 фунта и был защищён 76-мм бронёй из расплющенных железнодорожных рельсов. Канонерка «Виктория» в 300 т была построена в самом Перу, на верфи братьев Рамос в Кальяо; она оснащалась машиной, снятой с паровоза, несла такую же 76-мм броню и одну 68-фунтовую гладкоствольную пушку за бронёй на поворотной платформе. Наконец, в марте 1865 года в Перу отправился строившийся в Сан-Франциско по перуанскому заказу небольшой вооружённый пароход «Колон» с двумя 12-фунтовыми пушками.

Казематный броненосец «Лоа» в Кальяо. Фото из коллекции Гонсало Магутья. Wikimedia Commons

Казематный броненосец «Лоа» в Кальяо. Фото из коллекции Гонсало Магутья. Wikimedia Commons

Тем временем испанская эскадра умудрилась потерять один из кораблей: фрегат «Нуэстра Сеньора дель Триунфо» сгорел в ночь с 24 на 25 ноября 1864 года, когда один из матросов разбил банку со скипидаром и попытался вытереть лужу при свете масляного фонаря. Из Испании на усиление Тихоокеанской эскадры отправились ещё три фрегата («Рейна Бланка», «Беренгуэла» и «Вилья де Мадрид»), а новым командующим стал бывший испанский морской министр вице-адмирал Хосе Мануэль Пареха.

В самом Перу назревал раскол. Парламент и общество требовали активных действий, но президент Песет и созданная им «Хунта обороны» прекрасно понимали, что республика не может ничего сделать с испанской эскадрой. Впрочем, оккупация остовов Чинча лишала государство бюджетных доходов, и тянуть с решением проблемы было нельзя, поэтому в декабре 1864 года власти Перу начали переговоры с Парехой. 27 января 1865 года на борту фрегата «Вилья де Мадрид» в Кальяо был подписан так называемый «Договор Виванко-Пареха», удовлетворявший почти все требования бывшей метрополии: признание комиссии по расследованию инцидентов с испанскими гражданами, а также выплату всех долгов и компенсаций в сумме 3 млн золотых песо (около 2,4 млн долларов по тогдашнему курсу). В обмен на это Испания возвращала острова Чинча.

Испанский фрегат «Рейна Бланка». labombalima.blogspot.com

Испанский фрегат «Рейна Бланка». labombalima.blogspot.com

Сумма выплат была невелика по сравнению с 12-миллионным кредитом, взятым в Англии для войны с Испанией, однако перуанцы посчитали договор национальным унижением, а президента Песета — изменником. В стране начались беспорядки, переросшие в гражданскую войну, президент Песет был свергнут полковником Мариано Игнасио Прадо и 7 ноября покинул страну на английском корабле. Прадо организовал в столице выборы, по их итогам объявил себя законным президентом, после чего отказался выполнять договор с Испанией.

Рождение коалиции

Тем временем в конфликте появилась третья сторона. Англия, Франция и Соединённые Штаты объявили о своём нейтралитете, но Перу поддержали соседи — Боливия, Чили и Эквадор. В сентябре 1864 года чилийцы официально отказались снабжать испанскую эскадру углём, что стало для неё серьёзным ударом. При этом из Чили в Перу беспрепятственно шло военное снаряжение и даже направлялись отряды вооружённых добровольцев. Испанские корабли задержали два шедших в Перу чилийских парохода с оружием, и отношения между сторонами накалились до предела.

17 сентября 1865 года испанская эскадра подошла к Вальпараисо, где адмирал Пареха потребовал от властей Чили извинений, выплаты компенсации, снятия запрета на поставки угля испанским кораблям и салюта из 21 пушки своему флагману «Вилья де Мадрид». Чилийцы отказались, и 24 сентября Пареха, совсем недавно получивший из метрополии пополнение в виде новейшего батарейного броненосца «Нумансия», объявил морскую блокаду Чили. Через три дня президент Чили Хосе Хоакин Перес объявил войну Испании. Одновременно начались переговоры о присоединении к антииспанской коалиции Боливии (которая в то время имела выход к Тихому океану между Чили и Перу) и Эквадора.

Испанский броненосец «Нумансия» — самый современный и мощный корабль испанского флота. Он был построен во Франции, имел железный корпус, водоизмещение 7190 т, пояс толщиной от 140 до 100 м и 120-мм батарею, в которой располагалось тридцать четыре 68-фунтовых (200-мм) гладкоствольных пушки. Официально максимальная скорость броненосца составляла 13 узлов, но на практике он развивал не больше 10. К тому же, гладкоствольные пушки системы Риверы к середине 1860-х годов уже безнадёжно устарели. foro.elgrancapitan.org

Испанский броненосец «Нумансия» — самый современный и мощный корабль испанского флота. Он был построен во Франции, имел железный корпус, водоизмещение 7190 т, пояс толщиной от 140 до 100 м и 120-мм батарею, в которой располагалось тридцать четыре 68-фунтовых (200-мм) гладкоствольных пушки. Официально максимальная скорость броненосца составляла 13 узлов, но на практике он развивал не больше 10. К тому же, гладкоствольные пушки системы Риверы к середине 1860-х годов уже безнадёжно устарели. foro.elgrancapitan.org

События приобрели анекдотичный оборот: чилийцы воевали с Испанией, а перуанцы, из-за которых всё началось, ещё не открыли боевых действий. Поскольку все 1600 миль чилийского побережья блокировать было невозможно, Пареха распределил свои силы следующим образом: флагманский фрегат «Вилья де Мадрид» вместе с «Венседорой» и «Ковадонгой» блокировал Вальпараисо, главную базу чилийского флота, фрегат «Беренгуэла» — Кокимбо, фрегат «Рейна Бланка» — Кальдеру, где было уничтожено восемь чилийских судов, фрегат «Резолюсьон» — залив Консепсьон. Это были главные порты северной части Чили, через которые шла основная торговля с внешним миром. Чилийский торговый флот имел 267 судов общей вместимостью 61 000 т, поэтому прекращение торговых сообщений болезненно отозвалось на экономике страны. К тому же, в первые дни блокады испанцам удалось захватить несколько чилийских пароходов, самым крупным из которых был угольщик «Матиас Кусиньо» вместимостью 877 брт. Однако боевой дух населения страны оказался высоким, а уровень подготовки чилийского флота — весьма неплохим.

К этому моменту военный флот Чили имел три паровых корвета: «Абтао» (четыре 203-мм гладкоствольных орудия и пять 40-фунтовых нарезных), «Арауко» (десять 70-фунтовых нарезных орудий в батарее и 100-фунтовую нарезную пушку на поворотной платформе) и «Эсмеральда» (двадцать 30-фунтовых гладкоствольных орудий). Кроме того, имелось пять авизо и канонерок: «Майпу», «Анкуд», «Вальдивия», «Нублия» и «Консепсьон», нёсших от трёх до шести пушек калибром от 20 до 100 фунтов. Ещё два корабля, «Чакабуко» и «О’Хиггинс», строились в Англии по образцу винтового шлюпа «Алабама», но британское правительство отказалось передавать их Чили до окончания войны.

Чилийский корвет «Эсмеральда». Revista de Marina. Publicacion bimestral de la Armada de Chilie. Vol. 106, №789, Marzo-Abril 1989

Чилийский корвет «Эсмеральда». Revista de Marina. Publicacion bimestral de la Armada de Chilie. Vol. 106, №789, Marzo-Abril 1989

Противодействовать блокаде этот флот не мог, но сразу развернул активные действия. Уже 17 ноября произошёл анекдотичный случай: лодка с испанского фрегата «Резолюсьон», вооружённая одной пушкой, остановила в заливе Консепсьон маленький чилийский буксир «Индепенденсия». Буксир спустил флаг и остановился, но когда лодка причалила к нему, оказалось, что на буксире находилось около сотни чилийских солдат, и сдаваться пришлось испанцам.

26 ноября 1865 года возле Папудо 900-тонный чилийский корвет «Эсмеральда» встретил испанскую шхуну «Ковадонга», использовавшуюся Парехой в качестве посыльного судна. Чилийцы пошли на обман: при сближении подняли британский флаг и лишь перед открытием огня сменили его на чилийский. На малом расстоянии многочисленная чилийская артиллерия сыграла решающую роль — под градом ядер и бомб «Ковадонга» спустила флаг. В перестрелке погибли 4 испанца, ещё 6 офицеров и 115 моряков попали в плен, была захвачена секретная переписка и сигнальная книга эскадры.

Для адмирала Парехи, втравившего свою страну в войну с коалицией латиноамериканских государств, это стало последней каплей: 27 ноября 1865 года он застрелился, одевшись в полную парадную форму. Руководство эскадрой принял коммодор Касто Мендес Нуньес — командир самого крупного испанского корабля броненосца «Нумансия».

Далее события развивались стремительно. 5 декабря Перу и Чили официально заключили союз против Испании, 14 декабря 1865 уже произведший себя в генералы Прадо объявил Испании войну. В январе 1866 года к антииспанскому союзу присоединился Эквадор, а в марте — Боливия. Боевых действий они не начинали, но закрыли для испанцев свои порты. Таким образом, всё тихоокеанское побережье Южной Америки образовало враждебную Испании коалицию, и кораблям Мендес Нуньеса стало негде бункероваться.

Касто Мендес Нуньес. Гравюра Паскуаля Серра-и-Мас, Мадрид, музей Прадо

Касто Мендес Нуньес. Гравюра Паскуаля Серра-и-Мас, Мадрид, музей Прадо

Вдобавок силы противников Испании постоянно росли: из Англии в Перу доставили закупленные там тяжёлые орудия для береговой обороны, а из Франции в середине января 1866 года должны были прийти купленные паровые корветы «Америка» и «Уньон». Кроме того, после окончания гражданской войны в Соединённых Штатах перуанцам удалось завербовать себе на службу нескольких морских офицеров Конфедерации, в том числе кэптена Джона Такера, бывшего командира броненосца «Чикора». В июне 1866 года эти люди прибыли в Кальяо.

Бой при Абтао

В ожидании прибытия кораблей из Европы союзники решили сосредоточить свои морские силы в южной части Чили. В начале января 1866 года фрегат «Амазонас» и броненосец «Апуримак» под командованием капитана 1-го ранга Мануэля Вильяра прибыли в северную часть залива Анкуд, где располагалась военная гавань Абтао. Здесь имелись судоремонтные мощности, а главное — залив отделялся от океана архипелагом Чилоэ, и в него было очень трудно пройти без лоцмана. В Абтао уже стояла чилийская «Эсмеральда», захваченная ею «Ковадонга», а также канонерки «Лаутаро» и «Антонио Варас» (по 850 т) и вооружённый пароход «Майпу».

Архипелаг Чилоэ и залив Анкуд. Wikimedia Commons

Архипелаг Чилоэ и залив Анкуд. Wikimedia Commons

15 января на подходе к Абтао фрегат «Амазонас» из-за ошибки чилийского лоцмана наскочил на камни на выходе из пролива Чакао, отделяющего остров Чилоэ от материка с севера. Впоследствии корабль был разрушен штормом. Так союзники понесли первую потерю, хотя часть корабельных пушек удалось снять и установить на берегу для защиты гавани Абтао. Впрочем, 4 февраля к эскадре присоединились прибывшие из Европы корветы «Америка» и «Уньон», после чего «Эсмеральда» была вновь отправлена в крейсерство на север.

Узнав о сосредоточении противника в Абтао, Мендес Нуньес направил сюда фрегаты «Рейна Бланка» (3800 т) и «Вилья де Мадрид» (4478 т). Каждый корабль нёс по тридцать 68-фунтовых (200-мм) и четырнадцать 32-фунтовых (160-мм) гладкоствольных орудий, на «Мадриде» также имелось по две нарезных 150-мм и 80-мм пушки.

Зная о сложностях прохода через пролив Чакао, испанские корабли двинулись южным маршрутом — через залив Анкуд. Ближе к Абтао они шли медленно, постоянно промеряя глубины. Головной шла «Рейна Бланка». 7 февраля в 10 часов утра испанские корабли были замечены со стоявшей в дозоре «Ковадонги». Лишь в 15:30 перуанский «Апуримак» первым открыл огонь по испанским фрегатам, до которых осталось около 8 каб.

Схема боя при Абтао. Wikimedia commons

Схема боя при Абтао. Wikimedia commons

Перуанско-чилийская эскадра вела огонь, стоя на якоре в проливе между материком и островом Абтао: часть кораблей ремонтировалась, у некоторых из них были разобраны машины. Лишь «Ковадонга» активно маневрировала, иногда сближаясь с противником на расстояние до 4 каб.

Союзники имели 57 орудий против 92 испанских. «Америка» получила шесть попаданий, «Уньон» и «Апуримак» — по три, «Ковадонга» — одно. В свою очередь, испанский фрегат «Рейна Бланка» сел на мель, попал под сосредоточенный огонь с кораблей и берега, и в итоге получил 16 попаданий, в том числе одну пробоину в кормовой части ниже ватерлинии. «Вилья де Мадрид» получил 11 попаданий, не причинивших ему особого вреда. На испанских кораблях было трое убитых и шестеро раненых. У перуанцев погибло 12 человек, больше всех пострадал броненосный фрегат «Апуримак», получивший пробоину ниже ватерлинии и повреждения машины.

Бой при Абтао. histarmar.com.ar

Бой при Абтао. histarmar.com.ar

Испанской эскадре приходилось беречь боеприпасы, поэтому, сделав около 2000 выстрелов, она была вынуждена прекратить огонь и отойти на юг, а утром следующего дня покинула залив Анкуд. Это дало основания союзникам объявить о своей победе. В Перу была отчеканена специальная медаль с надписью «7 февраля, 57 пушек против 92». Испанцы ограничились насмешками над трусостью чилийцев и перуанцев в своей прессе. Однако на самом деле бой сбил с испанцев спесь: что бы ни писала пресса, южноамериканские флоты неожиданно оказались серьёзными противниками.

Бомбардировка Вальпараисо

Тем временем Мендес Нуньес с броненосцем «Нумансия» двинулся на юг вдоль берега Чили в поисках судов противника. Чилийцы уже вернули свои торговые суда в порты или же перевели их под флаги других государств, но 9 марта шедший на встречу с Мендес Нуньесом фрегат «Рейна Бланка» захватил в заливе Арауко колёсный пароход «Пакаж де Мауле» (450 брт). Испанцам крупно повезло: пароход шёл в Монтевидео и имел на борту 126 человек для комплектования команд «Уаскара» и «Индепенденсии».

В свою очередь, 25 марта перуанские корветы «Америка» и «Уньон» вышли к Магелланову проливу для перехвата испанского фрегата «Альманса» (3980 т), отправленного на усиление эскадры Мендес Нуньеса. Рейд оказался безрезультатным: в самом конце апреля «Альманса» беспрепятственно проскочила в Тихий океан.

Перуанский корвет «Америка», потерпевший крушение во время цунами в 1868 году. history.navy.mil

Перуанский корвет «Америка», потерпевший крушение во время цунами в 1868 году. history.navy.mil

Северная часть Чили и всё побережье Перу и Боливии оказались открыты для действий испанского флота, однако выяснилось, что он бессилен против берега: несколько попыток обстрелять чилийские войска не дали никаких результатов. Тогда Мендес Нуньес решился на крайний шаг — атаковать крупнейший чилийский порт Вальпараисо.

Понимая, что защитить Вальпараисо невозможно, чилийцы объявили его открытым городом. Кроме всего прочего, это подразумевало беспошлинную торговлю, а потому было выгодно основным торговым партнёрам Чили — Англии и США. Это позволяло чилийцам надеяться, что великие державы защитят город от испанцев.

К концу марта 1866 года у Вальпараисо собралась вся испанская эскадра: броненосец «Нумансия», деревянные паровые фрегаты «Рейна Бланка», «Вилья де Мадрид», «Беренгуэла» и «Резолюсьон», а также корвет «Венседора», два транспорта и несколько небольших трофейных судов. В это время в Вальпараисо и рядом с ним находились две нейтральные эскадры: английская под командованием контр-адмирала Денмена (два фрегата и канонерка) и американская под командованием кэптена Джона Роджерса (фрегат «Вандербильт», двухбашенный монитор «Монаднок» и четыре корвета).

Кэптен Роджерс потребовал от Мендес Нуньеса отказаться от нападения на Вальпараисо, на что испанский адмирал гордо ответил:

«Я буду вынужден атаковать американские корабли, и даже если у меня останется один корабль, я продолжу бомбардировку. Я служу Испании и королеве и предпочту сохранить честь без кораблей, чем корабли без чести».

Бомбардировка Вальпараисо эскадрой Мендес-Нуньеса. Картина английского художника Уильяма Гиббонса, около 1870 года

Бомбардировка Вальпараисо эскадрой Мендес-Нуньеса. Картина английского художника Уильяма Гиббонса, около 1870 года

В итоге американцы и англичане отказались защищать город, и 31 марта 1866 года в 9 часов утра испанская эскадра начала бомбардировку. Обстрел длился три часа, в нём участвовали «Рейна Бланка», «Вилья де Мадрид», «Резолюсьон» и «Венседора». Судя по всему, Мендес Нуньес стремился сберечь боезапас на самом сильном своём корабле — броненосце «Нумансия». Испанцы выпустили от 2000 до 3000 бомб, причём наблюдатели отмечали, что точность стрельбы была очень низкой, а некоторые снаряды падали совсем недалеко от кораблей, их выпустивших.

В городе вспыхнули пожары, сгорело здание таможни и часть складов с товарами в порту. Общий ущерб оценивался в 2 млн фунтов стерлингов, по другим данным — в 14 733 700 долларов или 14 млн песо. Однако человеческих жертв почти не было, так как жители заранее покинули свои дома.

Обстрел Вальпараисо не возымел ожидаемого эффекта и не привёл к окончанию войны. Основной ущерб от него понесли британские торговцы, что привело к ухудшению отношений Испании с Англией. Одновременно испанцы убедились, что морская сила, не подкреплённая сухопутной, не может выиграть войну. Кроме того, у Мендес Нуньеса подходили к концу порох и снаряды. Чем больше стреляли испанские корабли, тем более туманными становились перспективы Тихоокеанской эскадры.

Литература

      1. История XIX века. Под ред. Лависса и Рамбо. М.: Соцэкгиз, 1939
      2. Х. Вильсон. Броненосцы в бою. М.: Изографус, ЭКСМО, 2003
      3. Jack Greene, Alessandro Massignani. Ironclads at War: The Origin and Development of the Armored Warship, 1854-1891. Pensilvania: Combined Publishing, 1998
      4. Pedro de Novo y Colson. Historia de la guerra de España en el Pacífico. Madrid: Imprenta de Fortanet, 1882
      5. B. Vikuna Mackenna. Historia de la guerra se Chilie con Espana (1863-1866). Santiago 1883
      6. Fabián Novak Talavera. Las Relaciones entre Perú y España (1821-2000). Lima, Perú: Fondo Editorial de la Universidad Católica del Perú, 2001
      7. http://liberea.gerodot.ru/neoglot/chinvoy.htm

источник: https://warspot.ru/13046-pervaya-tihookeanskaya-voyna-bronenostsy-vyhodyat-v-okean

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare