0
0

Впервые я прочитал про БПК «Отважный» в книге Николая Черкашина «Судеб морских таинственная вязь». Дальше больше. Один из моих хороших друзей как-то сказал, что, будучи на «государевой службе»,  ходил с этим человеком в кругосветку. В середине августа этого года я вновь прочитал про гибель БПК и даже нашел много фото. Но один материал меня настолько возмутил, что пришла мысль написать свою, естественно хорошую, версию. Нисколько не претендуя на таланты и мастерство ассов писательского дела, представляю свою мысль.
 

Гибель БПК «Отважный»
 
30 августа 1974 года на Черноморском флоте в районе Севастополя началось учение с зенитными ракетными стрельбами в условиях радиолокационных помех. На большой противолодочный корабль (БПК) «Отважный» возлагалась задача обеспечения учебных занятий четырех противолодочных кораблей. В 8 ч 55 мин БПК вышел в море и ровно через час прибыл в заданный район. Спустя минуту сыграли учебную боевую тревогу, и командир корабля капитан 2 ранга И. П. Винник доложил командованию о готовности к началу учения.
В 9 ч 58 мин на мостике почувствовали слабое сотрясение корабля, как будто в корме произошел небольшой взрыв. Машины немедленно остановили и сразу же сыграли боевую и аварийную тревоги. Через 10 секунд, после второго, более сильного сотрясения за кормовой дымовой трубой появилась шапка белого дыма и сноп пламени. Еще через 20 секунд произошел сильный третий взрыв в районе ракетного погреба № 8, над которым поднялся столб огня и черного дыма. Силой взрыва оторвало крышку погреба и вместе с пусковой установкой зенитных ракет бросило на кормовую дымовую трубу правого борта. В этом районе начался сильный пожар. Личный состав приступил к борьбе за живучесть и непотопляемость корабля.


Как впоследствии установили специалисты комиссии, назначенной главкомом ВМФ Адмиралом Флота Советского Союза С. Г. Горшковым, на основании личного опроса, письменных докладов и объяснений очевидцев происшествия, личного состава "Отважного", анализа динамики событий, сопоставления фактов и расчетных величин, на корабле произошло следующее.
После объявления учебной боевой тревоги мичман, находившийся за пультом поста контроля ракет кормового погреба № 8, в котором в двух вертикальных барабанах хранились 15 ракет В-601 в боевом снаряжении ракетного противовоздушного комплекса «Волна», как положено по инструкции старшему по вахте в погребе, приказал по внутренней связи дежурившим в посту матросам подключить внешнее электропитание.  
Затем мичман с помощью тумблеров на пульте подал напряжение на механизмы поворота пусковой установки—380 вольт и в цепь стрельбы (110 вольт). Сразу же после щелчка последнего тумблера он увидел через иллюминатор сильный сноп пламени на левом барабане. Не включив средства пожаротушения, мичман покинул пост и побежал по коридору в носовую часть корабля. В это время произошел сильный взрыв, ударной волной которого его отбросило в сторону.
Расследование показало, что после появления огня в погребе до момента сильного взрыва прошло не менее 18 секунд (время уточнили в ходе «следственного эксперимента» на однотипном БПК «Комсомолец Украины», замеряя секундомером продолжительность «пробега» мичмана от поста до места падения после взрыва).
Как выяснилось впоследствии, пламя в погребе появилось вследствие самопроизвольного запуска маршевого двигателя одной ракеты, затем срабатывания ракетного двигателя ее же стартовой ступени и последовавшего вслед за тем запуска нескольких стартовых двигателей других ракет. Вследствие резкого повышения давления в погребе (около трех атмосфер) на крышу погреба действовала сила не менее 2500 т, что и явилось причиной его взрыва и отрыва крыши.

В результате взрыва в бортовой обшивке в районе погреба образовались две пробоины, через которые вода затопила несколько отсеков корабля.
Как же проходила борьба личного состава «Отважного» и экипажей подошедших на помощь кораблей за живучесть и непотопляемость БПК?
После того как в 10 часов объявили боевую тревогу и через минуту — аварийную, в погребе № 8 и коридорах № 9 и № 10 продолжал бушевать сильный пожар. Корабль получил крен 12 ° на правый борт. Между 10 ч 10 мин и 10 ч 20 мин дали команды включить систему водяной защиты, орошение погребов и затопить погреба № 6, 7 и 10. Это сделать не удалось, поскольку трубопроводы обеих систем вышли из строя. Семерых моряков взрывом сбросило с юта в море, и их подобрали подошедшие корабли.
В 10 ч 23 мин личному составу, находящемуся в кормовых отсеках, приказали покинуть корабль. В это время пожар в корме усилился. Погреба боезапаса № 6 и № 7 непрерывно поливались водой из шлангов.
На помощь «Отважному» в 10 ч 40 мин подошел эсминец «Сознательный» и спустя 12 минут — эсминец «Бедовый», с которого на корабль переправилась спасательная партия. В 10 ч 54 мин «Сознательный» начал буксировку «Отважного», имевшего крен 13 ° на мелкое место в район Херсонеса. Через семь минут для спрямления БПК начали перекачку топлива на левый борт, но это не помогло. Корма «Отважного» погрузилась в воду по верхнюю палубу, и крен на правый борт увеличился до 16 °. С корабля эвакуировали секретные документы на «Бедовый». В 11 ч 24 мин сбросили торпеды в море, крен уменьшился до 14 °.
Погреба № 6 и № 7 затопили с помощью шлангов пожарной системы. Для оказания помощи «Отважному» в 11 ч 55 мин к нему подошел БПК «Комсомолец Украины».
В 11 ч 59 мин пожар локализовали, из погребов повалил белый дым. Спустя семь минут оборвался буксир «Сознательного», с «Бедового» начали заводить новый. Тем временем пожар в кормовом машинном отделении продолжался, и в 12 ч 27 мин дали команду прекратить подавать в отсек воду и применять только пену. В кормовом машинном отделении включили систему «ЖС» химического тушения.
В 12 ч 49 мин «Бедовый» со скоростью 3 уз начал буксировку «Отважного», крен которого увеличился до 17 °. Подошедшие спасательные суда (в 12 ч 55 мин — «Бештау», в 13 ч 20 мин — СС-15 и СС-26, спустя еще четыре минуты — пожарно-дезактивационное судно «Пламя») начали подавать пену в район горящих погребов. После ряда попыток в 14 ч 30 мин начали откачку воды из кормовых отсеков.  
Однако через 17 минут произошел взрыв авиационного боезапаса в погребе № 10.  
По-видимому, одновременно взорвалась и цистерна с 6 т авиационного керосина, находящаяся в общем с погребом авиабоезапаса отсеке в корме. Корабль тем временем продолжали буксировать на более мелкое место. Крен на правый борт с 19° быстро увеличился до 25°, но в 15 ч 07 мин стабилизировался на 27 °.
Через три минуты отключилось освещение и прекратилась подача питания на приборы, и в 15 ч 12 мин личному составу приказали покинуть корабль. Последним с «Отважного» сошел его командир.
Из 287 человек личного состава и проходивших на «Отважном» практику курсантов в результате взрыва погибли 24 человека (19 матросов и 5 курсантов).  
Весь личный состав корабля при тушении пожара, в борьбе за живучесть и непотопляемость корабля проявил мужество и действовал умело.
В 15 часов 57 минут корабль начал быстро уходить в воду кормой. Через 5 часов 55 минут после первого взрыва «Отважный» затонул, погружаясь вертикально вниз кормой. Катастрофа произошла в 40 км к норд-весту от Херсонесского маяка в точке с координатами: 32 градуса 59 минут 9 секунд восточной долготы и 44 градуса 44 минуты 4 секунд северной широты.
 
Вступая на путь предположений, догадок и просто фант…, простите, альтернативной истории предположим, что корабль не утонул. Попадание торпеды, оторвавшее напрочь кормовую часть, залп РБУ-1000 с этой же целью, обстрел из АУ-726 или магнитные мины боевых пловцов. Не суть важно. Как мне представляется, лишившись четверти корпуса (ну может трети) и, обретя положенные три!!! затопленных смежных отсека, при подаче энергии с других кораблей БПК возможно и дотянули бы до базы.
Естественно в док на экспертизу. А вот потом. Кому и что делать с таким искалеченным кораблем.

Итак, октябрь 1974 года. После раздумий и консультаций решено БПК «Отважный» превратить в опытовый корабль. Название сохранить, отремонтировать и … проводить опыты.
… Семен Мальцев засунул руку в карман и про себя чертыхнулся. Опять папиросы дома забыл. С этим непонятно как на голову свалившимся ремонтом все как с цепи сорвались. Сверхурочные смены в такую промозглую в этом году осень. Военные чего-то там натворили, корпусники уже вторую неделю, круглосуточно режут в сухом доке искореженный корабль и никак не могут закончить. Ракета вишь у них рванула. Мальцев вспомнил, как разгружали боезапас на Отважном. Столько матросов и солдат он еще ни разу не видел. А уж начальства было. Торчали как…. Торчали. Стоя. Вертикально. Семен Антонович тряхнул головой, отгоняя посторонние мысли и вздохнув, направился к проходной. Целую неделю он старался гнать от себя непонятно откуда взявшуюся мысль, но она преследовала его не только днем, но и ночью.
Итак, промучившись неделю, Мальцев подался к военному приемщику. Сказать, что кавторанг Алексей Викторов принял Мальцева с распростертыми объятиями, как-то язык не поворачивается! Но когда Семен вытащил из кармана новенькую пачку папирос и сказал: «ракеты…», Алексей жестом приказал ему замолчать, плотно закрыл дверь, потом подумал и запер ее на замок и, посмотрев на Мальцева, сказал: «А теперь сначала и подробно»!
В середине ноября, командующий Черноморским флотом адмирал Ховрин Николай Иванович собрал экстренное совещание. Присутствовали замы и флагманские специалисты. Сразу же после начала командующий представил офицерам мастера судоремонтного завода Мальцева Семена Антоновича. Мастер подошел к столу и отработанным движением поставил на него открытую коробку папирос. Затем слегка вытащил одну из папиросок и, отойдя назад, сказал всего три слова: «Ракетный погреб и ракета».
Кто-то непонимающе протянул: «Ну и что»?
Мальцев, было, вскинулся отвечать, но Николай Иванович каким-то тихим свистящим, громким шепотом произнес: «Товарищи офицеры»….
Следующие несколько минут, а кое-кому и часов, товарищи офицеры слушали только адмирала. Семен Антонович ни до, ни тем более после не слышал такого причудливого хитросплетения якорей, цепей, топов, горденей, салингов, матов и другого важного корабельного имущества.
В конце 1974 года ОКБ-2 "Факел" при заводе №293 (г.Химки, Московской области), НИИ "Альтаир" и ЦКБ-7 (ПО "Арсенал") получили задание о разработке универсального контейнера-пусковой установки вертикального старта.

В тех. задание входила тема модернизации ракеты В-600/601 и создание новых образцов в пределах габаритов. Создание рулевых поверхностей для грубого наведения ракеты на начальном этапе полета (тема получила неофициальное название «В ту степь»). Особое внимание обращалось на систему хранения ракет в транспортных контейнерах (аналог современных ТПК, тема «Домик») и темы подключения ракеты «Колючка».
В итоге система УК-ПУВС (шутники прозвали тему Пупс или пупсик) вылилась в транспортный контейнер УТК175 размерами длина погреба — 10900 мм; ширина погреба — 5700 мм; высота погреба — 7200 мм. В контейнере который заполнялся в береговых арсеналах помещались ракеты в комбинированных контейнерах диаметром – 720 мм и высотой – 6500мм. На первой ступени ракеты изменено система навешивания оперения, на второй – введены складывающиеся стабилизаторы. Ракета стоит на вышибной пороховой шашке. После выстрела ракета склоняется в сторону мишени газодинамической рулевой системой. В двойном дне «пупсика» находятся электрокабели подключения ракет. В торцевой стене (окрашена красным) находится разъем подключения «пупсика» к энергосистеме корабля. Крыша «пупсика» раскладная, крышка «домика» одноразовая.
Сам же корабль обзавелся новым вертолетным ангаром с системой буксировки, новой артиллерийской установкой калибра 100 мм и малокалиберной зенитной батареей. В дальнейшем КМ использовался для отработки архитектурных решений радиоэлектронных постов, надстроек и стационарных ГАС нового поколения.

Но это уже совсем другая история

 

Подписаться
Уведомить о
16 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare