2
0
Вашему вниманию предлагается альтернативная версия событий,
развернувшихся в Чемульпо 27 января 1904 г. После ночного боя
"Корейца" японская эскадра атаковала русские корабли на рассвете
27 января на рейде Чемульпо, в результате чего пострадали иностранные
стационеры…
 
Хотя очень уж поклонником творчества Ольги Тониной я не являюсь,
этот рассказ, на мой взгляд весьма изящный и неожиданный.
Данный материал появился после обсуждения темы:
Достойное решение для командира «Варяга».
 

 
Ольга Тонина - Подвиг "Варяга" и "Корейца". Альтернативная версия.
 
Страница автора на Самиздате: http://samlib.ru/t/tonina_o_i/
 
Ольга Игоревна Тонина
 
Подвиг "Варяга" и "Корейца".
     
    Мичман Нирод отложил в сторону бинокль и устало откинулся на холодную землю. Шел второй месяц обороны Чемульпо, и конца и края этому пока не предвиделось. Кто мог предположить, что 26 января 1904 года попытка канонерской лодки Кореец достичь Порт-Артура приведет к таким последствиям.
 
"Описание военных действий на море в 37-38 г.г. Мейдзи"
    В 4 часа 20 мин.показалась идущая из гавани русская лодка "Кореец". Наши суда проходили в это время остров Иодольми. В 4 часа 30 минут "Кореец" проходил с левого борта от "Чиода" и "Такачихо", когда "Асама", возглавлявший колонну транспортов с десантом повернул влево, став между транспортами и русской лодкой, транспорты уклонились вправо. Когда 9-й отряд миноносцев подошел на траверз "Корейца" "Аотака" и "Хато" зашли с левого борта, а "Кари" и "Цубане" с правого. Видя приближение наших миноносцев "Кореец" увеличил ход до полного и открыл огонь. Так прозвучали первые выстрелы этой войны.
   
Из донесения командира канонерской лодки "Кореец" капитана 2 ранга Беляева.
    Когда я приблизился к японскому отряду шедшему двумя колоннами в Чемульпо, ее крейсера уклонились вправо, а миноносцы уклонились влево, и я попытался пройти между ними. В это время на японских крейсерах направили орудия по траверзу и расчехлили. Флагманский крейсер "Асама", шедший третьим в колонне вышел из строя и повернувшись бортом пошел наперерез лодке. С одного из миноносцев была выпущена мина, и я дал команду пробить боевую тревогу увеличить ход до полного и повернуть вправо, чтобы уклониться от атаки. Произошло это в 4 часа 35 минут. Через две минуты батарея была готова, но в это время была выпущена вторая мина с этого же миноносца, а за ней третья с другого. Я дал команду открыть огонь, уклониться влево, ход самый полный. Дистанция до "Асамы" находившейся прямо по курсу составляла два кабельтовых, до миноносцев 1-2 кабельтовых. Орудия лодки успели дать один залп. Промахнуться с такого расстояния было невозможно, поэтому я наблюдал два разрыва в районе боевой рубки "Асама". Один из миноносцев был поврежден выстрелом шестидюймовки. Уклоняться от столкновения с японским крейсером я не стал. "Асама" попыталась увеличить ход, но наткнулась носом на мель и не успела увернуться от столкновения. Удар был настолько сильным, что все, кто находился на палубе — попадали. Я дал команду полный назад. Судя по докладам листы носовой обшивки от удара разошлись и начал появляться дифферент на нос, в момент когда лодке удалось освободить нос из борта "Асама" в корму попала мина выпущенная одним из миноносцев. Взрывом заклинило руль а шестидюймовое орудие было выброшено за борт. Огонь из револьверных пушек по палубам миноносцев вызвал на одном из них пожар. Лодка с возрастающим дифферентом на корму двигалась по инерции в сторону Чемульпо.
    В 4 часа 40 минут по нам открыл огонь японский крейсер шедший головным. В ответ лодка успела произвести еще два выстрела из восьмимдюймовых орудий. Один был сделан по тонущему "Асама", а второй по стрелявшему крейсеру. Оба выстрела достигли цели. Наиболее удачным было попадание в кормовую башню "Асама", в результате которого на ней взорвались боеприпасы, и ее окутало дымом. Крейсер "Чиода" получил попадание в район кормы. В 4 часа 42 минуты в "Кореец" попало три или четыре снаряда. Взрывом одного из них меня выбросило за борт. Лодка затонула приблизительно в 4 часа 58 минут с креном на левый борт. Крейсер "Асама" затонул между 4 часами 42 минутами и 4 часами 58 минутами. Приблизительно в 6 часов 50 минут я был подобран шлюпкой с крейсера "Варяг".
 
Мичман Нирод
    Моему кораблю постоянно невезло — вначале с котлами, затем с нерешительным командиром, затем с пребыванием в этой дыре. Как бы складывались события далее если бы капитан 1 ранга Руднев не был убит осколком снаряда на третьей минуте боя сказать очень трудно. К сожалению или к счастью войны выигрывают не военные на полях сражений, а политики в теплом кабинете за большим столом. Наверное, все же к счастью. Впрочем обо всем попорядку.
    Сигнал о японской эскадре от "Корейца" мы приняли в 3 часа 55 минут. На всякий случай стали разводить пары. В 4 часа 38 минут мы услышали канонаду, а затем через две минуты мы увидели огромное черно-огненное облако взрыва. Спутя несколько секунд по воде покатился какой-то шелест. Минут через двадцать все стихло. На запрос телеграфом "Кореец" не ответил. Перед нашим командиром стояла дилемма — послать баркас для выяснения причин происшедшего или отправиться на крейсере самому. Он принял решение отправиться на крейсере. В 5 часов 15 минут нами были замечены дымы и мачты приближающихся кораблей. В 5 часов 25 минут мы выбрали якоря и начали движение в сторону Иодольми. Руднев приказал уменьшить ход, чтобы не затруднить предстоящее расхождение идущих встречно кораблей на узком фарватере. Встечные корабли два больших — предположительно крейсера и один маленький — миноносец, заметив наши маневры наоборот увеличили ход. В 5 часов 26 минут, корабли были опознаны — крейсера "Чиода" и "Такачихо". Корма "Чиоды" была объята пламенем. В 5 часов 33 минуты с дистанции 30 кабельтов японцы открыли огонь.
   К несчастью, или к счастью мы не были готовы к такому повороту событий. Руднев не успел дать команду к бою, и первый же снаряд попавший в наш крейсер, стал для него роковым. Снаряд ударил в мостик, и нашего командира разорвало в клочья. Командование принял на себя старший офицер В.В.Степанов, находившийся в этот момент в боевой рубке, а не на мостике. Он то и скомандовал — к бою!.Но драгоценное время было упущено, и мы пропустили еще три японских залпа, получив еще два попадания — вывело из строя шестидюймовку Љ1, и разбило в щепки баркас на правом борту.
    Как я уже сказал мы пропустили несколько японских залпов, прежде чем по японским крейсерам ответили ОРУДИЯ ФРАНЦУЗСКОГО "ПАСКАЛЯ" И ИТАЛЬЯНСКОЙ "ЭЛЬБЫ"! Дело в том, что мы успели отойти от стоянки стационеров на два-три кабельтовых, и располагались по отношению к японцам не параллельно, а носом, поэтому наш крейсер представлял в тот момент не очень удобную мишень. Не очень удобную в отличие от стационеров, расположенных к ним бортом. Два снаряда попали в британский "Тэлбот", а один попал в во франзузский "Паскаль", несколько водяных столбов поднялось и рядом с "Эльбой". Виктор Сэнэс — командир "Паскаля" был человеком горячим, поэтому выяснять причину, а тем более согласовывать со старшим на рейде — командиром "Тэлбота" не стал — стреляли ведь в его корабль! Такую же горячность проявил и итальянский командир. Поэтому, прежде чем пушки "Варяга" успели ответить японцам — это сделали французы и итальянцы.
    Причем, как в последствии выяснилось, у них были на то полные основания — рейд Чемульпо считался нейтральным, а огонь без всякого объяснения причин открыли японцы. Все-таки мы расслабились в этой дыре! Ибо "Тэлбот сумел открыть огонь на пять или шесть секунд раньше нас. Его командир видимо колебался между инструкциями из Лондона не препятствовать японцам и скрыто содействовать и между необходимостью спасти свой корабль и себя от гибели во имя большой политики от японских снарядов. Поэтому благоразумие и здравый смысл взяли верх. Конечно в Англии глядя на тонущий корабль флота ее Величества принято произносить "У короля много!". Но ведь много то у короля, а не у тебя! У тебя корабль один, и жизнь одна. Поэтому борт (СТАРШЕГО НА РЕЙДЕ!) "Тэлбота" окрасился окрасился вспышками орудийного залпа. Следом рявкнули и наши орудия.
    Степанов дал команду повернуть вправо, чтобы иметь возможность задействовать артиллерию левого борта, и одновременно убрать иностранные стационеры из под обстрела японцев. Увы, жизнь еще раз подтвердила, что дорога вымощенная благими намерениями ведет прямо в ад. Маневр мы выполнили, но японцы огня по иностранным крейсерам не прекратили. Уже потом мы узнали, что их флагман — адмирал Уриу погиб на "Асаме" во время взрыва, а в тот момент мы не могли объяснить столь глупого их поведения — вместо одного противника они получили сразу четыре, точнее сказать пять, ибо к общему "веселью" присоединилась и американская канонерка "Виксбург". Если бы японцы прекратили огонь в сторону стационеров, то я бы возможно не валялся как наблюдатель на камнях острова Иодольми, а наверное погиб в том бою — было нехорошее предчувствие — крестик нательный уронил на палубу утром того дня. А так получилось, что японцы сами себя закопали.
    Превым из боя вышел "Чиода" в 5 часов 45 минут, он был объят пламенем, имел дифферент на нос и крен на правый борт градусов в пятнадцать. Он стал описывать циркуляцию вправо и налетел то ли на отмель то ли на камни выскочив с узкого фарватера. Через пять минут пришла очередь "Такачихо". Тут нам пришлось особенно тяжело, ибо мы сблизились с ней на десять кабельтов, и палили практически в упор, но ей то теперь противостояло пять противников! В 5 часов 53 минуты она повалилась на правый борт, лежала в таком положении несколько секунд, а затем окуталась облаком дыма и пара — на ней рванули котлы, когда пар рассеялся над поверхностью моря был виден только ее левый борт. Степанов приказал увеличить ход и направил крейсер к острову Иодольми, чтобы выяснить судьбу "Корейца". Мы очень рисковали идя с такой скоростью по узкому фарватеру, но наш риск был оправдан. Да, чуть не забыл — миноносец мы разрезали форштевнем по дороге — он видимо пытался выстрелить в нас торпеду но не успел.
    В 6 часов 10 минут мы прибыли на место. Диспозиция была следующая. Затонув "Асама" и "Кореец" перегородили практически весь фарватер. В значительно сузившемся фарватере, восточнее от затонувшей "Асамы" — стоял крейсер "Акаси" без хода. С него были спущены шлюпки. Крейсер "Ниитака" малым ходом двигался западнее Иодольми, за ним двигались два транспорта. Третий транспорт находился к нам лагом, рядом с "Акаси", тоже без хода, и тоже спустил шлюпки. Крейсер "Нанива" держался южнее и мористее. То, что я увидел с дальномерного поста меня ужаснуло — японцы вылавливали своих моряков, и расстреливали из винтовок моряков "Корейца" — особенно при этом старались солдаты с японского транспорта. Об этом я немедленно сообщил в боевую рубку. Ответ последовал незамедлительно. В виде огня из орудий обоих бортов. Орудия левого борта били по "Акаси" и транспорту, а правого по второй группе японских кораблей. Носовые орудия ударили по "Наниве". По началу счастье было на нашей стороне — транспорт рядом с "Акаси" загорелся, и мне было видно как с него за борт прыгают фигурки солдат. Сам "Акакси" зажатый в узком фарватере тоже окутался дымом, не повезло и "Ниитаке" с другими транспортами. Но постепенно ситуация выровнялась, а затем стала клониться в сторону японцев.
    Мы оказались зажатыми на пятачке, а их "Нанива" с о своими восьмью шестидюймовками могла свободно маневрировать. Да и другие два крейсера лишенные маневра огрызались ожесточенно. Половину нашей артиллерии выбило. Орудийную прислугу выбило на три четверти, вдобавок мы получили две подводные пробоины. Но Степанов сумел развернуть "Варяг" левым бортом к "Наниве", считая ее в тот момент наиболее опасным противником.
    Наши шансы в какой-то мере увеличились — три уцелевшие шестидюймовки и пять трехдюймовок левого борта против пяти шестидюймовок "Нанивы". Правда пришлось уменьшить число орудий бивших по двум другим крейсерам. Но долго так продолжаться не могло, ибо командир "Нанивы" увеличил дистанцию боя, сделав наши трехдюймовки бесполезными, у нас же одно орудие вышло из строя из-за поломки нактакника . То есть два орудия против пяти!
    Но Бог, как известно на стороне сирых и убогих, какими мы в тот момент и были. Внезапно огонь "Нииитаки" и "Акаси" по "Варягу" прекратился. Японцы заметили новые цели! Лучше бы они их не замечали! Для них конечно, а не для нас! Командир "Тэлбота" решил покинуть рейд Чемульпо в спешном порядке предвкушая и разбор полетов в Адмиралтействе и дипломатические скандалы, а главное догадываясь (ИЛИ ЗНАЯ???) о предстоящих планах японцев. Следом за ним рейд Чемульпо покинули и Виктор Сэнэс со свои "Паскалем" и итальянская "Эльба" и "Виксбург". Командир "Паскаля" был человек романтической натуры поэтому он спешил на помощь Рудневу движимый рыцарскими побуждениями. О чем думали командир "Эльбы" и "Виксбурга" покидая рейд неизвестно, но именно появление кильватерной колонны из четырех кораблей поменяло картину боя.
  
    Тут нужно сделать небольшое техническое отступление. Дело в том, что в те времена еще не было централизованной системы управления артиллерийским огнем — ее изобрели только перед самой первой мировой войной. В 1912 году адмирал сэр Перси Скотт изобрел электрический ПУАО (прибор управления артиллерийским огнем). До тех пор системы наведения и поиска цели оставались на том же уровне, что и в нельсоновские времена. Официально это называлось "брать в вилку", но уместней было бы сказать "палить как Бог на душу положит". В виду пожаров на японских крейсерах, а также вероятно из-за потерь в командном составе — расчеты орудий действовали индивидуально — каждый стрелял в то, что увидел, а учитывая отсутствие информации и боевой запал появление новых мишеней не осталось незамеченным. Огонь перенесли на идущую колонну, и пускай огонь был не очень сильный — крейсера были небольшого водоизмещения ( на "Ниитаке" шесть шестидюймовок и десять трешек, а на "Акаси" две шестидюймовки, шесть стодвадцаток) самого факта открытия огня (второй раз за день!) хватило даже для двуличного командира "Тэлбота". Это было уже через чур! Про Виктора Сэнэса и командира "Эльбы" и говорить не приходится! Поэтому в ответ на огонь японских очумевших от боя и крови комендоров полетели ответные пряники ("Паскаль" — 4-165 мм, 10-100мм, "Эльба" 4-152мм, 6-120мм, 1-76мм, "Тэлбот" 11-152мм, 9-76мм, "Виксбург" 6-102 мм, 1-76мм). Оно и понятно — умирать неизвестно за что и почему не хотел никто. Поэтому все старались, как могли. И постарались — "Ниитака" ушла под воду в районе 6 часов 30 минут, через пять минут та же участь постигла и "Акаси". "Нанива" вышла из боя в 6 часов 35 минут, и больше никто ее никогда не видел, вполне вероятно, что она затонула, во всяком случаи японцы ищут ее следы спустя уже два месяца. Капитан какого-то английского торговца утверждал, что в районе 7 часов тридцати минут видел при подходе к Чемульпо взрыв на горизонте — прямо по курсу следования — возможно это и была "Нанива".
  
    Что касается транспортов, то из-за дыма момент их гибели установить точно не удалось. Часть японских солдат сумела спастись добравшись до Иодольми, но значительная масса погибла. О существовании группы миноносцев мы узнали от командира "Корейца", когда выловили его из воды. Из экипажа канонерской лодки уцелело всего пятнадцать человек, по словам очевидцев в момент гибели их было больше, но выжили только те, кто сумел забраться на плавающие деревянные обломки, да и то не все -часть успели расстрелять японцы — человек пятьдесят с "Корейца" погибли от переохлаждения.
  
    Что касается нашего крейсера, то у нас осталось четыре шестидюймовки, восемь трехдюймовок, 2-47, 2-37 и десантные пушки 64 мм калибра. Погибло — 45 человек, ранено 163 человека. В строю 347 человек .
    Фарватер был закупорен окончательно. И выйти в открытое море стало невозможным. Поэтому все корабли вернулись на место стоянки. Раненных свезли на берег. У англичан было убито трое и ранено 8 человек, у французов восемь, у итальянцев семь раненных. У американцев двое убитых.Помимо моряков с "Корейца" на корабли загрузили выловленных из воды японцев. Коммодор Бейли немедленно отправил людей в Сеул на телеграф. Его примеру последовали и другие командиры стационеров. И завертелось.
  
  Утро мы встретили известием о том, что была произведена ночная атака Порт-Артура и Япония объявила нам войну. По приказанию Степанова мы развели пары и двинулись на покалеченном крейсере к Иодольми. Степанов решил произвести детальный обмер глубин, чтобы выяснить возможность прорыва в открытое море. Но ничего не получилось — крейсер попал под ружейный огонь засевших на острове японцев. В дело вступили наши орудия. После шести выстрелов японцы выбросили белый флаг. Всех их погрузили на наш крейсер. На острове решили оставить наблюдательный пост из трех человек. Снабдив их несколькими бочками с мазутом для подачи сигнала о приближении каких либо судов. После чего крейсер ушел обратно в Чемульпо.
    В районе четырех часов после полудня. Сигнальщики заметили дымовой сигнал с острова. Мы двинулись по фарватеру навстречу. В 4 часа 40 минут приблизившийся к Иодольми японский броненосец "Чин-Иен" открыл огонь из своих двенадцати дюймовок. Степанов скомандовал полный назад, и мы из-за узости фарватера пятились задним ходом до рейда. Нам повезло, что стоянка была далее дальности прицельной стрельбы броненосца. В районе шести часов вечера в гавань прибыл катер с японского броненосца для ведения переговоров. Степанов на предложение сдаться ответил отказом, а командиры стационеров заявили протест. Катер ушел. А к утру ушел и броненосец. Далее мне пришлось заступить на наблюдательный пост.
    На следующий день картина повторилась. Страху я натерпелся…Думали, что японцы высадят десант на острове, но обошлось. А дальше стало еще веселее — машина дипломатии стала набирать обороты — и у японцев что-то не склеилось — похоже, что закупорив фарватер планы высадки войск в Корее оказались сорваны. А дипломаты начали плясать свои дикие танцы — как выяснилось позже, Англия хотя и была заинтересована в победе Японии, была так же заинтересована и в ослаблении ее позиций. Добавьте к этому их партии, которые использовали этот инцидент для борьбы за власть внутри страны, а также финансовые и торговые круги, которые тоже затеяли игру. Франция вспомнила, что она соперничает с Англией, а САСШ и Италия тоже заявили о своих интересах, к ним присоединилась и Германия. Вообщем уговорили Россию и Японию сесть за стол переговоров в Портсмуте и уже второй месяц заседают разрывая друг друга в клочья. Говорят , что все уже и забыли о начавшейся между Россией и Японией войне и приступили к очередному дележу Китая и Кореи. Ну а мы торчим тут на скалах, как забытые кое-где определенные предметы. Одно ясно, что этой войны уже не будет. Возможно будет новая, только кто с кем и где будет воевать непонятно. По крайней мере нас в течении полугода это не коснется — пока дипломаты что-нибудь там нарешают, пока расчистят фарватер ( интересно кто будет расчищать?) пока мы наконец выберемся, а там возможно и опять война закончится минуя нас. Одно плохо — холодно на этих камнях, да и пейзаж один и тот же — торчащие из под воды корпуса кораблей — "Чин-Иен" и тот, как заключили перемирие ушел полтора месяца как и больше не показывается.
  
    "Описание военных действий на море в 37-38 г.г. Мейдзи"
    26 января 1904 года корабли иностранных держав под командованием капитана 1 ранга В.Ф.Руднева державшего флаг на крейсере "Варяг" нарушив все правила ведения войны вероломно напали возле о.Иодольми на пассажирские суда "Дайрен", "Отару", "Хейдзо" перевозившие пять тысяч беженцев (женщины, старики, дети) из Сасебо в Токио. Находившееся рядом соединение адмирала Уриу вступило в неравный бой с превосходящими силами иностранных держав. В ходе многочасового боя японским кораблям удалось потопить броненосец "Севастополь",крейсера "Кент", "Аскольд", "Паскаль", Дюпи-де-Лом", "Гарибальди", "Колумбия", а также две канонерские лодки и четыре миноносца противника. Однако силы были неравны. Флагман эскадры "Асама" ушел под воду избитый вражескими снарядами, но так и не спустив флага перед врагом. Крейсера "Чиода" и "Нанива" сумели таранить броненосцы противника нанеся им значительный урон. Крейсера "Такачихо", "Ниитака", "Акаси" погибли защищая до конца своими корпусами пассажирские пароходы от артиллерийского огня противника. К сожалению силы были слишком неравны и эскадра Уриу погибла выполнив свой долг до конца. После уничтожения крейсеров противник стал расстреливать беззащитные суда. Уничтожая женщин и детей. Тех кто бросился в воду расстреливали из пулеметов и рубили винтами. В этот суровый час, когда на маленькую Японию ополчились все страны европейского мира, веря в помощь неба, со всей энергией и мужеством нужно быть готовым к продолжению борьбы. Мы не проиграли. Да, нас считают проигравшими, но мы сильны и гибель нашей доблестной эскадры тому подтверждение.
  
    Мы пережившие войну, должны приложить наш опыт, полученной войной, к прежней нашей подготовке и трудиться на дальнейшее развитие флота, чтобы не отстать от времени. Только тогда, когда, помня Высочаюшую волю, мы напряжем все усилия, чтобы быть на должной высоте в минуту необходимости, только тогда мы можем считать, что исполняем великий долг защиты Отечества. Небо дарует лавры победы тому, кто готовится к войне, усердно тренируется в мирное время и кто победил еще не сражаясь, и берет обратно их у того, кто раз победив, успокоился на своих лаврах. Древний мудрец говорил : "Победив, подтяни ремень своего шлема". Я произношу троекратное "банзай" императору и флоту! Мы еще поставим Запад на колени!
 
    Мичман Алексей Нирод  
    Ходят слухи, что всех представили к Георгию. Не знаю, может и так. Однако заседание политиков продолжается, а наши отправили отряд кораблей с Балтики к нам на выручку. Одно ясно, что войны пока не будет.
    
    Виктор Сэнэс Командир крейсера "Леон Гамбетта"  
    Два года прошло с того памятного боя. Говорят, что-то снова назревает на Дальнем Востоке. И в 1907 году возможно грянет новая война. Между Японией и Англией. А мне дан приказ идти в Чемульпо. Одно радует, мой новый красавец крейсер сумеет за себя постоять. 
 
Подписаться
Уведомить о
3 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare