1
1

 

Гуглял я по форумам, смотрел видосики, читал комментики, и так мне кисло стало от происходящего (и грядущего) на информационном фронте, что аж зубы свело. Братьям-славянам посвящается. Это не срач, но он могет возникнуть, потому кидаю в курилку.

Об исторической слепоте…

Об исторической слепоте...

Как знает любой истинный патриот Польши, Украины и Белоруссии, у его страны никогда не было большего врага, чем Россия. Знания эти въелись в плоть и кости народа, вбиты в черепа телескопическим прикладом телевизора и интернета, и не стоят ровным счётом ни-че-го. Я не буду рассуждать об исторической миссии Советского Союза, которую он выполнил при всех собственных недостатках, не стану рассказывать о колоссальном прогрессе всей восточной Европы под советским влиянием, и о той участи, которая светила бы ей под властью Европы западной, или США. Всё это не более, чем альтернативная история, достойная упоминания лишь на сайтах альтернативной истории, и нигде более.

Не стоит говорить, что для любого узколобого националиста (назовём истинных патриотов верным термином) история Российской Империи — это чёрное время угнетения и порабощения, прерывавшееся смелыми попытками обретения свободы (хорошо спонсированными из заграницы, и заключавшимися по большей части в нападениях на солдат, чиновников, российских обывателей и представителей собственного народа, относившихся к России теплее, чем желали националисты). И этот пласт истории мы вычёркиваем. Не было его вместе со всеми достижениями, которые принесло прочное правление, отсутствовавшее до того времени. Хорошо, вычёркиваем.

Особое оскорбление чувств национально-верующих, конечно, вызывает раздел Польши. В то время, как поддерживаемые Францией (Лещинский был герцогом Лотарингии) польские (иных не водилось) патриоты драли страну на части, и отстаивали свои собственные шматки вкусного, страна медленно шла к закату. Королей избирали примерно так же, как президентов на Украине, т. е. с ужасными скандалами, мизерной легитимностью, и постоянными попытками всё перекроить. В конечном итоге соседям Польши надоело жить на пороховой бочке, и они решили вопрос по праву сильного. Имели ли они отношение к ослаблению Польши? Вовсе нет. Со всем этим поляки, протоукраинцы и протобелорусы справились сами. Без России и её тёмного влияния на историю. И даже раздел организовали пруссаки и австрийцы, Россию устраивала подконтрольная, но целая Польша. И окончательно уничтожила Польшу не Россия, а бравые террористы Костюшко, решившие вернуть силой то, что не смогли силой защитить. Но всё это мы забываем. Хоп. Не было такого, ведь это всё спорные моменты гнилого прошлого и имперского влияния.

Опустим и правление Петра Первого. И гражданскую войну в Польше, и назначение короля Карлом Двенадцатым, и т. п. Что у нас? Ой. Этого не может быть 1686-й год. «Вечный мир с Польшей». По этому договору Россия сосредоточила всё своё внимание на борьбе с Турцией. Напомню для тех, кто никогда о таком не слышал: пик завоевательных устремлений Турции — это 1683-й год, когда армия османов едва не взяла Вену. За власть над Европой (всей) турки сражались ещё 16 лет после поражения под австрийской столицей. Кстати, ратифицировал этот договор польский сейм только в 1764-м году. Ничего не напоминает? А до этого было Андрусовское перемирие 1667-го года, когда Россия отказалась от Литвы (на которую имела территориальные претензии), правобережной Украины, и даже Запорожскую Сечь согласилась оставить в совместном управлении. Всё лишь бы Польша-душенька была довольна. Тут националисты могут начать немного бить друг-друга, ведь некоторым Польша может показаться угнетателем, но они могут снова помириться, сказав, что это вина России, с чем нельзя не согласиться: имперские собаки хотели заставить Запорожских Лыцарей защищать православие (или униатство и католицизм) от наступающих крымцев и турок. А ещё это повод сказать, что Россия их предала. Ну, предала, так предала. Опустим.

Что же было до того? Ой, а тут совсем интересно. Милое явление под названием «Шведский потоп», так же известный, как «кровавый». Сейчас нашим друзьям одноклеточным патриотам нужно попытаться напрячь мозговое вещество, я буду рассказывать о странных вещах: связи металлургии, истории и уровня колбасной сытости. Все эти события предшествуют столь любимому ими периоду «Руины». В 1654-м году казаки (или козаки, кому что ближе) решили очередной раз повоевать с Польшей за нашу и вашу свободу. В прошлый раз (в 1651-м году) за свободу от притеснений они почему-то воевали вместе с крымским ханством, сегодня всё это называют «восстанием Богдана Хмельницкого». Подписав с Хмельницким Переяславскую Раду, Россия, верная союзническим обязательствам, ввязалась в войну. Текст договора, кстати, интересен. Из 23 пунктов мартовских статей 5 заняты распределением среди казачества денег и мельниц, а ещё одна требует денег. Очень похоже, что запорожцы хотели стать войском наёмных мельников. Но я отвлёкся.

Россия ввязалась в войну, считая, что её ждут с распростёртыми руками. Ага, как же. Опасаясь растущего влияния России (прекрасная отмазка, работает всегда), Швеция решила освободить Польшу от захвата Россией. Т.е. захватить её самостоятельно. В то время, как Россия воевала за восстановление территориальной целостности, какой бы сомнительной она не была, Швеция успешно оккупировала Польшу. Естественно, злая Россия (которая воевала с Польшей) тут же заключила с Польшей некий интересный договор: Виленское перемирие 1656-го года, и сразу же начала войну со Швецией. Что происходит дальше? Интереснейшая история. Богдан Хмельницкий пытается предать Россию и переметнуться под руку шведов, да ещё и предлагает уничтожить Польшу, как государство, разделив её между Швецией и другими союзниками (без России). Заканчивается всё это следующим гетманом, решившим половить рыбку в мутной воде, на этот раз с поляками.

Белорусские националисты пишут не менее замечательные книги о сокращении населения ВКЛ вдвое из-за страшных и нехороших русских, правда потом сами признаются, что их книги надо не править, а писать заново. В Белоруссии войска московских завоевателей встретили тот же приём, что и на Украине: предательство. Швеция успешно прибирала к рукам территории, и сердца простых обывателей уже бились в едином ритме с настоящей Европой. (Польша оказалась Европой ненастоящей, а Россия — всем известно — дремучая Азия.) Правда писатели шведской благолепной оккупации не объясняют, почему несколько позже мирное население Украины и Белоруссии высказалось категорически против шведского владычества. Может, одного раза хватило? Итак, для России тяжёлая тринадцатилетняя война закончилась существенно меньшими приобретениями, чем могла бы, учитывая усилия. Но и это мы забываем, вместе со всей войной.

На самом деле польских, украинских и белорусских правоверных патриотов должен беспокоить лишь один вопрос: как жили бы они в своих прекрасных, сытых и богатых государствах, не вступи Россия в войну, не заключи перемирие с Польшей. Ответ на него есть и очень прост: никак. И вот мы подходим к главному кусочку вкусняшки, точнее возвращаемся к шведскому потопу, металлургии, исторической предопределённости, которая есть концентрированное выражение экономики и колбасной сытости. После отречения королевы Кристины в 1654-м году Швеция взяла новый политический курс. Это изменение политики было неизбежно, ведь за ним стояла экономика. Благодаря обилию руды, леса и удобных для водяных двигателей рек Швеция превратилась в металлургическое государство. Шведские штукофены выпекали половину всего европейского железа. Это железо превращалось в сабли, пики, шлемы и кирасы, стволы мушкетов и в пушки. А ещё оно отлично становилось золотом.

Деньги к деньгам. Подпрыгнувшая до небес, военная мощь Швеции требовала выхода. Деньги искали новых рынков, товаров, рабов. В 1654-м году они заключили кровосмесительный союз. Швеция не могла не выплеснуть на Европу кровавую пену из своих войск и денежных интересов. Если бы Россия осталась в стороне, Швеция смогла бы действовать намного свободнее, как случилось во время Тридцатилетней войны. Шведское железо и в нашей истории затопило Польшу, но если бы не Россия, то современная Польша, Украина и Белоруссия стали бы колониями Швеции. Что их ждало? Дичайшая ксенофобия, невероятная жестокость и религиозная нетерпимость. Дело в том, что потомки викингов присмирели только к 1812-му году под влиянием слишком больших потерь мужского населения. Исключительная сельскохозяйственная бедность Швеции и доступность колоний привели бы к взрывному росту населения в Швеции, сопровождавшемуся ростом эксплуатации колоний. Постепенно, шведы приезжали бы жить в колонии, чтобы реализовать там эффективное изъятие продовольствия, пожить сытой идиллической сельской жизнью, или подыскать симпатичных туземок для продажи османам. Исходя из отличных отношений Швеции, Франции и Турции, исторического опыта торговли славянами, общей границы с Турцией, и презрения к иноверцам, этот вариант не выглядит чем-то выдающимся. Собственно, о религиозной истерии стоит поговорить отдельно. Шведы не католики, не православные, не униаты. Они протестанты. И согласно протестантской этике всё, что бог разрешил — хорошо.

Несомненно, колонизация протекала бы с большим напряжением, героические борцы с жестоким иноземным правлением не раз, и не два поднимали бы массовые восстания. Но мне почему-то кажется, что опыт княгини Ольги (Хельги) применялся бы на всю катушку: карательные операции и геноцид. России постоянно пеняют, что её тёмное и тлетворное влияние мешало маленьким, гордым и независимым нациям жить, дышать и развиваться. Все договоры, после которых Россия влезала в чужие разборки, называют обманными, описывая, несовпадение детских хотелок и реальных действий России коварными замыслами поработителей. Так вот, граждане славяне и грузины, я не буду спрашивать о том, что именно делали бы ваши предки с турками, не мешай им Россия, я спрошу о шведском потопе. Чем бы вы останавливали половину железа Европы?

И мы опять приходим к металлургии. В центральной России нет гор. Только болота да берёзы. Тяжёлым трудом добытые болотные руды смешались с берёзовым углём и стали тем металлом, который потеснил Швецию и Турцию достаточно сильно, чтобы их смогла разбить объединённая Европа. А где ваше железо? Для особо непонятливых объясню: незадолго до шведского потопа, в Европе уже происходили кое-какие действия боевого характера. В 1648-м году Вестфальским миром завершилась Тридцатилетняя война. И шведскому железу и золоту потребовалось новое направление приложения сил. Война эта отличалась необычайными зверствами и разорением. Две трети населения южной Германии погибло: от боевых действий и сопутствующего насилия, голода и эпидемий. Шведы едва не вытоптали своими сапогами там всё. И это не выдумки национально-озабоченных граждан, а статистика. Окончательно остановить потоп шведского железа смогло железо уральское, которое московские государи начали добывать ещё до Петра Первого. Всё южное побережье Балтики спасла от шведского владычества российская металлургическая истерия. Как и всё северное побережье моря Чёрного. Это реальность. Остальное — обиды за то, что от смерти спасли, а пряник не дали. Ну, пряников у нас и сегодня слишком мало. Поддержка России — это выбор между виртуальным пряником и самой настоящей жизнью. С другой стороны, любые печеньки стоят денег, а жизнь — она бесплатная.

Подписаться
Уведомить о
48 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare