О реальной военной мощи Российской Империи в Русско-Японской войне

-5
0

Автором этой работы является Сергей Зеленин, известный у нас на сайте как Сергей Сталк. Поэтому статью выкладываю от его имени.

Данный автор был у нас на сайте нещадно раскритикован, из-за чего он собственно наш проект и покинул. Однако всё это было 2 года назад. А какого уровня его работы сейчас вы сможете ознакомиться из этой статьи.

О реальной военной мощи Российской Империи в Русско-Японской войне

Русско-Японская война была крайне непопулярна и среди «высшего общества», и среди простолюдинов, и даже среди буржуазии! Хотя, по идее, последним — любая война должна принести, прямо-таки — баснословные барыши!

Правительство же, не делало никаких попыток мобилизовать всю страну и её народное хозяйство для победы и повлиять на умонастроения в обществе, во время серьёзной войны…

Победа в современной войне требует крайнего напряжения всей страны и мобилизации буквально всего! Население государства, его промышленность, его финансы, сельское хозяйство, пути сообщения и так далее — всё должно быть мобилизовано и подчинено одной задаче — ПОБЕДИТЬ!!!

Победить, ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ!!!

Однако, в этом случае, ни о какой мобилизации экономики, даже речи не шло… Удивительный и достойный всяческого изучения «природный» феномен! Война воевала сама по себе, а страна жила тоже — сама по себе.

Очень сильно это напоминало «нашу» Первую Чеченскую Войну — прям, один в один!

Военное Министерство с другими министерствами практически не контачило. Было такое ощущение, что войну вели только военно-сухопутное и военно-морское ведомства, а другие — вообще, ни причём!

Причем, даже они моряки и сухопутчики — воюя, свои действия друг с другом не согласовывали и, по факту между собой почти открыто враждовали…

Только по этим двум фактам, Россия оказалась абсолютно не готова к войне!

Россия, не имела ни одного союзника в этой войне. Даже, китайцам — самим не так давно пострадавшим от японской агрессии, русская колониальная политика так насолила, что по сути — они были настроены против русских…

Даже, Франция, формально — союзник России и, та закрыла свои порты для русского флота и, корабли Второй Тихоокеанской Эскадры, к примеру, снабжались немецкими судами в открытом море.

Вот же парадокс, да?!

Содержание:

Имелось лишь два приятных момента во всей этой печальной истории…

В отличии от гражданского Министерства Путей Сообщения — с его довоенной суточной пропускной способностью Транссиба в не более трёх пар поездов, «Управление Военных Сообщений» Главного Штаба — получив вскоре после начала войны контроль над этой железнодорожной магистралью, шестикратно её увеличило к пятому году! Во время войны, удалось довести пропускную способность Транссиба до восемнадцати пар эшелонов в сутки — что очень хороший показатель для одной колеи, вполне сравнимый с аналогичным показателем железных дорог в тогдашней Германии.

В этот же временной промежуток, родились — как отдельный род войск, Железнодорожные Войска России: в самом конце Русско-Японской Войны, Военное Министерство разродилось от бремени «Положением о железнодорожных войсках» и, отдельные железнодорожные батальоны объединили в особый подвид войск.

Сам Куропаткин, был самого высокого мнения об Управлении Военных Сообщений, и называл его «единственным нашим светлым исключением»…

Вторым «светлым нашим исключением», в целом незадачливой истории Русско-Японской Войны — то, с чем наш Главный Штаб справился просто играюще, было содержание пленных японских солдат и офицеров… Что не удивительно, ведь за всю нешуточную по тем временам войну, всего было пленено сто с небольшим офицеров и, чуть более двух тысяч солдат противника. Да…

Наиболее катастрофически у нас дела обстояли в разведке-контрразведке и в снабжении армии.

Первой из причин — из-за которых Россия с треском проиграла эту войну, была недооценка ею противника. Готовились к «маленькой и победоносной» войне-прогулке с «макаками», а получили РАЗГРОМ!!! И, это вина непосредственно разведки. Почему?

Первой и главной причиной такого состояния дел, являлось крайне скудное финансирование разведки государством.

С середины девяностых годов, министром финансов Витте, производилось значительное — в два раза, сокращение военных расходов. Это, несколько напомнило мне форменный разгром, устроенной демократами Советской Армии в «лихие девяностые».

Из-за этого, российское военное ведомство экономило буквально на всём.

Пехотный поручик получал менее пятисот рублей годового жалования и, чуть ли не голодал — если, не имел дополнительного «приварка» — в виде имения, например.

Поэтому, «их благородия» линяли из армии и шли куда угодно — хоть в приказчики к богатым купцам!

Естественно, что разведка финансировалась вообще — по остаточному принципу. Понятно, да?

Мало того, даже эти скудные средства использовались крайне нерационально! Разведкой занимались без всякой системы — не было никакого общего плана или хоть какой-нибудь программы её ведения.

Различные разведывательные подразделения, не были обязаны и, частенько не считали нужным делиться добытой информацией с собственным руководством — тем более, они не делились ею меж собой.

В российском Генеральном Штабе слушателей не готовили специально к ведению агентурной разведки.

Мало того, заниматься агентурной работой, господа офицеры считали впадлу…

И, вот из числа таких, назначались военные атташе, руководители и сотрудники разведорганов!

Особо плохо оказалась в предвоенные годы организация военной разведки против Японии и её вооружённых сил.

Какой-то «заколдованный круг» получился: к японцам относились пренебрежительно и, не придавали серьёзного значения организации разведки против них…

А, не получая достоверных данных про японскую армию и флот, к ним относились пренебрежительно и не придавали большого значения организации разведки против них.

Большим упущением было то, что наши русские военные атташе в Японии не владели японским языком — даже, на разговорном уровне!

Язык потенциального противника, стали изучать и преподавать слушателям Академии Генерального Штаба, только после войны — уже, получив хорошеньких люлей от «макак».

Даже, свои — надёжные переводчики, у наших военных агентов отсутствовали в наличии, а местные переводчики — понятно, на кого «работали»…

Бывали, просто анекдотические ситуации. Русский военный агент, предположим получал заманчивое предложение купить очень важный документ в виде рукописи на японском — а, понять что в нём написано и стоит ли его покупать, категорически не мог!

Единственный наш вменяемый переводчик с японского, проживал далёко от Токио — в стольном граде Санкт-Петербурге…

Поэтому, наш агент шарахался от таких «подгонов», как чёрт от попа с кадилом.

Примерно, такая же фигня была и на главном театре военных действий — в Маньчжурии, где русской армии предстояло воевать. Япония, не скупясь — буквально «нашпиговала» эту территорию своими шпионами! А, нашим «соответствующим органам» — из-за скудости выделяемых на разведку средств, приходилось вербовать «штирлицев» из крестьян — а, те в большинстве своём, явно не соответствовали.

В то же время, китайских купцов и, особенно — чиновников, буквально напрашивающихся на вербовку, приходилось отдавать «на откуп» японцам…

Полный провал российской разведки, усугублялся не меньшим, а ещё куда большим провалом её контрразведки…

Начнём с того, что само государство не выделяло на борьбу со шпионажем ни копейки! И, шпионов, фактически ловили — «на общественных началах», практически любители-энтузиасты.

Специальных структур, предназначенных ловить лазутчиков супостата, до самой войны не существовало в природе!

Формально, контрразведывательной деятельностью занималась куча организаций и прорва народа: от Главного Штаба до «корчемной» стражи — следящей за порядком в питейных заведениях…

Поговорку про семь нянь и одного одноглазого дитяти, слышали? Вот, вот! То же, самое…

Как результат, к началу войны, в Маньчжурии и Уссурийском Крае японские шпионы чуть ли не строем ходили! Они проживали и спокойно трудились — совмещая несколько профессий, изображая из себя парикмахеров, мелких уличных торговцев, владельцев магазинов, гостиниц, кабаков, публичных домов…

Шпионок было полным-полно и среди самих проституток — с «восточным колоритом», который так любили господа-офицеры…

Ну и, так далее.

Проблема усугублялась в немалой степени ещё и тем, что многие военные чины, крайне безответственно относились к понятию «военная тайна»!

В таких делах, «лучше перебдеть, чем недобдеть» — я считаю и, поэтому вполне понимаю и одобряю товарища Сталина — в «той» и в «новой» реальностях, не раздумывая дырявившего лбы товарищам командирам за излишнюю доверчивость и разговорчивость.

Впрочем, японским резидентам можно было особо не париться насчёт нелегальной резидентуры! Владея русским языком, они могли свободно добывать разведывательные сведения любой важности из открытой российской прессы.

Причём, не только из частных газет — но и, из вполне себе официальных изданий, вроде «Русского Инвалида» — «рупора» Военного Министерства.

Контроль соответствующих «компетентных» органов полностью отсутствовал и, в этом печатном органе, регулярно сообщалось любому интересующемуся о каждой новой воинской части и соединении, с указанием срока начала их формирования, его завершении и, графике убытия на театр военных действий.

Всё, как на духу — без утайки и кривотолков, сообщалось в этой газете про развёртывание войсковых резервов, про перемещения кадровых и второочередных формирований и, прочее, прочая, прочая…

Покупай эти газеты и отправляй их дипломатической почтой в Японию — что может быть проще?!

По ходу, в Россию японцы отправляли только самых ленивых шпионов…

Вы не пробовали драться с закрытыми глазами и с бананом в каждом ухе? Только на ощупь?

А, вот теперь, мысленно попытайтесь встать на место Куропаткина, Макарова, Рожественского и прочих русских «бездарных» генералов и адмиралов! Хотя и своих «бездарных» ошибок они наделали не мало…

И, попытайтесь «драться» — не видя и не слыша противника, а только реагируя на его удары по вашему собственному фейсу.

Уроки Русско-Японской Войны пошли явно на пользу как русской разведывательной службе — так и, всей русской армии в целом. Провалы же в Великой Войне, являлись по большей части политико-экономическими, чем военными…

Снабжение русской армии в Русско-Японскую Войну, это наш национальный ПОЗОР!!! Конечно же, при одном только слове «интендант», у всякого нормального человека, возникает образ эдакого «тылового героя» — полненького, с неприятно бегающими жадными глазками и липкими, загребущими лапками…

Те, кто служил в Советской Армии, тот час же вспомнят прапорщика-хохла — тащившего домой всё, что плохо лежит, или хорошо откручивается. Это, обязательно!

Конечно, что есть — то, есть! «Занятие», так сказать — накладывает отпечаток на внешность. Вспомним, к примеру, шахтёров с въевшейся под глазами угольной пылью…

Однако, не в одной лишь коррупции дело! Она, во все времена существовала, в любой стране и на каждой войне. В данном же случае, здесь такой клубок проблем…

Самой важной частью Военного Министерства являлся Военный Совет — это, типа сталинской Ставки Верховного Главнокомандования под непосредственным управлением у самого Государя Императора и, под председательством военного министра. Члены Военного Совета, также — назначались и утверждались самолично самим самодержцем российским.

В обязанности Военного Совета входило военное законодательство, важнейшие вопросы по развитию армии, флота и соответствующих военных учреждений, хозяйственные и финансовые дела, регулярные инспекции войск…

Постановления Военного Совета воплощались в жизнь очень быстро — удивительное отличие от бюрократической волокиты остальных сверх забюрокраченных структур — как Русской Императорской Армии и Флота, в частности — так и, всей Империи в целом…

Свыше трети из «членов» Военного Совета, были в возрасте уже невменяемом — от семидесяти, до восьмидесяти пяти лет!

У подобных престарелых личностей, страсть к скопидомству, бывает просто маниакальной и, эти не исключение!

И, первой их жертвой всегда становилось Главное Интендантское Управление — на нём экономили, как только могли…

Надо ещё учитывать, что решающую роль при решении каких-либо вопросов на Военном Совете, играла родственная близость руководящих лиц к Государю Императору и их личное влияние на него.

Так уж государство Российское устроено было!

Великие князья, «крышующие» те или иные главки Военного Ведомства, могли через самодержца надавить на Военный Совет — лоббируя выгодное для них решение или «спуская на тормозах» для них вредное, а вот генерал-лейтенант Ростовский — глава Главного Интендантского Управления, такими возможностями не обладал.

По этим и, по результатам некоторых других причин, российское интендантство оказалось подготовлено к войне отвратительно плохо — намного хуже всех других главков Военного Министерства!

Как обычно: если, уж на винтовках, патронах и жалованиях господам офицерам экономили — то, что тогда говорить про всё «остальное»!

Про сухари и шинели солдатам, про сено и упряжь лошадям интендантских обозов?!

Не… Такое, никто представить не сможет — пока, своими глазами не увидит и на собственной же шкуре не испытает…

Даже, самые простейшие и жизненно важные потребности действующей армии, наше интендантство не могло как положено удовлетворить! Например: в обмундировании, в обуви, в белье, в продовольствии и фураже…

А ведь, появились новые потребности — связанные с некоторыми климатическими и географическими особенностями театра военных действий и способом боевых действий в современной войне: обмундирование защитного цвета — летнее и зимнее, непромокаемые плащи и тому подобное…

Если, в западных военных округах всё же к предстоящей войне немножко готовились: были построены «сухарные заводы», мукомольни и полевые хлебопекарни, были предварительно созданы небольшие запасы провианта и фуража на несколько месяцев войны — для разворачивающихся по мобилизации полевых войск, то на других направления…

На других направлениях и, конь не валялся!

Уже, в самом начале войны — при «местной» мобилизации, критически небольшая русская армия в Маньчжурии, мгновенно израсходовала все свои запасы продовольствия и снаряжения и надолго уселась на голодный паёк.

Плана войны не было изначально и, пока жаренный петух не клюнул в соответствующую часть генеральского тела — им и, в голову не могло прийти, что на Дальнем Востоке придется чем-то кормить и во что-то одевать свыше миллиона солдат!

Про около полумиллиона лошадей, уж промолчу: они, на крайняк травку пощиплют и шерстью обрастут — одевать их не надо…

Из-за отсутствия, даже намёка хоть — на какой-нибудь план войны, пополнения посылались в Маньчжурию экспромтом: дали «макаки» Куропаткину звездюлин — послали резервы, «не дали» — перетопчется Алексей Николаевич!

А, так как японцы график раздачи «звездюлин» предоставить не удосужились — то и, не было доподлинно известно — когда и, в каком количестве потребуется следующее пополнение в Маньчжурию…

Такое обстоятельство — неизвестность последующих потребностей снабжения, было для интендантов всех уровней, просто кошмаром!

Из-за непредсказуемой изменяемости численности снабжаемых войск, ни одна попытка регулировать их снабжение общим планом, не увенчалась хоть-каким то видимым успехом.

Надо ещё учитывать общую слабость русской промышленности — в том числе, даже лёгкой и пищевой. Не успевали наши заводчики и фабриканты шить шинели и гимнастёрки, тачать сапоги и сушить сухари!

Поэтому, крутились наши интенданты, как могли.

Например, забирали у солдат, остающихся в тылу «второсрочное» обмундирование и одевали таким образом тех, кто отправлялся на войну…

Или же, одевали русских солдат в одежду местных маньчжурских крестьян — отчего русская действующая армия к концу войны, внешне приобрела непередаваемый толерантными словами колорит!

В конце войны, было предложено «выдавать» военнослужащим обмундирование деньгами: чтоб, сами себе покупали то — в чём им воевать. Естественно, эксперимент не удался: большинство солдат, по дороге на фронт предпочло эти деньги пропить!

Положение частично спасалось «каннибализмом» — переброской в действующую армию «неприкосновенных» запасов обмундирования, снаряжения и продовольствия из невоюющих военных округов Империи.

Кстати, такая практика существовала и, среди других главков Военного Ведомства — с запасами оружия, боеприпасов, средств связи, инженерного имущества…

Из-за такой «практики», западные округа России к концу войны — ведущейся очень далеко от них, оказались практически небоеспособными.

Если б, не дай Боже, Великая Война началась бы в девятьсот шестом году, немцы бы — как нож сквозь сало, дошли до Москвы и Питера — стрелять по ним, было бы не из чего…

Доканнибалились!

Устройство и организация военного обоза армии находилась в отвратительном состоянии…

Ладно! Россия хронически отставала в передовых технологиях — это, ещё понять можно. Но, почему в российской армии даже гужевые повозки были устаревших моделей?

Это же наше — исконное, кондовое! Дерева и простого железа у нас не хватает, или наш кузнец и плотник молотом и топором махать разучились?!

Почему, отсутствует мобилизационный запас гужевых повозок? Почему, пришлось реквизировать крестьянские телеги в ходе самой войны?

Мало того, оказалось что «табельные» военные повозки для условий театра боевых действий малопригодны и, их пришлось «на скаку» заменять…

Ну и, организация самих частей воинского обоза была, скажем так — не на высоте. Как тут не вспомнить про знаменитые сталинские «гужбаты»?!

Ещё, одна беда… Из-за хронического безденежья до войны и, во время оной, Главным Интендантским Управлением и его «дочками» на местах — полевыми интендантствами в войсках, практиковались так называемые «закупки по наименьшей цене».

Ну, это нечто вроде современных «тендеров» по закупке имущества для Министерства Обороны.

Практически, всё необходимое для Военного Ведомства обмундирование, снаряжение и продовольствие закупалось на «вольных» торгах. Т

акая практика вменялась нашим интендантам в обязанность и нарушалась только в самых исключительных случаях!

Чем же это плохо?

Во-первых, не всех потенциальные поставщиков устраивали такие условия и «вольные торги» регулярно срывались… Чрезмерно низкий уровень стартовых цен — вот, что особенно не нравилось!

Во-вторых, такая «метода» — даже в мирное время, занимала очень много времени. А, на войне время — дороже всего!

Была история, когда Куропаткин получил запрашиваемое продовольствие, чуть ли не через год! Тёплую одежду для зимней компании, он систематически получал по весне, когда впору было задумываться про летнюю… Непромокаемую накидку же, русский солдат получал тогда — когда, ему уже было давно пора облачиться в полушубок!

В-третьих, качество продукции закупленной по наименьшей цене», очень настойчиво желало быть лучшим…

Широко известна пословица «скупой платит дважды».

И, в данном случае, эта пословица подходит, как нельзя кстати: по «наидешевейшей» цене, Главное Интендантское Управление могло закупить лишь, самый низкокачественный товар.

За редким исключением, конечно…

Хотя, повторяю: прямой вины в том самих интендантов не было! Их, тупо заставляли скупать некондицию.

Однако, попробуй докажи это кому…

Получая кишащую червями муку, или разваливающиеся на третий день сапоги и облезлые полушубки, к тому же — как бы в издёвку, привезённые им весной, солдаты и офицеры в единодушном боевом порыве крыли матом интендантов! Они были искренне и твёрдо убеждены, что причиной такого безобразного снабжения было воровство и взяточничество последних.

Российская общественность придерживалась аналогичного мнения…

Конечно, недофинансирование интендантского главка и «наидешевейшая цена» — как следствие, основная — но, далеко не единственная причина такого плачевного состояния дел…

На всём протяжении Русско-японской войны очень остро стоял вопрос комплектования войск офицерским составом. Даже, в войсках остающихся глубоко в тылу, некомплект офицеров к концу войны доходил до пяти тысяч. В действующей же армии, положение дел с офицерскими кадрами было воистину катастрофическим!

Любому понятно, что при таком раскладе и, кадрами российское интендантство обеспечивалось тоже — по остаточному принципу.

Кадры, как известно — «решают всё»!

Из-за острейшего дефицита адекватных кадров, Главное Интендантское Управление было неспособно хоть сколько-нибудь оперативно справляться даже с самой простейшей заготовительно-снабженческой деятельностью.

По воплю «SOS!!!» из Военного Министерства, в самый разгар войны в подмогу интендантству были привлечены министерства Внутренних Дел, Финансов, Земледелия и Государственных Имуществ…

Этого оказалось мало! Привлекли на общественных началах земства и уездных предводителей дворянства.

Министерство Земледелия и Государственных Имуществ помогало нашим интендантам в заготовках мяса, сала и масла, МВД помогало сеном и овсом, а финансисты закупали нашим воякам из действующей армии спирт…

Но, эти ведомства — как студенты в советское время на уборке картошки колхозам, «помогали» от случая к случаю и, не слишком часто или эффективно.

Недостаток и, неадекватность имеющихся кадров, вызывало бюрократическую волокиту — порою, похожую на преднамеренное издевательство!

Это, ещё фигня! Как-то раз, на запрос Куропаткина прислать сапоги воюющей армии, из Главного Интендантского Управления последовал ответный «запрос»: «…для какой надобности требуются означенные сапоги?» А, действительно, «для какой»?!

Собственно говоря, Куропаткин — как генерал, был неплох…

Конечно, не Суворов там и, не Жуков… Обычный русский генерал, со всеми их достоинствами и недостатками.

Но, мало того — что, его заставили воевать «вслепую» и «вглухую»… Так ещё и, думать про планирование боевых операций ему, было решительно некогда!

Большую часть его рабочего времени занимала бюрократическая переписка с Главным Интендантским Управлением…

АВТОР: Сергей Николаевич Зеленин

Подписаться
Уведомить о
6 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare