×
1
0

Гельсингфорс. 8 ноября 1917 года.

— Нет, браток, что ни говори, а командир наш голова. На общем собрании взял и раздал имущество обчеству. Лодка, говорит народная, значит и имущество тоже народное.

— И зачем тебе нужна шлюпка, пулеметная лента и четыре пуда машинного масло? Ты когда домой поедешь, это что ли с собой возьмешь? Ты где живешь-то?

— Так в Курске.

— И значит, прям на шлюпке в Курск и пойдешь. Ага, с лентой пулеметной и маслом машинным.

— Да идите вы!

Матрос с подлодки Касатка, выругался и под веселый смех команды Энгельса ушел.

— Товарищ командир. Радио с Тучи.

— Читайте.

— У Свеаборга повредили лодку, захватили пленных.

— Топливо приняли?

— Да.

— По местам стоять, с якоря сниматься. Баковые на бак, ютовые, на ют. Принять швартовы.

Под кормой Энгельса взбурлила вода и эсминец, малым ходом отойдя от стенки, направился к Свеаборгу неся на мачте красный флаг и флаг военно-морских сил СССР.

Борт эсминца Энгельс. 8 ноября 1917 года.

— Радио на флагман. У Свеаборга повреждена немецкая подлодка и взяты в плен четверо.

Борт эсминца Стерегущий. 8 ноября 1917 года. Ревель. Завод Беккер и К.

— Товарищ контр-адмирал. Радио с Энгельса. У Свеаборга повреждена немецкая подлодка и взяты в плен четверо. Идут к нам.

— Хорошо. Как ремонт?

— Флагманский артиллерист докладывает, что замена полуавтоматов 21-К на местные 47-мм пушки проходит успешно. По 34-К есть проблемы с калибром.

— Какие?

— Моряки предлагают 75-мм.

— Боеприпасы?

— Есть шрапнель, фугасы, бронебойные.

— Бронебойные нам не нужны. Пусть капитан-лейтенант Григорович свяжется с арсеналом и узнает, сколько шрапнелей имеется в арсенале. Главный калибр?

— Закончили установку орудия № 4. Подкрепления готовы на орудие № 3. Потом выход на испытания. Рабочие проявляют недовольство.

— Чем?

— Орудийными щитами. Говорят подгонка старых щитов ненужное дело.

— Хорошо. С рабочими я поговорю сам. Что комиссар?

— Товарищ комиссар собирается в Петроград. Вместе с ним пойдет группа Пушка-1, адмирал Бахирев, каперанг Ренгартен и отряд матросов с Сильного.

Петроград. 10 ноября 1917 года. Смольный.

— Вероятный выход в том, товарищ Сталин, чтобы организовать две действительно необходимые вещи. Первое: Создать действующий отряд судов; и второе: Срочно эвакуировать солдат и командиров из Финляндии. Всех. Или до кого сможем дотянуться.

— А зачем вы хотите это сделать, товарищ Смирнов?

— А затем, товарищ Сталин. Кораблей много, моряков мало. Использовать котельного машиниста или торпедного электрика для штыковой атаки – все равно, что бить блох из полевой трехдюймовки. Дорого и затратно. Поэтому укомплектовать команды нужных кораблей, подчинить их Центробалту и использовать по прямому назначению. Остальные корабли передать на портовое хранение с минимальной командой. С Финляндией еще проще. Вы помните рассказ о войне?

—  Да.

— Финский национализм. Несколько тысяч расстрелянных, среди них женщины и дети. Трагедия Выборга. Если финны хотят независимости, то они ее получат. Но на наших условиях.

— Я думаю, вы ошибаетесь товарищ Смирнов.

— Товарищ Сталин. Я очень хотел бы ошибаться. Очень. Но даже среди финской красной гвардии, почти девяносто процентов – русские…

Петроград. 10 ноября 1917 года.

Новый Мир

Кораблестроитель Иван Григорьевич Бубнов.

— Товарищ Бубнов? Иван Григорьевич?

— Да. Что вам угодно?

— Товарищ Бубнов. Адмирал Бахирев и адмирал Развозов приглашают вас совершить путешествие в город Ревель.

— Это что, шутка такая?

— Товарищ Бубнов. Я лейтенант Иванцов, представитель 3-его управления Народного комиссариата ВМФ. Никаких шуток здесь нет, и не предвидится. У меня приказ, доставить вас в Ревель на судостроительный завод Беккера. Ни моему начальству, ни мне нет никакого желания потерять от нелепой случайности одного из ведущих корабельных инженеров России. Специально для вас, на заводе приготовлен сюрприз. Из разряда особо секретных. Вы вернетесь в Петроград через некоторое время…

Петроград. 12 ноября 1917 года. Смольный.

— Товарищ Сталин. Кораблями отдельного дивизиона предотвращена попытка высадки немецких шпионов в Финляндии. Сведения, которые они сообщили нашей разведке, весьма тревожны. Планируется высадка на севере Финляндии отряда финских военнослужащих немецкой армии. В отряде примерно тысяча человек. Срок высадки, в начале будущего года. Кроме того капитан немецкой лодки сообщил, что несмотря на поражение на островах, немцы не намерены прекращать действия не только у Ирбенского пролива, но и у берегов Финляндии. Не исключается, что немцы будут продолжать боевые действия в начале будущего года.

— Товарищ Смирнов, сейчас советское правительство готовит посольство, для переговоров о заключении перемирия с Германией. И вырабатывает предложения по заключению мира. Вы можете войти в состав посольства, присутствовать на переговорах, посмотреть на работу товарищей.

— Товарищ Сталин. Посмотреть на работу товарищей могут другие люди. Нам же сейчас нужно готовиться к войне.

— Объясните свою точку зрения товарищ Смирнов.

— Древние говорили: Хочешь мира, готовься к войне. Вот мы и будем готовиться. Всеми силами и средствами. Поэтому прошу помочь с выделением нескольких грузовиков, бронеавтомобилей и паровозов с платформами.

— Хорошо, мы постараемся вам помочь. И вспоминая о вашей неожиданной просьбе, сообщаю. Приказ об эвакуации войск из Финляндии вчерне готов, но некоторые товарищи очень сомневаются…

Ревель. 15 ноября 1917 года. Завод Беккер и К.

Новый Мир

Этот корабль выглядел очень необычно. Квадратная корма, квадратные щиты орудий, какие-то изогнутые навесы над пушками, носовая надстройка казалось, вдавливала узкий и длинный корпус в воду. Гигантская труба доминировал почти в центре корабля. Носовой мостик был увенчан какой-то странно-усеченной башенкой с торчащими из нее короткими горизонтальными трубами.

— Прошу вас Иван Григорьевич. Вам сюда.

У трапа Бубнова встречал мужчина, в несомненно морской, но несколько необычно выглядящей форме.

— Здравия желаю. Командир эсминца Гордый, капитан 3-го ранга Ефет, Евгений Борисович.

— Э-э, здравия желаю?! Простите, как вы сказали? Капитан 3-го ранга? Это что же новые звания ввели?…

— Иван Григорьевич. Наш комиссар говорил, что для Вас это будет сюрприз. Прошу, проходите…

… — И какова максимальная скорость этого э-э-э миноносца?

— Проектная скорость не менее 38 узлов. На практике корабли немного различаются между собой, но по документам скорость 35 узлов. Хотя можем развить и 39.

— А где построены эти корабли?

— Эсминец Гордый построен на судостроительном заводе № 189. В девичестве Балтийский.

— Господа. В 1910—1912 гг. и 1914—1916 гг. я был консультантом Балтийского завода. И ответственно вам заявляю, что такие корабли не проектировались и не строились на названном вами заводе.

— Иван Григорьевич. Но мы и не утверждаем, что такие корабли строились или проектировались в эти годы. Контр-адмирал Дрозд сейчас отсутствует, но он оставил вам одну очень занимательную книгу. Особенно интересной будет информация на странице 263. Но книгу выносить с корабля запрещается. Кают-компания к вашим услугам.

Генерал-майор корпуса корабельных инженеров, Иван Григорьевич Бубнов осторожно взял в руки скромно оформленную книгу, на которой значилось: А.П. Шершов. История военного кораблестроения. С древнейших времен и до наших дней. Военно-Морское издательство. Ленинград. 1940 год.

— Боже мой!…

Гельсингфорс. 16 ноября 1917 года.

«Досточтимый сэр. Мы очень радуемся, что такая страна, как Финляндия, имеющая богатый опыт парламентаризма, стала независимой республикой. Желая помочь Вам в начале независимого пути, мы постараемся оградить Вас от некоторых ошибок, которые часто совершают молодые независимые государства.

В первую очередь, нужно четко определить границы вашей страны, причем особо обратить внимание на спорные территории, из-за которых могут произойти различные инциденты. В лучшем случае подробно оговорить границы, в самом худшем – обратиться в международные инстанции для признания границ Вашего государства. Кроме того, нужно как можно скорее выдворить из Вашего государства, чуждые воинские контингенты, которые, без сомнения являются источниками внешнего влияния. Причем, во избежание различных споров, переходящих в очаги напряженности и возможных революционных выступлений, личное оружие офицеров, унтер-офицеров и отдельных категорий нижних чинов нужно оставить владельцам. А вот тяжелое вооружение немедленно взять под охрану милиции и сконцентрировать в отдельных, тщательно охраняемых местах. Так как у молодого государства, могут возникнуть различные финансовые проблемы, есть возможность, продавая или обменивая эти запасы стране, которая в них нуждается (Вы, конечно, понимаете, что речь идет о вашем восточном соседе), можно извлечь из этого некоторую пользу.

Что же касается Вашей свободы и независимости, то самый скорейший и верный путь – пригласить на Вашу территорию войска нейтральных государств для временной помощи и поддержания должного порядка. Ни в коем случае, не поддавайтесь нажиму или щедрым обещаниям государств или военных блоков, которые сейчас ведут военные действия. Этим Вы поставите себя на очень скользкий путь, который чаще всего приводит к превращению свободной страны в вассала или, более того, колонию по отношении к более сильной стороне, что в случае поражения страны и блока государств приведет к неисчислимым бедствиям.

Во внутренней политике Ваши помышления должны быть устремлены на искоренение крайних проявлений национализма, которые повторимся, ведут к бедствиям. Если у Вас возникнут затруднения, то обращаясь за помощью, остерегайтесь нарушения договоренностей, из-за военных действий могущих помешать их выполнению.

Еще раз примите наши поздравления в связи с обретением независимости.

С наилучшими пожеланиями В. П. Д.».

— Что Вы скажете на это господа?

— Несомненно, это весьма интересный документ, в особенности некоторые его строки.

— Я бы конечно оспорил некоторые упоминания, но в целом это весьма занимательный документ.

— Но кто этот В.П.Д.

— А может быть эти!

— Письмо начинается со слов Досточтимый Сэр…

— Кому оно адресовано?

— Господа. Его доставил какой-то морской офицер. Я попросил верных людей проследить его путь. Офицер сел на русский корабль, который тотчас вышел из порта.

— Это русские?

— Не думаю. Хотя может быть.

— Господа. Тогда возникает вопрос, о наших солдатах, которые должны прибыть из Германии.

— Это наши патриоты…

— Господа, а что за новые солдаты появились в Мариенхамме? …

— Господа, господа, тише, тише. Давайте все по порядку. Меня очень интересует один вопрос. Откуда эти люди, — здесь Пер Свинхувуд потряс зажатым в руке письмом, узнали о наших планах?

Новый Мир

Пер Эдвин Свинхувуд. 

Подписаться
Уведомить о
8 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare
Adblock
detector