Непобедимая «Победа» или линейный крейсер для 1-й Тихоокеанской эскадры

23
8

Я иногда, не комментирую интересные материалы. Просто ставлю «плюс» и внимательно слежу за дискуссией. И вот буквально на днях, я внимательно следил за обменом мнением двух уважаемых коллег, по поводу, что считать линейным крейсером применительно к русско-японской войне. Или точнее быстроходным крылом эскадры. И вот следя за дискуссией я поймал себя на мысли, а действительно ли можно получить практически полноценный линейный крейсер к русско-японской войне.

Итак, я прекрасно понимаю, что все коллеги имеют представление, что такое линейный крейсер. В чем главные отличия линейного крейсера от линкора. Калибр орудий у линейных крейсеров и линкоров совпадает, но у линейного крейсера орудий меньше.  Мощность энергетической установки и соответственно скорость больше. Соответственно показатели скорости, достигаются за счет ослабления бронирования или за счет дальности хода. Итак, параметры заданы, остается погрузиться в мир отвязной альтернативы. Сразу оговорюсь это ОЧЕНЬ И ОЧЕНЬ несерьезная альтернатива скорее шутка не более того. Я не вкладывал в эту альтернативу никаких глобальных планов и лишь частично в некоторых местах она перекликается с «Мы наш, мы новый, флот построим…». Так, что уважаемые коллеги, просто расслабьтесь и наслаждайтесь. Приятного чтения.

Начало нового 1894 года в Адмиралтействе походило на пожар в курятнике. Адмиралы и прочая адмиралтейская шушера заполошено метались по кабинетам. В воздухе витало страшное слово «Ринаун». Кто-то произносил его с восторгом, кто-то с ужасом. Те, кто произносил с восторгом, со всей ответственностью считали, что «Ринаун» это та волшебная палочка с помощью которой можно решить все проблемы Российского флота. В их сладких мечтах уже виделись орды относительно дешевых русских «Ринаунов», сметающих все на своем пути. Те же кто всуе поминал «Ринаун» с ужасом, истошно крестились. «Дак, как же это, да что же это. И как нам сирым и убогим этого супостата одолеть. Он же гад, один, весь наш крейсерский флот, враз секвестирует. Ой, лышенько православные». Срочно был объявлен конкурс – «на истребителя, гада заморского». Т.е. проект «сильного современного броненосца, скорее охарактеризованного броненосным крейсером».

Несомненным победителем конкурса стал проект, разработанный МТК и Балтийским заводом. И вот в процессе обсуждения проекта, из задних рядов, какой-то капитанишка I ранга, имя которого история не сохранила, тихо пискнул – «А может быть главный калибр двенадцать дюймов». На него тотчас зашикали маститые теоретики морского дела, капитанишка стушевался и исчез.

Капитан, то исчез, а вот слово, брошенное им осталось. По адмиральским кабинетам зашелестело – «Ну, конечно, же православный 12-дюймовый. Как мы сами не додумались. Гады заморские 12-дюймового дюже как боятся. Прямо таки не выносят» — «Ага и скорость, скорость побольше. Потому, что если, что пойдет не так, то тактическое отступление, наше все. Ведь тактическое отступление, это никакое не бегство, это такой важный элемент ведения морского боя» — «А дальность?» — «Дальность, конечно побольше, чтоб тактически отступать куда было» — «Господа, господа, а за счет всего этот банкет?» — «Конечно за счет брони. Как там нам завещали великие предки – Лучшей броней наших кораблей является мужество русских моряков – Вот пущай мужество и доказывают, а то привыкли за казенный счет, ряхи отъедать» — «Ага, точно. Мужество русских моряков и тактическое отступление, наше все».

Так как Николай II, дал разрешение, только на два броненосца «Пересвет» и «Ослябю» решено было вместо задуманного третьего броненосца «Победа» заложить броненосец с 305-мм орудиями.

Вызванные в Адмиралтейство корабельные конструкторы, готовы были взяться за проект. За основу был взят тот же «Пересвет» но 2х2х305-мм орудиями, увеличенным до 20 улов скоростью и ослабленным бронирование. Однако когда посчитали водоизмещение с учетом всех хотелок адмиралов, то прослезились. Водоизмещение новоявленного «Пересвета» приближалось к 16 000 тонн. Соответственно возрастала и цена. Адмиралы мудро обозвав, скопом всех кораблестроителей – «Дураками» и натужно пукая с жутким скрипом проворачивающихся ржавых шестеренок, принялись рожать  новое техническое задание.

Все видели многострадальные русские корабельные инженеры, но такого… Тех задание гласило – «водоизмещение не более 10 тыс. тонн, вооружение 2х2х305-мм орудия, скорость не менее 23 узлов, дальность – 8000 миль, броня по способности, но должна «держать» 10-дюймовый снаряд на расстоянии 30 кбт». Офигевшие кораблестроители, громко и неприлично заржали, покрутили у виска и посоветовали уважаемым адмиралам съездить в Париж, на могилку Шарля Перро, возложить на могилку цветочки и громко с выражением зачитать техзадание. Старик будет доволен, так как такой занятной сказки, даже он не мог написать. А по возвращении заехать в Копенгаген и проделать те же манипуляции на могилке Г.Х. Андерсена. Русские адмиралы обозвали корабельных инженеров – «Консерваторами и ретроградами, совершенно чуждым прогрессу и посоветовали идти модельки корабликов в канаве пускать».

Как ни стремились адмиралы к отечественному производителю, но все же с горечью пришлось констатировать, что без зарубежного опыта, никак не обойтись. Конкурс перешел в разряд международных. Но и здесь русские адмиралы понимания не нашли. На словах иностранные верфи готовы были на, все что угодно, но как дело доходило до цифр, начинали неприлично хихикать, роняя авторитет русского адмиралитета.

Два года проект висел в воздухе. Пока в поле зрения русских адмиралов не попала итальянская верфь «Орландо». Основные судостроительные мощности итальянского военного кораблестроения были сосредоточены на «Ансальдо». А «Орландо» было падчерицей итальянского флота. Пока на «Ансальдо» сыпался щедрый дождь военно-морских заказов, «Орландо» довольствовалась крошками с барского стола. И поэтому она находилась в непрерывном поиска заказов на стороне. Русский заказ мог оживить орландовские верфи. Наивные итальянцы полагали, что легко очаруют суровых и дубоватых русских адмиралов. Главным соблазнителем должен быть стать проект броненосного крейсера типа «Гарибальди» с установкой двух 305-мм орудий. Ага. Как бы, не так. За свои деньги адмиралы хотели получить ВСЕ.

Практически насмерть адмиралы стояли за 2х2х305-мм. Но, в конце концов, после трудных и долгих переговоров был принят компромисс, вместо четырех орудий ГК, было решено установить три. Носовая башня должна была стать двухорудийной, а кормовая одноорудийной. Проект менялся на глазах. Водоизмещение выросло почти на 2 тыс. тонн. Изначальная проектируемая длина корабля с 111,8 м, увеличилась до 138,5 м. А потом еще возросла до 142,0 метра. Ширина с 18,2 увеличилась до 21,2 метра. Правда осадка уменьшилась с 7,3 м, до 7,0 метра. А коме этого корабль обзавелся протяженным полубаком. От прежнего проекта «Гарибальди» не осталось НИЧЕГО. В результате сотрудничества «Орландо» и русского адмиралитета появился совсем новый корабль. Впрочем, «Орландо» это вполне устраивало. Если новый крейсер превзойдет проект «Гарибальди», то у итальянцев на руках окажутся солидные козыри, для получения заказов. И все это за счет русской казны.

Наряду с изменением артиллерии и размерений, изменилось бронирование. Как ни хотели русские адмиралы – «пояс хотя бы толщиной 203 мм», пришлось ограничится 152 мм. Пояс простирался на 60% длинны корпуса корабля, еще на 30% пояс истончался до 114-мм, а к оконечностям толщина пояса была представлена 60 мм.

Полная катастрофа была с башнями, мало того, что бронирование башен ГК составляло всего 127 мм, да к тому же стремясь уменьшить площадь бронирования и соответственно вес, итальянцы чрезвычайно переобжали башни. И если одноорудийная кормовая башня, была еще ничего, то носовая двухорудийная, была сущим адом. Невероятно тесная, в русском флоте даже существовал негласный приказ – «комендоров на «Победу» выше 170 см не назначать», к тому же с плохой вентиляцией. Точнее с вентиляцией не приспособленной для стрельбы из двух орудий. После многочисленных отравлений орудийной прислуги дымовыми газами и даже смерти двух матросов, башню иначе как «душегубкой для карликов» или просто «убивицей» не называли. Пришлось нарушая конструктивную целостность башни пробивать в ней дополнительные вентиляционные отверстия. Только после этого, стала возможна более или менее устойчивая стрельба из башни.

Впрочем, не все так было грустно. По расчету выходило, что крейсер при применении 18 котлов Ярроу и четырехцилиндровой, паровой машины тройного расширения, не только достигнет скорости 23 узла, но и возможно превысит её.  В качестве среднего калибра, по тем же причинам экономии был выбран 120-мм калибр. Уменьшение калибра, решили компенсировать числом орудий. Их запроектировали их, аж 16 шт.

Только к началу 1899 года проект полностью был согласован. В середине 1902 года броненосный крейсер «Победа» вышел на сдаточные испытания. На испытаниях крейсер развил невиданную для своего класса кораблей, скорость – 24,2 узла. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что рекомендованная скорость была – 23,5 узла. В ноябре 1902  года крейсер «Победа» благополучно перешел на Балтику.

Броненосный крейсер «Победа»

Броненосный крейсер «Победа»

Характеристики:

  • Водоизмещение — 9850 тонн,
  • Размерения — 142,0х21,2х7,0 м.
  • Силовая установка — 2ПМ, 18ПК,  22500 л.с.
  • Максимальная скорость — 24,0 узла,
  • Бронирование:
  • Пояс – 152…114…60 мм,
  • Палуба – 37…51 мм,
  • Траверзы – 100-мм,
  • Башни ГК – 127 мм,
  • барбеты – 127 мм,
  • каземат – 114 мм,
  • рубка – 152…90 мм,
  • Вооружение:
  • Главный калибр — 3х305/40-мм,
  • Средний калибр — 16х120-мм,
  • Противоминный калибр — 8х47-мм,
  • Торпедные аппараты — 2х457-ТА.
  • Диапазон действия — 4200 миль на 10 узлах,
  • Запас топлива — 1400 т. уг. и 400 т. нефти.

Летом 1903 года в светлую голову кого-то из руководства адмиралтейства пришла идея отправить «Победу» для усиления Тихоокеанской эскадры. Командиром на крейсер был назначен К.А. Грамматчиков. 25 января (7 февраля) 1904 года, крейсер «Победа» снимался с якоря в Шанхае. Перед самым отплытием на крейсер прибыл русский посланник в Шанхае и просил передать дипломатические документы для русского консула в Чемульпо. Больше об эскадре Сотокити Уриу никто ничего не слышал. Только 30 января (12 февраля) 1904 года в храме Ясукуни произошла торжественная церемония о приравнивании Сотокито Уриу и всех матросов к лику святых. Причем тел, как адмирала Уриу, так и капитана 1 ранга – Р. Ясиро, так и не нашли. Заодно к лику святых приравняли команды 6 японских транспортов и 1500 чел. десанта мирно закопанных в Чемульпинский песок. Впрочем, добрые жители Чемульпо еще долго любовались торчащими из воды мачтами кораблей отряда адмирала Уриу.

28 января (10 февраля) 1904 года, Того решил повторить попытку обстрела русской эскадры в Порт-Артуре, явившись в составе 4 ЭБР и  4 БрКр. Бой проходил безрезультатно, эскадры лениво перестреливались, надеясь нащупать слабое место друг друга, пока вблизи Порт-Артура не появилась небольшая эскадра в составе броненосного крейсера «Победа», бронепалубного крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец». Того выделил на захват русского крейсера броненосец «Фудзи» и броненосный крейсер «Адзума».  В задачу «Адзумы» было связать «Победу» боем, до подхода «Фудзи» который должен был закончит дело. Но, что-то пошло не так.  «Победа» окрасилась цепочкой выстрелов и уже через 15 минут боя на «Адзуме», начало, что-то взрываться, повалили клубы дыма и пара, «Адзума» существенно потеряла скорость и появился небольшой, но заметный крен на левый борт. Спас «Адзуму» подошедший «Фудзи». «Победа» просемафорив, что-то вроде – «Адье, ма шери, наша встреча была ошибкой» и вильнув кормой удалилась в светлые гавани Порт-Артура, вслед за прошмыгнувшими ранее «Варягом» и «Корейцем».  Того вместо того, чтобы заниматься любимым делом, т.е. обстрелом русской эскадры, пришлось заниматься эвакуацией «Адзумы». Японцы совершили контрзатопление отсеков правого борта, выровняли крен, потушили пожары, а броненосец «Фудзи» взял крейсер на буксир. «Адзума» простояла на ремонте до самого конца войны.

В сражении в Желтом море «Победа» ни особого рвения, ни особой отваги не проявила. Прикрывала бронепалубные крейсера, пугая до икоты не только жалкие и слабые эльсвики, а и более солидные броненосные крейсера, командиры которых помнили печальную судьбу «Асамы».

К.А. Грамматчиков

К.А. Грамматчиков

23 ноября (6 декабря) 1904 года, началась агония Порт-Артура. Командиры кораблей Порт-Артурской эскадры начали готовить свои корабли к затоплению. Первым от японских снарядов погиб «Ретвизан». Снаряды рвались и вокруг «Победы». Но вместо того, чтобы готовить корабль к затоплению Константин Алексеевич Грамматчиков, приказал своим матросам искать уголь. Дело в том, что запасы угля на «Победе» составляли всего 400 тонн, а что бы дотянуть до Владивостока требовалось хотя бы 600 тонн. Всю ночь матросы с «Победы» собирали уголь со всей эскадры. В предрассветных сумерках «Победа» снялась с якоря и вышла из Порт-Артура. Напрасно Грамматчиков наделся уйти незаметно. Японцы, подозревая, что какие либо корабли русских попытаются прорваться во Владивосток, караулили Порт-Артур.  Щедро рассыпая 305-мм «чемоданы» русский крейсер несся мимо японской эскадры. Кочегары с ужасом смотрели на манометры, стрелка которых уже миновала красную черту. В машинном отделении бледные механики истово молились Николаю Угоднику, глядя на машины готовые вот-вот пойти вразнос. Но заветная, недостижимая в мирное время, скорость в 24,5 узла была достигнута. И только комендорам орудий было все по фигу. Они вываливались из своих задымленных башен, чтобы глотнуть свежего воздуха и ныряли в них обратно, что бы продолжить свою нелегкую службу.

Что помогло Николай Угодник или итальянские кораблестроители, но крейсер вырвал таки у японской эскадры, тот самый необходимый час. 27 ноября (10 декабря) 1904 года крейсер «Победа» благополучно добрался до Владивостока.

Март 1905 года, ознаменовался налетом крейсера «Победа» на Йокогаму. «Победа» обстреляла порт и город, утопив несколько транспортов. Шуму было много, но эффект был скорее психологический чем реальный. Япония получила болезненный для самолюбия, но отнюдь не смертельный укус. Россия медленно, но верно шла к проигрышу русско-японской войны и один крейсер, ничего не мог с этим поделать.

После окончания РЯВ, «Победа» сначала стала флагманом отряда судов охраны Уссурийского края, а затем с 1906 года, флагманом Сибирской флотилии.

Первую мировую войну «Победа» встретила с новым командиром на Дальнем Востоке. В августе 1914 года крейсер, совместно с союзниками вышел на поиски германских крейсеров в Тихом океане. В ноябре 1914 года в Индийском океане, вместе с кораблями союзников участвовал в охоте на «Шарнхорст» и «Гнейзенау» в качестве корабля завесы.

Весь 1915 год по просьбе союзников крейсер сопровождал английские конвои в Северную и Южную Америку и нес патрульную службу. В 1916 году «Победа» встала на ремонт в Глазго. В 1917 году крейсер был переведен на Север и стал флагманом флотилии Северного Ледовитого океана. В 1918 году англичане попытались увести «Победу» в Великобританию, но команда не дала это сделать. В 1922 году крейсер перевели на Балтику для ремонта. Однако комиссия обследовавшая «Победу» пришла к выводу о «непригодности корабля к дальнейшей эксплуатации». Тем не менее, до начала 30-х годов крейсер служил в качестве учебного корабля. Окончательно он был выведен из состава флота в 1934 году и продан на металлом в Германию.

Подписаться
Уведомить о
54 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare