Немецкие парашютисты в Голландии: ошибка генерала ван Анделя

12
8
Немецкие парашютисты в Голландии: ошибка генерала ван Анделя

Немецкие парашютисты в Голландии: ошибка генерала ван Анделя

Статья Вячеслава Гончарова с сайта WARSPOT.

Содержание:

Если в районе Мурдейка, Дордрехта и Роттердама немецкие воздушные десанты смогли захватить основные цели (аэродром Ваалхавен и мосты), то высадка в «Крепости Голландия» потерпела неудачу — ни один из трёх аэродромов вокруг Гааги захватить так и не удалось. К вечеру 10 мая 1940 года немецкие парашютисты понесли здесь огромные потери, были расколоты на несколько групп и находились в отчаянном положении.

Три аэродрома

Наибольшие потери немцы понесли на аэродроме Эйпенбург у юго-восточной окраины Гааги. Только в плен здесь было захвачено около тысячи десантников; уцелевшие парашютисты оказались разбросаны на большой территории вокруг Гааги, Делфта и вплоть до Роттердама.

В районе аэродрома Фалькенбург возле Лейдена продолжали обороняться около 900 человек — в основном, из 3-го батальона 47-го воздушно-десантного полка. Кроме того, часть транспортных самолётов смогла приземлиться на песчаных пляжах между Катвийком и Схёвенингеном и высадить десантников здесь. Так, в дюнах юго-западнее Катвийка собралось ещё до тысячи немецких солдат.

В Окенбурге юго-западнее Гааги голландцам к вечеру 10 мая удалось выбить немцев с лётного поля, но до 800 десантников организованно отступили в прибрежные дюны. Именно здесь находился командир 22-й воздушно-десантной дивизии генерал-майор граф Ганс фон Шпонек со своим штабом.

Окрестности Гааги и три аэродрома (отмечены знаками пропеллера): Фалькенбург (вверху), Окенбург (внизу слева), Эйпенбург (внизу справа). waroverholland.nl

Окрестности Гааги и три аэродрома (отмечены знаками пропеллера): Фалькенбург (вверху), Окенбург (внизу слева), Эйпенбург (внизу справа).
waroverholland.nl

10 мая немецкие воздушно-десантные войска понесли огромный урон: только пленными они потеряли свыше 1500 человек (1350 из них голландцы успеют перед капитуляцией вывезти в Англию). Только в этот день немцы безвозвратно потеряли 175 транспортных самолётов, все открытые пространства, поля и дороги вокруг Гааги были заполнены приземлившимися Ju-52 — большинство из них уже никогда не поднимутся в воздух.

Тем не менее высадка в районе Гааги сыграла огромную роль в исходе всей кампании. Голландское командование не было деморализовано ударом с воздуха, но оно не знало, сколько осталось сил у противника, где и когда надо ожидать следующих высадок; наконец, тайной для него являлись и боевые возможности сохранившихся сил Шпонека. Командующий «Крепостью Голландия» генерал Ян ван Андель пребывал в растерянности, не зная, какие действия следует предпринять. Вдобавок его начальник штаба подполковник Коолс был убит утром 10 мая на шоссе возле Фалькенбурга, в результате чего работа штаба оказалась дезорганизована.

Первый день сражений показал высокие боевые качества голландских солдат, но одновременно выявил проблемы управления войсками в звене от батальона и выше. Это было вызвано не только недостаточной подготовкой офицеров, но и более прозаическими причинами, в частности — острой нехваткой средств полевой связи, не дававшей возможность контролировать подразделения на марше. В результате голландские батальоны и полки могли «выпадать» из-под контроля командования на несколько часов, что было недопустимым в условиях быстро менявшейся ситуации. Голландских генералов, воспитанных на классических образцах стратегии, сильно нервировало такое явление как «туман войны», тем более войны манёвренной, с использованием «вертикального охвата».

Генерал-лейтенант Ян ван Андель, рисунок 1939 года. rkd.nl

Генерал-лейтенант Ян ван Андель, рисунок 1939 года. rkd.nl

Вечером 10 мая генерал ван Андель отдал приказ, который выглядел довольно странным, учитывая его слабое знание боевой обстановки: он разрешил действовать против групп немецких десантников силами не более роты. Если где-либо обнаруживалась немецкая группировка, которую было невозможно уничтожить силами в пределах роты, она лишь блокировалась, но действий по её ликвидации не предпринималось. В результате основные силы 1-го армейского корпуса, оборонявшие сердце страны, оказались скованы необходимостью противодействия оставшимся десантникам, но при этом не могли окончательно их добить.

Парашютисты в дюнах

К ночи с 10 на 11 мая вытесненные с аэродрома десантники полковника Гейзера организованно отошли к деревне Фалькенбург. В руках немцев оставалось порядка 300 пленных голландских солдат, а также около сотни раненых — справедливости ради следует отметить, что им была оказана помощь наравне с немецкими ранеными.

Задачу добить немцев в районе Фалькенбурга получил 9-й голландский пехотный полк подполковника Буурмана. Ему были приданы ещё несколько батальонов из различных частей, а также два артиллерийских дивизиона. Кроме того, в зону ответственности Буурмана вошла обширная территория к юго-западу от аэродрома между Катвийком и Схёвенингеном. На протяжении 20 км вдоль пустынного побережья здесь тянется гладкий пляж, переходящий в песчаные дюны, поросшие редким лесом и простирающиеся на 4-5 км от берега. Единственный населённый пункт на многие километры — деревушка Вассенаар, лежащая в километре от трассы Амстердам–Гаага. Немцы использовали пляж для посадки самолётов, а пустынное всхолмленное пространство — для скрытного сосредоточения десантников.

Аэродром Фалькенбург и его окрестности. waroverholland.nl

Аэродром Фалькенбург и его окрестности. waroverholland.nl

Вечером 10 мая голландцы взяли под контроль шоссе Амстердам–Гаага, заняли Вассенаар, а затем Буурман получил приказ отправить из Катвийка три батальона для зачистки дюн. Увы, штаб 4-го пехотного полка, занятый ликвидацией десантников в Фалькенбурге, не смог наладить координацию действий подразделений из разных полков. Случилось то, чего и боялся генерал ван Андель — не получая своевременных распоряжений, батальоны двигались наобум, а их командиры терялись в сложных ситуациях.

Продвигавшийся слева неполный 1-й батальон 1-го пехотного полка (две роты) углубился в дюны на пару километров и встал на ночёвку западнее Вассенаара, не выставив надёжного охранения. Перед рассветом он был внезапно атакован немцами и разгромлен: из 350 человек 22 погибли (в том числе командир батальона), ещё около 200 попали в плен, а остальные разбежались. Потери немцев составили 2 человека.

Шедший на правом фланге в походном порядке 2-й батальон 9-го пехотного полка (три роты) в темноте попал в засаду, его передовые подразделения (в том числе противотанковый взвод) оказались разбиты и пленены. Основная часть батальона развернулась в боевые порядки и начала бой.

Двигавшийся в центре 1-й батальон 4-го полка (две роты) не смог наладить связь с соседями и, наткнувшись на противника, сразу перешёл к обороне. Лишь утром его командир сумел установить контакт с находившимся западнее 2-м батальоном.

В 14:00 оба батальона получили новый приказ на атаку. В этот момент у них в тылу появились три транспортных «Юнкерса», по ошибке сбросившие грузы для десанта на уже занятой голландцами территории. Однако у страха глаза велики: голландские командиры решили, что у них в тылу высаживаются парашютисты, и приказали своим солдатам отходить обратно к Катвийку, оставив в руках врага пленных и богатые трофеи.

Из-за этой неразберихи пришлось отменить и другую атаку, которая должна была начаться силами трёх батальонов с юга (со стороны Гааги). Голландское командование решило, что без поддержки с севера и без информации о расположении противника наступление успеха не принесёт. К тому же, голландские резервы уже были раздёрганы, и три батальона могли пригодиться в другом месте.

Деревня Фалькенбург

Главной своей задачей подполковник Буурман считал уничтожение противника в районе Фалькенбурга. С утра он приказал усиленной ротной группе, сосредоточенной в районе Катвийка, атаковать деревню с севера. Атака была поддержана огнём 120-мм гаубиц, от которого серьёзно досталось населению Фалькенбурга. Но шквал огня сыграл свою роль — голландские пехотинцы ворвались в деревню и пробились к её центру. Однако тут они сами попали под артиллерийский огонь — на этот раз Фалькенбург обстреляли 75-мм пушки 6-го артиллерийского полка из Оэгсгееста (севернее Лейдена). Опасения ван Анделя подтвердились вновь — главной проблемой голландской армии оказался не боевой дух солдат, а плохая работа штабов и отсутствие боевого опыта у офицеров.

Голландская 120-мм гаубица «Бофорс» в мае 1940 года. Такие орудия состояли на вооружении 3-го дивизиона 2-го артиллерийского полка, действовавшего в районе аэродрома Фалькенбург. waroverholland.nl

Голландская 120-мм гаубица «Бофорс» в мае 1940 года. Такие орудия состояли на вооружении 3-го дивизиона 2-го артиллерийского полка, действовавшего в районе аэродрома Фалькенбург. waroverholland.nl

Вечером в распоряжение Буурмана прибыл 1-й батальон 9-го пехотного полка, переброшенный на грузовиках из Хаарлема. По дороге он попал под немецкий авианалёт — бомбами разбило автобус и два грузовика 1-й роты, погибло 22 человека и было ранено около 30. Тем не менее батальон сразу же был брошен в атаку на Фалькенбург. Наступление вели две роты: одна должна была двигаться от Катвийка по дороге вдоль левого берега Ауде-Рейна, другая — пройти по полям, пересечь два небольших канала и атаковать Фалькенбург с северо-запада.

Увы, наступление не было дополнено атакой с противоположной стороны (от Лейдена), где также имелись боеспособные войска (они подчинялись не подполковнику Буурману, а штабу 1-го армейского корпуса, и не получили приказа на атаку). Три бронеавтомобиля (шведские «Ландсверки»), присланные сюда днём, также не приняли участия в бою, весь вечер простояв в дозоре у моста Хаагсе-Схоув. В итоге при заметном численном превосходстве голландских войск в наступлении была задействована лишь часть из них.

Бронеавтомобиль «Ландсверк» L-180 (голландское обозначение — M38), брошенный голландцами при отступлении. Эта машина массой 8 т имела на вооружении 37-мм или 20-мм автоматическую пушку и два пулемёта «Мадсен». aviarmor.net

Бронеавтомобиль «Ландсверк» L-180 (голландское обозначение — M38), брошенный голландцами при отступлении. Эта машина массой 8 т имела на вооружении 37-мм или 20-мм автоматическую пушку и два пулемёта «Мадсен». aviarmor.net

Атаку поддерживали два отделения тяжёлых пулемётов, разместившихся на правом берегу Ауде-Рейна, а также все три батареи 3-го дивизиона 2-го артиллерийского полка — двенадцать 120-мм полевых гаубиц. Артиллерийская подготовка началась в 18 часов и опять накрыла жилые кварталы. Три снаряда попало в церковь, где были собраны голландские пленные (при этом погибло 6 человек). Пехота двинулась в атаку, сбив передовые дозоры на окраинах деревни, но, ворвавшись в неё, была вновь остановлена пулемётным огнём немцев. Вскоре на поддержку оборонявшимся прибыли истребители Ме.110. Наступление опять захлебнулось, с началом темноты голландская пехота откатилась обратно.

Паника в Гааге

Одной из причин нежелания голландцев отправить в дюны три свежих батальона была полная неразбериха в районе Гааги. В городе царила паника, ширились слухи о парашютистах, диверсантах и «пятой колонне». Комендатура и штаб ван Анделя были завалены сообщениями о появлении там и тут переодетых солдат противника, вылазках предателей и диверсантов. Вот что на этот счёт пишет Луи де Йонг, автор исследования, посвящённого немецкому коллаборационизму в Западной Европе:

«Вскоре распространились слухи о том, что только часть парашютистов одета в немецкую военную форму, а остальные выглядят фермерами, полисменами, почтальонами, шоферами, священниками. Некоторые были даже в одежде монахинь. Как отличить своих от чужих? Быть может, незнакомый посыльный из мясной лавки тащит в своей корзине ручные гранаты?»

Группы голландских солдат курсировали по ложным вызовам, ничего не обнаруживая и лишь усиливая панику. Зафиксированы случаи стрельбы по окнам, из которых якобы подавались сигналы вражеским самолётам, или по прохожим, у которых кто-то заметил оружие. Тут и там голландские патрули перестреливались друг с другом. Уже с утра 10 мая на улицах Гааги начали возникать блок-посты, и их становилось всё больше. Бесчисленные проверки и взаимное недоверие среди военных крайне затрудняли передвижение войск. Задержан был даже министр иностранных дел ван Калеффенс (позже был освобождён по звонку из Генерального штаба).

Сводки Главного командования от 11 мая также усилили панику — в них несколько раз упоминались немецкие диверсанты, переодетые в штатское или голландскую военную форму. Масла в огонь добавили массовые аресты немцев и граждан, известных своими пронемецкими настроениями. Луи де Йонг отмечает:

«Каждый новый признак деятельности пятой колонны ещё более увеличивал напряжение. У солдат создалось впечатление, что немецкие парашютисты приземляются повсюду, и что в стране нет ни одного города или селения, где жители не стреляли бы из домов, где ночью не подавались бы световые сигналы <…> 11 мая на улицах [Гааги] шла такая стрельба, что в войсках царило убеждение, будто им приходится подавлять общее восстание голландских нацистов».

В этих условиях у генерала ван Анделя просто не оказалось достаточных сил, которые могли бы быть направлены на ликвидацию остатков десантов.

Немецкий рейд на Оверсхие

Благодаря неразберихе в Гааге десантники, выбитые с аэродрома Окенбург, на какое-то время остались без внимания. Этой передышки генералу фон Шпонеку хватило, чтобы наладить управление войсками западнее Лоосдуинена и подготовить их к маршу. Генерал справедливо решил, что сил штурмовать столицу у него нет, и принял другой план: пробиваться на юго-восток для соединения с основными силами генерала Штудента в Роттердаме. Рейд облегчался тем, что по пути, особенно вдоль шоссе Роттердам–Гаага, находилось множество разрозненных групп десантников.

Генерал фон Шпонек роет окоп. 10 или 11 мая 1940 года, район Лоосдуинена. ww2incolor.com

Генерал фон Шпонек роет окоп. 10 или 11 мая 1940 года, район Лоосдуинена. ww2incolor.com

11 мая из окрестностей Лоосдуинена вместе с фон Шпонеком вышло около 350 человек. У Делфта к ним присоединились порядка сотни парашютистов, уцелевших после разгрома на аэродроме Эйпенбург, затем по дороге на Роттердам — ещё около 300 десантников. Голландцы практически не препятствовали продвижению немцев, за исключением нескольких воздушных налётов лёгких разведчиков «Фоккер» CV и истребителей «Фоккер» D-XXI. Лишь в самом начале марша в небольшой деревушке Ватеринген в 5 км юго-восточнее Окенбурга путь десантникам преградил сильный голландский отряд с двумя бронеавтомобилями. Шпонек попытался атаковать его с ходу, но потерял трёх человек и решил обойти противника.

К утру 12 мая группа Шпонека, пройдя два десятка километров, заняла городок Оверсхие (ныне это северо-западная окраина Роттердама). До мостов через Ньиве-Маас, ещё утром 10 мая захваченных десантниками Штудента, теперь оставалось около 5 км. Первоначально здесь собралось порядка 750 десантников, но постепенно за счёт вышедших сюда разрозненных групп их число выросло до тысячи.

Борьба за Оверсхие

Городок Оверсхие располагался в удобном для обороны месте: вокруг расстилались открытые ровные поля и польдеры, а сам городок был с трёх сторон окружён каналами. Вдобавок он находился прямо на шоссе из Роттердама в Гаагу, перекрывая основную транспортную артерию, по которой к фронту доставлялись резервы.

Голландцы блокировали Оверсхие со стороны Делфта и Роттердама, и с раннего утра 12 мая несколько раз пытались атаковать его с юга и востока, но каждый раз откатывались, неся существенные потери. Наиболее сильная атака началась вечером 12 мая со стороны Делфта силами трёх усиленных рот (550 человек): две роты наступали вдоль шоссе, ещё одна — с северо-востока (со стороны нынешнего аэропорта). Голландские солдаты подошли вплотную к Оверсхие, попутно зачищая местность от рассеянных по ней парашютистов, взяли пленных и трофеи. Однако после полуночи им пришёл приказ остановить продвижение, а 13 мая в 4 часа утра — распоряжение вернуться обратно в Делфт! Причиной тому были известия о прорыве немецких танков через мосты в Мурдейке и Дордрехте. Голландская Ставка приняла решение срочно отводить к Гааге все не втянутые в бой войска и создавать новую линию обороны между Гаагой, Лейденом и Амстердамом. Самое печальное, что именно днем 13 мая Оверсхие был атакован со стороны Роттердама, и это наступление почти увенчалось успехом! Атака подразделений 3-го батальона 21-го пехотного полка с юга была остановлена на мосту через Схиеканаал, но с востока и запада голландцам удалось ворваться в Оверсхие, захватить несколько домов и даже взять пленных. Однако к вечеру 13 мая голландские командиры отвели своих солдат назад.

Немецкое наступление в Центральной и Южной Голландии, май 1940 года. waroverholland.nl

Немецкое наступление в Центральной и Южной Голландии, май 1940 года. waroverholland.nl

Королева покидает страну

12 мая бои с парашютистами вокруг Гааги затихли, в районах Эйпенбурга и Окенбурга воцарилось спокойствие. В районе Фалькенбурга и в дюнах у Вассенаара атаки голландцев также прекратились (в соответствии с приказом генерала ван Анделя, запрещавшим раздёргивать крупные части и задействовать против десантников силы более роты). Лишь голландская артиллерия продолжала обстреливать деревню Фалькенбург, постепенно превращая её центр в руины.

В этот же день голландцы начали свозить немецких военнопленных (в основном лётчиков и парашютистов) со всех фронтов в порт Эймёйден; 13 мая пленные были отправлены в Англию. Вечером 12 мая отсюда в Англию отбыла и наследная принцесса Юлиана с двумя детьми и принцем-консортом Бернхардом, а правящая королева Вильгельмина перебралась из Гааги в Хук-ван-Холланд. На следующее утро она также покинула страну на борту британского эсминца «Хируорд». Через несколько часов за ней последовали члены правительства, погрузившиеся на британский эсминец «Виндзор».

Королева Вильгельмина выступает по радио из Великобритании, лето 1940 года. historiek.net

Королева Вильгельмина выступает по радио из Великобритании, лето 1940 года. historiek.net

Вечером 13 мая командование голландской армии впервые предложило немцам начать переговоры о капитуляции, однако голландские солдаты продолжали сражаться. Как констатировал Гитлер утром 14 мая в обращённой к войскам директиве №11,

«боеспособность голландской армии оказалась выше ожидавшейся».

Литература

      1. Д. М. Проэктор. Война в Европе, 1939-1941 гг. М.: Воениздат, 1963
      2. А. Гове. Внимание – парашютисты! М.: Издательство иностранной литературы, 1957
      3. А. Крозе. Голландский флот в войне. Екатеринбург: Зеркало, 1997
      4. Л. де Йонг. Немецкая пятая колонна во Второй мировой войне. М.: Издательство иностранной литературы, 1958
      5. Д. Ричардс, Х. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне 1939-1945 гг. М.: Воениздат, 1963
      6. Б. Кверри, М. Чаппел. Германские парашютисты, 1939-1945. М.: АСТ, Астрель, 2003
      7. I. M. Baxter, R. Volstad. Fallschirmjuger. German Paratroopers from Glory to Defeat 1939-1945. Concord Publishing, 2001 (Concord 6505)
      8. Chris Ailsby. Hitler’s Sky Warriors. German Paratroopers in Action 1939-1945. London: Brown Partworks Ltd, 2000
      9. http://www.waroverholland.nl
      10. http://www.unithistories.com/officers/persons_dutch_army.html

источник: https://warspot.ru/10953-nemetskie-parashyutisty-v-gollandii-oshibka-generala-van-andelya

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare