Немецкие парашютисты в Голландии: финал кампании

14
4
Немецкие парашютисты в Голландии: финал кампании

Немецкие парашютисты в Голландии: финал кампании

Статья Вячеслава Гончарова с сайта WARSPOT.

Содержание:

Первые немецкие танки достигли мостов через Холландш-Дип у Мурдейка в ночь с 12 на 13 мая 1940 года. Это был передовой отряд правофланговой северной колонны 9-й танковой дивизии: три роты бронеавтомобилей, усиленные моторизованной пехотой в сопровождении двух десятков танков Pz.II и Pz.III, а также нескольких 20-мм зенитных автоматов на грузовиках.

Тем временем с 3 часов утра 13 мая голландская артиллерия, находившаяся на острове Хуксваард, начала обстрел мостов в Мурдейке. Огонь вели в общей сложности семь 150-мм и четыре 75-мм орудия — увы, какого-либо ущерба противнику от их огня зафиксировано не было. Весьма незначительный ущерб был нанесён и обстрелом немецких позиций на острове Иссельмонд — огонь вела голландская артиллерия из района Алблассердама (две 105-мм и две 75-мм батареи).

Над самим Алблассердамом разгорелся воздушный бой. Вскоре после восхода солнца тут появились семь немецких пикировщиков Ju.87. Неожиданно на них набросились английские истребители — шесть «Спитфайров» и столько же «Дифайентов». Пикировщики вызвали поддержку, и вскоре им на помощь пришли около 25 «Мессершмиттов». Англичане сражались отчаянно, им удалось сбить два истребителя и четыре пикировщика, но в бою погибли пять «Дифайентов» из шести.

Двухместные истребители «Дифайент» из 264-й эскадрильи RAF. airaces.ru

Двухместные истребители «Дифайент» из 264-й эскадрильи RAF. airaces.ru

Последняя атака голландцев

Тем временем в центральной части острова Дордрехт боевые группы Лёгкой дивизии готовились к атаке. Голландцы ничего не знали о появлении немецкой бронетехники и не ожидали её, более того, они всё ещё рассчитывали увидеть перед собой французские танки. Нехватка в голландской армии мобильных средств связи сыграла свою роль, но куда сильнее на ситуацию повлияло отсутствие адекватной информации о положении союзников.

На этот раз главный удар наносила восточная боевая группа голландцев, которая должна была наступать вдоль дамбы Зеедийк на Твееде-Тол. В передовых подразделениях были развёрнуты три противотанковых пушки, ещё четыре находились в тылу. Атаку поддерживали восемь 75-мм пушек, ведших огонь прямой наводкой. Одновременно на Амстелвийк наступала группировка с плацдарма в Вилдрехте, наконец усиленная двумя ротами 34-го пехотного полка, ночью переправившимися через Кил. Здесь наступление поддерживалось артиллерией с острова Хуксваард: 75-мм орудия должны были обстрелять немцев в районе Криспийна и гавани к югу от мостов в Цвайндрехте, в то время как 150-мм артиллерия вела огонь по Виллемсдорпу и мостам у Мурдейка.

Атака началась в половине пятого утра — одновременно с появлением немецких танков и броневиков. Многие голландцы приняли бронированные машины за французские и радостно их приветствовали. Эта радость была оборвана пушечным и пулемётным огнём из танков вдоль дамбы, полностью расстроившим голландскую атаку. Наступавших охватила паника, управление войсками было потеряно. Вдобавок как раз в этот момент немецкая авиация нанесла удар по месту пересечения дамбы Зеедийк с дамбой Шенкельдийк к востоку от Твееде-Тол — именно здесь были развёрнуты основные силы восточной боевой группы, в том числе её артиллерия. Часть орудий была выведена из строя.

Центральная часть острова Дордрехт. zuidfront-holland1940.nl

Центральная часть острова Дордрехт. zuidfront-holland1940.nl

После воздушного налёта танки развернулись и двинулись по дамбе Зеедийк навстречу голландцам. Они дошли до дамбы Шенкельдийк, где оставшиеся 75-мм пушки открыли огонь и подбили два танка, на некоторое время остановив немецкое продвижение. Однако немцы взяли много пленных, а голландские подразделения оказались полностью расстроены. Воспользовавшись паузой в немецком наступлении, основные силы восточной боевой группы (около двух батальонов) отступили на север, сумев вытащить с собой пять из восьми 75-мм орудий. По железнодорожному мосту через Бенден-Мерведе они отошли обратно в Слиедрехт. Немецкие танки беспрепятственно дошли до Хаасвийка на восточном краю острова.

Следующей целью немецкого наступления стал Вилдрехт, где находились три голландские роты. Маленький плацдарм, блокированный со всех сторон, быстро пал, как только противник ввёл в бой танки и бронемашины. Голландские источники рассказывают об ожесточённой обороне, однако немцы потеряли здесь убитыми всего двоих солдат, а голландцы — одного. Большинство защитников Вилдрехта сдались в плен, лишь немногим удалось отступить на другой берег протоки Кил.

Немецкие танки в Дордрехте

К середине дня 13 мая в руках голландцев оставался лишь город Дордрехт, ещё накануне подготовленный комендантом Муссертом к обороне. Командование Лёгкой дивизии возложило на подполковника ответственность за оборону Роттердама, поэтому теперь в Дордрехт отходили войска из западной части острова, занимая оборону за линией обводного канала, способного служить противотанковым рубежом.

Около 14 часов немецкие танки вышли к району железнодорожной станции, выбив отсюда остатки голландских подразделений. Затем танки атаковали пять мостов через обводный канал, проходивший в 400 м севернее станции и железнодорожной линии. Первые атаки были отбиты, однако затем появились слухи о том, что по танкам с пятнистой окраской стрелять нельзя, так как это французы (французские танки действительно носили характерный пятнистый камуфляж). Позднее утверждалось, что этот приказ исходил от подполковника Муссерта.

Наиболее драматичные события развернулись на правом фланге немецкого наступления на мосту Фризебрюг (сразу за местом, где идущий с запада обводный канал делает поворот на северо-восток). Здесь голландцы имели одно 75-мм орудие и одну 47-мм противотанковую пушку. Они ожидали немцев со стороны широкой улицы Фризевег, но танки внезапно появились из бокового переулка. Первые два лёгких Pz.II были подбиты, но два танка своим огнём вывели из строя противотанковую пушку, а ещё два беспрепятственно пересекли мост, вышли на соседнюю улицу Багийнхоф и достигли площади на пересечении улиц Ленгенстраат и Яна де Витта.

Центральная часть города Дордрехт. Отмечено место боя с танками в районе моста Фризебрюг и на улице Яна де Витта. Реконструкция автора на основе карты с zuidfront-holland1940.nl

Центральная часть города Дордрехт. Отмечено место боя с танками в районе моста Фризебрюг и на улице Яна де Витта. Реконструкция автора на основе карты с zuidfront-holland1940.nl

Находившиеся здесь солдаты не ожидали атаки и разбежались, у стоявшей на площади 47-мм пушки остался лишь один кадет-артиллерист. Ему повезло: вторым выстрелом он поразил башню шедшего первым танка, убив его командира. Второй танк утащил подбитую машину на буксире, немцы покинули центр города и отступили за канал. По данным 9-й танковой дивизии, за весь день 13 мая она потеряла 18 машин.

Таким образом, комендант Дордрехта подполковник Муссерт менее чем за сутки смог с нуля создать систему обороны и удачно разместил свои силы в узловых пунктах. Когда к 19 часам оставшиеся части Лёгкой дивизии были отведены за Бенден-Мерведе, Муссерт поначалу отказался отступать и хотел оборонять город. Лишь в ночь с 13 на 14 мая последние защитники покинули Дордрехт.

Потери голландцев 13 мая составили 33 человека убитыми — в основном на дамбах к югу от Дуббельдама и в боях в самом Дордрехте. Пленных было гораздо больше — несколько сотен человек. Немецкая 9-я танковая дивизия потеряла убитыми 10 человек.

Паника в Барендрехте

Немцы не собирались бросать все свои силы на штурм Дордрехта. Поскольку шоссе было очищено, основная часть подошедших сил 9-й танковой дивизии двинулась по нему к мостам и далее — через Бенден-Мерведе в Цвейндрехт. Во второй половине дня 13 мая немцы уже вышли в район Роттердама, соединившись с основными силами генерала Штудента.

Первым местом, где Штудент решил использовать прибывшее подкрепление, стал Барендрехт. Танки должны были отбить у голландцев южную оконечность моста, ведшего на остров Хуксваард. Голландцы имели напротив Барнедрехта три взвода из состава 3-го пограничного батальона — 75 человек с двумя противотанковыми пушками и восемью пулемётами; западнее вдоль реки располагалось ещё несколько голландских опорных пунктов.

Атака началась в 19 часов: немцы внезапно открыли по голландским позициям сильный огонь из пулемётов, миномётов и 20-мм автоматических танковых пушек. Одновременно на мосту появился один Pz.III, за ним следовали три «двойки». Часть голландских пехотинцев поддалась панике и разбежалась, но артиллеристы сохранили присутствие духа и открыли меткий огонь. Три из четырёх немецких танков были подбиты (два из них оказались потеряны безвозвратно). Вылезавшие из машин экипажи попали под огонь голландских пулемётов, четыре танкиста были убиты. Голландцы потеряли убитыми двух человек.

Немецкая оборона в южной части острова Иссельмонд против голландских групп «Спуи» и «Кил» (на участке от Хогвлита до Барендрехта). Ситуация на 11 мая 1940 года. zuidfront-holland1940.nl

Немецкая оборона в южной части острова Иссельмонд против голландских групп «Спуи» и «Кил» (на участке от Хогвлита до Барендрехта). Ситуация на 11 мая 1940 года. zuidfront-holland1940.nl

Бой окончился безусловной победой голландцев, однако далее произошло непонятное: майор, командовавший 3-м пограничным батальоном, приказал своим войскам оставить позиции по южному берегу Ауде-Мааса и отойти на юг. После войны он был отдан за это под суд, но суд оправдал его, решив, что сражение уже было проиграно.

Отступление произвело эффект домино — сообщение о нём вызвало в войсках настоящую панику. Узнав о появлении на северном берегу немецких танков и о том, что противнику открыт свободный доступ через мост на юг, командир группы «Кил» решил, что оборонять остров бесполезно. Он отдал приказ об оставлении Хуксваарда и отходе через реку Спуи на лежащий западнее большой остров Воорне-Путтен. В действительности немцы не проявили дальнейшего интереса к оказавшемуся у них в тылу острову Хуксваард — их главной целью был Роттердам.

Западнее Роттердама находился объект, который очень интересовал немцев: нефтяной терминал, нефтеперегонный завод и хранилища топлива фирмы BPM (будущая «Рояйл Датч Шелл»), расположенные на северо-западной оконечности острова Иссельмонд. Нефтяная гавань оборонялась крупным голландским подразделением с пулемётами. Днём 13 мая немцы попытались захватить её, но не решились применять танки и артиллерию, чтобы не вызвать пожар. К вечеру сюда прибыли английские сапёры и подорвали нефтехранилища; голландский гарнизон эвакуировался через Ньиве-Маас на север. Огромный пожар стал прелюдией к трагедии Роттердама.

Десантники в Оверсхие

Вечером 13 мая генерал ван Андель получил новый приказ Ставки: немецкую группировку в Оверсхие, блокировавшую шоссе из Ротердама в Гаагу, следовало уничтожить во что бы то ни стало. На этот раз только для наступления со стороны Делфта были выделены три батальона общей численностью около 2250 человек под руководством командира егерского полка подполковника Схерпенхуйзена. Один батальон наступал по старому шоссе вдоль правого берега реки Делфтсе-Схие, второй — по новому шоссе левее, третий продвигался с северо-востока через район современного аэропорта в Цестиенховене. В боевых порядках имелись пехотные орудия, противотанковые пушки и тяжёлые пулемёты, а также два бронеавтомобиля DAF М-39, кроме того, наступление поддерживалось огнём десяти 75-мм орудий.

Наступление началось 14 мая в 9:00 и поначалу развивалось неторопливо. Лишь к полудню батальоны достигли Оверсхие, атаковав мельницу и фабрику на северной окраине города. При поддержке бронеавтомобилей и пехотных орудий, поставленных на прямую наводку, эти опорные пункты немцев были захвачены, немецкие десантники под миномётным огнём отошли к центру городка. При этом голландским войскам помогали местные жители, указывавшие на немецкие позиции. Победа была уже близка, но тут пришло сообщение о капитуляции Голландии…

Мосты Роттердама

Ситуация в самом Роттердаме с вечера 10 мая оставалась стабильной — силы сторон занимали практически те же позиции, что и в первый день немецкого вторжения. Десантники контролировали южную половину города, голландцы удерживали северную. Линией разделения служил Ньиве-Маас, а основная борьба велась в районе острова Ноордэрейланд, расположенного посредине реки. Здесь находилось около 600 десантников под командованием подполковника Дитера фон Хольтица с несколькими 37-мм противотанковыми орудиями, пулемётами и миномётами.

Центральная часть Роттердама. Остров Ноордэрейланд, мосты через Ньиве-Маас и расположение войск обеих сторон с вечера 10 по утро 13 мая 1940 года. zuidfront-holland1940.nl

Центральная часть Роттердама. Остров Ноордэрейланд, мосты через Ньиве-Маас и расположение войск обеих сторон с вечера 10 по утро 13 мая 1940 года. zuidfront-holland1940.nl

Немцы полностью владели обоими мостами, ведшими с острова на юг. Более того, около взвода десантников удерживали высотное здание страховой компании на северном берегу Ньиве-Мааса между оконечностями двух северных мостов (железнодорожного и автомобильного). Северные мосты полностью простреливались голландцами, поэтому немецкий контроль над ними был весьма условным.

Когда поступило известие о выходе 9-й танковой дивизии к мостам у Мурдейка, стало ясно, что её появление в Роттердаме является лишь вопросом времени. Теперь последней надеждой голландского командования стало уничтожение обоих мостов через Ньиве-Маас. Но для взрыва мостов надо было занять хотя бы их северную часть.

Вечером 12 мая комендант Роттердама полковник Шарроо получил от Ставки приказ: любой ценой уничтожить мосты. Он поручил эту задачу командиру морских пехотинцев полковнику фон Фрийтагу Драббе. Для атаки Драббе направил сюда две своих роты: сам он с одной из них двигался с севера, а вторая наступала по набережной с запада. Для поддержки атаки были выделены два бронеавтомобиля, две батареи 105-мм гаубиц, а также миномётная рота.

Северная часть железнодорожного (справа) и автодорожного мостов через Ньиве-Маас в Роттердаме. Между ними — пятиэтажное здание страховой компании, в котором укрепились немецкие десантники. Открытка авиакомпании KLM, 1939 год. nederlandfotos.nl

Северная часть железнодорожного (справа) и автодорожного мостов через Ньиве-Маас в Роттердаме. Между ними — пятиэтажное здание страховой компании, в котором укрепились немецкие десантники. Открытка авиакомпании KLM, 1939 год. nederlandfotos.nl

Увы, голландцам не хватало боевого опыта и координации действий. Первая из рот быстро выдвинулась к мостам, но попала под сильный пулемётный огонь с южного берега. Попытка подавить немецкие огневые точки стрельбой без корректировки с закрытых позиций результата не принесла, а на прямую наводку пушки выдвинуты не были. Броневики были обстреляны с другого берега противотанковыми пушками, один из них получил повреждения, а второй отступил. Миномётный обстрел здания страховой компании результата тоже не дал: попасть миной в окна верхних этажей оказалось крайне тяжело.

Тем временем другая часть морских пехотинцев двигалась по набережной Ньиве-Мааса с запада и без каких-либо проблем достигла автодорожного моста. Морпехи не знали о немцах, засевших в здании страховой компании, двинулись по мосту, дошли до его середины, но здесь оказались под пулемётным огнём спереди и сзади и были вынуждены отойти с серьёзными потерями. После этого голландцы отказались от попыток уничтожить мосты, ограничившись укреплением северного берега. Вдоль него были развёрнуты семь пехотных рот, к мостам подтянули три противотанковых орудия, а для ведения заградительного огня подготовили три 105-мм батареи.

Роттердам — вид с юга на остров Ноордэрейланд, мосты и северную часть города. Фото 1928 года. flickr.com

Роттердам — вид с юга на остров Ноордэрейланд, мосты и северную часть города. Фото 1928 года. flickr.com

Эксперимент рейхсмаршала Геринга

Тем временем около 16 часов первые немецкие танки прибыли на южную окраину Роттердама. Хотя голландцы были близки к отчаянию, немцы об этом не знали. Штудент имел слишком мало сил, чтобы пытаться вновь атаковать северную сторону города, особенно сильное беспокойство командира 7-й воздушно-десантной дивизии вызывало наличие у голландцев мощной артиллерии. Даже при наличии танков попытка атаковать ими через мосты привела бы к крупным потерям. К тому же, по другой стороне параллельно реке проходил судоходный канал, игравший роль противотанкового рва.

Опыт Дордрехта показал, что потери техники в уличных боях могут оказаться очень большими. В то же время Гитлер требовал от главнокомандующего сухопутными силами Вернера фон Браухича скорейшего высвобождения 39-го моторизованного корпуса и всей 18-й армии для операций в Бельгии и Франции. Поэтому немецкое командование решило прибегнуть к помощи авиации.

Командующий немецкими ВВС рейхсмаршал Герман Геринг охотно согласился помочь: скорейшее завершение операции позволяло прийти на выручку воздушно-десантным частям, разбросанным вокруг Гааги. Воздушная атака должна была стать максимально сильной, чтобы не просто подавить голландскую оборону, но и ошеломить защитников города, деморализовать их и заставить отказаться от сопротивления.

Старый порт и вид с севера на мосты в Роттердаме. Открытка авиакомпании KLM, 1939 год. wikiwand.com

Старый порт и вид с севера на мосты в Роттердаме. Открытка авиакомпании KLM, 1939 год. wikiwand.com

Штудент и командир 39-го моторизованного корпуса генерал-лейтенант Рудольф Шмидт требовали провести точечный удар с помощью пикировщиков. Однако Геринг решил вместо ценных Ju.87 использовать горизонтальные бомбардировщики и провести бомбардировку по площадям. Поэтому командующий 2-м воздушным флотом генерал авиации Альберт Кессельринг получил распоряжение использовать 54-ю бомбардировочную группу, укомплектованную двухмоторными бомбардировщиками Не.111P, способными брать по 1000 кг бомб. Группа уже понесла потери над Бельгией и к вечеру 13 мая насчитывала около 90 исправных самолётов.

Бомбардировка была назначена на полдень 14 мая. После этого 39-й моторизованный корпус должен был форсировать Ньиве-Маас и продолжить движение в направлении Гааги и Лейдена; 7-я воздушная дивизия поступила в оперативное подчинение генерала Шмидта. Одновременно 10-му армейскому корпусу, действовавшему против «линии Греббе», полагалось двигаться в направлении Утрехта. В последний момент командующий 18-й армией генерал артиллерии Георг фон Кюхлер распорядился перед началом бомбардировки предъявить голландскому командованию ультиматум с требованием капитуляции Роттердама.

Убийство подполковника Муссерта

Утром 14 мая остатки Лёгкой дивизии, отошедшие на остров Алблассерваард, сформировали фронт по реке Норд и по реке Бенден-Мерведе от Алблассердама до Слиедрехта. Железнодорожный мост на остров Дордрехт в Слиедрехте был взорван в 11 часов. В то же время 3-й армейский корпус, отошедший с «линии Греббе», должен был создать новый фронт по Мерведе между южной оконечностью «Водной линии» и обороной на острове Алблассерваард. На остров Хуксваард немцы продвигаться не стали, и части голландской группы «Кил» позднее вернулись на позиции к западу от реки Спуи.

После оставления Дордрехта подполковник Муссерт организовал свой командный пункт в Слиедрехте. Многие голландские офицеры винили его в оставлении Дордрехта и даже в неудачах Лёгкой дивизии. Имя Муссерта постоянно связывалось с поражением и изменой, в которой легче всего было обвинить человека, воспринимавшегося «чужаком». Утром 14 мая некий лейтенант (имя которого в голландских работах тщательно замалчивается) обнаружил Муссерта на берегу и сообщил о его подозрительных прогулках капитану, начальнику своего сектора. Офицеры взяли с собой полицейского и явились прямо в штаб Муссерта, чтобы арестовать его. Капитан вытащил пистолет, приказав подполковнику поднять руки и следовать за ним. Муссерт возмущённо отказался, заявив, что капитан не имеет полномочий для его ареста. Тогда лейтенант выстрелил в него четыре раза (позднее он утверждал, что Муссерт хотел схватиться за оружие). Муссерт был смертельно ранен и в 22:30 умер в ближайшей больнице.

После войны «дело подполковника Муссерта» разбиралось голландским военным судом. Его измена доказана не была, не нашлось никаких подтверждений того, что действия Муссерта принесли какой-либо вред. Уже 14 мая комендант Дордрехта успел отдать своим сапёрам приказ о затоплении большого участка земли на пути наступления немцев. Подполковник имел лишь два недостатка — скверный характер, наживший ему множество врагов, и брата-нациста, чьё имя ассоциировалось с немцами и «пятой колонной». Убийца Муссерта избежал суда по личной протекции принца-консорта Бернхарда — человека коррумпированного и нечистоплотного. Позднее лейтенант сделал карьеру в качестве гражданского чиновника в Министерстве обороны.

Переговоры

14 мая в 9 часов утра штаб немецкого 39-го моторизованного корпуса сообщил своим командирам, что в 13:20 (по голландскому времени) будет совершён воздушный налёт на голландские позиции к северу от плацдармов на Ньиве-Маасе. После этого войска должны были переправиться через реку.

Вся немецкая группировка в районе Роттердама была разделена на три боевые группы. Наиболее сильная группа «А» должна была прорвать голландскую оборону в северной части Роттердама, выйти к Оверсхие, соединиться с десантниками и далее двигаться в направлении Делфта и Гааги. Более слабая группа «B» выполняла дублирующую задачу, форсируя реку восточнее Роттердама. Группа «С» составляла резерв — она должна была оставаться в районе Роттердама и в дальнейшем наступать там, где наметится успех.

Немецкие парламентёры на автодорожном мосту после переговоров с полковником Шарроо. 4umi.com

Немецкие парламентёры на автодорожном мосту после переговоров с полковником Шарроо. 4umi.com

Ночью командир 39-го моторизованного корпуса генерал Шмидт подготовил для голландского командования в Роттердаме ультиматум на голландском языке с требованием капитуляции, в случае отказа немцы угрожали бомбардировкой города. Ответ следовало дать в течение двух часов. С точки зрения Гаагских конвенций такая бомбардировка была вполне законной, поскольку город оборонялся войсками. В то же время, двух часов было явно недостаточно, чтобы успеть эвакуировать гражданское население.

Около 10 часов утра немецкие парламентёры с белым флагом появились на мосту через Маас, через полчаса их доставили на командный пункт полковника Шарроо. Глава делегации гауптман Хоэрст передал полковнику конверт с посланием, а на словах заявил, что в случае отказа немцы будут бомбить и другие крупные города — Амстердам, Гаагу, Утрехт и Харлем.

Полковник Шарроо (в центре, с сигаретой) на острове Ноордэрейланд, 14 мая 1940 года. 4umi.com

Полковник Шарроо (в центре, с сигаретой) на острове Ноордэрейланд, 14 мая 1940 года. 4umi.com

К полудню немецкие парламентёры вернулись на командный пункт генерала Шмидта в Рийсоорде. Гауптман Хоэрст сообщил, что, по его мнению, голландцы склоны принять ультиматум. Шмидт сразу же отправил в штаб 2-го воздушного флота сообщение:

«Воздушная операция должна быть отложена в связи с продолжающимися переговорами. Вернитесь в исходное положение».

В штабе 2-го воздушного флота эта телеграмма была получена только в 12:42 — слишком поздно, чтобы остановить вылет самолётов. Бомбардировщики были оснащены радиостанциями, но перед налётом антенны убирались (по крайней мере так об этом позднее заявили немцы). В любом случае вернуть самолёт с боевого задания в последний момент крайне сложно, и большинство командиров пойдёт на это крайне неохотно.

15 мая 1940 года, около 16 часов. Командир немецких десантников на острове Ноордэрейланд полковник Хольтиц получает от голландцев согласие на капитуляцию. 4umi.com

15 мая 1940 года, около 16 часов. Командир немецких десантников на острове Ноордэрейланд полковник Хольтиц получает от голландцев согласие на капитуляцию. 4umi.com

Около полудня генерал Винкельман потребовал от полковника Шарроо запросить у немцев новый вариант ультиматума — с именем и званием конкретного командира, его предъявляющего. Впрочем, на дальнейшие события это повлиять уже не могло. Прибывший на остров Ноордэрейланд генерал Шмидт успел передать голландским парламентёрам текст нового ультиматума, но как раз в момент их расставания в воздухе раздался рёв множества авиамоторов. «Боже мой, это катастрофа!», — воскликнул Шмидт. На часах было 13:20.

Бомбардировка Роттердама

Девяносто бомбардировщиков не могли уничтожить целый город, да и не имели такой цели. К тому же, отбомбились не все из них: бомбардировщики из группы подполковника Хёне, заходившей на город с юга, увидели запускаемые с земли красные ракеты — штатный сигнал для самолётов «не бомбите». В результате бомбы сбросили лишь около 60 машин, остальные ушли на запасные цели.

Северная часть Роттердама после бомбардировки. geschiedenisbeleven.nl

Северная часть Роттердама после бомбардировки. geschiedenisbeleven.nl

Старый центр Роттердама был застроен в основном деревянными домами; сильный ветер раздул пожары, а неисправность водопровода не позволила пожарным эффективно бороться с огнём. В местах наибольшей плотности деревянных строений возникал эффект «огненного шторма», перекидывавшегося на соседние кварталы. В любом случае эффект от бомбардировки оказался много сильнее ожидаемого. По официальной статистике, бомбами и огнём было уничтожено около 25 000 жилых домов и 5000 нежилых зданий; погибло от 800 до 900 человек, ещё свыше 80 000 потеряли кров.

Пожары продолжались до 16 мая, а окончательно справиться с огнём удалось более чем через неделю. Бомбардировка не затронула оборонительных позиций голландских войск, но пожар вскоре начал угрожать некоторым из них, и многим частям в итоге пришлось отойти. Кроме того, были уничтожены все линии надземной связи, и полковник Шарроо потерял связь не только с командованием, но и со своими частями. В 15 часов, не дождавшись ответа от немцев и инструкций из Гааги, он приказал своим войскам прекратить огонь и лично отправился на Ноордэрейланд с сообщением о капитуляции.

Разрушенная часть Роттердама в 1945 году, аэрофотосъёмка компании KLM. house-of-cards.nl

Разрушенная часть Роттердама в 1945 году, аэрофотосъёмка компании KLM. house-of-cards.nl

В 18:50 немцы начали выдвижение в северную часть города. Голландские войска уже начали сдавать оружие, но в суматохе перед зданием, где проходили переговоры о сдаче, некий голландский лейтенант открыл по немцам огонь из пистолета. Началась беспорядочная стрельба, в ходе которой генерал Штудент был тяжело ранен в голову шальной пулей (судя по всему, немецкой). Он несколько дней находился при смерти и выздоровел лишь через девять месяцев — как раз незадолго перед началом Критской операции.

Граница зоны разрушений в северной части Роттердама. geschiedenisbeleven.nl

Граница зоны разрушений в северной части Роттердама. geschiedenisbeleven.nl

Капитуляция и потери

Сдача Роттердама стала сильнейшим ударом по голландской армии — в плен попало около 10 000 человек. Дорога на Гаагу была открыта, вдобавок у оставшихся голландских войск стали заканчиваться боеприпасы. Вечером 14 мая немцы достигли Оверсхие, где имели несколько стычек с голландскими частями, ещё не получившими известия о капитуляции. Всего за четыре дня боёв вокруг этого городка голландские войска потеряли не менее 45 человек убитыми.

В Роттердаме и вокруг него за пять дней боёв погибло 185 голландских военных, ещё 249 человек погибло на острове Дордрехт. Всего же голландская армия в ходе «пятидневной войны» потеряла убитыми 2332 солдат и офицеров.

15 мая 1940 года, генерал Винкельман после подписания капитуляции покидает здание школы в Рийосорде. 4umi.com

15 мая 1940 года, генерал Винкельман после подписания капитуляции покидает здание школы в Рийосорде. 4umi.com

Немцы потеряли на острове Дордрехт 98 человек, ещё 31 человека — возле мостов в Мурдейке (в основном 10 мая). В Роттердаме и на острове Иссельмонд потери немцев составили 123 человека, а в Оверсхие и на марше к нему — ещё не менее 7 человек. В сумме их потери убитыми составили около полутора тысяч человек (в основном это были десантники). В то же время немцы понесли огромные потери пленными — в руках голландцев оказалось 1750 человек (в основном десантники и лётчики). Около 1350 пленных голландцы успели отправить в Англию, и для немцев они стали безвозвратными потерями.

Итак, к 14 мая 18-я немецкая армия оказалась полностью высвобождена и могла быть развёрнута против англо-франко-бельгийских войск. Соотношение сил во Фландрии резко изменилось — теперь союзники не имели численного превосходства.

Голландская армия неплохо показала себя в бою и не была разгромлена, но почему же немцам удалось так быстро принудить её к капитуляции? Одной из главных проблем стало то, что голландские командиры не имели боевого опыта: они раз за разом не добивали уже разбитого противника, запаздывали с началом атаки, когда обстановка менялась ежеминутно, а враг мог появиться с любой стороны. Именно высадка с воздуха оказалась тем, чего голландцы не ожидали, и что привело их в растерянность. Свою роль в создании хаоса сыграли и панические настроения, вызванные страхом предательства и поисками «пятой колонны». В итоге, когда немецкие танки оказались в сердце страны, голландское руководство решило, что сопротивление бесполезно.

Литература

      1. Д. М. Проэктор. Война в Европе, 1939-1941 гг. М.: Воениздат, 1963
      2. А. Гове. Внимание – парашютисты! М.: Издательство иностранной литературы, 1957
      3. Д. Ричардс, Х. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне 1939-1945 гг. М.: Воениздат, 1963
      4. Б. Кверри, М. Чаппел. Германские парашютисты, 1939-1945. М.: АСТ, Астрель, 2003
      5. I. M. Baxter, R. Volstad. Fallschirmjuger. German Paratroopers from Glory to Defeat 1939-1945. Concord Publishing, 2001 (Concord 6505)
      6. Chris Ailsby. Hitler’s Sky Warriors. German Paratroopers in Action 1939-1945. London: Brown Partworks Ltd, 2000
      7. Luitenant-kolonel b.d. E.H. Brongers. Het bombardement van Rotterdam – mei 1940 (http://4umi.com/image/map/nl/rotterdam/brongers.php)
      8. http://www.waroverholland.nl/
      9. http://www.zuidfront-holland1940.nl
      10. http://www.airaces.ru

источник: https://warspot.ru/11162-nemetskie-parashyutisty-v-gollandii-final-kampanii

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare