0
0

Закрытое заседание Политбюро, которое в этой истории так и не переименовали в Президиум, все никак не начиналось – запаздывало руководство. В ожидании генсека Прогрессоров устало прикрыл глаза и погрузился в приятные воспоминания. 

Ровно  тридцать лет назад и… далеко в будущем, сомнительный эксперимент, в успешность которого никто не верил, увенчался успехом.

Началось все с того, что завкафедрой прикладной физики профессор Каменев разработал очень смелую теорию обратного перехода времени и взялся воплотить ее в жизнь. По его мнению, прыжок в прошлое не только возможен теоретически, но и легко реализуем на практике. Создание экспериментальной установки особых трудностей не вызвало, но Каменева совершенно измучили насмешки коллег. Поэтому физик решил устроить испытание на себе, чтобы или посрамить злопыхателей, или же погибнуть во имя науки. Правда, как он потом понял, в расчетной формуле, выведенной интуитивно, выпала константа «с» (скорость света) и вместо десяти секунд его отнесло назад почти на целый век. Но для страны это обернулось невиданным благом. Сколько ошибок удалось избежать, сколько человеческих жизней сохранить. Войну, конечно, предотвратить не удалось, но закончилась она уже в 44-м, и не на Эльбе, а на Рейне. План Маршалла остался на бумаге, гонка ядерных вооружений так и не началась, и даже Спутник запустили на три года раньше.

Нелегкая стезя прогрессорства

Жаль, конечно, что никаких материалов с собой не прихватил, но зато очень выручило хобби профессора – увлечение историей. Первым делом, выяснив, что он очутился в 1927-м году, Каменев направился в ближайшее отделение ОГПУ и продемонстрировал свои часы. На следующий день его привели к Ягоде, а затем и к Сталину. Вскоре, получив новую фамилию и должность, Прогрессоров вовсю консультировал руководство страны. Претворять решения в жизнь было непросто, ведь сначала предстояло избавиться от балласта, осевшего во власти, но результат того стоил.

Нелегкая стезя прогрессорства

Ага, наконец-то явился новый генсек — товарищ Мымриков. Скромный вид, мешковатый пиджак, очки в толстой оправе, неуверенный взгляд. Как только такой сумел пробиться во власть? Впрочем, о большинстве членов Политбюро Прогрессоров в прошлой жизни тоже никогда не слышал. Старую гвардию сначала тщательно прореживал он сам вместе со Сталиным, а после смерти Верховного остатки прежних кадров пали в междоусобной борьбе.

То, что Мымриков начал заседание с обсуждения личности товарища Прогрессорова, никого не удивило. Во-первых, нужно ввести в курс дела новых членов Политбюро, а во-вторых, как-то отметить тридцатилетний юбилей появления попаданца. Поэтому начало речи бывший физик слушал вполуха, встрепенувшись, лишь когда услышал резкую критику в свой адрес.

— … свою деятельность товарищ Прогрессоров сразу начал с репрессий. В первую очередь он поспешил устранить помощника Сталина товарища Бажанова под тем смехотворным предлогом, что тот якобы собирается бежать в Иран. Позже, когда Сталин постепенно прибрал к рукам всю власть, товарищ Прогрессоров развернулся вовсю, старательно уничтожая лучшие партийные кадры. Например, на Украине он репрессировал все высшее руководство. Его жертвами стали Косиор, Постышев и Чубарь. Не щадил Прогрессоров и военных, например, легендарного героя Испанской войны Павлова, которого он старательно третировал, не давая подняться в должности выше комбрига. И, кстати, как вы помните, именно благодаря вмешательству Прогрессорова эту войну республиканское правительство с треском проиграло.

Отпив минералки прямо из бутылки и вытерев платком вспотевшее лицо, Мымриков пристально посмотрел на Ворошилова. Маршал встрепенулся под настойчивым взглядом генсека и торопливо подтвердил:

— Только подумайте, товарищи, человек, в жизни не командовавший даже взводом, взялся давать советы по стратегии опытным военачальникам. Он единственный виновник того, что за четыре года мятежникам удалось захватить почти всю Испанию, кроме Страны Басков.

— Ну, уж о просчетах Прогрессорова, — продолжал разгромную речь Мымриков, —  при подготовке к войне с фашистской Германией и говорить нечего. Тут можно долго перечислять. Он посоветовал массово использовать противотанковые ружья, хотя довоенные испытания ясно показали, что для выведения танка из строя требуется не менее пятнадцати попаданий. Он также рекомендовал начать строить в огромных количествах самоходные орудия вместо танков, хотя без вращающейся башни на поле боя они обречены. Еще настаивал заранее эвакуировать промышленность, хотя было очевидно, что дальше строй границы враг не пройдет.

Отдельно можно сказать о его политических взглядах. Чего стоит только совет не вводить войска в Литву, в которой население якобы недружественно относится к Советскому Союзу. В результате фашисты получили в начале войны большую фору и сразу подошли к Минску. И заметьте, литовские партизаны храбро сражались с немцами, а те в ответ уничтожили половину населения этой отважной страны. Не меньше вреда могла нанести идея Прогрессорова не возвращать Молдавию, хотя она являлась международно признанной частью нашей страны. А ведь не отодвинь мы границу, то румыны могли бы с ходу захватить Одессу.

Мымриков сделал паузу, и жестом руки предложил дополнить его слова Куусинену. Тот не замедлил и с искренним возмущением вставил свои пять копеек:

— Товарищи, хочу напомнить, что не будь Прогрессорова, Финляндия не вступила бы в войну в союзе с Гитлером. Ведь сколько провокаций устраивали белофинны у нас на границе – обстрелы из ружей и пулеметов стали обыденным делом, и даже артобстрелы регулярно случались. Было совершенно необходимо наказать зарвавшуюся белофинскую военщину, но из-за Прогрессорова мы все стерпели. Но ведь совершенно понятно, что в политике стоит лишь раз проявить слабину и вас попытаются съесть. Так же и финны, не встретив ни малейшего отпора, приняли наше миролюбие за слабость и напали в 41-м вместе с Гитлером с целью захвата Ленинграда и Карелии.

Усадив Куусинена на место, Мымриков продолжил, почти не глядя в бумажку. — Хорошо еще, что руководство страны отклонило другое безумное предложение гражданина Прогрессорова – отдать фашистам территорию Западной Украины. Почему, спрашивается, мы не должны освобождать украинцев? Вопрос риторический. Нельзя также не упомянуть о другом вредительстве гражданина Прогрессорова – урановом оружии. Только представьте, во время войны, когда не хватало даже самого необходимого, мы по его предложению занимались столь дорогостоящим проектом. И чем все это закончилось? Тем, что и должно было случиться. Наши оппоненты в США не идиоты, они прекрасно понимают, что если не запретить ядерное оружие, то оно появиться во всех странах, что грозит миру полной катастрофой. Естественно, американцы согласились на полное запрещение ядерного оружия, и все наши старания оказались напрасны.

Следующим выступающим по сценарию был Игнатов и он без напоминания вскочил, чтобы вылить очередной ушат критики.

— Товарищи, а как упорно  Прогрессоров сопротивлялся ускоренному освоению целины, начатому в 54-м году! Если бы не он, страна бы уже сейчас дополнительно получила миллионы тонн зерна. А что он пытался проделать с климатом? Подумайте только, ведь этот неуч хотел ограничивать выбросы углекислого газа в атмосферу с целью снижения температуры. Наша  страна и так несет огромные потери в связи с холодным климатом – короткий вегетационный период, большие затраты на отопление, высокая стоимость домов, быстрый износ дорог, затраты на теплую одежду, и прочее. А он, видите ли, не хочет глобального потепления!

Согласно покивав, Мымриков устало оперся о стол, как бы придавленный тяжким грузом проблем.

— В общем, товарищи, список вредительств, совершенных Прогрессоровым, бесконечен. Да возьмите хотя бы его последнее деяние – аварию первого пилотируемого космического корабля.

Пораженный до глубины души Прогрессоров, пребывавший до сих пор в ступоре, наконец, обрел дар речи и возмущенно возразил.

— Простите, а кто же, как не вы, требовали запустить "Восток" к юбилею революции? Вот из-за спешки и случилась катастрофа.

— Нет, ну вы слышали, товарищи? – картинно воздел руки Мымриков, оглядев зал заседаний и снова уперся в Прогрессорова тяжелым взглядом. — У вас что, станет наглости отрицать, что именно по вашей протекции первым космонавтом назначили не опытного летчика, а молодого, совершенно неопытного пилота, да еще с такой аристократической фамилией – Гагарин. Вот ваш потомственный князь что-то и напутал в управлении.

— Но позвольте, — подал голос кто-то из новых членов Политбюро. – Ведь Прогрессорова вроде бы прибыл из будущего? Или это неправда?

— Чистая правда, — подтвердил Ворошилов. — Никаких сомнений в этом нет, а его диковинные часы без стрелок до сих пор работают.

— Однако, — опередил Мымриков все вопросы, — ничем не доказан тот факт, что он действительно послан людьми, сочувствовавшими нашему делу. Сами посудите, согласно описи, на всех его вещах стоят заграничные клейма. Кроме того, само утверждение о том, что в будущем Союз развалится сам по себе, является абсурдным. Почему-то во время войны не развалился, несмотря на тяжелые испытания, а тут на ровном месте распался.

Перед глазами профессора поплыл темный туман и голова закружилась, так что уцепился руками за стол. А генсек продолжал яростно обличать:

— Предлагаю за вред, нанесенный как нашей стране, так и всему прогрессивному человечеству…- сердце старого физика вдруг резко кольнуло и последние слова Прогрессоров уже не услышал.

Подписаться
Уведомить о
19 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare