Некоторые тенденции в развитии дивизионной артиллерии в период между мировыми войнами…

15
13

… а так же о некоторых занятных извращениях, имевших при этом место быть.

Собственно говоря, поначалу просто хотелось рассказать о некоторых весьма интересных отечественных разработках дивизионных орудий калибра 85-мм и 95-мм, и о тех выгодах, которые проистекали от перехода на увеличенный (по сравнению с приснопамятными «тремя дюймами») калибр — но тема изрядно разрослась.

Итак, исторический аспект:

Как написано у Широкорада в книге «Гений советской артиллерии»:

«…До 1938 г. в отечественной артиллерии не было калибра 85 мм. Эпизодически он появлялся в эскизных проектах, возможно, привлекала «круглая» цифра.»

Добавлю – калибр 95 мм. также не встречался. Тем не менее, в историческом плане данные калибры имели место быть во французской полевой артиллерии второй половины 19 века, а именно в следующих полевых пушках:

85-мм полевое орудие де Реффи 1870 г.

95-мм полевое орудие Лахитолле 1875 г.

Таким образом,чисто в плане гипотезы,  можно считать, что попытки округления перспективных калибров до данных показателей, могли ыть проявлениями «франкофильства» у разработчиков.

С другой стороны – выбор мог-быть сугубо умозрительным и основываться исключительно на планируемых ТТХ перспективных артиллерийских комплексов.

Еще дополнение: сразу должен оговорится — основной рассказ пойдет про дивизионные пушки и об их эволюции.

Предпосылки.

Предвоенные теории тактики сухопутных войск в целом, и полевой артиллерии в частности, прошли суровую проверку в горниле «мировой мясорубки». Можно отметить некоторые тенденции:

  1. Увеличение дистанции стрельбы по сравнению с довоенными уставными требованиями.

Вот чего по этому поводу писал М.И. Кириллов-Губецкий:

«…Отношение к дальнобойности артиллерии до войны 1914-1918 гг. характеризуется полным игнорированием ее значения. Малая глубина обороны, не превосходившая 3 — 4 км, заставляла считать дальностями решительного боя дальности до 4 км, а отсутствие авиации, а значит и возможности наблюдать и корректировать огонь на. большие дальности, не стимулировало роста дальнобойности орудий.

О стрельбе на дальности свыше 6 км для легкой полевой артиллерии никто не думал.

По, свидетельству Гаскуэна, во французской артиллерии стрельба на большие дальности была осуждена как ересь и уставом и начальством, и в мирное время артиллерия в ней не практиковалась.

… Мировая война 1914-1918 гг. заставила резко изменить этот взгляд на значение дальнобойности. Рост мощности огня и огромные потери, получающиеся при применении прежних компактных боевых порядков, заставили пехоту перейти к повой групповой тактике. Уменьшившееся при этом число бойцов, приходящихся на 1 км фронта, было с избытком компенсировано введением легких пулеметов и значительным увеличением числа станковых. В результате обороноспособность боевого порядка возросла в значительной степени, а помноженная на развитие средств инженерной обороны, позволила увеличить глубину обороны до 10 км.

Такая глубина не могла более обстреливаться огнем артиллерии с одних и тех же огневых позиций и вызывала необходимость их перемены во время наступления. Нечего и говорить, что сплошь и рядом это приводило к полной потере связи с пехотой, прекращению артиллерийской поддержки и неудаче наступления.

 

…Вывод напрашивался сам собой: необходимо было немедленно принять меры к увеличению досягаемости существовавших на вооружении систем с одновременным обеспечением возможности корректировать огонь на большие дальности.»

 

  1. Увеличение требований к гибкости огневой поддержки: необходимость и в настильном огне, и в стрельбе по навесным траекториям.
  2. Массовое внедрение мехтяги для транспортировки полевых орудий, что весьма сильно увеличило подвижность артиллерии и позволяло нарастить вес полевых артсистем.
  3. Появление новых противников на поле боя – авиации и танков. Для решения этой проблемы (за явным недостатком специализированных систем) широко привлекали штатные полевые артсистемы – либо вырабатывая новые тактические приемы, либо доработавая их кустарным или заводским образом:                                                                                                                                                                          Полевые орудия на станках для зенитной стрельбы.                                                                                                                                                                                                    Германский 7,58 см. миномет в положении для противотанковой стрельбы.
  4. Да и могущество снаряда необходимо было подтянуть – предполагаемые мишени под шрапнель и осколки подставляться не хотели и активно практиковали различные виды полевой фортификации и защитные девайсы.

Все вышеуказанные причины логично привели к двум вещам:

  1. Назрело реформирование в обеспечении новой матчастью.
  2. Полководцам от артиллерии захотелось много нового, а порою и странного.

Новые трехдюймовки:

Нужно сказать, что несмотря на то, что необходимость более крупного калибра «дивизионок» была вполне понятна, наличие мобзапасов, налаженного производства (а также, не исключено, некую инертность мышления) привело к тому, что у ряда крупных стран-участников ВМВ трехдюймовые полевые орудия таки массово состояли на вооружении в дивизиях (либо нового типа, либо глубоко модернизированные образцы ПМВ).

Японская полевая 75-мм пушка тип 90 (на вооружении с 1932 г.)

Орудие интересно тем, что лафет разработан на основе 85-мм пушки-гаубицы Шнейдера (о ней немного попозже). Еще нюанс: выпускалось в двух версиях – для конной тяги (с деревянными колесами и без подрессоривания), и для мехтяги (подрессоривание, колеса с резиношинами). Лафет с раздвижными станинами, ствол с дульным тормозом.

Краткие ТТХ – 75-мм/38 клб., вес в боевом положении 1400/1600 кг. (в зависимости от варианта – для конной или мехтяги), снаряд 6,6 кг., начальная скорость 683 м/с, дальность стрельбы 13890 м., угол ВН до 43 град, сектор обстрела 50 град. Затвор – горизонтальный клиновой.

У итальянцев в дивизии могло быть два типа 75-мм пушек:

Cannone da 75/32 – глубокая модернизация полевого орудия ПМВ. Наиболее продвинутая версия обр. 1937 г.: новый лафет (обратно, с раздвижными станинами), дульный тормоз, возможность транспортировки мехтягой.

75 мм./32 калибра, вес в боевом положении 1200 кг., снаряд 6,35 кг., начальная скорость 624 м/с, дальность стрельбы 12500 м., угол ВН до 45 град, сектор обстрела 50 град.

Вторым типом 75-мм орудия, состоявшим на вооружении итальянской армии является Obice da 75/18 Modello 35, но оно, во-первых,  разработано на базе горной пушки, а во-вторых позиционируется скорее как пехотное, а не полевое.

Во Франции также на вооружении продолжала состоять 75-мм пушка обр. 1897 г., прошедшая ряд модернизаций.

Первый вариант – установка на различные колеса с пневматиками (для транспортировки при помощи мехтяги):

Справа вариант с подрессориванием на колесах с сотонаполненными пневматиками Боду.

Был еще вариант на колесах с бескамерными шинами Мишлен, но данный тип французских пушкарей не устроил, т.к. подпрыгивал при стрельбе на больших углах возвышения, поэтому колеса передали полякам (а вот с пушками, или без – х/з).

Наиболее радикально орудие было модернизировано в 1933 г. (обратно, увеличение дальности стрельбы, увеличение сектора обстрела за счет нового лафета с раздвижными станинами и возможность транспортировки при помощи мехтяги).

75 мм./36 калибра, вес в боевом положении 1500 кг., ОФ-снаряд 6,6 кг., начальная скорость 580 м/с, дальность стрельбы 11100 м., угол ВН до 50 град, сектор обстрела 58 град.

Кроме того, на базе данного лафета был фактически создан дуплекс со 105 мм. гаубицей.

Еще одним вариантом модернизированной французской 75-мм полевой пушки стал её американский вариант (призводившийся по лицензии).

Помимо «малой» модернизации (доработка базового лафета, увеличение углов ВН, доработка ходовой)…

Был и более продвинутый вариант М1897А4, опять-же на новом лафете с раздвижными станинами:

ТТХ: ствол калибром 75 мм./36 клб., вес в боевом положении 1600 кг., максимальный угол ВН 49 град., сектор обстрела 60 град. Есть некоторые отличия в баллистике по сравнению с исходным французским образцом – граната в те-же 6,6 кг. имеет начальную скорость 596 м/с, а максимальная дальность стрельбы при этом 12796 м. (почти на 1,5 км. дальше, чем у французского орудия). Возможно это связано с другими характеристиками американских артиллерийских порохов, возможно у американских орудий использовался выстрел с усиленным зарядом.

Отдельной строкой можно рассмотреть германские и шведские орудия.

Во-первых, это в основном экспортные образцы; во-вторых – спроектированные совершенно заново (включая и боеприпасы); в-третьих, говоря о шведской фирме «Бофорс» не забываем тот факт, что в межвоенный период там реализовывались многие технические решения немецких разработчиков руками специалистов-немцев.

Начнем со шведов: на основе 90-мм орудия обр. 1929 года (о ней поподробнее будеть чуть попозже) была разработана 75-мм полевая пушка обр. 1935 года, активно  поставлявшаяся на экспорт. Основными покупателями были армии Аргентины и Китая, некоторое количество было поставлено в Парагвай. Есть информация о том, что партия орудий была поставлена в Финляндию, но за достоверность этой информации поручится не могу (возможно путают с 75-мм зенитками Бофорс, те точно поставлялись).

Орудие имеет лафет с раздвижными станинами, тормоз отката и накатник располагаются по обе стороны от ствола (в отечественной литературе попадался термин «люлька по типу «бофорса»), имеется дульный тормоз.

Интересной особенностью является то, что выстрел полуунитарный (гильза с зарядом соединяется со снарядом перед стрельбой, видимо для удобства использования выстрелов с зарядом различной мощности — придание орудию «гаубичных» свойств).

Единственная имеющаяся информация по ТТХ фактически взята с плаката позади орудия на последнем снимке: ствол калибром 75-мм/40 клб., вес в БП 1560 кг., максимальная дальность стрельбы 12200 м., вес выстрела 12 кг. (снаряд скорее всего ок. 6,5 кг.).

Теперь о германских 75-мм полевых пушках.

Цитата из книги А.Б. Широкорада «Бог войны 3-го рейха»:

«…Принципиальным отличием германской дивизионной артиллерии от советской было отсутствие в ней … пушек. Да, это не опечатка: в наиболее боеспособных дивизиях (1 и 2 линии) на вооружении состояли только гаубицы… Во второразрядных формированиях и учебных частях, за неимением лучшего, немцы использовали свои старые, оставшиеся со времен Первой мировой войны 7,5 см. дивизионные пушки.»

Также там говорится о использовании в укрепрайонах, береговых частях  трофейных дивизионных орудий – советских, польских и французских.

Отчасти Александр Борисович прав – дивизионные пушки в вермахте были изрядной редкостью, и по штату в артполку дивизии били только гаубичные дивизионы – два легких (105-мм гаубицы) и одни тяжелый (150-мм). Но, во-первых, немцы очень сильно хотели «подпереть» гаубицы 105-мм дивизионной пушкой (формально она была корпусной артсистемой, но по необходимости придавалась дивизиям); во-вторых 75-мм дивизионные пушки в вермахте были, и не только во «второстепенных» дивизиях – правда в довольно таки «гомеопатических» количествах (и, кстати, у того-же Широкорада в той-же книге про это упомянуто).

Начну с пушки, которая хоть и не состояла на вооружении (была по существу эксперементальным образцом), но, во-первых показывает примерный ход мыслей германских разработчиков в конце 20-х (орудие разработано как минимум до 1929-го), а, во-вторых, впоследствии лафет этой пушки был доработан под установку 105-мм гаубичного ствола – так появилась знаменитая 10,5 см. LeFH 18.

Пушка позиционировалась как дальнобойная (сравнительно с образцами времен ПМВ), шла под индексом WFK.

ТТХ следующие: калибр 75 мм., длина ствола 42 клб., вес в боевом положении 1625 кг., углы ВН от -5 до 42 град., сектор обстрела 60 град., начальная скорость снаряда 701 м/с, максимальная дальность стрельбы 13500 м. Был выпущен один прототип.

Теперь о серийных образцах.

Крупповская пушка 7,5 см. Feldkannone 18. Разработана в 1930 г., но в производстве в 1939-40 гг., произведено 104 орудия, состоявшие на вооружении сперва в батарее 1-й кавалерийской бригады, а затем и арполка 1-й кавалерийской дивизии (часть принимала активное участие в боевых действиях в Польше и Франции). Данное орудие можно позиционировать как очень глубокую модернизацию 7,5 см. полевой пушки обр. 1916 г., хотя есть изрядные отличия в баллистике.

75 мм./26 калибра, вес в боевом положении 1090 кг., ОФ-снаряд 5,8 кг., начальная скорость 485 м/с, дальность стрельбы 9425 м., угол ВН до 45 град, сектор обстрела 60 град. Выстрел раздельного заряжания, скорострельность 8-10 выстрелов/мин.

Также на вооружении стационарных дивизий, расквартированных во Франции,  имелись 7,5 см. пушки Круппа обр. 1938 г. – экспортные орудия, разработанные для Бразилии (бразильцы до начала войны успели получить 64 заказанных орудия, 80 орудий ввиду невозможности поставки были консфискованы для нужд Германии).

Орудие получено путем наложения 75-мм ствола на лафет 10,5 см. LeFH 18.

75 мм./34 калибра, вес в боевом положении 1380 кг., ОФ-снаряд 5,8 кг., начальная скорость 580 м/с, дальность стрельбы 11300 м., угол ВН до 45 град, сектор обстрела 55 град. Выстрел унитарный. Скорострельность 10-12 выстрелов/мин.

Еще одна весьма оригинальная трехдюймовка – 7,5 см. полевая пушка 7М85 (разработана в 1943 году).

Орудие было получено путем наложения 7,5 см. ствола от противотанкового орудия РАС 40 на лафет 105-мм гаубицы LeFH 18/40 (которая была в свою очередь получена путем наложения ствола 105 мм. гаубицы LeFH 18 на доработанный лафет противотанковой пушки РАС-40 – оцените юмор ситуации).

Не исключено, что разработка данного орудия являлась инициативой, а с учетом того, что все 84 произведенных орудия поступили на вооружение двух полков крепостной артиллерии – то под конкретные задачи (видимо, угол ВН базового противотанкового орудия не совсем подходил).

ТТХ: 75 мм./43 калибра, вес в боевом положении 1778 кг., снаряд 5,8 кг., начальная скорость 550 м/с, дальность стрельбы 10275 м., угол ВН до 42 град, сектор обстрела 40 град. Выстрел раздельный. Скорострельность 8-10 выстрелов/мин.

История разработки отечественных дивизионок калибра 76,2 мм. довольно хорошо известна, я просто предлагаю сравнить ТТХ импортных образцов с отечественной Ф-22 УСВ (Ф-22 в качестве примера не рассматриваем – в силу её полууниверсальности по ТТЗ).

На пути к увеличенному калибру.

Хотелки военных после Великой войны имели ряд ограничивающих факторов.

Во-первых, послевоенный мировой финансовый кризис серьезно урезал военные бюджеты.

Во-вторых, в арсеналах стран-победителей оставалось огромное количество сравнительно «свежих» артсистем и боеприпасов к ним.

Но, тем не менее, теоретики таки теоретизировали, а разработчики разрабатывали, при этом часть разработок активно шла на экспорт. Например, для Испании в 1922-г была разработана пушка 105 мм. (длина ствола 24 калибра, дальность стрельбы до 12 км.), её версия 1931 г. также активно шла на продажу, в частности несколько орудий попало в Латвию. Интересна конструкция лафета с поддоном, данная конструкция активно использовалась в дальнейшем.

Нужно сказать, что по некоторым источникам оное орудие числится гаубицей, – угол ВН до +38 град в принципе соответствует требованиям, хотя, все-же,  для гаубиц межвоенной разработки характерны углы ВН до 60-65 град (это обеспечивает бОльшую гибкость по выбору траекторий).

«…На основе обобщения … опыта, что называется, «по горячим следам», британская армия уже в 1919 г. выдвинула требования к перспективному полевому орудию. Новое орудие должно было прийти на замену двум основным артиллерийским системам военных лет — 18-фунтовой (83,8-мм) пушке и 4,5-дюймовой (114,3-мм) гаубице. Оба этих орудия — каждое по-своему — были хороши, но имели и определенные недостатки. В частности, снаряд 18-фунтовки имел неплохую начальную скорость, но орудие отличалось слишком малым углом вертикальной наводки. Поэтому ее удачно дополняла гаубица с навесной траекторией стрельбы. Новая же система должна была сочетать достоинства обоих орудий, то есть, стать пушкой-гаубицей.

Разработка велась неспешно — ведь войны в обозримом будущем не предвиделось. Лишь к 1924 г. на рассмотрение Королевского артиллерийского комитета представили два проекта пушки-гаубицы — 3,9-дюймовой (100-мм) QF и 4,1-дюймовой (105-мм) BL. При этом первый вариант предусматривал применение унитарных выстрелов, а второй — выстрелов раздельного заряжания(1). Но обе системы были отвергнуты, поскольку не обеспечивали требуемую дальность стрельбы в 15 000 ярдов (13 725 м) — их проектировщики обещали только 13 000 ярдов (11 895 м). В 1928 г. директор Королевской артиллерии генерал-майор Дж. Х. Льюис предложил 3,7-дюймовую (94-мм) пушку-гаубицу, но и она не была принята. «

О последнем варианте немного поподробнее:

«В послевоенный период (1920-ые) было признано, что 18-pr Мк4, не являются подходящим для дальнейшего развития и было предложено создать новое орудие. Это должна была быть пуш-ка/гаубица, предназначенная для того, чтобы выполнять функции 18-pr пушек и 4.5-дюймовых гаубиц. Такое орудие могло бы обеспечивать огневую поддержку на любом типе ландшафтов, а единый тип боеприпасов значительно облегчал снабжение во время войны.

Эксперты Королевской Артиллерии заключили, что орудие калибром 3.7 дюймов (94 mm) с дальностью стрельбы по крайней мере 15 000 ярдов (13 716 m) и массой снаряда от 20 до 25 фунтов (от 9 до 11 кг) было способно заменить, и 18-pr и 4.5-дюймовые орудия.»

Но, по финансовым ограничениям проект не прошел, а в качестве нового артиллерийского калибра для «дивизионок» избрали 87,6 мм. ( 25-фунтов — по британской классификации).

«…в октябре 1933 г., в Британии было принято принципиальное решение о калибре перспективной системы. Выбор остановили на 3,45 дюймах, или же 87,6 мм в метрической системе, поскольку применение большего калибра делало невозможным модернизацию под новые боеприпасы старых 18-фунтовых пушек. В феврале 1938 г. принятое для гаубиц обозначение калибра в дюймах изменили на «пушечное» обозначение в фунтах — так 3,45-дюймовое орудие стало 25-фунтовым. Тем самым подчеркивалось, что новая система должна стать прежде всего пушкой, и лишь во вторую очередь — гаубицей. В сентябре 1934 г. была подготовлена официальная спецификация Генерального штаба, а директор Королевской артиллерии генерал-майор Льюис наконец-то выдал заказ концерну «Виккер-Армстронг» на изготовление первого прототипа»

Так появилась одна из самых известных и удачных артсистем Воторой Мировой.

Из сходных по концепции, но менее известных можно отметить следующие орудия:

85-мм пушка-гаубица Шнейдера обр. 1927 г

Вес орудия в боевом положении 1970 кг., длина ствола 2975 мм. (34,8 клб.), сектор обстрела 54 град., углы ВН от -6 до +65 град., снаряд «гаубичный» 8,8 кг, снаряд «пушечный» 10 кг., начальная скорость 550-675 м/с, эффективная дальность до 15000 м.

Орудие имело прогрессивную конструкцию лафета с раздвижными станинами, дульный тормоз и довольно интересную конструкцию каморы, позволявшей использовать пушечные и гаубичные выстрелы.

Но военных орудие не устроило, поскольку вышло довольно тяжеловатым, но при этом эффективность гаубичного снарядо посчитали недостаточной (сравнительно с 105-мм, имевшимися в наличие), поэтому серия была ограничена несколькими десятками, да и из тех часть поставили грекам.

Еще из интересных артсистем межвоенного периода можно ометить 90-мм пушку Бофорс.

Орудие также обладало рядом прогрессивных элементов конструкции: размещение тормоза отката и накатника с обеих сторон ствола, автоматическое закрытие затвора (четверть-автоматика), лафет с раздвижными станинами (обеспечивал сектор обстрела до 58 град).

ТТХ следующие: калибр 90 мм., длина ствола 40 клб., вес системы в боевом положении 1675 кг. Снаряд 10 кг., начальная скорость 675 м/сек, максимальная дальность стрельбы до 14000 м.

Судя по всему, данная артсистема на вооружение принята не была, но на её основе была разработана весьма успешная экспортная пушка классического «трехдюймового» калибра (о ней говорилось чуть выше).

«Универсалки» — или немного на тему «пушкари извращаются».

Опять-же цитата из Широкорада, из книги «Гений советской артиллерии»:

Опытное универсальное 75-мм орудие Т3, США.

«…в 1931 г. в открытой прессе США и Англии появились материалы о создании  в этих странах универсальных (дивизионно-зенитных) пушек. Было ли это глупостью военного руководства этих государств или умышленной дезинформацией, выяснить сейчас сложно да и вряд-ли нужно. В то-же время с 1917 по 1933 г. самолеты всех стран непрерывно совершенствовалась. Скорость полета возросла в несколько раз. Существенно возросла маневренность и живучесть. Палить по самолетам 30-х гг. из трехдюймовки можно было лишь для морального самоуспокоения.

Основным врагом полевых войск стал… низколетящий штурмовик или пикирующий бомбардировщик».

И далее пассаж о том, что наилучшим вариантом от такого врага были-бы зенитные автоматы.

Ну, скажем так, характеристики боевых самолетов, конечно, подросли, но явно не в такой пропорции, что обозначил Александр Борисович. Скорость истребителей возросла с 200 км/ч до 300-350 км/ч (у серийных машин); у бомбардировщиков скорость возросла со 180-200 до 250-300 км/ч. Пикировщики только-только появились, их эффективность под очень большим вопросом, а небезызвестный Эрнст Удет еще не стал инспектором люфтваффе.

Насчет зенитных автоматов – полностью согласен. Были-бы лучше. Только вот нюанс – на начала 30-х у всех стран в мире производство МЗА если и велось, то в гомеопатических количествах. А в отношении СССР к этому можно добавить такой момент, как отсутствие пружинных сталей с нужными характеристиками, что для изготовления автоматических пушек является критическим.

Кроме того, под «универсальностью» тогда понимали сочетание ряда характеристик доработанного полевого орудия, которые позволяли использовать его прежде всего для гаубичной стрельбы, ну а потом уже и для зенитной.

Опять-же, фактически, ни за рубежом, ни у нас данные разработки не пощли далее изготовления опытных образцов (правда у нас все-же ухитрились вбухать в ОКР и создание опытных образцов охрененно много ресурсов, изрядно затормозив работы над обычными полевыми артсистемами).

Ну а теперь, собственно, об орудиях. Но перед тем, как начать разговор собственно об орудиях, необходимо упомянуть о боеприпасах, которые должны были использоваться.

Помимо выстрела полевой «трехдюймовски» с гильзой длиной 385,3 мм. и фланцем 90 мм. у фирмы «Рейнметалл» (вместе с техдокументацией на зенитку) была закуплена техдокументация на выстрелы 76,2 мм. трех типов:

Первый тип с гильзой длиной 560 мм., фланцем 89 (в некоторых источниках 90) мм. Данный выстрел, судя по всему, виделся наиболее перспективным, поскольку позволял на имеющемся оборудовании с минимальными доработками получить выстрел с улучшенными характеристиками (но, к сожалению, дело не пошло – при валовом производстве в процессе вытяжки гильзы слишком часто трескалось дульце)

Второй тип с гильзой длиной 558 мм. (иногда пишут 560 мм.), фланец 101, ( иногда пишут 102 мм.).  Выстрел именно с этой гильзой пошел в серию.

Третий тип выстрела был самый злой – длина ок. 629 мм., фланец 112 мм.

Собственно, при работах над универсалками имелось в виду использование при разработках всех типов выстрелов.

Первой реальной попыткой (с запиливанием пусть ограниченной, но серии) добавить дивизионной пушке универсальности (в плане придания возможности ведения огня «по-гаубичному»), полагаю, была разработка «трехдюймовки» обр. 1933 г. (новый ствол 50 клб. наложили на лафет от 122-мм гаубицы обр. 1910/30) – большие углы ВН позволяли худо-бедно «играть» траекториями.

Кировские разработки :

Серия универсальных и полууниверсальных 76,2 мм. орудий разработанных под руководством Маханова в 1931-35 гг. Формально — разработки начинались на заводе «Красный путиловец», переименованный в 1934 г. в Кировский.

Еще один образец – полууниверсальное орудие А-51 (также известное как Ф-20), разработанное под руководством С.Е. Рыковского.

Ствол пушки состоял из свободной трубы, кожуха и навинтного казенника; затвор (вертикальный клиновой) и полуавтоматическое управление были почти полностью взяты от 76-мм зенитки обр. 1931 г. Лафет однобрусный, на заднем конце бруса лафета имелась хоботовая гусеница, с помощью которой производился поворот орудия. Имелся поддон, но пушка могла стрелять и с колес. Опытный образец был закончен в середине 1934 г., на испытание направлен в феврале 1935 г. Испытаний данный образец не выдержал.

ТТХ: калибр 76,2 мм., ствол 51,5 клб., углы ВН (стрельба с колес/с поддона) от -5 до 35/ от -5 до 80 град., сектор обстрела 8/360 град., вес в БП 1867,5 кг., скорострельность 20-25 выстрелов/мин.

Ну и, победившая в конкурсе, полууниверсальная пушка, разработанная Грабиным, известная под индексом Ф-22:

Вообще, за «универсальность» приходилось платить, и платить прежде всего увеличением массы орудия в БП. Но военные с этим почему-то предпочитали мириться…

Хотя… Как сказать. Если ту-же Л-1 сравнить со схожей по конЬцепции «чистой» зениткой – французским Canon CA 75mm Mle1939 (производство Шнейдер):

Орудие под снаряд 75/518 мм. (начальная скорость 700 м/с), ствол длиной 4000 мм., вес в БП 3250 кг.

Т.е., если-бы кировские «универсалки» напильником и лобзиком доработали-бы до обычной зенитки, могло-бы получится нечто подобное.

Тем более, что и французские орудия тоже порой пользовали не совсем по назначению – в виде противотанковых.

По поводу гаубичности у «универсалок» – судя по всему достигать её намеревались за счет использования дисков Маландрена – тормозных колец, надевавшихся на носовую часть снаряда. С одной стороны, аналогичные приспособления используются и в наши дни (надеваются на носовую часть реактивных снарядов РСЗО при ведении огня на минимальные дистанции), с другой стороны – при кажущейся простоте решение не идеальное, слишком большое рассеивание.

Кроме этого, в качестве «гаубичного выстрела» можно было использовать выстрел «полковушки» обр. 1927 г. – менее мощный сравнительно с выстрелом «дивизионки», но подходящий к  размерам казенника (если орудие проектировалось под выстрел 1902 г.).

В общем, следует признать, что при всем титаническом замахе программа «универсализации» в том виде, в каком она задумывалась, провалилась.

Вместе с тем, следует признать, что хотелка в плане «универсализации» была не только у наших военных, и, в той или иной мере, это пытались осуществить и в других странах.

Собственно, к 25-фунтовой пушке-гаубице предьявлялись требования не только как к дивизионному, но и как к противотанковому орудию (в БК имелись бронебойные снаряды) – но с последней задачей она справлялась мягко говоря не очень хорошо.

Отечественная ЗиС-3 выполняла задачи как по огневой поддержке, так и в качестве ПТО (вплоть до конца войны). Ну и, не от хорошей жизни, конечно, но зенитную стрельбу вести тоже случалось:

Ну и класический вариант – старый (не)добрый «ахт комма ахт» в качестве ПТО:

В общем, как говорила одна дочь офицера, не все так однозначно…

95-мм – made in USSR:

Первые идеи в отношении увеличенного калибра «дивизионок» начали высказываьб еще в 20-х.

Так в 1923 г. Дурляхов предложил перейти к калибру 85-мм., а в 1924-25 гг. Лендер прорабатывал проект орудия в калибре 92-95-мм со следующими ТТХ:

Вес гранаты — 13,5 кг;
Вес ВВ (тротил) — 1,4 кг;
Вес патрона — 19 кг, длина патрона 950 мм;
Нач скорость гранаты — 620 м/с;
Угол возвышения — 55 град;
Досягаемость расчетная — 15 500 м,
Боевой вес системы 1680 кг.

Кстати, рекомендую сравнить ТТХ с уже упоминавшейся 90-мм пушкой Бофорс. И с теоретическими изысканиями британцев насчет калибра 94-мм.

Более десятилетия потребовалось на то, чтобы перейти от теории к практике. Вот как это описано у Широкорада:

«Во второй половине 1937 г. рухнул идол — 76-мм гильза обр. 1900 г., и было принято решение об увеличении калибра дивизионных пушек. Было бы смешно утверждать, что конструкторы сразу всех артиллерийских КБ вдруг прозрели и убедились, что повышение мощности дивизионных пушек немыслимо без увеличения их калибра. Скорее это явление надо связывать с концом эры заместителя наркома вооружений Тухачевского и основательной чисткой в Главном артиллерийском управлении.

Двадцать второго ноября 1937 г. конструктор В.Н. Сидоренко предложил для дивизионных орудий калибр 95 мм. Почти одновременно в ГАУ был направлен отчет одного из лучших отечественных теоретиков артиллерии Упорникова, где расчетами доказывалось, что 85-мм пушки дают сравнительно небольшой выигрыш в осколочном и фугасном действии по сравнению с 76-мм пушками, и оптимальным калибром дивизионных пушек будет 95 мм. Кроме того, 122-мм дивизионные гаубицы обр. 1909 и 1910 г., несмотря на все модернизации, подлежали замене новой мощной 122-мм гаубицей. Поэтому многим конструкторам после первых же разговоров о 95-мм пушке пришла в голову соблазнительная мысль создать дивизионный дуплекс — 95-мм пушку и 122-мм гаубицу на одном лафете.

Специальная комиссия, работавшая с 19 декабря 1937 г. по 5 апреля 1938 г., составила перечень образцов орудий, которые вошли в систему артиллерийского вооружения 1938 г. Среди этих орудий была дивизионная 95-мм пушка. Согласно тактико-техническим требованиям 95-мм пушка должна была весить в боевом положении 2000 кг, в походном 2500 кг. Угол возвышения 45°, а угол горизонтального наведения 60°. Осколочно-фугасный снаряд должен был иметь вес 13,3 кг и начальную скорость 650 м/с. Дальность стрельбы 15 км. 95-мм бронебойный снаряд должен был пробивать 65-мм броню на расстоянии 1000 м при угле встречи 60°.»

Еще одна интересная выдержка из документа, датированного 1937 годом:

«Предлагаемый ранее переход на калибр 85-мм не даст никакого выигрыша перед имеющимся на вооружении дивизий артиллерийским парком, так как 85-мм снаряд при массе не свыше 10 кг может нести не более 0,5-0,7 кг ВВ (тротила)…
Таким образом, приняв это решение мы получим значительное снижение огневой мощи дивизии.
…Имеющаяся 100-мм система вследствие высокой нач. скорости (880 м/с)  должна нести гранату с большой толщиной стенок, что не обеспечит необходимой для дивизионной артиллерии фугасности. При массе гранаты 15 кг, она снабжается 0,88-1,4 кг ВВ (тротил), тогда как вес выстрела 100-мм пушки чрезмерный и составляет 28-30 кг.
При этом 100-мм система имеет дальность стрельбы — до 20000 м.

…Имеющиеся системы калибра 101,6-мм также не обладают никакими преимуществами, так как при мессе снаряда 17,5 кг, несет от 1,2 до 2 кг ВВ (тротил) и выстрел массой 30 кг и обдаладет дальностью стрельбы 15000-16000 м…

…Наилучшими показателями обладает пушка калибра 92-95 мм по эскизному проекту Ф.Лендера 1925 г при условии ее поставноки на лафет с раздвижными станинами.

… Считаю, что система калибра 95-мм является той самой «золотой серединой», к которой мы можем и должны стремиться. Ефимов»

Характеристики выстрела получались следующие : снаряд 13,3 кг., длина снаряда 5,15-5,2 клб., вес ВВ (ТНТ) 1,45-1,485 кг., взрыватель РГМ;  длина гильзы 497 мм., вес заряда 2 кг., вес патрона в целом ок. 18,5 кг., длина выстрела ок. 927 мм. Начальная скорость снаряда (расчетная) 630 м/с., максимальная дальность до 15 тыс. м.

Т.о., основная идея заключалась в том, чтобы качественно увеличить мощность ОФ-снаряда и при этом иметь вполне «подьемный» вес унитара.

В начале 1938 г. начались ОКР. Причем и Сидоренко, и Грабин работали над дуплексами 95-мм пушка/122-мм гаубица (соответственно У-2/У-4 и Ф-28/Ф-25), но в металле и пушку, и гаубицу смог представить только последний.

Про проект УЗТМ пишут так:

«…в отличие от завода №92 УЗТМ получил в апреле 1937 года задание на проектирование 122-мм гаубицы и лишь потом, в инициативном порядке начал проектирование 95-мм пушки… Гаубица была представлена на заводские испытания 4.11.1937 г.»

Гаубица У-2 в экспозиции Музея Вооруженных сил Республики Казахстан, Астана. 

«Согласно проекту, 95-мм пушка отличалась от гаубицы У-2 стволом, затвором и балкой крепления по походному.

Ствол пушки состоял из свободной трубы, кожуха и навинтного казенника. Затвор вертикальный, клиновой, с полуавтоматикой копирного типа».

Прим. doktorkurgan: В металле У-4 никогда не существовало, но я попытался реконструировать примерный внешний облик орудия:

ТТХ: ствол 95 мм./39 клб. (3703 мм.), вес в БП в «Энциклопедии отечественной артиллерии» А.Б. Широкорада указан 1860 кг. (хотя у него-же указан вес ствола с затвором 680 кг. , а вес лафета 1362 кг., что в сумме дает 2042 кг.), угол ВН -3 до +45 град., сектор обстрела 50 град.

А вот грабинская пушка, повторюсь, была в реале. История разработки весьма подробно описана у Широкорада:

«Грабин быстро разработал проект 95-мм пушки, получивший заводской индекс Ф-28. Причем проект внутреннего устройства ствола, рассчитанный АНИМИ, был существенно откорректирован.

Проектная документация на Ф-28 поступила в Артиллерийское управление 17 октября 1938 г. Но недоброжелатели

Грабина затянули рассмотрение проекта, и он был окончательно утвержден лишь 23 марта 1939 г.

Согласно проекту ствол пушки Ф-28 состоял из свободной трубы, кожуха и казенника, навинченного на кожух. Затвор вертикальный клиновой с полуавтоматикой механического типа. Нарезы постоянной крутизны.

Противооткатные устройства лафета состояли из гидравлического тормоза отката, расположенного под стволом, и закрытого со всех сторон коробом люльки, и гидравлического накатника, расположенного над стволом. Противооткатные устройства шли в откат вместе со стволом.»

«Интересной особенностью противооткатных устройств был переменный откат. Теоретически можно было бы обойтись и откатом постоянной длины, но Грабин с самого начала проектировал дуплекс — 95-мм пушку Ф-28 и 122-мм гаубицу Ф-25. И переменный откат был введен, чтобы обеспечить установку качающейся части гаубицы на лафет Ф-28.

Подъемный механизм Ф-28 имел один сектор. Поворотный механизм был винтовой, толкающего типа, расположен с левой стороны станка. Уравновешивающий механизм толкающего типа состоял их двух колонок с пружинами. Верхний станок — литой, вертлюжного типа, вывешен относительно нижнего станка пружинами Бельвиля. Прицел АЛ-19 был установлен на цапфе люльки. Грабин планировал установить колеса авиационного типа 1100х250 с шиной ГК, но по ряду причин на опытных образцах были установлены металлические дисковые колеса от 76-мм пушки Ф-22. Зарядный ящик и передок для Ф-28 проектировались заводом № 13 (имени Кирова) в г. Брянске.

Грабин в отличие от многих конструкторов всегда настаивал на изготовлении не одного, а сразу нескольких опытных образцов орудия, чем существенно ускорял доводку и в конечном итоге уменьшал затраты на разработку. Поэтому на заводе № 92 было начато изготовление сразу четырех 95-мм пушек Ф-28. Стоимость одного опытного образца Ф-28 составляла 250 тысяч рублей.»

 

«В декабре 1938 г. первый образец Ф-28 подвергли заводским испытаниям. Три последующие системы к этому времени были готовы наполовину. Заводские испытания вы

явили непрочность некоторых деталей (верхнего станка, цапфенной обоймы и др.). После устранения неисправностей первый образец Ф-28 поступил 12 февраля 1940 г. на АНИОП. Тут надо честно сказать, что устранение неисправностей заняло месяц, а отправку пушки в Ленинград на полигонные испытания Грабин умышленно затянул почти на год. Дело в том, что осенью 1939 г. 95-мм пушка была с лафета снята, и на нее водрузили 122-мм гаубицу Ф-25. Гаубица прошла испытания на Гороховецком полигоне 11— 14 ноября 1939 г., и только потом на лафет вернули родную 95-мм пушку и отправили на АНИОП.

На АНИОПе со 2 февраля по 8 мая 1940 г. из Ф-28 было сделано 497 выстрелов лафетопробными и осколочно-фугасными снарядами.

Баллистические данные (усредненные), полученные на АНИОПе, составили следующие значения:

Вес снаряда 13,3 кг; вес заряда 2,0 кг; начальная скорость 630 м/с; дальность 15 000 м; давление 2415 кг/см2 (0,2…240 МПа)

С 26 по 29 марта 1940 г. система испытывалась возкой на расстояние 500 км со скоростью 35 км/ч.

По удобству обслуживания Ф-28 была эквивалентна УСВ.»

В принципе, можно сказать, что принятие на вооружение 95-мм дивизионок серьезно увеличило-бы огневую мощь подразделения. Скажем так, наиболее распространенная дивизионная артсистема вермахта, 10,5 см. легкая гаубица обр. 18, в качестве основного боеприпаса имела ОФС массой 14,81 кг., содержащий 1,38 кг. ТНТ., т.е. снаряд Ф-28 по мощности был вполне аналогичен.

Но, к сожалению, данная весьма замечательная артсистема не поступила на вооружение. У Широкорада основной причиной указывается желание военных получить более мощные 107-мм орудия (немцы подкинули дезу о супертяжелых танках нового типа, которые поступали на вооружение панцерваффе). С этим сложно согласится, т.к. разработки 107-мм орудий под руководством Петрова берет начало с ТТТ, выданных осенью 1938 г., а на испытание 107-мм пушка большой мощности (М-60) поступило в конце 1939 г. Т.е., испытанию 95-мм и 107-мм арсистем шли параллельно.

Скорее всего, основным моментом непринятия нового калибра было нежелание увеличивать номенклатуру дивизионных калибров с одной стороны, и желание получить возможность «подпереть» дивизионную артиллерию сравнительно мощной и относительно (корпусных артсистем) легких пушек – по германскому опыту.

Впрочем, могли просто решить отложить принятие пушки с развертыванием производства до более спокойного времени, когда и военно-политическая ситуевина на границах будет поспокойней, и новообразованный Наркомат боеприпасов встанет на ноги.

85-милиметровые:

Итак, каток блицкрига прокатился по Европе, и всем стало очень интересно, почему так получилось. По-всему выходило, что огромная роль в успехах германского оружия принадлежит танковым подразделениям. Более того, немцы смогли провести грамотную дезинформацию о наличии у них неких супетанков.

Информация была, в частности, такая:

» …в спецсообщении разведуправления Генштаба РККА № 660279сс от 11 марта 1941 года сообщалось, что немцы начинают строить три образца тяжёлых танков: типа V массой 36 т с толщиной брони 60 мм, типа VI массой 45 т с толщиной брони 70 мм и типа VII массой 90 т и вооружением из одной 105-мм и двух 20-мм пушек».

 

Реакция последовала незамедлительно: запилили бронебойные снаряды ко всем мало-мальски подходящим пушкам, организовали противотанковые части и стали запиливать новые проекты (в частности ЗиС-2).

Сугубо субьективное мнение, но описанная ниже попытка Грабина на базе Ф-28 запилить пушку с баллистикой 85-мм зенитной пушки 52-К помимо использования уже имевшегося в валовом производстве снаряда, преследовала еще и цель создания дивизионного орудия с функцией противотанкового (впрочем, Грабин весьма часто выступал с инициативными разработками на перспективу – и в ряде случаев это себя оправдывало ).

Мысль такая. Снаряд 76,2 дивизионного орудия имел следующие характеристики: граната старого образца при массе 6,41 кг. (53-Ф-354) содержала 785 г. взрывчатки, дальнобойная граната 53-ОФ-350 при весе 6,2 кг. содержала 710 гр. ТНТ. Наиболее мощная из 85-мм ОФС – стальная цельнокорпусная граната с уменьшенным зарядом УО-367 при массе снаряда 9,54 кг. содержала 741 гр. взрывчатки.

Т.е. мощность снаряда примерно на уровне уже отработанного 76-мм. При этом 85-мм орудие тяжелее и сложнее (и дороже) в производстве.

Но вот показатели бронепробиваемости 85-мм снаряда, выпущенного из ствола такого орудия значительно выше. На 500 м. под углом 60 град. составляет 90 мм., на 1000 м. при том-же угле – ок. 83 мм.

Собственно, тот факт, что Ф-30 получен наложением 85-мм 55-калиберного ствола на лафет Ф-28 подтверждается сохранившимся на лафете клеймом.

ТТХ орудия в сети либо в справочнике Широкорада не попадались, но баллистика соответствует 52-К, а вес в БП теоретически поболее почти на 400 кг. (учитывая тот момент, что вес ствола с затворм Ф-28 522 кг., а вес ствола с затвором 52-К 915 кг.).

Орудие проходило испытания с апреля 1941-го, но в серию не пошло. На его основе Грабин впоследствии спроектировал орудие на лафете кругового обстрела с несколько укороченным (до 52,5 клб.) стволом, но дальше проектной стадии, судя по всему, работа не пошла (у Широкорада опять-же в «Энциклопедии отечественной артиллерии», правда, упоминается такой момент – Ф-30 уже в процессе испытания переименована в ЗиС-12).

После начала войны выяснилось, что эффективность 45-мм тупоголовых бронебойных снарядов недостаточна для эффективной борьбы с германскими танками, бронебойных снарядов калибром 76,2 мм и выше жутко не хватает. В связи с этим выявился интересный момент – при использовании 85-мм зениток в качестве противотанковых орудий достаточно эффективной оказалась стальная граната.

Тем не менее, использование зениток 52-К против танков было во-первых не очень удобным в силу большой массы и габаритов орудия, а во-вторых этих зениток остро не хватало по основному назначению.

Исходя из этих предпосылок проектирование 85-мм дивизионных орудий продолжалось.

Так например, на Уралмаше было спроектирована пушка У-10, полученная путем наложения качающейся части зенитки 52-К на лафет 122-мм гаубицы М-30:

По мнению Юрия Пашолока такое сочетание было обусловлено тем фактом, что на УЗТМ было производство М-30, а в эвакуацию в Свердловск переехал завод №8, на котором выпускали 52-К.

ТТХ: ствол и баллистика соответствуют 85-мм зенитному орудию обр. 1939 г., углы ВН -5 +62 град., сектор обстрела 46 град., вес в походном/боевом положении 2660/2620 кг., скорострельность до 20 выстрелов/мин., максимальная дальность стрельбы 15700 м.

В общем, «я его слепила из того, что было». В ноябре 1941 г. была изготовлено 5 орудий, составивших батарею, представленную на испытания. В результате испытаний орудия показали удовлетворительную надежность, хорошую кучность стрельбы – но…

«…УЗТМ был загружен другими заказами, одним словом, было не до У-10. Тем не менее, определенные перспективы пушка имела: на дальних дистанциях демаскировка от дульного тормоза была не столь существенным параметром, да и 52-К с щитовым прикрытием, которую применяли как противотанковую, являлась куда более тяжелой и габаритной конструкцией. На испытаниях У-10 показала очень хорошую кучность, превосходящую тогдашние образцы дивизионной и противотанковой артиллерии. Странно даже, что У-10 не возродилась весной 1943 года: поставить ее на поток было проще, чем ЗИС-2, а по могущству боеприпаса она однозначно превосходила грабинскую пушку».

Т.е. после первого появления «Тигров» под Ленинградом в 1942-м и до боев под Курском весной-летом 1943-го выпуск ограниченной серии для оснащения ИПТАПов имел смысл, тем более, что обеспечить противотанкистов мехтягой для таскания орудия весом 2,6 т. все-же немного проще, чем под 4-тонную ПТО-41 (85-мм зенику со щитом, но без ПУАЗО и установщика взрывателей).

Тем не менее сделано это не было, хотя работы над  ПТО с баллистикой все той-же зенитки 52-К продолжались вестись. В частности под руководством  Грабина в 1943-44 гг. была разработана 85-мм. противотанковая пушка ЗиС-С-8 – но в силу её специализации подробности опускаю (желающие – могут пройти по ссылки).

В это-же время Петров вел работы над 85-мм дивизионной и противотанковой пушкой, переданной на испытания принятой на вооружение под обозначением ЗиС-Д-44.

Выпущенная большой серией она и стала новым дивизионным/противотанковым орудием советской армии.

Ну и некоторые выводы:

1. Разработчики отечетвенной арты действовали согласно общих тенденций, получая на выходе образцы со схожими ТТХ.
2. Это не исключает того факта, что перегибы имели место быть — и с «универсалками», и с полигональными 3-дм. орудиями.
3. Фактически общей тенденцией в развитии дивизионной артиллерии в межвоенный период стало желание военных иметь орудие, совмещающее в себе черты пушки и гаубицы. Этого могли добиваться, придавая «трехдюймовкам» нового типа углы ВН до 60 град. (а также введение раздельного и полуунитарного заряжания); к этому стремились, запиливая новое поколение легких гаубиц, с улучшенной баллистикой. Что характерно, наиболее полно это удалось британцам с их 25-фунтовкой.
4. Если уж альтернативить — то в свое время в ряду других лицензий на орудия немецкой разработки можно было-бы закупить и рейнметаловкую трехдюймовку (не исключено, что и 122-мм гаубица на этот доработанный лафет встала-бы), а вместо расходования сил и средств на «курчевщину» и «полигональщину» — начинать ОКР по «пушке Лендера» — до малой серии довели-бы не раньше середины 30-х, но хоть производство снарядов и стволов наладили-бы.
5. Если-бы на вооружение все-же приняли Ф-28, то вряд-ли бы это в реале сказалось бы на ходе начального этапа войны (хотя — орудие более «кусачее», чем УСВ) — банально не наработали-бы нужного количества орудий и БК к ним. Но, как вариант, задел по Ф-28 мог-бы пригодится для развертывания производства ограниченной серии Ф-30 после появления «Тигров» (по аналогии с возобновлением пр-ва ЗиС-2) — в качестве временной меры для усиления ИПТАП-ов.
6. Либо (опять-же для ИПТАП) могла-бы прокатить У-10 — условия для запуска в серию те-же. И опять-же, как временная мера, до массового поступления ЗиС-2 на вооружение.
7. Принятие на вооружение в качестве дивизионной пушки Д-44 можно оценить как стремление усилить противотанковые возможности дивизионного артполка по опыту прошедшей войны.

Как-то так…

Источники:

А.Б. Широкорад «Энциклопедия отечественной артиллерии».

А.Б. Широкорад «Бог войны Третьего Рейха».

А.Б. Широкорад «Гений советской артиллерии: триумф и трагедия В. Грабина».

Гиперссылки на интернет-источники см. в тексте.

Не обошлось без помощи Википедии и Гугла.

 

Подписаться
Уведомить о
81 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare