×

«Мы наш, мы новый, флот построим…» «Императоры океанов, цари всея морей». Часть 1

4
1

Уважаемые коллеги,

Вот наконец Вы и дождались. Всем СПАСИБО за терпение, понимание и ожидание. Этой статьей я начинаю долгожданный цикл по броненосцам российской империи в «Мы наш, мы новый, флот построим…». Приятного чтения.

Эпоха «разномастных» кораблей, заложенных во времена «царствования» в морском министерстве И.А. Шестакова, заканчивалась. По состоянию на 1891 год Российский флот производил странное впечатление. В его строю числились девять броненосцев. Но фактически находились в строю престарелый, но еще крепкий «Петр Великий» и относительно новые «Екатерина II», «Чесма», «Синоп». Официально вступили в строй, но еще не были до конца готовы – «Георгий Победоносец», последний из серии «Екатерина II», а также «Александр II», «Николай I», «Гангут» и «Двенадцать апостолов». Уже во время правления морским ведомством Чихачева Николая Матвеевича (1888–1892), были заложены «Наварин», «Сисой Великий» и «Три Святителя».

В 1892 году произошли два знаменательных события. Роман Владимирович Хорошихин был назначен морским министром, и Александр III наконец-то подписал «Программу по усилению Российского императорского флота на 1892–1902г». По этой амбициозной программе Россия в дополнение к 9 броненосцам собиралась заложить еще 27 ЭБР, доведя, таким образом, их количество до 36 единиц. Уже в 1892 году по этой срочной программе на нужды флота было выделено – 54 923 509 руб. Деньги были, желание строить было, а вот возможностей не было. В том же 1892 году три крупных судостроительных предприятия – Новое адмиралтейство, Галерный островок и Франко-Русский завод были объединены в единое целое и встали на глубокую реконструкцию. Путиловский завод и Новокронштадтское адмиралтейство также находились в стадии реконструкции. Единственным крупным судостроительным предприятием, находившимся в стадии модернизации, но на котором одновременно можно было строить броненосцы, оставался Балтийский завод. Но и там из-за строительных работ одновременно могли строить не более двух крупных кораблей. На юге России картина была более обнадеживающая. На Николаевском адмиралтействе, несмотря на реконструкцию, вполне можно было заложить два броненосца. Довольно странная ситуация сложилась на Лазаревском адмиралтействе. Там, несмотря на заканчивающуюся модернизацию и имеющиеся мощности, катастрофически не хватало высококвалифицированных специалистов даже для закладки одного броненосца.

Серьезными проблемами для будущих броненосцев стали броня, силовые установки и вооружение. В 1893 году по результатам испытания двух броневых плит, цементированных по способу Круппа, Р.В. Хорошихин высказал пожелание установить на вновь строящиеся броненосцы исключительно крупповскую броню. Однако вскоре самому Роману Владимировичу стало ясно, что это желание недостижимо. Проблему силовых установок решили приобретением лицензий у ведущих фирм и размещением заказов на паровозостроительных заводах. По орудиям большого калибра имелся небольшой задел, но для увеличения числа орудий ГК требовалось дождаться модернизации Обуховского и Пермского заводов.

4 марта 1893 года морской министр Р.В. Хорошихин собрал экстренное совещание, на котором присутствовали вице-адмирал Н.М. Чихачев, начальник ГМШ, вице-адмирал И.М. Диков, командующий практической эскадрой Балтийского флота, контр-адмирал С.О. Макаров, председатель МТК, вице-адмирал П.П. Тыртов, главный инспектор минного дела, контр-адмирал Н.И. Скрыдлов, контр-адмирал Ф.В. Дубасов, контр-адмирал Е.И. Алексеев, начальник ГУКиС, контр-адмирал В.П. Верховский, контр-адмирал Г.П. Чухнин, капитаны I ранга З.П. Рожественский, П.П. Молас, В.К. Витгефт. Ничего особо нового и новаторского экстренное совещание не выдало. Доктрина морской войны осталась прежняя – «крейсерская война против Великобритании, на Балтике активная оборона против немецкого флота, усиление флота на Дальнем Востоке». Последний пункт вызвал оживленные споры. Мнения разделились. Так, Чухнин, Дубасов, Макаров, Молас выступали за строительство для Дальнего Востока достаточного количества быстроходных броненосцев с ослабленным вооружением и броненосных крейсеров, «которые одновременно могли бы действовать против слабых азиатских сатрапий», так и выступали в качестве крейсерских сил против Великобритании. Им активно возражали Алексеев, Чихачев, Рожественский, Витгефт, выступая за строительство эскадренных броненосцев большего водоизмещения. В конце концов, договорились до усиления Балтийского флота, который должен был выступать «донором» для сильной эскадры Дальнего Востока.

На совещании морской министр представил эскизный проект нового броненосца. Еще будучи начальником ГМШ (1890–1892 гг.), адмирал Р.В. Хорошихин живо интересовался программами судостроения. С его подачи приостановили закладку трех броненосцев типа «Полтава». И по его заданию в МТК корабельные инженеры Н.И. Афанасьев, В.С. Шведов и П.Ф. Елисеев переработали проект «Полтав» коренным образом. Роман Владимирович всегда отличался здоровым максимализмом, и в этот раз он развернулся по полной программе. Так, по согласованию с морским министром Н.М. Чихачевым решено было увеличить водоизмещение с 12 до 14 тыс. тонн, скорость будущих броненосцев должна была быть не ниже 18 узлов. Вооружение главного калибра осталось без изменений, а вот вооружение среднего калибра (152-мм) решено было установить исключительно в башенном исполнении. Правда, за такую роскошь пришлось жертвовать числом кораблей, снизившимся с 3 до 2 шт. Кроме «Полтав», начальник МГШ собирался построить как минимум три броненосца для Черноморского ТВД.

Вот по поводу количества и типа броненосцев развернулась дискуссия. Два броненосца типа улучшенная «Полтава» споров не вызвали. Их решено было заложить на Балтийском судостроительном заводе. По поводу Черноморских броненосцев разгорелся небольшой спор. Наконец решили строить по типу «Трех Святителей», с увеличением водоизмещения, заменой 120-мм орудий на 152-мм и доведением скорости до 18 узлов. Возник вопрос и по броне. Особого выбора не было, поэтому остановились на гарвеевской броне для всех четырех броненосцев. Впрочем, морского министра Хорошихина такой расклад не устроил. Он желал закладки не менее 6-ти ЭБР. Частично проблему удалось решить, разместив заказ на третий черноморский броненосец на Лазаревском адмиралтействе (Севастополь). Для этого пришлось часть рабочих и инженеров-кораблестроителей перевести с Новоадмиралтейского судостроительного завода (НАСЗ) на Лазаревское адмиралтейство.

Закладка 5 новых броненосцев происходила в период с 1894 по 1895 гг. Первыми были заложены ЭБР типа «Полтава», получившие имена «Павел I» и «Александр I». Их торжественная закладка состоялась в конце лета 1894 года на Балтийском заводе. Длина корабля была увеличена со 114,3 до 121,5 м. После долгих переговоров с Круппом удалось договориться о поставке брони для двух балтийских броненосцев. Но за срочность пришлось переплатить. Так полная стоимость броненосцев типа «Павел I», составила 12,08 млн. руб.

ЭБР типа «Павел I» имели гладкопалубный корпус с прямым форштевнем и скругленной кормой с завалом внутрь бортов над главной палубой. У броненосцев было три палубы: нижняя, главная (батарейная) и верхняя. Архитектурно силуэт броненосцев выглядел двухтрубным и трехмачтовым, причем средняя мачта одновременно служила вентиляционной трубой, прожекторной площадкой и опорой для шлюпочных кранов. Непотопляемость ЭБР обеспечивалась делением корпуса поперечными водонепроницаемыми переборками на 11 отсеков, доходящих до жилой палубы.

Броню, цементированную по способу Круппа, в период конца 1895 – начала 1896 года поставляла фирма «Деллинген» по цене 1620 руб. за тонну. Главный броневой пояс простирался по всей длине корпуса. На протяжении около 80 м толщина пояса составляла 229 мм, при ширине 2,8 м, а к оконечностям он истончался до 127 мм. Длина и ширина, верхнего пояса составляли около 80 м и 1,85 м, при толщине 152 мм, соответственно. Сверху главный пояс закрывался плоской броневой палубой толщиной 51 мм, за пределами верхнего пояса бронепалуба становилась сводчатой (карапасной), толщиной, как в плоской части, так и на скосах – 76-мм.

Изначально вооружение «Павла I» и «Александра I» должно было состоять из 2×2×305/40-мм орудий, однако морской министр специально задержал достройку корабля из-за несвоевременных поставок крупповской брони и желания установить на ЭБР новые 305/45-мм орудия. В боекомплект каждого орудия входило 60 снарядов. Башни среднего калибра были изготовлены на Металлическом заводе и имели гидравлические приводы. В боекомплект каждого орудия входило 200 выстрелов раздельно-гильзового заряжения. Противоминная батарея была представлена 14×87-мм орудиями, 8 шт. которых были установлены в казематах, а еще 6 шт. на надстройках, прикрытых только броневыми щитами толщиной 25 мм.

Энергетическая установка броненосцев типа «Павел I» состояла из двух четырехцилиндровых машин, заказанных английской фирме «Хамфрейз & Тенезит», общей мощностью 15 800 л.с., и 20 паровых котлов Бельвилля.

Главной идеей фикс морского министра Р.В. Хорошихина была строгая весовая дисциплина. Убирали все, что можно убирать. Впервые на броненосцах данной серии отказались от боевых марсов, до минимума сократили количество 47-мм орудий, отказались от минных катеров и мин заграждения. Изначально на броненосцах типа «Павел I» стояли 4 торпедных аппарата, но в 1896 году их количество сократили до 2 шт. Но все равно, несмотря на старания, строительный перегруз составил 157 тонн.

«Мы наш, мы новый, флот построим…» "Императоры океанов, цари всея морей". Часть 1

Эскадренные броненосцы «Павел I», «Александр I»

Водоизмещение: 14 400 тонн, Размерения (Д×Ш×О): 121,5×22,5×8,5 м.СУ: 2ПМ, 20ПК, 15 800 л.с.Макс. скор. – 18,0 узла.Дальность – 3600 миль (на 10 узлах). Броня: нижний пояс – 127…229…127 мм, верхний пояс – 152 мм, траверзы – 203 мм, палуба – 51…76 мм, башни ГК – 229 мм, барбеты – 229 мм, башни СК – 152 мм, щиты орудий – 40-мм, рубка – 229 и 76 мм. Вооружение: 2×2×305-мм/45, 6×2×152-мм/45, 14×87-мм/50, 4×47-мм, 4×7,62-мм пул., 2×1×457-мм ТА. Запас топлива – 1350 т угля.

Оба броненосца были окончены строительством в 1897 году, а зачислены в состав РИФ в 1898 году, после устранения всех выявленных дефектов и недоделок. На испытаниях при естественной тяге и мощности 13 500 л.с., ЭБР «Павел I» развил скорость 17 узлов, а при форсировке удалось достичь мощности 15 800 л.с. и скорости 18,1 узла. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что такую скорость броненосцы могли развить лишь на короткое время. 6-часовые испытания показали, что реальная скорость броненосцев была чуть выше 17,5 узлов.

В 1899 году оба броненосца ушли на Дальний Восток.

Одновременно с закладкой балтийских броненосцев на юге России закладывались серия из трех черноморских броненосцев по типу улучшенные «Три святителя». «Св. Пантелеймон» и «Св. Евстафий» были заложены в Николаеве, а однотипный с ними «Св. Феодор» на Лазаревском адмиралтействе в Севастополе. Уже в процессе разработки в проект был внесен ряд важнейших изменений. Вместо 14 цилиндрических котлов были установлены 20 котлов Бельвиля. Размерения и водоизмещение немного увеличили. На место 120-мм пушек дополнительно установили 152-мм орудия, прикрыв их броней. Удалось договорится и по установке на черноморские броненосцы брони Гарвея. Для двух ЭБР, строившихся в Николаеве, броню поставила английская компания «Виккерс», а для севастопольского броненосца броню поставила французская фирма «Шнейдер». Главной проблемой стала установка новых орудий. Из-за этого броненосцы были спущены только весной 1898 года. Машины для черноморских броненосцев были закуплены в Великобритании. Броневой пояс высотой 2,8 м из гарвеевской брони простирался на всю длину корпуса. На протяжении около 70 метров толщина бронепояса составляла 320 мм, истончаясь к оконечностям до 280 мм. Ответственными кораблестроителями броненосцев в Николаеве были назначены К.К. Ратник и А.П. Торопов, а в Севастополе М.К. Яковлев.

«Мы наш, мы новый, флот построим…» "Императоры океанов, цари всея морей". Часть 1

Эскадренные броненосцы «Пантелеймон», «Евстафий», «Феодор», «Ростислав».

Водоизмещение: 14 200 тонн, Размерения (Д×Ш×О): 118,5×22,5×8,5 м.СУ: 2ПМ, 20ПК, 13 500 л.с.Макс. скор. – 17,5 узла. Дальность – 3200 миль (на 10 узлах). Броня: нижний пояс – 254…305…254  мм, верхний пояс – 203  мм, палуба – 51…76 мм, башни ГК – 305  мм, барбеты – 305  мм, казематы – 203 мм, щиты орудий – 63-мм, рубка – 254 и 152 мм. Вооружение: 2×2×305-мм/45, 12×152-мм/45, 12×87-мм/50, 8×47-мм, 6×7,62-мм пул., 2×1×457-мм ТА. Запас топлива – 1050 т. угля.

Испытания показали, что все броненосцы уверенно держали скорость 17,5 узлов, а при форсированной тяге скорость удалось поднять до 18,2 узла. Лишь «Св. Феодор» так и не смог преодолеть 18-узловой скорости, показав на испытаниях скорость 17,88 узла, и то только при форсировке. К 1898 году все три броненосца вступили в строй. К тому же в Севастополе заложили и успели ввести в строй четвертый черноморский броненосец «Ростислав».

Черноморские броненосцы не участвовали в Русско-японской войне, однако и им пришлось сыграть чрезвычайно важную роль. 28 сентября 1898 года из Севастополя вышел практически весь Черноморский флот. В составе эскадры входили новые и относительно новые броненосцы: «Три Святителя», «Пантелеймон», «Евстафий», «Феодор», только, что введенный в строй ЭБР «Ростислав», «Наварин», «Двенадцать апостолов». Два устаревших броненосца: «Сисой Великий» и «Александр II» и два броненосца береговой обороны: «Чесма» и «Синоп». Всего 11 вымпелов первой линии. Вся эта армада охраняла 87 вооруженных транспортов водоизмещением от 2 до 8 тыс. тонн. Турция обладала всего лишь шестью устаревшими броненосцами. Водоизмещение Черноморского флота в 3,5 раза превышало турецкий флот – 122 тыс. тонн против 35 тыс. Все европейские державы были уверены, что Россия собирается высаживать десант и захватить проливы. Не сомневались в этом и турецкие власти. Попытка Турции найти понимание в Европе провалилась. За геноцид армян в 1892–1896 гг., Турция считалась «изгоем». Британия и Франция по уши находились в Фашодском кризисе, и позиция России по этому поводу им была важнее, чем позиция Турция. Германию интересовала только стратегическая магистраль Берлин–Багдад–Басра, и после заверения России, что она будет поддерживать этот проект, Германия тотчас же потеряла к проблемам Турции всяческий интерес. Повозмущалась одна лишь Австро-Венгрия. Однако выяснилось, что Россия готова отказаться от десанта и захвата проливов, если Турция согласится на изменение их статуса. Турции ничего не оставалось делать, как согласиться, и эскадра мирно возвратилась в Севастополь. Теперь российские корабли могли в мирное время как покидать акваторию Черного моря, так и возвращаться обратно. Проливы закрывались лишь в военное время.

Как всегда жду Ваших замечаний, комментариев, дополнений и уточнений.

Продолжение ОБЯЗАТЕЛЬНО следует…

Подписаться
Уведомить о
76 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare
Adblock
detector