«Мы наш, мы новый, флот построим…». Глубины темные, дела скромные, корабли потаенные… Часть 5.

3
1

ЧАСТЬ 5

Апрель 1898 года. Ораниенбаум. Кабинет начальника отряда подводных миноносцев.

– Господа, боюсь известия, которые я вам хочу сообщить, вас не порадуют. Я постоянно, из различных источников, получаю сведения о кораблестроительных программах ведущих морских держав, в том числе и о подводных миноносцах. В настоящее время главными игроками в мире подводного кораблестроения являются САСШ и Франция. Обе страны не рассматриваются нами как противники России, наши интересы почти не пересекаются. Великобритания и Германия значительно отстали, однако они начали в последнее время стремительно наверстывать отставание, особенно Германия. Что не может не тревожить. К счастью для нас, Турция даже не помышляет о подводных миноносцах. Но меня беспокоит Дальний Восток, особенно Япония. До меня дошли сведения, что японцы закупили в САСШ 6 новых подводных миноносцев, системы инженера Холланда. Но покупкой лодок дело не ограничилось. Японцы купили лицензию на производство подводных миноносцев Холланда, но самое неприятное, что они строят в Нагое, на берегу залива Исэ, завод по производству подводных миноносцев. Обычно я вас не тороплю, господа, но сейчас мы должны делать все быстро, если не хотим отстать. Поэтому перейдем к делу. В настоящее время в строю осталось шесть подводных миноносцев. В ближайшее время нам необходимо увеличить количество миноносцев как минимум вдвое. Причем я не намерен продолжать строить миноносцы типа «Морской змей». Малый радиус действия, плохая мореходность и управляемость делают эти миноносцы малопригодными для серьезных задач. Я намерен оставить их в строю в качестве учебных или подводных миноносцев береговой обороны. От вас я хочу получить, прежде всего, миноносцы нового типа. Если миноносцы Джевецкого были скорее береговые, то от вас я хотел бы увидеть миноносцы, оперирующие в достаточной удаленности от морских баз. Вот мое приблизительное видение такого миноносца. Водоизмещение – 100–150 тонн. Скорость надводного хода не менее эскадренного хода эскадры, т.е. 12 узлов. Подводная скорость по способности и достаточности достижения подводной дальности в 50 миль. Дальность в надводном положении не менее 500 миль. Вооружение – не менее 4-х аппаратов системы Джевецкого. Один прочный корпус, допускающий максимальную глубину погружения не менее 40 м. Один винт, один электромотор, один бензиновый двигатель. К сожалению, в настоящее время догнать суда, идущие 8-узловым ходом, подводные миноносцы не способны, поэтому главной задачей для них я полагаю атаку на корабли, стоящие в гавани либо держащиеся у входа в гавань самым малым ходом. Итак, господа, я жду ваших предложений. Кто первый готов высказаться?

– Пожалуй, я, ваше превосходительство, – начал глава ОМЭК, И.Г. Бубнов. – У меня уже давно готов проект подводного миноносца, сделаны расчеты, он практически соответствует вашим пожеланиям, но все вопросы упираются в двигатели. Боюсь, мощности двигателя Костовича будет уже недостаточно. Выход есть в установке двух двигателей Костовича, но, соответственно, лодка должна стать двухвальной, и при этом водоизмещение неизбежно возрастет.

– Не надо делать двухвальной. Как вы знаете, недавно у Огнеслава Стефановича приключилось несчастье. Сгорел ангар, в котором находился практически готовый дирижабль «Россия». Есть подозрение, что пожар был искусственным и за ним стояла чья-то недобрая воля. Это мое упущение: сосредоточившись на флоте, я как-то подзабыл о проекте Огнеслава Стефановича. Поэтому прошу вас, господа, увеличить бдительность. Но это так, к слову. Я договорился о выделении Костовичу безвозмездной ссуды в размере 200 тыс. рублей. Кроме того, Петербургское общество любителей воздухоплавания открыло подписку, по которой только за 2 месяца собрано свыше 40 тыс. рублей. К чему я все это рассказываю? А к тому, что Огнеслав Стефанович пока не в состоянии заниматься своим двигателем. Зато его двигатель доработал Хайнц Августович Хагель. Теперь мощность его составляет 120 л.с. Правда, господину Хагелю не удалось превзойти двигатель Костовича, у которого удельная масса составляла 3,0 кг/л.с. Удельная масса двигателя, реконструируемого Хагелем, составляет 5,8 кг/л.с., но все равно это очень неплохой результат. Как вы, Иван Григорьевич, считаете – подойдет вам такой двигатель?

– Отрадная новость, ваше превосходительство. Да, я уверен, подойдет. Я тотчас же распоряжусь о строительстве опытной модели и проверке её в бассейне.

– Вот и отлично.

В августе 1898 года чертежи нового подводного миноносца были переданы на рассмотрение в МТК. Изначально проект новой лодки по традиции назвали «Морской дракон». Но Хорошихин собственноручно изменил название на проект «Кортик». Впервые над проектом работали не энтузиасты-одиночки, а целый научный коллектив. Кроме И.Г. Бубнова и М.Н. Беклемишева, к работе были привлечены инженер-механики И.С. Горюнов и Н.Н. Кутейников. Полный комплект чертежей выполнил чертежник Яковлев, работавший в ОМЭК с самого первого года. В октябре 1898 года проект подводной лодки типа «Кортик» был утвержден в МТК. А в январе 1899 года Балтийский завод приступил к постройке двух первых лодок.

Конструктивно «Кортик» представлял собой однокорпусной подводный миноносец, без поперечных переборок, с балластными цистернами в оконечностях. На лодке были установлены вертикальный руль и две пары горизонтальных рулей. Балластная система «Кортика» состояла из носовой балластной цистерны – 9,0 тонн, кормовой балластной цистерны – 8,6 тонн, двух средних уравнительных цистерн общей вместимостью 6,0 тонн, кормовой и носовой дифферентных цистерн по 1 тонне каждая, цистерны быстрого погружения – 3,5 тонн и две цистерны выравнивания крена (винги) по 1 тонне каждая. При погружении «Кортик» принимал до 30 тонн водяного балласта. Воздух высокого давления обеспечивал компрессор конструкции Барановского, наполнявший баллоны («воздухохранители»), размещенные в палубной надстройке.

Оба «Кортика» были оснащены двигателями отечественного производства. Бензомоторы мощностью 120 л.с. поставил Балтийский завод, 2 электродвигателя мощностью по 70 л.с. каждый предоставил Путиловский завод, 40 аккумуляторов «Электроблок» по 20 аккумуляторов на каждую лодку поставил «Электропродукт У. Бари». Общая емкость аккумуляторной батареи составляла 1900 А·ч. Общий вес батареи составил 9,5 тонн. Бензиновый двигатель, электромотор и гребной вал, находящиеся в диаметральной плоскости, соединялись между собой с помощью специальных разобщительных фрикционных муфт Леблана. Так как на один гребной вал работали два двигателя с различной мощностью – 120 и 70 л.с., пришлось применить винт с регулируемым шагом (ВРШ), как впоследствии оказалось – не самое удачное решение. «Кортики» были оснащены перископом компании «Фосс», г. Варшава, и клептоскопом (панорамным перископом) производства Кронштадтской оптической мастерской.

"Мы наш, мы новый, флот построим...". Глубины темные, дела скромные, корабли потаенные… Часть 5.

Г.А. Лесснер

На стадии согласования в МТК в проект подводной лодки были внесены изменения, касающиеся в основном вооружения. Изначально на «Кортике» предполагалось установить 4 торпедных аппарата конструкции Джевецкого, с вооружением, состоящим из 4 самоходных мин калибра 381 мм, образца 1897 года с прибором Обри. «Решетчатые» торпедные аппараты конструкции Джевецкого отличала простота и дешевизна. Кроме того, расположенные вне корпуса лодки ТА не мешали размещать оборудование внутри лодки и экономили вес. Но в процессе эксплуатации лодок типа «Морской змей» был выявлен ряд существенных недостатков: высокая коррозийность, невозможность регулировки и осмотра торпед, находящихся вне корпуса, невозможность перезарядки торпед, кроме как на стоянке, увеличение сопротивления в водной среде, что вело к снижению скорости. Поэтому в декабре 1898 года на заседании МТК было решено отказаться от торпедных аппаратов Джевецкого, заменив их на два встроенных носовых трубчатых торпедных аппарата с запасными торпедами. Кроме торпед «Кортик» впервые получил надводное оружие, ранее не устанавливающееся на ПЛ – пулемет «Максим» калибра 7,62 мм. В надводном положении пулемет устанавливался на специальной подставке, в подводном снимался и уносился внутрь лодки. Все остальное вооружение было представлено личным оружием команды.

"Мы наш, мы новый, флот построим...". Глубины темные, дела скромные, корабли потаенные… Часть 5.

Подводная лодка «Кортик» – 22 ед. (К-1…22)

Водоизмещение, надв./подв. – 128,0/155,0 тонн. Размерения – 34,5×3,0×2,8 м. СУ – 1БД, 1ЭД, Мощность – 120/70 л.с. Скорость, надв./подв. – 8,0/6,0 узла. Дальность хода на 6/5 уз., надв/подв – 400/35 миль. Запас топлива – 4,5 тонны. Число аккумуляторных батарей – 28 шт. Общая емкость – 2500 А·ч. Глубина погружения, раб./макс. – 25/45 м. Вооружение – 2×381-мм НТА, 1×7,62-мм пулемет. По состоянию на 1904 год – 2×457-мм НТА, 1×7,62-мм пулемет.

В июне 1900 года обе подводные лодки типа «Кортик» – «К-1» и «К-2» вышли на сдаточные испытания. По результатам испытаний был выявлен ряд недостатков. В частности, отмечались не очень хорошая мореходность и управляемость лодки при движении под водой. Привод устройства для изменения шага винта частенько выходил из строя, что отражалось на скорости лодки. Отмечалась также недостаточная дальность плавания в подводном положении. Однако специальная комиссия при обследовании лодки отмечала и достоинства. Так, скорость в надводном положении оказалась даже выше заявленной и составляла 8,5 узла, в подводном положении лодка уверено держала 5,5 узлов. Максимальная и рабочая глубина погружения оказалась выше проектных 50 и 30 м соответственно. Практическая стрельба по кораблям-мишеням также не выявила недостатков в вооружении. Неустранимых в процессе погружения аварий на лодке выявлено не было. В целом комиссия рекомендовала подводные миноносцы типа «Кортик» к принятию на вооружение в Российский императорский флот.

Строительство подводных лодок типа «Кортик» решено было развернуть на Балтийском заводе и Николаевском адмиралтействе. Изначально заказ был оформлен на 16 лодок, по 8 лодок на каждое предприятие. По договору предприятия строили лодки по себестоимости с начислением 10% прибыли. Стоимость каждой лодки составляла 275 тыс. руб. Бензиновые двигатели поставляли Балтийский завод и завод Лесснера, электродвигатели – Путиловский завод, аккумуляторные батареи частично покупали у французских фирм, а частично поставлял завод У. Бари в Петербурге. Главные помпы и компрессоры выпускал «РОМаЗ».

В 1900 году Р.М. Хорошихина на посту морского министра сменил вице-адмирал Иван Михайлович Диков. Смена руководства повлекла за собой ряд административных изменений. Подводные миноносцы были официально переквалифицированы в подводные лодки и выведены в отдельный класс кораблей. На Балтике был сформирован 1-ый отдельный отряд подводных лодок. Еще одним решением стало решение, развернуть строительство подводных лодок на Владивостокском судостроительном и судоремонтном заводе. Заказ на первые 4 подводные лодки был оформлен в 1901 году. В 1903 году все построенные и строящиеся подводные лодки были оснащены новыми торпедами калибра 457 мм образца 1901 года.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Подписаться
Уведомить о
72 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare