Морские войны слепцов или Была ли неправа «Jeune École»? Часть 2.

-2
0

«…Изначала Церковь Христова терпела хулы и нападения от многочисленных еретиков и лжеучителей, которые стремились ниспровергнуть её и поколебать в существенных её основаниях, утверждающихся на вере во Христа, Сына Бога Живаго. Но все силы ада, по обетованию Господню, не могли одолеть Церкви святой, которая пребудет неодоленною вовеки…» (Определение Святейшего Синода от 20—22 февраля 1901 года с посланием Святейшего синода № 557 от 20—22 февраля об отпадении графа Льва Толстого от Церкви ).

Соседи внимательно наблюдали за французскими «экзерцисами» с миноносцами и маневры 1886 года также внимательно разбирались за рубежом. К примеру, немцы, сделали несколько поспешный вывод (который, тем не менее, будет иметь трагические последствия для их флота в будущем) о том, что дневные атаки для миноносцев невозможны в принципе, а вот что касается ночных — то очень может быть. После чего ведомство Лео фон Каприви принялось оснащать свою прибрежную оборону миноносцами I класса, придав этому делу традиционный тевтонский «орднунг». Немцы пришли к выводу, что оптимальная тактическая группа (дивизион) должна насчитывать по 5-6 «бутов», а к ним до купы прилагался большой дивизионный миноносец типа D – в качестве штабного и базового лидера этого небольшого соединения. Именно немцы стали первыми строить миноносцы (эти самые дивизионные D) водоизмещением от 240 до 350 тонн. Именно немцы первыми стали оснащать их паровыми машинами в 3600 л.с. Наконец, именно немцы, на этих самых D в качестве эксперимента стали заменять на некоторых судах револьверные 37-мм «пукалки» 57-мм пушками (в том же 1893 году, что и «хэвоки»). Словом, немцы сделали все то, что самым бесстыдным образом «попрут» у них «Джек» Фишер и его команда.

Немецкая полуфлотилия с дивизионным миноносцем - http://seawarpeace.ru/deutsch/torpedo/images/02_d/big/Torpedoboote_-_postcard.jpg

Немецкая полуфлотилия с дивизионным миноносцем — http://seawarpeace.ru/deutsch/torpedo/images/02_d/big/Torpedoboote_-_postcard.jpg

 

Миноносец D-1 на маневрах 1888 года. -  http://seawarpeace.ru/

Миноносец D-1 на маневрах 1888 года. —  http://seawarpeace.ru/

 

Палуба немецкого миноносца во время маневров в Северном море. - http://seawarpeace.ru/deutsch/torpedo

Палуба немецкого миноносца во время маневров в Северном море. — http://seawarpeace.ru/deutsch/torpedo

 

А ближе всех к созданию флота нового типа в тот период оказалась Российская империя. В том же 1886 году, с учетом опыта французов, были проведены собственные маневры с участием миноносцев, а через два года, в январе 1888, на свет появился проект обороны балтийского побережья в случае вторжения германской эскадры, разработанный тогда еще капитаном 2-го ранга Э.Н. Щенсновичем.

« С исключительной энергией и самоотверженностью Э. Н. Щенснович отстаивал интересы подводного флота от дискриминации, противодействия и скептического отношения, которое подводники испытывали со всех сторон… С такой же, надо думать, или еще большей энергией он, конечно, осуществил бы и свой план особых мобильных миноносных соединений, который в январе 1888 г. представлял управляющему Морским министерством вице-адмиралу И. А. Шестакову. Считая, что противник приведет к побережью половину своего флота, то есть 45 миноносцев и 15 броненосцев, Э. Н. Щенснович предлагал противопоставить ему флотилию из 90 миноносцев (по одному на миноносец противника и по три на броненосец). При участии в обороне побережья собственных броненосцев состав миноносной флотилии можно соответственно уменьшить. Главный расчет делался на безукоризненное, достигаемое постоянными плаваниями по всем самым отдаленным закоулкам прибрежных вод знание… командирами театра военных действий. Точно так же они должны были изучить и балтийские проливы вблизи Дании и Германии.И тогда миноносцы на Балтике смогут сыграть ту историческую победную роль, какую при Петре I выполнили галеры. Осадка миноносцев для этой цели должна быть не более 1,83 м. Существующие миноносцы типа «Або», «Котлин», «Поти» признаются вполне удовлетворяющими условиям действия в Балтийском море. Правда, они, как показал опыт, не могут осуществлять атаки, идя против волнения. Но такой маневр непосилен и для 150-тонных миноносцев. А потому пока нет необхомости увеличивать водоизмещение свыше 70-80 т. Это придется сделать, если в будущем более крупные миноносцы начнут превосходить существующие скорости. Но и в этом случае ограничение осадки следовало сохранить. Автономность миноносцев должна составлять 48 час. из расчета плавания 14-узловой эскадренной скоростью.В маневрах 1886 г. миноносцы проявили достаточную выносливость, а экипажи их, как показал пример «Выборга», могли находиться в зимнем плавании в течение 4 суток и жить на корабле до двух месяцев. Несколько улучшив условия обитаемости на миноносцах, можно быть совершенно уверенным в их экипажах.Для успешных действий в прибрежных водах командиры миноносцев должны обладать квалификацией и подготовкой лоцманов, а потому, даже идя на дополнительные расходы, было бы полезно поручать миноносцам службы таможенных крейсеров. Такие опыты в германском флоте уже проделываются.Ввиду ограниченности видимости горизонта с миноносца в состав каждой флотилии должен включаться разведчик. Он обладает увеличенными скоростью и мореходностью, высоким мостиком для наблюдения за горизонтом, мощным прожектором, корзиной на фок-мачте для сигнальщиков (наподобие применяемой на китобойных судах). Его запасы обеспечивают крейсерство в течение месяца. Чтобы действовать на барах рек, разведчик должен иметь осадку не более 3,66 м. Его водоизмещение, по мнению автора записки, могло составлять около 300-450 т.В числе западных прототипов указывались английская «минная лодка» «Реттлснэк» (скорость 18,5 уз.) и французский минный авизо «Бомба» (скорость 18,4 уз.)… Не оставалась в стороне и проблема истребителей миноносцев. С этой ролью, по мнению автора записки, вполне могли бы справиться корабли класса тех же миноносцев, но с существенно усиленным артиллерийским вооружением.С объявлением войны вся балтийская флотилия в названном составе должна занять позицию у Церельского маяка, разведчики крейсируют в море. Миноносцы стоят на якорях у наветренного берега, угольщики после постановки минных банок находятся частью при миноносцах, частью в укреплениях. Миноносцы должны быть снабжены запасами не менее, чем на месяц, так как, будучи высланы в море ранней весной, могут лишиться минных складов, расположенных в незащищенных городах, а крепости Кронштадт и Свеаборг освободятся от льда только через месяц. К записке прилагалась специальная «Программа дальнейшего развития вопроса о балтийской минной флотилии», а также предложения по организации и боевой подготовке.Широкие планы активного использования миноносцев для действий в архипелаге разрабатывал в 1890 г. командовавший тогда крейсером (фрегатом по тогдашней классификации) «Владимир Мономах» капитан 1 ранга Ф. В. Дубасов. Он был уверен, что в случае войны с Турцией и, вероятно, с Англией исход будет зависеть от действий флотилий миноносцев, которые он рассчитывал возглавить.Энергично работая над этой концепцией, он получил предварительное одобрение начальника ГМШ О. К. Кремера и готовил для штаба широкие планы переформирования флота, кораблестроительных программ и самих операций в Архипелаге. К этим действиям, писал Ф. В. Дубасов, призывает Россию вся ее история движения на Восток. Но и эти планы, которые их автор рассчитывал осуществить, получив должность морского министра или хотя бы главного командира Черноморского флота, не осуществились.Последний из крупных планов миноносного реформирования флота в ходе подготовки очередной ревизии 20-летней программы судостроения 1883-1902 гг. предложил в 1895 г. заведующий военно-морским ученым отделом ГМШ капитан 1 ранга А. М. Доможиров.Для решительного преобладания в постоянном соперничестве с Германией на Балтийском море он предлагал приостановить постройку броненосцев и крейсеров и развернуть энергичное сооружение миноносцев, канонерских лодок и разведчиков. В составе этих сил, насчитывавших имеющиеся 80 боеспособных миноносок и 40 миноносцев, следовало добавить еще 110 миноносцев. Стоимость этой программы могла составлять около 30 млн. руб.Но управляющий Морским министерством Н. М. Чихачев выдвинул сомнения в том, насколько эта программа сможет помочь решению главной задачи флота — быть готовым «перенести театр военных действий за пределы наших вод». Имея сетевые заграждения против мин Уайтхеда, контр-миноносцы (истребители) и крейсера, немцы вряд ли позволят русским миноносцам безнаказанно приблизиться к своей броненосной эскадре. Трудно надеяться и на то, что даже в море миноносцы смогут дать успешный бой германскому флоту, «сплоченному одинаковым ходом и типом судов». Надо помнить и то, говорилось в резолюции адмирала, что действия миноносцев будут в немалой степени затруднены как условиями зимнего времени, так и светлыми белыми ночами.Очевидные сложности составит и укомплектование до 560 офицеров, 160 механиков и свыше 3000 специалистов, которые могли бы составить экипажи 35 броненосцев эскадренного боя. Внимания требуют и Черное море, и Дальний Восток, «где японцы строят броненосец 12 000 т и 14 000л. с. с 12-дюймовыми орудиями».Не отрицая значение миноносцев и признавая необходимость их сооружения наравне с разведчиками, тип которых «ныне совершенно выработался», управляющий предлагал все же обратиться к более сбалансированному составу флота. В частности, вместе с постройкой броненосцев в новой 5-летней программе судостроения предлагалось строить крейсера водоизмещением 3000-4000 т, которые могли бы служить при эскадре разведчиками, контр-миноносцы по английскому образцу типа «Хэвок» с увеличением водоизмещения до 500 т (закладывая по одному каждые полтора года), миноносцы (по пять каждый год), а также минные заградители.Для Владивостока предлагалось соорудить два броненосца в противовес японскому. Главным основанием программы было признано создание броненосного флота, который мог бы уравновесить силы Германии и имел бы в своем составе автономные, обшитые медью «крейсеры-броненосцы» (выражение Н. М. Чихачева). Они при необходимости могли бы соединиться со средиземноморской эскадрой и обеспечить в Тихом океане превосходство в силах над Японией. Планировалось и сооружение для Балтики броненосцев береговой обороны и канонерских лодок.Словом, отклонив слишком оптимизированные относительно миноносцев предложения А. М. Доможирова, министр продолжал оставаться в плену еще господствующей тогда двухсторонней концепции применения броненосцев береговой обороны на Балтике и крейсеров-броненосцев в океане. Этот, как выяснилось в дальнейшем, неоправданный уклон заставлял меньше средств выделять на более перспективные корабли—крейсера-разведчики и миноносцы.Отказ от планов Э. Н. Щенсновича, Ф. В. Дубасова и А. М. Доможирова привел к утрате содержавшихся в них рациональных зерен: создания системы переброски миноносцев по железной дороге с разработкой соответствующих этой системе типов перспективных разнообразных кораблей, переход к тактике массовых атак, сооружение малых разведочных крейсеров, которые при меньших издержках могли быть полезными и для поддержки миноносных атак, и для разведок при броненосной эскадре, и при самостоятельном крейсерстве.К возрождению этих идей и к созданию современной тактике миноносцев С. О. Макарову пришлось вернуться в гораздо более худших условиях: при обострившейся нехватке денежных средств, усилившейся рутине и почти полном отсутствии единомышленников» (http://wunderwaffe.narod.ru/Magazine/BKM/Rus_Min/24.htm).

Э.Н. Щенснович

Э.Н. Щенснович

     В общем, ничего не получилось — «традиционалисты» были «на стреме». Пока же запомним мантру «классиков», которой они будут загодя обставлять все отказы на развитие новых форм морской войны:

«…Имея сетевые заграждения против мин Уайтхеда, контр-миноносцы (истребители) и крейсера, немцы вряд ли позволят русским миноносцам безнаказанно приблизиться к своей броненосной эскадре». Ну-ну…

Ну а что же англичане?

 

Торпедные канонерки и евангелие от Мэхена и Коломба.

     А британцы пребывали в состоянии серьезной тревоги, хотя и умело скрывали это от общественности. Дело в том, что новые принципы «безбожных французишек, не содрогнувшихся подвергнуть глумлению» религию «больших флотов из больших кораблей» последовательно и логично вели к следующим этапам:

изменение основополагающих принципов в пользу идей, выдвинутых «еретиками и лжепророками» из лагеря “Jeune Ecole” и им подобными;

изменение состава мировых флотов; смещение акцента в сторону создания большого количества малых судов — носителей торпедного вооружения в противовес крупным артиллерийским кораблям;

— крушение «Большого флота» Великобритании. Британца придется либо вести непрерывные и бесперспективные войны с москитными флотами, избегающими крупных сражений и наносящими обидные и серьезные потери, в условиях нарастающей тотальной войны против собственного торгового судоходства — что в конечном итоге приведет к падению производства кораблей из-за недостатка заморского сырья. Либо Англии самой придется перейти на «миноносный флот», а это, в свою очередь, плавно приведет

— к КРУШЕНИЮ БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ, ибо весь заморский колониализм британцев держался исключительно и только на «Большом флоте», который может грозно явиться у дальних берегов пред очи тамошних аборигенов. Раньше для того, чтобы навести оторопь на каких нибудь ибанов с их прау, достаточно было выслать в дальневосточные воды специализированный фрегат, несущий на себе штук шесть канонерски ботов (кстати, идея парохода «Князь Константин» как носителя миноносок пришла в голову С.О. Макарову именно на основании британского опыта, почерпнутого в бытность плавания гардемарином в Юго-Восточной Азии). Теперь же существовала гипотетическая угроза того, что какой-нибудь султан Сулу может в принципе бросить против подобных фрегатов не деревянные галиоты, а деревянные катера с шестовыми минами, а то и, не ровен час, торпедами!

     Отдельной статьей стояли доходы от регулярного «попилинга» и ухода в сторону славного града «Откатенбурга» значительных сумм, «вылущеных» при строительстве крупных боевых кораблей. На строительстве миноносцев столько не своруешь, если учесть, что стоимость, к примеру британского броненосца «Трафальгар» составляла чуть менее 900 тысяч фунтов (более 3 млн. тогдашних долларов). А стоимость миноносца класса «флибустьер» составляла (без внутренней «начинки») немногим более 100 тыс. долларов. То есть, по цене одного «трафальгара» можно было построить целый флот из почти трех десятков очень неплохих и мореходных миноносцев! И, таким образом, украденную на производстве одного «трафальгара» сумму теперь можно было компенсировать лишь отгрохав целую флотилию миноносцев или небольших канонерок. Это еще при том условии, что эти миноносцы Британии будут заказывать. А то ведь могут и собственное производство наладить!

     — It`s imposible! — возопили давно скупившие британский трон и притаившиеся под его сенью воротилы ротшильдовского гнезда. Потерять империю и мировое господство! Этому не бывать! И приняли деятельное участие в борьбе с «еретиками».

     Что необходимо было сделать? Три вещи:

для начала требовался эскортный корабль, способный надежно (с точки зрения «традиционалистов») прикрыть крупные артиллерийские корабли от атак миноносцев;

— требовалось «раздуть» этот тип корабля средствами пропаганды;

— кровь из носа требовалось УЧЕНИЕ с налетом научности и серьезности, обосновывающее существование классического флота во веки веков, аминь!

     Ну, за кораблем дело не стало, работы в этом направлении начались еще до 1886 года. А в 1886 году вошел в строй первый корабль нового класса — торпедная канонерская лодка. Это было судно великого британского кораблестроителя Натаниэля Барнэби «Рэттлснейк» («Rattlesnake») — «Гремучая змея».

«Рэттлснейк» Натаниэля Барнэби 

«Рэттлснейк» Натаниэля Барнэби 

     Было построено для флота Ея Величества 33 торпедные канонерки четырех различных серий. Естественно, шла раскрутка нового типа корабля и на экспорт.

     Что же касается УЧЕНИЯ то и оно не преминуло воспоследовать — сперва американский теоретик Альфред Мэхен выдал на гора свое «Влияние морской силы на историю 1660—1783» . Еще через год его британский собрат исторг из себя схожий идеологически труд «Морская война, её основные принципы и опыт» (за что еще через год удостоился чина вице-адмирала). Вкратце изложим постулаты военно-морского «неоклассицизма» на примере Мэхена:

«…Принципы Мэхэна

Выделив главные, с его точки зрения, факторы, Мэхэн сводит их к нескольким простым принципам, доказывая, что остальные исторические явления для морской силы второстепенны.

  1. Море не барьер, а дорога. Всякий, кто рассматривает море как средство изоляции, как очень широкий «крепостной ров» между собой и соседом, в конце концов обнаруживает, что сосед уже поставил море себе на службу. То есть изоляционист неизменно проигрывает, так как добровольно отдаёт все выгоды тому, кто видит в море средство обмена.
  2. Владение морем решает дело. Начиная от Пунических войн, по Мэхэну, тот, кто владел морем, был способен не только одерживать победы, но и пользоваться их плодами, и как высшая цель — создавать жизнеспособные мировые империи. По нему, Ганнибал, Александр, Наполеон — примеры обратного. То есть, не понимая важности владения морем, они не удержали свои империи, несмотря на военный талант.
  3. Морская сила — путь к владению морем. По Мэхэну, она состоит в свободе пользования морем и воспрещении пользования им для противника. Обе задачи обеспечиваются сильным флотом — в первую очередь военным, но также и торговым.
  4. Основа морской силы — на суше. Как поддерживающая флоты экономика, так и базы, колонии и стратегически важные территории — её необходимые составляющие. При этом он, в частности, постоянно выступал за необходимость обретения морской мощи Соединёнными Штатами, в том числе сообщения между двумя океанами через Панамский канал (тогда ещё не построенный).
  5. Оборона своих берегов начинается у берегов противника — решающий характер наступления и глобальный характер войны
  6. Важность «большой битвы» — война решается генеральным сражением.
  7. Второстепенный, нерешительный характер крейсерской войны против торговли.

Выводы Мэхэна

  • Суть войны состоит в борьбе за морское господство.
  • Главное внимание должно уделяться линейному флоту — который, в свою очередь, должен стремиться уничтожить линейный флот противника в одном генеральном сражении. По Мэхэну, Трафальгар решил исход Наполеоновских войн.
  • Нужны сознательные, последовательные усилия правительства в достижении этой цели как во время войны, так и до неё. То есть морская мощь должна быть частью большой политики.
  • Если морское господство обеспечено (читай — линейный флот противника уничтожен), то обеспечена и защита торговли…» (https://ru.wikipedia.org/wiki/Мэхэн,_Альфред_Тайер).
Альфред Тайер Мэхен

Альфред Тайер Мэхен

     Как и в любой РЕЛИГИИ, предназначенной для КОНТРОЛЯ над людьми и УПРАВЛЕНИЯ жизненными процессами, основные догматы этих «библий» военно-морских традиционалистов суть ЛОЖЬ. Начать с того, что весь опыт почерпнут из практики парусных флотов (когда блокада, к примеру, при наличии провианта могла длиться чуть ли не бесконечно — на судах, зависящих от ветра, но не от топлива). Все неудобные моменты (вроде бомб Пексана, шестовых мин, мин Уайтхеда и проч.) заведомо признавались несущественными.

     Переведем принципы традиционалистов на человеческий язык и сведем к простым рифмам. По сути их всего пять:

     1. Победу одерживает сильнейший (больший) флот, основу которого составляют крупные артиллерийские корабли эскадренного боя (броненосцы/линейные корабли). Накануне «Великой войны», к примеру, в Военно-морском комитете США считалось что «мощь флота измеряется числом и боеспособностью крупных боевых кораблей, а именно линкоров» (William F. Livezey. Mahan on Sea Power). «Большой флот» владеет морем.

2. Победа одерживается путем генерального морского сражения (и никак не иначе).

3. Слабейший флот давится ближней морской блокадой. Собственный коммерческий флот после разгрома главных сил флота супостата и блокированием его портов почитается в безопасности; отдельные вылазки отдельных крейсеров не существенны и второстепенны.

4. Линейный корабль батальной линии является главной ударной силой флота; все остальное — обслуга.

5. Артиллерия — главное оружие морской войны.

Филлип Коломб

Филлип Коломб

Но с торпедными канонерками все пошло не так как предполагалось. «Ни одна из них не смогла…в полной мере удовлетворить предъявлявшимся требованиям: водоизмещение торпедных канонерок оказалось слишком большим, а вооружение чересчур тяжёлым» (Патянин С. В. Эсминцы ВМС Великобритании периода 1892—1909 гг.).

     Если причина в неудовлетворительных характеристиках, то зачем было клепать четыре серии канонерок? Последние «дриады» сходили со стапелей, когда на них уже закладывались «хэвоки».

     На самом деле это уже «измышлизмы» новейшего времени, дело было в другом.

 

«Флибустьеры» топят торпедные канонерки.

     Торпедная канонерка (минный крейсер) стал действительно довольно популярным кораблем, но развиться не успел. Сперва отличились южноамериканцы. Они обнаружили, что новый корабль является очень неплохим бюджетным аналогом крейсера. А затем эти еретики и святотатцы, вместо того, чтобы использовать канонерки по назначению — для охранения броненосцев, не содрогнулись покуситься на святое — АТАКОВАЛИ новое идолище «классиков» и «традиционалистов»!

     И ладно там «Бланко Энкалада», расстрелянный менее чем с двухсот метров в Кальдере торпедами канонеркой «Альмиранте Патрисио Линч» 23 апреля 1891 годаказематное старье, типичный броненосец береговой обороны, ненамного больший чем сама торпедная канонерка.

Гибель броненоска «Бланко Энкалада» с картины художника Эдгардо Контрераса де Ла-Круза. 

Гибель броненоска «Бланко Энкалада» с картины художника Эдгардо Контрераса де Ла-Круза. 

Боковая проекция торпедной канонерки (минного крейсера) «Альмиранте Линч»

Боковая проекция торпедной канонерки (минного крейсера) «Альмиранте Линч»

     А вот потопление «Аквидабана» в ночь с 15 на 16 апреля 1894 года у острова Санта-Крусэто уже ай-яй-яй!

     Да, сам «Аквидабан», как и его старший брат по серии «Риачуэл был «инфлексиблом» для бедных, бюджетным броненосцем. Тем не менее корабль был сильным, по вооружению соответствовавший (да фактически и являвшийся им) броненосному крейсеру, а потому некоторое время шли разговоры на предмет того, может ли данный тип корабля на полном серьезе схлестнуться с полноценным броненосцем или же нет.

     И вот — не угодно ли! Лунной ночью торпедная канонерка «Густаво Санпайо» во главе с целой «hunter-killer” группой из трех миноносцев фирмы «Шихау» (очевидно типа «1889», однотипные немецким S.42-65) атакует мятежное бразильское бюджетное достояние. Добившись двух попаданий торпед (одно с «Санпайо», второе с «Аффонсо Педро») минная братия, поплевав на все разглагольствования про то могут «риачуэлло» что-то против броненосцев или не могут, спокойно удалились практически без потерь, несмотря на шквальный огонь из картечниц. Поскольку «Аквидабан» затонул на мелководье он был поднят уже через два месяца. А его фото в ремонтном доке может являться одной из визитных карточек молодой школы — «две торпеды — один бронированный труп».

Торпедная канонерка «Аврора/Густаво Санпайо»  https://naukatehnika.com/

Торпедная канонерка «Аврора/Густаво Санпайо»  https://naukatehnika.com/

«…Затонувший броненосец был незамедлительно обследован. Последствия применения торпед оказались весьма впечатляющими. Никакая артиллерия тогда не могла так быстро отправить броненосец на дно.

Торпеда взорвалась близ переборки, между вторым и третьим отделениями, около 35 футов позади тарана. Пробоина имела длину 19 или 20 футов и ширину шесть футов и шесть дюймов; причем в том и другом конце ее стальная обшивка корабля дала трещины. Трещина, шедшая к корме, имела шесть футов длины и проходила через переборку между третьим и четвертым отделениями. Водонепроницаемые двери этой переборки от удара ослабли, так что четвертое (очень большое) отделение наполнилось водой, так же как и три первых. Все находившиеся внутри этих отделений вещи были раздроблены до неузнаваемости. Броневая палуба, как раз против того места, где произошел взрыв, была немного выгнута, и масса заклепок в ней ослабла. По подсчетам, в броненосец влилось всего 500 тонн воды, и он спасся от окончательной гибели только потому, что попал на мелководье. В правом борту, в передней части, на 40 футов позади тарана, была другая пробоина, однако меньшая, чем в левом борту; она имела диаметр всего три фута. Эта пробоина могла быть произведена головной частью первой торпеды, прошедшей при взрыве через всю ширину корабля, или же могла быть сделана торпедой, выпущенной с «Аффонсо». Тут, однако, имеются некоторые сомнения, попала ли вторая торпеда, так как, кажется, ни один человек не видел и не слышал взрыва. Возможно, что эта торпеда ударилась о грунт и если взорвалась, то не оказала полного своего действия на днище броненосца. Это, однако, только предположение. В этой атаке использовались торпеды Шварцкопфа с зарядами по 57 кг (125 английских фунтов) пироксилина…» (https://zen.yandex.ru/media/marin/bronenoscy-miatejnyi-flagman-akvidaban-61db0006f443461eef84c060).

 

     Впрочем, к тому времени в британском Адмиралтействе было уже и без того понятно, что затея с торпедными канонерками в качестве огородного пугала для миноносцев провалилась. Почему?

     Уже с начала 90-х годов в британском морском ведомстве стали раздаваться тревожные звоночки, перешедшие к 1893-му году в тревожный набат. Связана была вся эта тревога с известиями, приходившими из Франции. Да, после Оба «трехцветные» окончательно впали в «традиционализм» (а после фашодского кризиса станет понятно, что и национального правительства у Франции больше нет — есть только политиканы, управлявшиеся французскими Ротшильдами, медленно но верно тянувшими государство к давно уже запланированной войне с Германией — в интересах Лондона). Однако были живы еще офицеры его школы.Жива и еще не деградировала Мобильная оборона. И конструкторы.

     В частности верфь Нормана, разогнавшись в 80-х начала выдавать один шедевр за другим.

     Бедолага Кофман, удивляясь тупости французов, вопрошал: «Отчего они не поставили в серию № 126?» А зачем? Дело в том, что так полюбившийся Владимиру Леонидовичу «норман № 126» был всего лишь прототипом.

Нормановская «стотридцатка» https://modelist-konstruktor.com

Нормановская «стотридцатка» https://modelist-konstruktor.com

     Доработав его на №№ 127,128 и 129-м французы выдали в 1890 году в серию (15 единиц) № 130. А затем в 1891 годув британском Адмиралтействе зазвучали тревожные колокола. Верфь Нормана заложила в этом году миноносец (формально — контрминоносец) с проектной скоростью выше 25 узлов (в итоге будет выше 27 узлов). Это был «Шевалье».

«Шевалье»  https://war-book.ru/

«Шевалье»  https://war-book.ru/

«Шевалье» на испытаниях 13 октября 1893 года— скорость 27, 22 узла.

«Шевалье» на испытаниях 13 октября 1893 года— скорость 27, 22 узла.

«Аквилон» - третий в серии миноносец типа «Флибустьер» (обратите внимание на высоту труб над пирсом); https://www.navypedia.org/

«Аквилон» — третий в серии миноносец типа «Флибустьер» (обратите внимание на высоту труб над пирсом); https://www.navypedia.org/

     А следом пошли три улучшенных миноносца серии «Флибустьер» со скоростями под 29 узлов. Это был конец мифа о торпедных канонерках, чьи максимальные скорости лежали в плоскости не превышавшей 18-20 узлов. Все «французы» имели водоизмещение под/за 120 тонн, хорошую мореходность и предназначались для действий в составе Мобильной обороны преимущественно из Шербура и Бреста — против британского Флота Канала. Перспектива создания целых флотов из этих самых «флибустьеров» все явственнее проступала перед глазами лордов, сэров и пэров. А тут — на тебе еще и потопление «Аквидабана» как раз оравой 120-тонных миноносцев во главе с «Санпайо»!

«Флибустьер» идет против волны (как видим, выкладки российских моряков о невозможности этого для 120-150-тонных судов были ошибочны)

«Флибустьер» идет против волны (как видим, выкладки российских моряков о невозможности этого для 120-150-тонных судов были ошибочны)

     Надо было что-то решать, чтобы не допустить торжества миноносной ереси. Требовался решительный и смелый человек для святого и богоугодного дела! Тот, кто смог бы подхватить пошатнувшуюся хоругвь истинного учения о морской войне! И такой человек был найден. Им стал третий Лорд Адмиралтейства Джон Арбетнот Фишер.

Миф о «хэвоках»

     Собственно, тот самый «Джек» Фишер, который и так отвечал за строительство новых кораблей флота, и тот самый Фишер, который и являлся «отцом» торпедной канонерки. И вот сейчас требовалось «нещадно, неумолимо и непреклонно» разгребать собственные «косяки». Джон был правоверным адептом учения о «морской силушке», а кроме того, когда надо умел работать быстро. Он быстро понял, что все что требуется — это просто новый тип эскортного корабля в качестве надежной защиты броненосцев и пропагандистский трезвон, помноженный на крупносерийное производство — дурни-традиционалисты всех стран купятся и сами начнут покупать/производить тоже самое.

«Второй после Нельсона» — Джон «Джек» Фишер

«Второй после Нельсона» — Джон «Джек» Фишер

     Свою ошибку с торпедными канонерками Фишер уже понял — ставка делалась на мореходность и, соответственно, увеличение размеров и водоизмещения. То есть за основу взяли именно канонерку, а не контрминоносец (Фишер, собственно, «зарубил» «Свифта» именно по той простой причине, что это был именно миноносец, хоть и относительно крупный). Теперь решено было вернуться назад и взять за основу контрминоносец, сделав ставку на увеличение скорости и соблюдения баланса с габаритами. А основные его параметры Фишер «передрал» с немецких дивизионных миноносцев типа D. Кардинальным отличием было то, что в боевом отношении миноносцы типа D соответствовали стандартным малым миноносцам первого класса. Большие же размеры были использованы для размещения на этих командирских судах помещений для ремонта, складов, лазаретов и проч. Фишер от всего этого, естественно, отказался, зато решил использовать большие размеры для размещения в корпусе более мощных машин и установки на палубе большего количества орудий более крупного калибра. Состав батареи также не являлся плодом мучительных размышлений — еще в 1885 году при строительстве для Испании торпедной канонерки «Деструктор» («Destruktor”) на этом судне, водоизмещением более чем 380 тонн были установлены пять орудий: одно 65-мм и четыре 57-мм. Состав этой батареи и взяли за основу.

     Третий лорд Адмиралтейства созвал кораблестроителей и выдал задание на истребитель миноносцев (а никак не эскадренный миноносец) со следующими характеристиками: водоизмещение — не более 300 т, скорость хода — не менее 25 узлов, вооружение — одна 76-мм, три 57-мм пушки и три торпедных аппарата. Итогом было создание «Хэвока» положившего начало целому тупиковому классу кораблей, которые поклонники «традиционализма» величают не иначе как «первыми настоящими миноносцами». Смущает одно обстоятельство — еще при жизни первого поколения этих кораблей их класс де-факто…приказал долго жить, а сами эти суда довольно скоро стали выводиться из состава флотов и меняться на корабли совершенно иного типа, которые тем не менее причисляют к тому же тупиковому типу. Что ж так, если «хэвоки»-де были «правильными кораблями»? А все не так!

Эсминец «Хэвок» https://modelist-konstruktor.com/

Эсминец «Хэвок» https://modelist-konstruktor.com/

     Скажите пожалуйста, что означает, приминительно к «хэвокам», рабочий термин «настоящий миноносец»? Напомню: основное назначение миноносца — топить крупные боевые корабли противника с упором на броненосцы. Притом это корабли — защитники собственного побережья, а отсюда и отсутствие необходимости в очень уж высокой мореходности. А вот с миноносцами Фишера все не так. Основное назначение «хэвоков» — эскортирование крупных боевых кораблей и защита от атак миноносцев в дальних переходах. То есть де-факто это была все та же торпедная канонерка, только более скоростная и построенная отталкиваясь от конструкции большого миноносца. Да, мореходность была выше, но за счет увеличения размеров. За счет того же увеличения габаритов установили более мощные машины и добились скоростей за 20 узлов. Но! По скорости они не превосходили те же «флибустьеры», а увеличенные размеры привели к тому, что «хэвоки» лишились всех преимуществ в скрытности. Если на «Хэвоке» стояли все еще две трубы, то на последующих уже целый лес в 3-4 трубы, что еще больше снижало скрытность атаки, а уж клубы дыма, извергающиеся из них на полном ходу (почему-то традиционалистами полагалось, что для торпедной атаки необходимо пренепременно развить полный ход, очевидно, чтобы быстро удрать после залпа), да еще и неслабые факелы при некачественном угле вообще не позволяют говорить о каких-то преимуществах тех эсминцев перед «флибустьерами» по данному показателю. Мог ли «Хэвок» потопить броненосец? Мог, как и любое другое судно вооруженное торпедами, только его возможности в этом отношении (именно из-за размеров и демаскирующего эффекта) были пониже любой вшивой миноноски 70-х годов 19 века. При этом мореходность новых эсминцев сильно преувеличивается современными авторами. Немцы, закупившие у британцев один «30-узловой» миноносец типа «Angler” (D-10), после сравнительных испытаний с D-9 пришли к выводу о том, что « преимущества «британца» в скорости и артиллерии совершенно теряются в открытом море и остановились на отечественном варианте, переняв у англичан только двухвальную установку с тремя котлами(http://seawarpeace.ru/deutsch/torpedo/01_main/03_d10.html). До купы необходимо добавить меньшую, нежели у броненосцев автономность эсминцев (что естественно вытекает из различия в габаритах), а это вынуждало «грозу морей и водоемов» в дальних переходах постоянно отпускать эсминцы в соседние порты для дозаправки (оставаясь при этом без необходимого прикрытия), либо таскать с собой транспорты с углем. Таким образом миноносец из «хэвоков» и их производных был так себе. Но являлись ли они в действительности (как утверждают современные авторы) надежными защитниками от минных атак для броненосцев и крейсеров? Нет, и это самое смешное во всей этой истории.

     Эсминец мог уничтожить миноносец? Теоретически да, но на практике все было не так легко. Потопить 100-тонный миноносец из 57-мм пушек не так просто, а из 76-мм еще нужно было попасть — подобной артиллерии нужна близкая дистанция и серия попаданий. Не так просто даже днем, а уж о ночном времени и говорить нечего. Взять к примеру бой у острова Дагундао в бухте Цзяочжоу 22 августа 1914 года между эсминцем «Кеннет» («Kenneth») (типа E; до 1913 года — типа «River”) и миноносцем S-90 (который В.Кофман величает «эсминцем», хотя на деле тот был дивизионным миноносцем типа D-9, позаимствовавшим от «британца» D-10 двухвальную силовую установку, 3 котла и две трубы). “Кеннет», погнавшийся за S-90, прикрывавшим минную постановку осуществлявшуюся заградителем «Лаутинг» («Lauting»), вступил с ним в бой на дистанции порядка 22-24 кабельтовых (менее 4500 метров). Английский эсминец имел перевес в скорости (24 узла) над «немцем» , у которого изношенные котлы не выдавали больше 21 узла. «Британец» пулял из своих четырех 76-мм орудий долго (у противника имелось всего три 50-мм орудия), не попал ни разу, не догнал ни S-90, ни «Лаутинг», сам схлопотал попадание 50-мм снарядом под мостик (смертельно ранен командир, погибли еще три человека и 6 ранено). Такое вот «истребление».

Эсминец типа «River”, к которому принадлежал «Кеннет»; https://war-book.ru/

Эсминец типа «River”, к которому принадлежал «Кеннет»; https://war-book.ru/

S-90 у пирса Вильгельмсхаффена: http://seawarpeace.ru/

S-90 у пирса Вильгельмсхаффена: http://seawarpeace.ru/

S-90 в море http://seawarpeace.ru/

S-90 в море http://seawarpeace.ru/

     Но это частности, куда более важным был вопрос, смогут ли «хэвоки» отстоять броненосцы от атак миноносцев, двигаясь в ордере. И снова — нет.

     себе соединение ночью на переходе (поскольку к тому времени для минных атак стало считаться приоритетным именно ночное время). Эсминцы составляют боковое охранение, причем довольно редкое (поскольку численность эсминцев в эскадрах редко составляла значительную величину). Противник же делится на несколько групп и атакует «забор» в нескольких местах. Смогут ли «хэвоки» отразить атаку? В том-то и дело, что нет ни единого шанса. Обнаружить противника на дальнем расстоянии у эсминцев нет никакой возможности. Опыт действий минных катеров показал, что их зачастую не обнаруживали даже в упор. Так, из доклада С.О.Макарова об атаке «Чесмы» и «Синопа» на Батумском рейде 14(26) января 1878 года вытекает, что турки на «Интибахе» не видели подобравшиеся катера даже и на дистанции в 40 с небольшим метров. При атаке «Сейфи» 14 мая 1877 года на Дунае четыре катера были обнаружены турками на дистанции уже всего в 90 метров. Понятно, что миноносцы 90-х годов были покрупнее, ну так и сближаться им теперь так не требовалось при эффективной дальности торпед в 500 метров. Обнаружить вражеские миноносцы эсминцы могли только на близкой дистанции, а это уже поздновато — остановить в этот момент группу миноносцев одному-двум эсминцам уже не удастся. То есть прорывы предрешены даже теоретически. Для реального противодействия им необходимо было кардинально перестраивать походные порядки ордера, но без средств связи и средств обнаружения в ту пору не существовавших это было не реально.

Принципиальная схема атаки типового оперативного соединения со стандартным оборонительным ордером тремя тактическими группами минных судов — отразить ее с помощью линейного построения (вне зависимости от типа атакующих и обороняющихся судов) практически не реально.

Принципиальная схема атаки типового оперативного соединения со стандартным оборонительным ордером тремя тактическими группами минных судов — отразить ее с помощью линейного построения (вне зависимости от типа атакующих и обороняющихся судов) практически не реально.

     Таким образом, существовавший в ту пору эскорт и линейная система обороны ордера противодействовать прорыву к броненосцам минных судов в реальности НЕ МОГЛИ. Спасали до поры непогода и отсутствие на миноносцах технических средств связи и обнаружения (в свою очередь), равно как и слабая обученность экипажей миноносцев и недостаточная тактическая подготовка. Словом, «хэвоки» оказались таким же ОГОРОДНЫМ ПУГАЛОМ, как и торпедные канонерки до них. Понимали ли это специалисты? Что-то мне подсказывает, что это могли подозревать даже инициаторы строительства эсминцев, во всяком случае события на Спитхэдском рейде 26 июня 1897 года свидетельствуют об этом.

Пропаганда тем временем работала полным ходом, эсминцы возносились до небес как «конец эпохи малых судов (подразумевались конечно же миноносцы)», а традиционалисты приступили к выстраиванию первого «шахматного флота». А тут подоспели и первые практические результаты двух конфликтов — китайско-японской войны и испано-американской, но об этом — в следующей части.

Подписаться
Уведомить о
10 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare