Могучий удар комариными силами. Миноносцы ДАРПА

18
2

Уважаемые коллеги, представляю на Ваш суд развитие ветви ДАРПА. Смею уверить, что это не будет мегаимба, которой всех победю, просто нравятся мне эти кораблики, пусть бегают, на периферии там, как украшение сюжета. Продолжение серии ДАРПА, входящей в серию Решим войну снарядами.


Оглавление:

По негостеприимным волнам

Несмотря на октябрь, заходящее солнце немилосердно слепило глаза, но впередсмотрящий упорно вглядывался в сторону заката. Позади был Тихий океан, немилосердно трепавший их волнами, огромный океан, упокоивший в своих глубинах японский крейсер, позади была смерть, смерть, которую они выпустили из своих торпедных аппаратов, смерть, которая летела в них из вражеских орудий, смерть, с которой навеки обнявшись, ушел на дно Такао, и с которой опять удалось разминуться, и матрос все всматривался и всматривался вперед. Там, там, впереди, там была родная земля, там была база, там их ждала свежая еда, свежий хлеб, много воды, там ждали друзья и родные, там были снаряды и там было горючее, проклятая нефть для проклятого котла, который мог бы дать проклятый пар для проклятой турбины, и тогда не придется миноносцу в ХХ веке хлопать парусом.
Хотя в это время и в этом месте положено быть муссонам, ветра почти не было, и миноносец, хлопая парусами, ловил малейшие дуновения, неспешно продвигаясь вперед, разрезая деревянным форштевнем невысокие волны Охотского моря. Оса возвращалась в родную гавань.
Они вышли в море из Посьета, ненастным вечером 19 сентября 1904 года, ночью, ориентируясь по компасу и лагу, в полночь крейсера «Лена» и «Ангара», просемафорив им напоследок, повернули к норду, во Владивосток, а миноносцы пошли в сторону Корейского пролива, разделяясь веером, и стелющийся клочьями по воде туман укрывал их. Оса, Пчела и Овод. Удача, сопутствующая трудолюбивым, вела их, и наутро Осе повезло выскочить из тумана прямо на несколько кораблей. Как впоследствии оказалось, это был крейсер третьей эскадры Такао и японские транспорты, перевозившие пехоту и тяжелые одинадцатидюймовые орудия для осады русской крепости под названием «Квантунский полуостров».

Могучий удар комариными силами. Миноносцы ДАРПА

Такао, безбронный крейсер. 4х120мм/40, 6х47, в Русско-Японской служил в Третьей эскадре Объединенного флота, патрулировал Корейский пролив. Погиб в результате атаки русского миноносца Оса.

Встреча была полной неожиданностью для всех. На миноносце сыграли тревогу. «Пятнадцать кабельтовых ровно! Четырнадцать и девять! Восемь!» — кричали с дальномера. Оса устремился на Такао, все набирая и набирая ход. Японцы тоже всполошились, забегали, и вскоре по русскому миноносцу стали хлопать пушки. Струями огненных трассеров отозвался пулеметчик со своего гнезда. Для русских торпед дистанция была предельно малой, и эти стальные рыбки с пневматическим хлопаньем прыгнули в воду сразу же, как только минеры закончили копатья в их чревах, и миноносец тут же, закладывая циркуляцию, отвернул в сторону. Старший минер неотрывно смотрел на секундную стрелку, ловя расчетное время, и строго по расписанию оглушительно грохнуло, и еще. Торпеды были израсходованы не напрасно, вылазка увенчалась успехом. Минер выскочил и оперся на леер. Столбы водяной пыли, взлетевшие до небес, еще оседали. Обе торпеды попали японскому крейсеру прямо в борт, и он прямо на глазах начал крениться. Пушки замолчали.
Оса попыталась было подойти, чтобы подобрать тонущих, но японцы начали палить по миноносцу из винтовок! Обдав идиотов брызгами, Оса кинулась догонять разбегающиеся транспорты, и успела перезарядить торпедные аппараты и выпустить по японцам обе оставшиеся торпеды, добившись попадания по одному из транспортов, когда с норд-веста, прорезывая туман прожекторами, показались другие крейсера, перерезывая нашим морякам путь к своей базе.
И тогда капитан приказал уходить в сторону базы японской. Легко оторвавшись от преследователей, наш миноносец снизил ход до экономического, и продолжил идти к югу. Еще пять раз замечали на горизонте дымы, и отворачивали в сторону, и в итоге судьба привела их на просторы Тихого океана. И они проложили себе путь, огибая Японию с востока.
Остается только добавить, что Пчела и Овод, проблуждав весь тот день в тумане, никого не встретили и благополучно вернулись в бухту Посьета, чтобы потом совершить еще много боевых выходов.

Старший брат

Старший сын гениального русского металлурга Павла Петровича Аносова, Александр Павлович Аносов, после окончания Института Корпуса горных инженеров (1853) служил на Алтайских горных заводах, а с 1859, оставаясь причисленным к Главному горному управлению (для сохранения стажа и продвижения в чинах), – у потомственного почетного гражданина, купца Попова. На его средства А.П. Аносов занимался поисками золотых россыпей, используя опыт, приобретенный на Алтае. Но по-настоящему успешными были поиски железных руд. А.П. Аносов стал первооткрывателем месторождений в Карелии и на Урале. На базе наиболее крупного из них, Кутимского на Северном Урале, был построен металлургический завод. А.П. Аносов вышел в отставку рано, в 1865 году, «по домашним обстоятельствам». В статье Н.Я. Нестеровского о нем и открытом им Кутимском месторождении, опубликованной в 1892, говорится об Аносове как «преждевременно сошедшем в могилу», но это неверно. Сейчас, после опубликования архивов ДАРПА, мы можем рассказать вам подлинную его историю.
Он сменил фамилию, чтобы невозбранно заниматься добычей золота и постройкой океанских яхт. Александр Павлович обнаружил богатые золотые россыпи в низовьях Амура, но, будучи чиновником, не мог заниматься старательством в свою пользу. Но второй, главной причиной было то, что он остро влюбился в море. Необъятные просторы Тихого океана манили его, и он переехал в Николаевск-на-Амуре.
Николаевск-на-Амуре в 1860ых годах называли «Дальневосточным Парижем». Бойкая жизнь кипела в нем, он был столицей Дальнего Востока. В городе размещалась главная военно-морская база, кораблестроительная верфь, мореходное штурманское училище, штаб Сибирской флотилии и управление портами Восточного (Тихого) океана, Амурский флотский и портовый экипажи.
В 1871-1873 годы военный порт и столица края были переведены из Николаевска во Владивосток. Население города сократилось почти в два раза, многие дома были брошены хозяевами.
Тут-то на сцену и вышел Александр Павлович. Пользуясь деньгами, которые принесло ему золото, он выкупил верфь, и опустевшие было дома заселились рабочими. Аносов немало сделал для развития и благоустройства города, построил новые эллинги, цеха, включая арборитный цех, сталеплавильный цех, стан горячего металлопроката, провел телеграфную линию на Сахалин, построил при заводе электростанцию, заказав в 1890г новейший турбоэлектрогенератор Парсонса, причем от этой электростанции работали навигационные огни в устье Амура, а в годы первой японской войны она снабжала током поисковые прожектора на береговых батареях.
Александр Павлович всей душой отдавался судостроению. Его верфь построила более трех десятков рыболовных, почтовых и прогулочных судов, которые ходили в Китай, на Камчатку, в Японию, и конечно вверх по Амуру. Отдельно стоит упомянуть собранную на Николаевской верфи мощную землечерпалку «Крот» для Порт-Артура, без нее закончить все дноуглубительные работы, предусмотренные для главной базы военно-морского флота планом 1900г, до войны едва ли бы успели.
Но самым любимым делом талантливого сына гениального отца был океан, главной его страстью была постройка яхт. Быстроходные, парусные или паровые, остроносые, легкие, скользили они по волнам Тихого океана, принося радость разбогатевшим старателям и купцам и, конечно же, своему создателю. Живя на краю лесного края, он имел неограниченный доступ к лесным богатствам, и строил яхты из лучших пород дерева, для повышения прочности укрепляя набор металлическими (булатными!) вставками. 

К достижениям цивилизации Аносов доступ тоже имел, благодаря найденному им золоту. В  его кабинет регулярно доставлялись все сведения о новинках кораблестроения, а на его завод — лучшие из станков. 
Узнав в 1895 году о появлении яхты «Турбиния» Александр Павлович загорелся идеей создать такое же судно. Он стал экспериментировать, на краю земли создавая новейшие образцы турбин.

Могучий удар комариными силами. Миноносцы ДАРПА

Первый вариант турбины, установленной Парсонсом на яхте Турбиния

Поначалу он двигался, повторяя ошибки своего предшественника. Турбины работали эффективно только когда развивали полную мощность, и только когда вращались с высокой скоростью. Медленноходные турбины имели большие размеры и массу, быстроходные – требовали больших и громоздких редукторов, которые превышали размерами и массу их самих. На режимах сокращенной мощности резко падал КПД, безбожно рос удельный расход топлива. Высокая мощность турбин приводила к «проскальзыванию винтов» (кавитации). 

Могучий удар комариными силами. Миноносцы ДАРПА

Итоговый вариант моторного отсека Турбинии. А — турбина высокого давления, средний вал. B — турбины низкого давления, правый и левый валы. С — конденсаторы

Парсонс победил кавитацию, разделив свою турбину на три части, и на каждой из частей он поставил по три винта. Центральная турбина работала на паре, подаваемом от паровых котлов, и ее эффективность была настолько низкой, что отработанный ею пар подавался на еще две турбины примерно той же мощности. Итого три турбины, девять винтов. Надо заметить, что в итоге Парсонс снова заменил на своей Турбинии винты, установив по одному винту большого диаметра на каждый вал. 

Могучий удар комариными силами. Миноносцы ДАРПА

Турбина Парсонса, установленная им на «Гадюку» (комплект на один вал)

 

Могучий удар комариными силами. Миноносцы ДАРПА

Турбина Парсонса, установленная им на яхте Шарман.

Посмотрев на созданную Парсонсом яхту «Шарман» Аносов чуть не бросил свою мечту: маленькая и компактная турбина мощностью в 10 лошадиных сил прекрасно работала на высоких оборотах, но огромный редуктор  делал установку громоздкой и тяжелой. Практически никакого выигрыша, по сравнению с паровыми машинами.

Но идея передавать крутящий момент от одной турбины к двум винтам заинтересовала талантливого русского изобретателя.

Энергетическая установка миноносцев типа «Гадюка» тоже была не такой, какую бы хотелось копировать: на каждом валу размещалось по три корпуса турбин: турбина высокого давления, турбина низкого давления и турбина заднего хода, причем турбина заднего хода была самой громоздкой. Итого шесть турбин, два винта. 

Душа русского гения стремилась к совершенству, а это все на совершенство не походило никак. 

Младший брат

Младший брат Александра Павловича Аносова, Алексей Павлович (15 июня 1841–11 мая 1897) , в 1877 году, в чине надворного советника, поступил на службу в ведомство Кабинета ЕИВ и был определен на вакансию управляющего лесной частью Алтайского горного округа. В его ведении оказалась деятельность нескольких подлесничеств, охватывающих огромное пространство и удаленных от Барнаула на сотни километров. Порядок денежных расчетов с подлесничими, лесными сторожами, служащими канцелярии, оплата помещения и служебные разъезды, – все эти расходы регламентировались устаревшим штатным расписанием 1849 года. Не только в ведомстве Аносова, но и в других направлениях деятельности горного округа постоянно возникали ситуации, толкавшие исполнителей на нарушение буквы закона в интересах дела.
Обо всем этом и поведал Аносов летом 1882 года, в беседе с глазу на глаз, прибывшему с ревизией на Алтай чиновнику особых поручений Ржевскому. Результат этой беседы был неожиданным. По рапорту Ржевского Алексей Павлович Аносов был отрешен от должности и предан уголовному суду.
Обвинение по ст.362 (подлог) предусматривало лишение всех прав состояния, ссылку в Сибирь на поселение и даже отдачу в исправительные арестантские роты. Второе обвинение, по ст.399 (незаконная задержка выплаты жалования подчиненному) предусматривало денежное взыскание с начальника в пользу подчиненного в двойном размере. Дело рассматривал Томский губернский суд. Было признано, что нарушения, допущенные Аносовым, не преследовали личных корыстных целей. Оправдательное решение суда, тем не менее, было опротестовано губернатором, утверждавшим, что может идти речь лишь о смягчении наказания.
В конечном итоге, Правительствующий Сенат оставил формулировку «виновен в подлоге, но без корыстных целей», заменив наказание, предусмотренное статьей закона, «в виду особо смягчающих обстоятельств» – отрешением от должности. Это постановление Сената и утверждение его Императором состоялись в 1889 году и соответствующая формулировка появилась в аттестате А.П. Аносова от 14 марта 1890 года. Отстраненный от службы и лишенный средств к существованию, Алексей Аносов пошел работать на металлургический завод к старшему брату Александру. Сыновья гениального металлурга, конечно, не могли обойти своим вниманием многочисленные рудные залежи Дальнего Востока, и в 90ых годах построили в Николаевске металлургический завод, на котором изготавливали мелкосерийные партии профильного металлопроката из знаменитого аносовского булата.
В 1897 году Алексей Павлович был призван в отдел ДАРПА и переехал в Петрозаводск. Но когда перед отделом была поставлена задача создать быстроходный миноносец, младший брат тут же обратился к старшему. И вместе они в кратчайшие сроки создали турбину Аносова.

Турбина Аносова

По предложению научно-исследовательского центра ДАРПА турбину не увеличили, а уменьшили, уменьшили в размерах, повысив обороты, эффективность и мощность.
Простая и технологичная турбина поначалу развивала 2800 л.с. при 4500 оборотах в минуту. Для борьбы с кавитацией вращающий момент разделили на два винта, подключив их через простой и надежный двухступенчатый редуктор, который имел в своем составе масляные муфты, позволяющие плавно вводить турбину в работу и на выбор отключать любой из винтов. Обратного хода турбина не имела, поэтому к винтам, глядя на решение, принятое на дизельном судне Вандал, через редуктор подключили электромоторы мощностью по 250 л.с., приводимый от мощной паровой динамомашины. Предполагалось, что на полном ходу будет работать только турбина, а при маневрировании и движении задним ходом – только электромотор.
Использованная для экспериментов легкая деревянная яхта Александра Амосова при весе в 95 тонн, прекрасно управлялась на электромоторах, развивая до 15 узлов, и неслась вперед со скоростью до 26,5 узла на турбинном ходе. Система работала.
Нарекания представителя МТК вызывала невозможность быстро переключать винты на задний ход, для резкого снижения хода или поворота и низкая эффективность системы в целом. Дело в том, что паровый котел давал 4000л.с., из них турбина потребляла только 2800, остальное потребляли вспомогательные механизмы – мощная динамомашина, паровые машины дутьевых и вытяжных вентиляторов котла, паровые вентиляторы и насосы мощного конденсатора, и т.д.

Энергетическую установку переработали, повысив мощность и сократив габариты. Вместо того чтобы бороться с излишне горячим «мятым» паром, усиленно охлаждая его, изобретатели заставили отработавший пар работать повторно, отдавать свою энергию, совершая работу на еще одной турбине, подключенной к динамомашине. Турбоэлектрогенератор для Аносова был делом давно знакомым. При полном ходу давление отработанного пара позволило получать 4200 А при напряжении 105В (441кВт, 600 л.с.), чего вполне хватало на оба электромотора. Чтобы обеспечить возможность их работы одновременно с турбиной им дали другие обмотки, подключили через трансформаторы и обеспечили возможность менять скорость своего вращения в широком диапазоне. Также удалось отказаться от дополнительного электромотора, работавшего на первоначальную раскрутку турбины. При маневрировании и заднем ходе пар от котла при помощи переключателя через дыхательный клапан подавался на турбогенератор, при этом расход топлива значительно экономился, при полном ходе пара хватало и на турбину, и на генератор.

Могучий удар комариными силами. Миноносцы ДАРПА

Турбина Аносова. А – подача пара от котлов, B – четырехступенчатая среднеходная турбина 3000л.с., С – двухступенчатый редуктор, D – электромотор 250 л.с., Е – турбоэлектрогенератор низкого давления, 600 л.с., F – гидромуфта, G – винт, H – заслонка переключения пара, I — выход отработавшего пара на конденсатор.

Переработали и котел. Для сокращения его габаритов убрали кочегарку, полностью переведя котел на нефтяное отопление. Впрыскивание и распределение нефти по топке котла осуществлялось за счет паровых форсунок, построенных по образцу форсунок Дизеля, нефть равномерно распылялась по пространству топки при помощи пара, подаваемого от основной магистрали под давлением 17 атмосфер, обеспечивая стабильное ровное горение.

Поддув осуществлялся за счет установленной в приточной системе паровой форсунки: инжектируемый пар увлекал за собой воздух, заменяя вентилятор. Третья группа форсунок размещалась в дымоходе, таким образом котел работал с принудительным поддувом и принудительной вытяжкой. Котлы стали компактными и мощными. Обнаружив существенное снижение мощности котла зимой, пришли к выводу о необходимости подогревать поступающий в топку воздух, трубы приточной системы пустили прямо через дымоход, охлаждая отводимые дымовыми трубами продукты сгорания.
В результате всех этих преобразований мощность установки составила 3600 л.с. – до 3100 л.с. давала турбина и еще 2х250 л.с. давали электромоторы.
По этой же схеме строились турбины для знаменитых контрминоносцев Второй Тихоокеанской эскадры.

Превращение яхты в миноносец

Вначале никто не собирался делать боевые корабли в ХХ веке из дерева, турбинная яхта создавалась как платформа для экспериментов. Но внезапное хищническое нападение милитаристской Японии заставило использовать любые пути для скорейшего насыщения Тихоокеанского флота быстроходными миноносцами, и верфи Николаевска-на-Амуре взялись за работу.
Алексей Павлович заложил серию легких миноносцев «Комар», согласовав с МТК их характеристики: водоизмещение 100т, длина 55 аршин, скорость не менее 30 узлов, дальность хода 500миль, два носовых ТА 18 дюймов, две-три скорострельных малокалиберных пушки. Надобно отметить, что первые миноносцы он выпускал за свой счет, на выпуск последующих среди дальневосточных золотопромышленников был объявлен сбор пожертвований. В результате миноносцы снабжались по первому классу, стройка шла быстро и без задержек. На них ставили даже новейшие электрожироскопические приборы управления огнем.
Конструкция. Обшивка корпуса выполнялась клееной из множества тонких слоев древесины, по методу, изобретенному членом ДАРПА Огнеславом Костровичем («арборит»), внутренние слои в котором выполнялись из сосны, лиственницы, внешние из красного дерева, между некоторыми слоями прокладывалась марля. Толщина обшивки в различных местах корпуса менялась от 0,5 до 1 дюйма (12,7-25,4мм). Набор смешанный во всех смыслах, продольно-поперечный и деревянно-металлический, применялся арборит и булатная сталь профилированного проката.
Проектом были предусмотрены весьма вместительные погреба боезапаса и топливные баки, однако с полной загрузкой миноносцы зарывались носом в волну. Чтобы разгрузить бак носовые топливные баки оставляли пустыми, используя их в качестве коффердамов, а чтобы, при этом, обеспечить дальность хода, достаточную для совершения нападений на коммуникации противника, приходилось идти на различные хитрости, например брать запас топлива в специальной лодке-понтоне, который вели за миноносцем на буксирном тросе, и топливо с которого перекачивали в основные (кормовые) цистерны по мере израсходования запаса в них. При встрече же с противником трос обрубался, чтобы лодка не сдерживала скоростной корабль. Используя такие лодки-понтоны, миноносцы «Комар», Москит и Овод прорвались в Порт-Артур 15.07.1904, пополнив собой легкие силы Первой Тихоокеанской эскадры.

Могучий удар комариными силами. Миноносцы ДАРПА

Миноносец Комар. Водоизмещение нормальное 102т, полн. 130т, макс 140т, размерности 39,1х5,3х1,7м. Паровые котлы ДАРПА, ЭУ турбоэлектрическая Аносова, 2600 л.с., скорость 31,8/29,1/24,4 узла. Адмиралтейский коэффициент 195, коэфф. полноты 0,355. Запас хода 300 миль

Вооружение: двуствольный шестифунтовый полуавтомат Барановского 2х57мм/70, 1 (позже 2) шестилинейный крупнокалиберный пулемет Пастухова с воздушным охлаждением Третьякова КПВТ 15,2мм, десантный трехлинейный пулемет Пастухова 7,62мм, два носовых торпедных аппарата 456мм, позже добавлены два бортовых бугельных торпедосбрасывателя.
Энергетическая установка двухвальная, три паровых котла с нефтяным отоплением, принудительным поддувом и вытяжкой, с охлаждением дыма, одна турбина Аносова, два вспомогательных ходовых электродвигателя, полная мощность ЭУ – 3500л.с., на испытаниях по динамометру – 3600.
На вооружение новейшие легкие миноносцы получили новейшие легкие арт.системы, разработанные специально для легких кораблей: пушки Барановского 2х57/70мм, пулемет крупнокалиберный Пастухова, с воздушным охлаждением Третьякова (КПВТ) калибра 15,2х114мм., два носовых надводных торпедных аппарата 457мм. На борту были предусмотрены места для хранения двух запасных торпед, таким образом боезапас составлял до 4х торпед. По настоятельной, хотя и не мотивированной просьбе старшего брата Алексей Павлович предусмотрел под торпеды по 3 аршина места, и в торпедных аппаратах, и в держателях, таким образом, когда на флот поступили новейшие торпеды 45-12, миноносцы типа «Комар» могли их использовать.
Проведенные учения показали, что скоростной миноносец может догнать собственные торпеды, поэтому рекомендовалось сразу после выпуска торпед включать «полный назад» и менять курс. В боевых условиях моряки освоили стрельбу прямо с борта, просто сбрасывая торпеды с бортовых держателей в море, естественно запустив перед этим их двигатели и рассчитав боевой треугольник.
Наши отважные моряки выходили на охоту из Владивостока, Пусана и из спешно укрепленного сахалинского опорного поста Корсаков, огибали остров Хоккайдо и с запада, и с востока, перехватывая пароходы с контрабандными грузами. Взяв вместо половины боезапаса дополнительное топливо, доходили до Корейского пролива.
Бронирование: Единственным элементом на борту, выполненым из броневой стали, был 12,7мм щиток орудия. Непотопляемость корабля обеспечивалась за счет деления корпуса перегородками, заполняемыми пробкой коффердамами и водооткачивающими устройствами.

Некоторую защиту для машины и рубки составляли двойные стенки, наполненные ватой, в которой вязли винтовочные пули и осколки, и размещение ящиков с различным снаряжением, в частности боеприпасами. Специально проведенные эксперименты показали, что при разрыве мелкокалиберных снарядов не происходит детонации гильз, снаряженных пироксилиновым порохом и снарядов, снаряженных тринитротолуолом,  и Александр Павлович строго следил, чтобы на борт его миноносцев боеприпасы грузили только такие.  

Вспомогательные устройства были предусмотрены только самые необходимые, даже якорь имелся один, с тросом вместо якорной цепи. Опреснительной установки на борту не было, льдогенератора на борту не было, зато на борту хранилась легкая складная мачта и косой парус, позволявший экономить топливо в дальних походах. Используя этот парус, миноносец «Оса», когда истратил почти все топливо, отрываясь от погони японских крейсеров, две недели шел по Тихому океану, напал на японских рыбаков на Курильских островах, но, не найдя у них нефти, продолжил путь под парусами, пройдя по Охотскому морю, и вышел к Николаевску-на-Амуре, обогнув Сахалин с севера.
Выпуск миноносцев класса «Комар» продолжался всю войну, даты ввода миноносцев в строй:
Комар — 01.05.1904;
Москит — 10.05.1904;
Овод – 20.06.1904;
Оса – 26.06.1904;
Шершень – 01.08.1904;
Пчела – 10.08.1904;
Жалящий – 20.09.1904;
Звенящий – 28.09.1904;
Гудящий – 01.11.1904;
Летящий – 19.11.1904;
Непоседливый – 01.02.1905;
Надоедливый – 02.02.1905.

Оценка проекта

Применив новую энергетическую установку, Аносов создал миноносец, по оценке адмирала Макарова, «с массой Пернова, со скоростью Буракова и с вооружением Кита». Проект во многом превзошел свое время и стал прародителем класса быстроходных торпедных катеров.
При максимальной загрузке миноносец зарывался носом в воду и имел настолько слабую мореходность, что в реальных условиях корабли этого типа, выходя на боевые задания, крайне редко брали полный боекомплект и полный запас топлива. Носовые торпедные аппараты часто оставляли пустыми, производя пуск торпед с бортовых сбрасывателей. Оптимальной была загрузка не более 110-115 тонн. Не отягощенный лишним грузом миноносец бодро взлетал на любые волны и вел себя прекрасно.
При заблаговременном выпуске в должном количестве, они могли бы оказать значительное влияние на ход боевых действий, но построенные малой партией объективно не смогли оказать значительного влияния, тоннаж отправленных ими на дно кораблей противника не впечатляет. Гораздо бОльшее значение имело психологическое воздействие на противника. Построенные фактически в порядке частной инициативы, не ослабляя состав построенных царским правительством военно-морских сил, миноносцы значительно усилили Владивостокскую отдельную эскадру, и во многом именно благодаря их выдающимся характеристикам Объединенный флот вынужден был выделять крейсера и миноносцы на охрану своих коммуникаций, ослабляя японскую эскадру.

Эпилог

Да, уважаемые коллеги, я привел в 1904 год Шнельботы из Третьего рейха, но мощность их ЭУ сократил почти в 2 раза, увеличил ВИ от 112 до 130т, адмиралтейский коэффициент сократил от 229 до 195, и очень сильно сократил запас хода.

По-моему реалистично получилось, как вы полагаете? Найти массогабаритные характеристики первых турбин я не смог, нашел для не совсем первых: ЭУ эсминцев «Новик» при 29 тыс.л.с. весила 475т, в т.ч. турбины 92т. Если сокращение мощности в 8 раз вызовет сокращение массы в 8 раз, то у миноносцев «Комар» 49% массы будет занимать ЭУ. Правдоподобно? По-моему вполне.  
P.S. Про новую артиллерию распишу отдельно, что там за 57х70 и что там за КПВТ 15,2х114 )) 

Подписаться
Уведомить о
98 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare