2
0

Рига. 19 декабря 1917 года. Утром.

– Командир, командир…

– Сидоренко, ты? Жив?

– Живой. Веревку мне бросайте, да покрепче.

Через несколько минут чумазый Сидоренко вылез из пролома.

– Командир! Тама ящиков много с патронами. И снаряды есть. И это… Порошок какой–то.

– Чудак ты, Сидоренко! Слава Богу, жив остался. Когда рвануло, испужались. А тут раз, и гнезда твоего нету и тебя тожа. А ты патроны, снаряды…

– Да ладно вам. Командир, тута патроны странные. Махонькие какие–то…

– Погоди-ка. Не шевелись. Замри, сказал! Сымай шинель. Медленно. Не порошок это, а взрывчатка. Твое счастье, что не рванула.

– Эвон как…

– Считай, Ипполит, в рубашке родился.

– Ага, и в портках.

– Да не. В форме и с ружьем.

Солдаты громко рассмеялись.

– Валентин Михайлович! А не те ли это патроны, о которых говорил полковник?

– Хм…

Остров Эзель. 19 декабря 1917 года. Штабное судно "Либава".

– Валентин Петрович! Солдатики нам подарок из Риги присылают.

– Какой подарок?

– Патроны Маузера, которые 7,62.

– Вот за такой подарок отдельное спасибо.

– Утром пришло сообщение из Ревеля. Идея с бронепоездом одобрена рабочими.

– Это очень хорошо. Немец сильно удивится. А вариант какой?

– Полный, Валентин Петрович. Двигателя с дирижаблей отправлены были ранее. Единственное опасение, что личного состава не найдем.

– Найдем. Если что, пойдете в командиры бронепоезда, Михаил Коронатович?

– Ну, если бронепоезд морской, то можно.

Рига. 19 декабря 1917 года.

– … Так я говорю: не может грязь гореть. А Пантелей мне, грит – не веришь! Побежал, принес. Горит! И лежит в аккурат возле гнезда. Так–то помнил, а под утро замерз, спасу нет. Дай, думаю, курну. Вроде время еще есть. Ить курил–то в кулак, как товарищу леутенанту учили. А тут вроде камешек скрипнул. Я со страху-то ножку подале, чтоб запаху, значит, не было. А она как зашипит!

– Кто, дядько Ипполит?

– Да ножка.

– Какая ножка?

– Дык известно какая, не бабская. Ага, значит, зашипит и грязь эта следом. И как лиса из курятника шмыгнула. Прям в развалины, где матросики вчера ковырялись. А потом как бабахнет! Камни, мусор всякий, мешки с песком. Хотел было сигануть за гнездо, да куда там. В башке ветры свистят, в ушах метель завывает, глаза запорошило. Наобум пошел, да и в провал скатился…

Петроград. 20 декабря 1917 года. Завод Щетинина.

– … Вот то, что нам надо. Правда, единственный вопрос. Его можно переделать под шасси?

– А зачем?

– Дмитрий Павлович! Мы испытываем нужду в бомбардировщиках. В морских и сухопутных.

– Хм. Я как-то… затрудняюсь…

Мир-20

Собственно ГАСН. Взято отсюда: http://www.airwar.ru/enc/bww1/gasn.html

Петроград. 20 декабря 1917 года. Завод АО «РБВЗ».

– Здравствуйте. Подскажите, где найти Сикорского Игоря Ивановича.

– А вы кто такие?

– Заказчики мы…

– Не знаю, и знать не желаю, на заводе он больше не работает.

– Понимаете, нам сильно нужен Игорь Иванович.

– Я вам не сыскное агентство. Контракт закончен в апреле. Ищите где хотите.

– Уважаемый гражданин, к вам обращаются достаточно вежливо…

– Я с вами разговаривать не желаю…

– Слышь ты, макрель пресноводная! Я тя щас на глобус натяну. Или в ГТЗА засуну. Или возьму наконечник от 39-Ю и сорок атмосфер в одно место набью. Где Сикорский?

– Не знаю. Может, дома он, а может и нет.

– Пиши адрес, быстро!

– Вот, заберите.

– Спасибо, товарищ. Мы еще сегодня зайдем.

– Ты слышал, шпигат ржавый? Зайдем. И ГТЗА с собой возьмем.

Немного отойдя от хамоватого, а теперь насмерть перепуганного, бледного служащего, комиссар Смирнов строго проговорил:

– Спокойней надо, товарищ старший краснофлотец. И объясните мне неграмотному, как вы сюда ГТЗА доставите.

– Своим ходом, товарищ комиссар, – нашелся остряк под хохот моряков, – исключительно своим ходом…

Петроград. 20 декабря 1917 года.

– Николай Константинович! Я вас покину.

– Да, Вячеслав Матвеевич. Вы уверены, что вам не нужна охрана?

– Не нужна, товарищ комиссар. Надеюсь, завтра вечером увидимся, в крайнем случае дня через три…

– До встречи.… Ну а нам, товарищи, вот по этому адресу. Двигатели нас, поди, заждались…

Петроград. 22 декабря 1917 года. Заседание в Смольном.

… Товарищи. По просьбе военспеца Дрозда Валентина Петровича мы собрались, чтобы обсудить некоторые мысли по сохранению флота.

– Почему флота?… всех флотов…

– Пока только Балтийского, товарищи…

– Тишина, товарищи! Прошу вас, Валентин Петрович.

– Я попросил составить список кораблей и судов Балтийского флота. Он, конечно, не полон, но некоторые мысли о дальнейшем существовании флота, как боевой единицы, можно почерпнуть и отсюда. Новейшие дредноуты нужно сохранить всенепременно. Для этого выделить плавучую базу и провести тщательную консервацию двух кораблей. На выбор. Остальные два сохранить как боеспособные. Караул на законсервированных дредноутах, как и на всех других кораблях, должен иметь однозначный приказ стрелять на поражение при попытке войти на борт.

Таким же образом поступить с крейсерами «Рюрик II», «Адмирал Макаров» и «Баян II». Все недостроенные крейсера типа «Светлана» тоже законсервировать. Крейсера «Россия» и «Громобой» сейчас находятся на боевой службе в районе Моонзунда и силами команд превращаются в плавучие мастерские, общежития и источник артиллерии для уничтоженных батарей. Необходимо оставить в боевом строю крейсера «Богатырь», «Олег», «Аврору» и «Диану».

Эскадренные миноносцы типа «Изяслав» необходимо ввести в строй все. Причем проект изменить в сторону усиления артвооружения. Из многочисленных эсминцев серии «Орфей» отремонтировать поврежденные корабли за счет недостроенных судов. Эсминцы серий «Украина», «Лейтенант Бураков», «Деятельный», «Сокол», «Уссури» и «Пернов» разоружить и сдать в порт. Эсминцы серии «Охотник» оставить в строю. Для ремонтов использовать «украинцев». Эсминцы типов «Всадник» и «Финн» оставить в строю. Эсминцы типа «Инженер–механик Зверев» перевести в сторожевые суда. Миноносцы типа «Циклон» перевести в партию траления. Принять меры для недопущения захвата противником всех кораблей.

– Валентин Петрович! А что же линкоры?

– Что касается всех линкоров, то вывести в резерв неисправные корабли и использовать как источник запчастей. Остальные сохранить как канонерские суда. К сожалению, линкоры «Бородино» придется отправить на слом, но об этом будем думать позже.

Теперь по сторожевым катерам и судам. Все корабли, находящиеся за границами России, необходимо вернуть, при невозможности уничтожить, а именно:

Сторожевые корабли «Голубь». Все, что можно – забрать, остальное уничтожить.

Сторожевые корабли «Водорез». Уничтожить.

Сторожевые корабли «Копчик». В Кронштадт.

Посыльные суда типа «Барсук», «Абрек» и «Воевода» перевести в Кронштадт. При невозможности уничтожить.

Сторожевой корабль «Ястреб», посыльные суда типов «Разведчик», «Конвоир», «Кондор» – в Кронштадт. При невозможности – уничтожить.

Особенное внимание необходимо обратить на специализированные корабли – канонерские лодки и минно-тральные суда. Их необходимо вывести в наши порты…

– Ну что ж. Мнение специалиста выслушано, какие будут вопросы…

Остров Эзель. 23 декабря 1917 года. Штабное судно "Либава".

– Разрешите войти, товарищ капитан 2–го ранга.

– Входите.

– Товарищ капитан 2–го ранга! На берегу три казака. Спрашивают комиссара Смирнова.

– Они представились?

– Записку дали.

– Давай. Твою же папиллому! Шифровальщика срочно. Казаков поселить в казарме 425 полка. Под личную ответственность полковника. Третьего … посетителя сюда. Приготовить каюту.

– Есть!

Позже

– Шифровальщик. Срочно зашифровать личным шифром и передать: «Второму. Прибыл гость из Царского села. Из будущего года».

Петроград. 23 декабря 1917 года. Смольный.

– Товарищ комиссар! Разрешите.

– Входите.

– Товарищ комиссар. срочная шифровка вашим шифром из Аренсбурга.

– Ох, ты. Валентин Петрович занят?

– Да еще на совещании…

– Зайди через полчаса.

Позже

– Дежурный. Передай Валентину Петровичу, когда вернется, фигурант из Парижа прибыл. Сам Пётр Николаевич.

– Так точно.

– Сообщи на «Тучу» сигнал «поход». Готовность сорок пять минут.

– Есть.

Петроград. 23 декабря 1917 года. Заседание в Смольном.

… – Особенное внимание, товарищи, нужно обратить на подводные лодки. Это самое новое, эффективное и действенное оружие. К сожалению, Балтийский флот недостаточно использовал это мощное оружие. Но это в основном из-за недостатка опыта. Из-за отделения Финляндии требуется немедленно вывести лодки типа АГ. Не считаясь ни с какими трудностями. Из всех лодок типа «Барс» оставить в строю пять, остальные сдать на долгосрочное хранение и источники запчастей. Обязательно достроить лодку «Форель» типа «Ёрш». Лодки типа «Кайман» привести в Кронштадт и разобрать на запчасти. Лодки серий «Белуга» и «Касатка» привести в Кронштадт и тоже разобрать на запчасти.

Обязательно сохранить в строю гидроавиатранспорт «Орлица», все бывшие императорские яхты и спасательное судно «Волхов». У меня всё, товарищи.

– Я думаю, товарищи, план несомненно дельный. Осталось уточнить некоторые детали. Давайте сделаем перерыв и продолжим…

Петроград. 23 декабря 1917 года. Смольный.

– Товарищ вице-адмирал…

– Вольно. Комиссар здесь?

– Четыре часа назад получил шифровку с Эзеля. Срочно убыл. Оставил вам записку…

– Даже так. Чего же тебе надо, господин генерал?

Остров Эзель. 25 декабря 1917 года. Штабное судно "Либава".

– Товарищ комиссар…

– Вольно, вольно.

– За время вашего отсутствия произошло три ЧП.

– Подробней.

– Попытка самоубийства генерала Корнилова, бунт остальных генералов и…

– Не тяни.

– Торпедный электрик с «Энгельса» Тихонов. Доктор говорит, очень странное происшествие. Сильнейшее физическое и нервное истощение. Умер два часа назад.

Посмотреть все указанные корабли и суда можно по этому адресу: http://wunderwaffe.narod.ru/Magazine/MK/1998_04/index.htm

Подписаться
Уведомить о
26 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare