×
2
0

 

Петроград. Смольный. 16 декабря 1917 года.

– Товарищ Сталин! Есть у меня одна мысль. Сложная, трудновыполнимая, я бы даже сказал крамольная.

– И что же это за опасная мысль такая?

– Послать надежных людей на Юг. Переговорить с моряками. Чтобы в случае чего затопили весь флот.

– Да вы контрреволюционер… топить народное достояние…

– Я же говорил, товарищ Сталин. Мысль сложная.

– Шени деда…

– Товарищ Сталин, не горячитесь. Это пока мысль. Но людей посылать надо. В Киеве множество солдат и офицеров. Они не хотят воевать за революционеров, но и пальцем не пошевелят, чтобы пойти за предательской Радой. Кроме них там находятся солдаты Чехословацкого корпуса. Я не великий политик, но присутствие на территории Советского Союза, простите России, воинских частей, подчиняющихся иностранным державам, мне, например, категорически не нравится.

– Но они, как рассказывает товарищ Радек, согласились воевать за Россию.

– Товарищ Радек прав. Но той России, за которую они согласились воевать, нет. По моим данным, еще летом там появился некий господин, который собирается превратить корпус в этакую личную армию. Русские командиры постепенно будут выводиться из командования и, в конце концов, это будет иностранное военное соединение. Французское, если быть точнее. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

– А если послать агитаторов…

– Они мало помогут. Сто, ну триста человек. Не более. Они тоже понимают, что страна чужая.

– И что же тогда?

– Революция наша, русская. И творить ее должны русские люди. Вот на этих людей в Киеве надо опереться.

– Но вы же сами сказали…

– А вы, товарищ Сталин, послушайте дальше. Вот для этого и нужен отряд надежных людей. Покажем этим товарищам небольшой фильм, а затем будем говорить правду. Ведь связь у нас откровенно плоха и слухи бегут впереди, обгоняя правду.

– Вы меня заинтриговали, товарищ Смирнов.

– А вот сейчас мы подойдем к развязке интриги. В фильме, который мы покажем, будет запись воинского парада. Во главе подразделений пройдут симпатизирующие нам офицеры и генералы. И это заставит задуматься многих. Но здесь потребуется помощь ЦИК партии.

– И в чем она будет заключаться?

– В подборе честных, образованных людей, способных выполнить исключительно сложное задание партии. Если к нам придет человек и предложит свои услуги, а его не примут на основании, что он бывший и не может пригодиться делу революции, то человек обидится. Хорошо, если только на этих дураков. А если на все дело революции? Вот и обратится к киевским офицерам и солдатам генерал Духонин. Что они скажут? Покоя захотелось. Да как бы не так. Вас родина учила, кормила, одевала. И в тот момент, когда враг, поправ всяческие договоренности, наступает, вы как тараканы попрятались по углам. Соберитесь в полки, выберите себе командиров, отразите врага – и через год война закончится. А дальше по домам. Пообещать людям волю и землю. Все, о чем говорил Владимир Ильич. Самых анархически настроенных аккуратно выпроводить подальше. Навести порядок в стране.

– Вы, товарищ Смирнов, как-то нехорошо упомянули про анархистов.

– А как про них еще говорить? Большинство из них примазываются к партии власти, получают назначения на места, а там гадят как чайки на палубу. И самое главное, партия получается виноватой, а они как бы и ни при чем.

– А как же мир? Ведь главное для большевиков, это мир.

– А нет этого мира. Германцы разве согласились? Да и нападение на штабное судно на островах. С немцем перемирие. И они же его нарушили…

Мир-19

Сестрорецк. Оружейный завод. 13 декабря 1917 года.

– Дядя Федор, дядя Федор!

– Экий постреленок. Чего тебе, Ванятка?

– Там, там…

– Отдышись, хлопчик. Чего там?

– Там ваше ружье принесли. И пистолет.

– Да где там-то?

– В кабинете директора. Матросы. Много.

– Ружье, говоришь? Ну, беги. Скажи, сейчас буду.

Сестрорецк. Оружейный завод. 16 декабря 1917 года.

… – В общем, товарищ Петров, получается так. Пулемет этот хорош. Все недостатки, о которых вы говорили, можно устранить. Но нужно время. К концу января мы сможем сделать опытный образец. Утолщенных стволов у нас нет, но можно надеть алюминиевую насадку с оребрением (подобно тому, как на винтовке Холека – прим.). С винтовкой товарища Токарева есть некоторые проблемы, но к февралю тоже сделаем. А вот с запуском производства…

– Так все плохо?

– Трудно сказать. Мне прислали бумагу. Предлагают ехать в Ковров, на недостроенный концессионерами пулеметный завод.

– Дело нужное. Я сообщу командованию. Надеюсь, все вопросы разрешатся. И знаете, Федор Васильевич. Я много думал о переходе на новый патрон. Если не ошибаюсь, главной задачей было уменьшить отдачу и возможно увеличить носимый запас патронов?

– Не совсем верно, но вы думаете в правильном направлении.

– Но тут возникает вопрос разносортицы. К вашей винтовке нужен 6,5-мм патрон. К пулеметам Максима 7,62-мм патрон и 7,71-мм патрон к пулемету Льюиса. К пулеметам Мадсена тоже свой патрон. Даже к Нагану нужен свой собственный патрон. А если взять один калибр? Например, 7,62-мм, и делать все под него. Пистолет ТТ – 7,62 мм, ППД тоже. К вашей винтовке тоже 7,62.

– Я думал об этом, но…

– Вы предлагали японский патрон. Но можно сделать другой. Вот смотрите. Берем японский 6,5-мм, делаем его еще короче. Например, на 5 мм и вставляем пулю от винтовочного 7,62.

– Хм. Знаете, если бы не война и переворот, можно было бы попробовать…

– А кто нам мешает? Прямо сейчас…

* * *

Остров Эзель. Смольный. 16 декабря 1917 года. Штабное судно "Либава".

– Добрый вечер, Вячеслав Матвеевич. Скучаете?

– Не так чтобы, господин контр-адмирал…

– Можно просто Валентин Петрович. Что это у вас?

– Пытаюсь обобщить опыт 1–ой БАГ.

– Опыт дело хорошее. Но у меня к вам есть дело. Что вы можете сказать о наших боевых самолетах?

– О наших?

– О самолетах вашей группы.

– Ну, они разные.

– Вот именно, Вячеслав Матвеевич. Они разные. И, несомненно, вам хотелось превосходить своего противника и качественно и количественно.

Валентин Петрович! При наших нынешних порядках это невозможно.

– Ну почему? Если бы у ваших пилотов была вот такая техника, многое можно было бы изменить.

Мир-19Мир-19Мир-19

– Что это? Откуда это?

– Это, господин полковник, ваше ближайшее будущее и прямая забота. Как только приедет наш комиссар, вы отправитесь в Петроград. Вам надлежит собрать подобие авиагруппы, которой вы командовали. И позаботиться о технике и штатах.

– Но для чего?

– По моим подсчетам в вашем распоряжении около полутора месяцев. А потом работа по профилю.

* * *

18 декабря 1917 года.

Декрет об организации
Рабоче-Крестьянской Красной Армии

Старая армия служила орудием классового угнетения трудящихся буржуазией. С переходом власти к трудящимся и эксплуатируемым классам возникла необходимость создания новой армии, которая явится оплотом Советской власти в настоящем, фундаментом для замены постоянной армии всенародным вооружением в ближайшем будущем и послужит поддержкой для грядущей социалистической революции в Европе.

I

Ввиду этого Совет Народных Комиссаров постановляет: организовать новую армию под названием «Рабоче-Крестьянская Красная Армия», на следующих основаниях:

1) Рабоче-Крестьянская Красная Армия создается из наиболее сознательных и организованных элементов трудящихся масс.

2) Доступ в ее ряды открыт для всех граждан Российской Республики не моложе 18 лет. В Красную Армию поступает каждый, кто готов отдать свои силы, свою жизнь для защиты завоеваний Октябрьской революции, власти Советов и социализма. Для вступления в ряды Красной Армии необходимы рекомендации: войсковых комитетов или общественных демократических организаций, стоящих на платформе Советской власти, партийных или профессиональных организаций или, по крайней мере, двух членов этих организаций. При вступлении целыми частями требуется круговая порука всех и поименное голосование.

II

1) Воины Рабоче-Крестьянской Красной Армии состоят на полном государственном довольствии и сверх сего получают 50 руб. в месяц.

2) Нетрудоспособные члены семей солдат Красной Армии, находившиеся ранее на их иждивении, обеспечиваются всем необходимым по местным потребительным нормам, согласно постановлениям местных органов Советской власти.

III

Верховным руководящим органом Рабоче-Крестьянской Красной Армии является Совет Народных Комиссаров. Непосредственное руководство и управление армией сосредоточено в Комиссариате по военным делам, в созданной при нем особой Всероссийской коллегии.

 

  • Председатель Совета Народных Комиссаров
  • В.Ульянов (Ленин).
  •  
  • Верховный главнокомандующий Н. Крыленко.
  •  
  • Народные комиссары по военным и морским делам:
  • Дыбенко и Подвойский.
  •  
  • Народные комиссары: Прошьян, Затонский и Штейнберг.
  •  
  • Управляющий делами Совета Народных Комиссаров
  • Влад.Бонч-Бруевич.
  •  
  • Секретарь Совета Народных Комиссаров Н. Горбунов.

Декрет Совета Народных Комиссаров.
О Социалистическом Рабоче-крестьянском Красном флоте.

Совет Народных Комиссаров постановляет:

Флот, существующий на основании царских законов о всеобщей воинской повинности, объявить распущенным и организовать Социалистический Рабоче-крестьянский Красный флот на следующих основаниях:

1. Пищевое и вещевое довольствие входит в счет содержания одинаково для всех служащих, независимо от занимаемой должности.

2. Снабжение личного состава флота и находящихся при них семейств предметами первой необходимости, вещевыми и харчевыми, временно производится порядком до сего времени существовавшим. Впредь же, в связи с переходом флота на добровольческие начала, личному составу флота надлежит приступить к организации центрального кооператива в порту-базе флота и отделений его по портам, где окажется необходимым.

Примечание. Довольствие пищей на судах и в командах производится на добровольных артельных началах.

3. Всем морякам военного флота, бывшим матросам, как увольняющимся со службы, так и остающимся на добровольческих началах, надлежит выдать взамен обмундирования по сроку 1918 года деньгами по расценке 1918 года.

4. Все служащие на добровольческих началах во флоте страхуются за счет государства на случай болезни, увечья, инвалидности и гибели. (Декрет Совета Народных Комиссаров.)

5. В виду невозможности по техническим условиям железных дорог произвести одновременное увольнение моряков всех сроков службы, не пожелавших продолжать таковую на добровольческих началах, увольнение будет производиться с первого февраля периодически, с промежутком времени, потребного для того, чтобы не перегрузить железных дорог, причем моряки флота, удерживаемые по вышеперечисленным причинам, получают содержание в своей части до дня увольнения по старому положению.

6. На всех, находящихся в отпусках по болезни с первого февраля сего года, распространяется Декрет Совета Народных Комиссаров о государственном страховании.

Все моряки военного флота, уволенные до 25‑го января не более, как на один месяц, сохраняют виды денежного довольствия по старому положению в течение месяца, т. е. до 25 февраля (по старому стилю), после чего исключаются в своих частях со всех видов довольствия и считаются уволенными вовсе от службы.

Переход флота на добровольческие начала надлежит считать с 1 февраля (старого стиля) сего года, службу и выдачу жалованья по новому положению считать со дня заключения контракта.

7. Ученикам Учебных Отрядов и Школ, желающим плавать на боевых судах, разрешается продолжать обучение на старом окладе содержания до 15 апреля (старого стиля); с 1‑го по 15‑е апреля (старого стиля) будут производиться экзамены, и ученики, по выдержании таковых, могут искать себе места на кораблях и заключать контракты для службы на них. При приискании мест, Центральные Комитеты флотов будут оказывать им содействие. Инструкторам платить новые оклады содержания с 1 февраля до 1 апреля (старого стиля), к какому сроку вопрос об организации Учебных Отрядов будет окончательно выяснен. Штаты инструкторов после 1 февраля (старого стиля) строго сообразовать с числом оставшихся учеников. Инструкторы, оказавшиеся сверх штата, могут законтрактовываться на общих основаниях на боевые суда.

8. Центральным Комитетам флотов надлежит приступить к расформированию экипажей, полуэкипажей и рот, представивши свои решения в Коллегию Народного Комиссариата по морским делам для распубликования по флоту и морскому ведомству.

9. При осуществлении перехода флота на добровольческие начала, ни одна часть не имеет права выдавать и требовать денежное довольствие по новому положению, а портовая контора не имеет права выдавать без новой табели комплектации, утвержденной Комиссией по реорганизации флота при Центральном Комитете моря.

Центральным Комитетам морей надлежит в кратчайший срок представить штаты на утверждение Коллегии Народного Комиссариата по морским делам.

10. Укомплектование кораблей по положенному штату личным составом на добровольческих началах возлагается на Комиссии, которые составляются на кораблях. В состав Комиссии входят: Командир корабля (в береговых частях — Начальник части), Председатель Корабельного или Командного Комитета, Старший специалист той специальности, на которую нанимается лицо, и врач.

11. В виду возможной записи большего количества пожелавших поступить во флот, чем то будет необходимо в зависимости от выработанных штатов, Комиссиям по приемке надлежит принимать во внимание сроки службы при наличии нескольких кандидатов на одно место специалиста, причем старым годам отдается преимущество.

Подписаться
Уведомить о
65 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare
Adblock
detector