×

Миниатюрный тяжёлый крейсер для альтернативного РККФ

17
10

Пока коллега Ансар не радует нас новыми альтернативами предлагаю вашему вниманию его старую работу, 2013 года.

Первым крейсером советской разработки и постройки, как известно, был красавец «Киров» проекта 26. Без сомнения, корабль хороший. Мощный. Да и построили относительно быстро. В смысле, собственно «Киров». С его последующими систершипами дело складывалось не так успешно. Строили их мучительно долго и построили к началу войны обидно мало.

Логичный вопрос – почему? Понятно, что приоритеты в стране тогда была весьма далеки от общемировой практики – иметь флот, сопоставимый по силе с наиболее вероятным противником – тогда всё капиталистическое окружение было для нас потенциальным противником, и угроза с моря первостепенной не считалась. Но всё же. Иметь столь быстрорастущую промышленность и вступить в войну при всего четырёх новых крейсерах – нонсенс даже на фоне всей той армады, что заполошно строилась перед войной. Кстати, о той армаде – угрозу с моря наконец-то оценили по достоинству или интересы государства вылупились, наконец-таки, из яйца сухопутных границ?

В общем, чтоб понять, почему мало, сперва, надо выяснить – почему, собственно Проект 26, ведь проект (не говоря уже о корабле) отнюдь не дешёвый. По сути, это даже не лёгкий крейсер, а эрзац тяжёлый.

Совершенно ясно, почему наш флот изначально побрезговал классическими лёгкими крейсерами – ни защитники морской торговли, ни её истребители нам были в принципе не нужны за отсутствием таковой у себя и наличием слишком хорошей защиты у тех, кто оную имел.

В качестве разведчиков при эскадрах тяжёлых кораблей они нам тоже не нужны по отсутствию тех самых эскадр…

Нам нужны были специфические хищники, быстрые как самые скоростные лёгкие крейсера, чтоб могли, чуть припекло, унести ноги и вооружённые мощной артиллерией, которая позволит и сухопутье в приморье эффективно поддержать и превосходящие морские силы противника обстреливать с относительно безопасного расстояния. Отсюда повышенные требования к мощности СУ, разработка дальнобойных 180 мм корабельных орудий и попытка взгромоздить 9 таких стволов на корпус формально лёгкого крейсера.

Именно попытка угодить всем этим условиям и привела к появлению проекта 26, который оказалась не готова строить массовой серией наша промышленность образца середины тридцатых.

Миниатюрный тяжёлый крейсер для альтернативного РККФ

Вывод. Надо вернуться на рубеж 20-30-х, когда на повестку дня только стал вопрос о строительстве новых крейсеров и когда с полным на то основанием, исходя из промышленных и финансовых возможностей, предельное водоизмещение желаемых кораблей ограничили очень скромными 6-ю тыс. тонн.

Почему именно шестью? Дык «Светланы» в техзадании на своё проектирование имели столько же, и корабли такого водоизмещения, как считалось, наша промышленность сможет (поскольку уже имела соответствующий опыт) строить достаточно приличной серией, не слишком при этом обременяя государство чрезмерными военно-морскими расходами.

Но, вооружение при этом требовалось именно тяжёлое! Не зря ведь первый после Гражданской войны новый проект достройки «Светлан» предусматривал их вооружение ни много ни мало, а аж восемью 203 мм палубными орудиями! Но, пушки уже были устаревшие, средств маловато и проект тихо свернули. Вернулись к нему только в 1927 году, и, подойдя по новаторски, со всем революционным максимализмом крейсер «Адмирал Лазарев» полностью изурод перекроили, отгрохав этакое чудище с четырьмя новыми 180 мм дальнобойными орудиями в совершенно монструазных (по весу и габаритам) одноорудийных башнищах.

Миниатюрный тяжёлый крейсер для альтернативного РККФ

Этот опытный крейсер «Красный Кавказ», на испытаниях показал такие «выдающиеся» ТТХ, что остался единственным в своём роде опытным кораблём, эпопея сооружения которого заставил наших специалистов немедленно обратиться к западу в поисках современных технологий крейсеростроения.

Чем эти поиски закончились известно. В разработанном итальянцами теоретическом корпусе КРЛ «Евгений Савойский» и с его же, предварительно закупленной СУ, в СССР началась разработка крейсера «Киров» — первенца нашего флота – формально, лёгкого крейсера, фактически, суррогатного ТКР, в итоге, вооружённого аж девятью не слишком удачными 180 мм орудиями.

В альтернативе, до того самого достопамятного 1925 года, пущай усё идёт своим чередом: две «Светланы», исключительно за высокую степень готовности, достроены по первоначальному проекту. А дальше… Четыре остальных недостроя, доделываются согласно проекта 25-го года – то есть с восемью 203 мм палубными артустановками. Понятно, что пушки старые, скорострельность и дальнобойность имеют очень неважнецкие. Но, зато, эти же пушки полностью соответствуют главным задачам подобных кораблей РККА того времени – набеговые операции против побережья противника, артподдержка своих морских десантов и приморских флангов сухопутных войск. Про поддержку атак эсминцев упоминать глупо – их, эсминцев-то, тогда на всю страну было не более полутора десятка, да и те уже морально устаревшие, не способные тягаться по скорости с новейшими лёгкими крейсерами. Как и про отражение нападений эсминцев противника, поскольку противник этот отнюдь не идиот, и для прикрытия своих эсминцев, обязательно приведёт такого «старшего брата», для которого наши «светочки» – закуска на один зуб как не извращайся с их вооружением.

Естественно, по сути, мы в итоге, получили вовсе не крейсера, а этакие гипертрофированные канонерские лодки. Но, как гриться и «чем богаты», и «что заказывали».

Все четыре крейсера вступили в строй к концу 20-х. Как суперканлодки они были, кстати, не плохи, но любому, даже не специалисту, невооружённым глазом было видно, что в таком виде, корабли есть ни что иное, как сущий анахронизм – благо достройка в таком виде обошлась не шибко затратно.

Однако, наших флотоводцев, наличие даже четырёх суперканонерок, при всего двух, тоже, кстати, морально устаревших крейсерах, совершенно не устраивало. Им нужны были нормальные, современные крейсера. Хоть и по-прежнему с главенствующей функцией канонерки.

Как раз в те годы, особенно бурно развивались военные связи СССР с Италией и Германией. В Германии, увлечённо строили «карманники» типа «Дойчланд», а в Италии прекрасные ТКР.

Но, ни то ни другое СССР пока себе позволить не мог – сложно и дорого. Поэтому, прежде всего, внимание наших специалистов привлекли итальянские лёгкие крейсера типа «Кондотьери». Сами по себе, они в нашу концепцию крейсера-канонерки совершенно не вписывались, но зато, имели и подходящее водоизмещение в районе 6 тыс. т. и самую передовую силовую установку. Однако от продажи строящихся для своего флота КРЛ итальянцы отказались – у Супермарины на их счёт имелись свои планы. Но, зато, итальянцы были готовы и спроектировать, и построить для СССР любой крейсер по нашему техзаданию.

В РИ, с выработкой этого самого техзадания было всё ещё очень неясно и лелея надежду на дешёвый ТКР, в итоге мы пришли к эпопее создания «Кирова» — совсем, кстати, не дешёвого. Цена и сложность этого проекта оказались несовместимы с возможностями страны в плане его массового тиражирования. Да и времени мы на «кировской» эпопее потеряли слишком много. Об эффективности этих крейсеров во время ВОВ распространяться бессмысленно – ибо кто-ж её, войну в смысле, в таком паскудном виде, мог предвидеть?!

Альтернативный вариант заставил наших представителей очень тщательно присмотреться и к «Дойчландам» и, особенно, к строящимся в Италии для Аргентины небольшим, очень даже недорогим (дешевле английского КРЛ!), но зато настоящим тяжёлым крейсерам типа «Альмиранте Браун».

Миниатюрный тяжёлый крейсер для альтернативного РККФ

Просто заказывать аналогичные для себя СССР не стал (про такой вариант см. АИ «Невероятные приключения итальянцев в России»).

Сперва, для пробы, были заказаны один комплект силовой установки и полный комплекс вооружения – для испытаний.

По итогам этих самых испытаний, в 1930-ом году принимается эпохальное (для РККФ данной АИ) решение: в течение пяти лет, все «Светланы» капитально модернизировать, с использованием СУ и вооружения итальянского типа. Правда, дабы избежать чрезмерной нагрузки на оконечности и усиленной продольной качки, башни ГК пришлось «раздеть» до «разумного минимализма» – 25 мм вкруговую – как на японских крейсерах. Зато 102 мм спарки, не имевшие вообще никакой бронезащиты на «Браунах», обзавелись коробчатыми щитами – конструктивно подобными установкам Минизини, которыми вооружались корабли итальянского флота.

Миниатюрный тяжёлый крейсер для альтернативного РККФ

Тем не менее, даже после такой модернизации, крейсера эти, назвать современными, будет сложно. Поэтому, конструкторам выдали заказ: в тесном сотрудничестве с итальянцами, на базе проекта ТКР «Альмиранте Браун», разработать ещё более компактный и дешёвый ТКР, такой, который наша промышленность сможет строить массовой серией с таким расчётом, чтоб к концу 30-х, мы смогли не только полностью заменить новыми кораблями «Светланы», но даже существенно увеличить поголовье ТКР в РККФ.

В техзадании требования к новому кораблю выглядели скорее как благие пожелания: иметь вооружение посильнее чем у модернизированных «Светлан», бронезащиту понадёжнее, скорость повыше, дальность побольше, мореходность получше и т. д. И при этом, водоизмещение, упаси Бог, иметь ни к коем разе не больше!

Это конечно фантастика, но, только на первый взгляд, поскольку спроектированные для ЧФ «Светланы» (тип «Адмирал Нахимов») изначально имели стандартное водоизмещение больше чем «Альмиранте Браун»! А полученный в итоге супермодернизации монстр «Красный Кавказ» в стандартном водоизмещении был практически равен нормальному водоизмещению того же «Брауна»!

Так что, задача по весовой дисциплине была в принципе решаемой.

Что касается вооружения и бронезащиты. Начнём с последнего. «Альмиранте Браун» был защищён 70 мм бронепоясом (от барбета первой до барбета последней башен), годном, в лучшем случае, для защиты корабля от артиллерии эсминцев. Выше бронепояса, имелся 25 мм верхний противоосколочный пояс. Такую же толщину имела и палуба. Как говаривал один пластилиновый мужичёнка: «маловато будет»!

Наш новый мини ТКР, будет защищён несколько иначе. За счёт ликвидации верхнего пояса, мы увеличим толщину бронепояса напротив СУ и погребов до 75 мм, чего достаточно даже против 152 мм снарядов (естественно на определённых дистанциях), а палубу (опять-таки только над жизненно важными участками) до 35 мм. Над погребами и вовсе до «могучих» 75.

Ради экономии веса брони, главный пояс вне СУ и погребов, уменьшим по толщине до 35 мм – чего более чем достаточно и против основной массы осколков и против всех видов тогдашнего авиационного вооружения.

Зато теперь, бронезащиту рубки и лобовых плит башен ГК мы можем усилить до тех же 75 мм. (Налицо удобная стандартизация бронепроката – 75 и 35 мм – может и для танкостроителей окажется полезной?).

Поскольку единственной возможностью как-то существенно снизить водоизмещение «Брауна» без потери таких важных качеств как бронезащита и мощность СУ, является сокращение веса в т. ч. за счёт вооружения и геометрических размеров корпуса корабля (без потери прочности последнего), принимается принципиальное решение об отказе от одной башни ГК. А чтоб ни в коем случае, не потерять в огневой мощи новых крейсеров, решили башни для них делать трёхорудийными, о чём очень своевременно договорились с немцами, которые уже успешно ставили такие на свои лёгкие крейсера и «карманники».

Только башни для нас, они будут проектировать под 190 мм пушки итальянского образца, с бронированием, соответствующим концепции наших миниТКР: лобовая плита 75 мм, прочее бронирование 35 мм.

Кстати, ещё одним аргументом в пользу договора с немцами на проектирование башенных установок, был опыт эксплуатации башен «Брауна», закупленных в Италии для модернизируемых «Светлан». Башенки-то «брауновские» оказались средней паршивости. Тесные. Оба ствола в одной люльке, очень близко друг к другу, что порождало проблемы с чрезмерным рассеиванием. К тому же, на два ствола имелся только один элеватор подачи боеприпасов. Это ограничивало скорострельность. В общем, башни итальянского образца были в целом не плохи – все процессы полностью электрифицированы (нам-то их сравнивать было практически и не с чем – всё что имели, было тем ещё старьём), но хотелось-то лучшего…

Кстати, вариант полной модернизации «Светлан» в данном ключе описан в статье «Новые этюды со старыми знакомыми».

Уменьшив длину корпуса корабля ровно на то пространство, что прежде занимала одна из башен и, компенсировав увеличение веса трёхорудийных башен, помимо собственно веса убранной башни, ещё и за счёт двух спарок дальней ПВО, пары ТА, одного КДП ГК, и замены 40-60 мм траверзов на 35 мм (а что, у аглицких ТКР траверзы и вовсе по 25 мм!), получили существенный выигрыш в водоизмещении. А вдвое сократив размеры топливных танков (они у «Брауна» частично бортовые), обрели ещё и возможность несколько заузить корпус, чтоб не потерять более-менее оптимальное соотношение длины к ширине и, соответственно, скорость. Дело в том, что дальноходность «брауны» имели океанскую – более 8 тыс. миль, чего нам было совершенно не нужно – корабли-то проектировались с чётким расчётом использования в основном в акваториях Чёрного и Балтийского морей, где и 4 тыс. более чем достаточно.

От дальнейшего «ужимания» корпуса по габаритам отказались намеренно, поскольку СУ и так располагалась довольно стеснённо, да и чрезмерно укороченный корпус к высоким скоростям совершенно не располагал. Вместо дополнительного укорачивания, инженеры на французский манер немного почудили с коэффициентом полноты корпуса, усовершенствовав его обводы и заметно улучшив гидродинамику. В итоге, скорость «Чапаев» имел, на полтора узла выше чем «Браун» при аналогичной СУ. Хотя командование (прежде всего за счёт снижения всё того же водоизмещения) рассчитывало на большее, но, вот нынешнее соотношение длины к ширине корпуса, к тому не очень-то располагало (хотя корпус и так заузили до предела – почти на метр. Сужать ещё, значит окончательно доковылять до геометрии КРЛ, платформа которого не так чтоб очень уж подходила для мощной артиллерии). Да и противоторпедная защита, и без того чисто условная (лишь за счёт частого деления на изолированные отсеки), будет совсем уже никакой.

Прочее вооружение, в первоначальном проекте, полностью соответствовало итальянскому (точнее уже аргентинскому) прототипу: 102 мм спарки дальней ПВО «ОТО» и 40 мм автоматы ближней ПВО «Виккерс-Терни» – того же производителя (чуть позже, на всех крейсерах заменены на двухствольные «Бофорсы»). Всё вооружение, как и СУ, были в качестве образцов закуплены ещё для первой пары «Светлан». В дальнейшем, и прочие «Светланы» и все «Чапаевы» (так назывался головной крейсер новой серии) оснащались уже отечественными репликами.

Башни ГК по немецким чертежам изначально строились в Союзе на специально закупленном в Германии новейшем оборудовании.

К тому моменту, когда новые башни уже начали производить, две последние «Светланы» ещё проходили модернизацию. Поскольку башни итальянского типа мгновенно перешли в разряд устаревших, проект скорректировали и две последние «Светланы» оказались вооружены абсолютно так же, как и новые крейсера (правда бронезащиту трёхорудийные башни ГК, устанавливаемые на «Светках», имели уже чисто символическую – всего 20 мм). Так же была полностью заменена СУ. Вместо «родной», корабли, ставшие двухвальными, получили точно такой же комплект, что ставили на «Чапаевы» — 6 ПК (по два в каждом КО, причём дымоходы из первого и второго КО сводились в общую широкую трубу, что снижало задымляемость рубки и приборов управления огнём на фок-мачте) и по два современных ТЗА.

Миниатюрный тяжёлый крейсер для альтернативного РККФ

Миниатюрный тяжёлый крейсер для альтернативного РККФ

Помимо новых башен, и два последних старых и все новые крейсера в окончательном варианте вооружались вместо устаревших «пом-помов» спарками «Бофорсов» купленными СССР вместе с лицензией в 1935 году. (Правда, без стабилизаторов. Стабилизаторы на корабли всё-же начали поступать, но уже перед самой войной. Кроме того, «Чапаевы» второй серии (предвоенной питерской постройки), успели получить вместо устаревших 102 мм спарок дальней ПВО, немецкие стабилизированные спаренные установки SK C/33, перестволенные с немецких же 105 на наш, 102 мм калибр и стабилизированные зенитные КДП SL-8 т. н. «качающиеся горшки». Так же, ближняя ПВО была усилена шестью одноствольными 20 мм МЗА «Эрликон», производство которых только-только развернулось. Чуть позже, к этим новинкам присоединились первые на нашем флоте радиолокационные станции. Естественно, ради такого дополнительного оснащения, пришлось позаботиться и о снижении верхнего веса и о сверхлимитном водоизмещении. Все надводные части корабля, вместо 75 гомогенной, получили 65 мм цементованную бронезащиту (что практически не отразилось на защищённости кораблей в худшую сторону), а по размерам корпуса, «Будённые» (так назывался проект срочно модифицированного «Чапаева-бис»), вернулись (и даже чуток его превзошли) к прототипу – «Альмиранте Брауну».

Миниатюрный тяжёлый крейсер для альтернативного РККФ

В общем и целом, кораблики получились вполне удачные и, будучи достаточно высокобортными, обладали прекрасной мореходностью – естественно в условиях Чёрного и Балтийского морей.

Что касается боевых возможностей, то помимо использования в качестве канонерки, крейсер типа «Чапаев» вполне мог выдержать бой с английскими старыми ТКР типа «Хокинс» и самыми новыми типа «Йорк», а при удачном стечении обстоятельств и против совсем уж хреново защищённых «Каунти» второй и третьей серий, несмотря на их превосходство в арте ГК.

Вот супротив немецких «Хипперов», не говоря уже об итальянских «Зара» и британских «Каунти» первой серии, им ловить было абсолютно нечего… Но, «чем богаты»… Тем более от этих злыдней, «Чапай» мог и ноги, ежели что, унести – благо скорости хватало. Зато, таких «Чапаевых», начав реализацию программы с 1930-го года, мы, при желании, могли бы успеть построить до войны с добрую дюжину (4 единицы первой серии – по два на черноморских и балтийских заводах, и 8 единиц второй серии – по паре на каждом из четырёх ТВД). Причём два корабля второй серии – постройки питерских верфей, уже в модифицированном виде типа «Будённый». И ещё. По своим ТТХ и своей архитектуре, крейсера очень даже не плохо подходят для послевоенного преобразования в носители УРО.

ТТХ РИ крейсеров

«А. Браун»

«Кр. Кавказ» (1ед.)

«Кр. Крым» (2 ед.)

«Киров» (2 ед.)

Водоизмещение

6800/9000

7440/8888

6 693/8041

7756/9287

Размерения (м)

170.8х17.8х4.6

163.8х15.7х6.6

158.4х15.3х6.6

191.3х17.7х5.7

СУ

2 ТЗА/6 ПК

4 ТЗА/10 ПК

4 ТЗА/13 ПК

2 ТЗА/6 ПК

Мощность (л.с.)

85 000

55 000

46 300

110 000

Скорость (уз.)

32

29

29

35

Дальность (миль)

8 тыс. (14)

1490 (14)

3350 (14)

3750 (18)

Бронирование:

Пояс

Траверзы

Палуба

Башни/щиты

Рубка

70

40-60

25

50

65

76

50

25+20

25

125

75

50

20+20

25

75

50

50

50

50

150

Вооружение

ГК

УК

ЗК

ТА

6 (3х2) 190/52

12 (6х2) 102/45

6 (6х1) 40/40

6 (2х3) 533

4 (4х1) 180/60

8 (4х2) 100/47

4 (4х1) 45/46

12 (4х3) 533

15 (15х1) 130/55

6 (3х2) 100/47

4 (4х1) 45/46

6 (2х3) 533

9 (3х3) 180/57

6 (6х1) 100/56

6 (6х1) 45/46

6 (2х3) 533

Самолёт/катап.

2/1

2/1

2/1

ТТХ

АИ крейсеров

«Кр. Кавказ»

(4 ед.)

«Кр. Крым»

(2 ед.)

«Чапаев»

(10 ед. 4+6)

«Будённый»

(2 ед.)

Водоизмещение

7100/8400

7150/8450

6500/8000

7100/9000

Размерения (м)

165х15.4х5.8

165х15.4х5.9

162х16.9х4.7

172х17.2х4.8

СУ

4 ТЗА/6 ПК

2 ТЗА/6 ПК

2 ТЗА/6 ПК

2 ТЗА/ 6 ПК

Мощность (л.с.)

60 000

80 000

85 000

90 000

Скорость (уз.)

30

31.5

33.5

33

Дальность (миль)

1500 (14)

1500 (14)

4000 (14)

3500 (14)

Бронирование:

Пояс

Траверзы

Палуба

Башни

Рубка

75

50

20

50

125

75

50

20

85

125

75

35

35

75

75

65

35

35

65

65

Вооружение

ГК

УК

ЗК

ТА

6 (3х2) 190/52

8 (4х2) 102/45

6 (6х1) 40/39

4 (2х3) 450

6 (2х3) 190/52

8 (4х2) 102/45

12 (6х2) 40/56

4 (2х2) 533

6 (2х3) 190/52

8 (4х2) 102/45

12 (6х2) 40/56

4 (2х2) 533

6 (2х3) 190/52

8 (4х2) 102/65

12 (6х2) 40/56

6 (6х1) 20/70

4 (2х2) 533

Самолёт/катап.

2/1

2/1

Подписаться
Уведомить о
95 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare
Adblock
detector